Нейлоновая рубаха

Нейлоновая рубаха

В начале XXI века с группой паломников мне довелось побывать в Вышинском Успенском монастыре.

Краткая историческая справка: «В 1920-х годах монастырь был закрыт, здания и все имущество бывшей обители национализированы, а монахи выселены. Единственным собором, где некоторое время (до 1938 года) продолжались богослужения, оставался Христорождественский. Территория обители использовалась как лесное хозяйство, совхоз по свиноводству, детский городок, а с 1938 года в строениях монастыря обосновалась областная психиатрическая больница. В 60-х годах была взорвана монастырская колокольня…»

 При осмотре разоренных храмов нам довелось встретиться с группой реставраторов, приехавших для восстановления росписи на стенах собора. Они нам и поведали эту историю. Полностью заверить, что это происходило именно в Вышинской обители, я не могу из-за давности происходящего и частых паломнических поездок, совершаемых мною в то время, но рассказ, поведанный нам художниками, постараюсь передать достоверно.

 События разворачивались в 60-е годы прошлого века, во время очередной кампании против православной церкви. И, как всегда, находились активисты, которые с радостью и необыкновенной смекалкой претворяли в жизнь очередной бред новоиспеченного генсека.

 По всей вероятности, после взрыва коммунистами колокольни Христорождественского собора их младшие братья — комсомольцы во главе с лидером по прозвищу Сокол, которое дали ему его товарищи за дерзкий характер и за то, что не давал спуску «врагам народа» и прочей «контре», порешили уничтожить изображения Святых на стенах собора.

Проголосовали единогласно, был назначен субботник на ближайшее время, распределили, кому с каким инвентарём прийти. После собрания расходились по двое и по трое, радостные и возбужденные, предвкушая грядущие события.

Субботнее утро назначенного дня выдалось пасмурным и промозглым. Осеннее небо выглядело одной сплошной мрачной тучей с размытыми границами горизонта. На первый взгляд, не было понятно, где заканчивалось раскисшее, грязное поле и начинался унылый, серый небосвод. Казалось, сама природа как бы застыла, притаилась, ожидая чего-то ужасного, и этот ужас задумали красивые, молодые, энергичные люди…

 Фреска — это роспись стен по сырой штукатурке красками, разведёнными на воде. При высыхании роспись покрывается прозрачной плёнкой карбоната кальция, со временем это покрытие становится очень устойчиво к физическому воздействию. Именно с этим препятствием и столкнулись молодые строители «нового общества». Все попытки соскрести, смыть, содрать металлической щёткой Святые Образа не увенчались успехом.

Уставшие, разочарованные в своем бессилии активисты поняли, что понапрасну убили свое личное время выходного дня. Уставшие, грязные и голодные, они потихоньку спешились со своих лестниц, приставленных к стенам, и стали собираться по домам.

Организатор этого безнадёжного мероприятия почувствовал, как потихоньку, словно сухой песок сквозь пальцы, уходит его авторитет. Было ясно, что если он не предпримет что-то, в корне всё меняющее, то будет выглядеть в глазах своих товарищей не Соколом, а грязной, мокрой курицей.

 Судорожно напрягся мозг просчитавшегося комсорга, панически он стал искать выход из создавшейся ситуации. Понимая всю серьёзность своего положения, он стал рисовать картину недалёкого своего будущего.

В лучшем случае — снятие его с руководящей должности, публичное презрение и т. д. Он стал перебирать все варианты выхода из данной ситуации. Но небывалая смекалка активиста  сработала.

Сокол кубарем скатился по лестнице, крикнул всем участникам «шабаша»: «Постойте пять минут!» — и скрылся за дверью храма. Волосы на его голове развевались на бегу от встречного ветра, словно кумач на параде в честь октябрьской революции.

Безумный план дозревал в его голове, план мести, мести за его неудачу. Тупая ненависть пеленою покрыла его глаза, в которых двоились Святые Образа. Именно на них он и хотел излить всю свою злость. Жёлчь, разогреваемая гневом, горечью обжигала пересохшее от бега горло. Теперь он точно знал, что сделает, как выправит свою покачнувшуюся репутацию.

Вбежав в механические мастерские, он судорожным взглядом стал шарить по слесарным верстакам и наконец-то увидел то, что окончательно укрепило его решение.

В углу, в конце верстаков, стояли бутылки с соляной кислотой, в керамических черепушках лежала канифоль. На стене висел фанерный щит с вбитыми в него гвоздями, на которых, располагаясь по размерам, висели медные паяльники. И вот наконец-то паяльная лампа, которая интересовала его больше всего. Это было рабочее место лудильщика.

Лишь бы в лампе был бензин, подумалось парню. К нашему общему несчастью, лудильщик оказался прилежным мастером. Его инструмент был исправным и содержался в порядке — лампа была заправлена и готова к работе, даже спички лежали на импровизированной, сбитой из нестроганых досок полке.

 Уже через четверть часа в храме из сопла лампы вылетал голубовато-красный язык пламени, сопровождаемый звуком, похожим на шум маленького взлетающего реактивного самолёта.

Неотвратимый процесс начался, группа молодых людей с замиранием сердца следила за своим вожаком. Вот тут-то зло и вступило в свою заключительную фазу. Экзекуция была трудоемким, занимающим много времени процессом. Под направленным пламенем штукатурка разогревалась до высокой температуры, пока верхний её слой не начинал разрушаться вместе с изображением. Поэтому было решено уничтожать только лики у Святых, сами же фигуры оставались нетронутыми.

 Почти полвека спустя, рассматривая настенные фрески, изуродованные вандалом, начинаешь задумываться: неужели зло могло остаться безнаказанным? Но все по порядку…

Из храма расходились далеко за полночь. Шли молча, разговаривать уже никому не хотелось, все желали поскорее добраться до кроватей и забыться в глубоком сне.

 Воскресный день пролетел, как обычно, в домашних заботах. А в понедельник спозаранку, что считалось хорошим тоном среди партработников, в районном центре в кабинете секретаря горкома партии Сокол докладывал о проделанной работе.

Высокий, статный, с седой шевелюрой, старой закалки коммунист по-отцовски похлопал его по плечу. Это было выше всякой похвалы и вселяло надежду на дальнейший рост карьеры юноши.

Подойдя к стенному шкафу, хозяин кабинета открыл одну из многочисленных дверок, достал из шкафа графин с армянским коньяком. Поставив на стол два гранёных стакана, наполнил их спиртным.

 «За светлое будущее», — произнёс он, подавая стакан своему гостю. «За торжество коммунизма», — сказал Сокол и залпом опустошил стакан. Алкоголь горячими струйками растёкся по всему телу. Их беседа стала более доверительной, как бы сближая товарищей по духу.

На прощание секретарь горкома вручил ему подарок за активное участие в антирелигиозной деятельности. Это был свёрток с белоснежной, с чёрными запонками нейлоновой рубахой.

На прилавках магазинов такого товара в то время не существовало. Но в аппарате были свои магазины, как правило, в подвальных помещениях, для поощрения передовиков и для «своих». Нейлон в то время в СССР только появлялся, и для многих такой подарок мог быть пределом мечтаний. Даже слагались песни о магических свойствах нейлона. Вот отрывок из одной: «Говорят, что будет сердце из нейлона, говорят, что двести лет стучать ему…»

Краткая справка: адипамид полигексаметилен – таково полное химическое название этого чудо-волокна. Материал, полученный из нефти, он как бы символизировал в 60-е достижения науки нового общества, живущего без Бога.

***

 Приближалась годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Подготовка к празднованию шла полным ходом по всей стране. Наш «герой» собирался сделать предложение Насте. Сейчас, когда его авторитет укрепился в глазах высшего руководящего органа, он имел полное право подумать о создании своей семьи.

Проживал Сокол в общежитии. Прежде это был братский корпус мужского монастыря. Туалет и кухня были общие и располагались в конце длинного коридора.

Утро седьмого ноября выдалось ясным и солнечным, к полудню парад во всех районных центрах области закончился, все разбрелись по домам, приготавливаясь к праздничному застолью.

Хлопотал и комсорг на общей кухне. Он ожидал Настю и своих близких друзей. Готовил незамысловатые блюда — жарил картошку, достал соленые огурцы, нарезал свиного сала. Примус (керосиновая горелка, работающая под давлением, использовалась для приготовления пищи), единственный помощник на кухне, работал с раннего утра на всю общагу по очереди. На нём разогревали чай, варили кофе, готовили борщ. Под вечер он изнемог от чрезмерных нагрузок, и его форсунка стала «выплёвывать» горящий керосин. Склонившись над ним, Сокол попытался исправить ситуацию…

Карета скорой помощи из райцентра выехала незамедлительно, по первому же сигналу, звонили с телефона психиатрической больницы. Молодая санитарка сообщила, что в общежитии по соседству взорвался примус и произошел пожар, пламя погасить удалось своими силами, есть пострадавший, комсомольский вожак, состояние тяжелое…

Ближе к полуночи в районной городской больнице был собран консилиум врачей, принимали решение, как спасти пациента. Выслушали специалиста по ожогам. Главной проблемой оказалось то, что в момент, когда на тело пострадавшего попал горящий керосин, на нём была нейлоновая рубаха. Это и усугубило положение. Пламя превращало чудо-материал в липкую кипящую массу, которая, стекая по телу, увлекала с собой куски обгоревшей кожи, оголяя мышцы…

В горкоме партии на внеочередной планёрке первый секретарь докладывал: «Товарищи, сегодня ночью после трагического случая от нас ушел…»

 Слова апостола Павла «Бог поругаем не бывает» актуальны во все времена.



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православные церковные праздники в декабре 2018 года

1 декабря 2018 года суббота 

  • Mученика Платона Анкирского.
  • Рождественский пост.
  • Мучеников Романа, диакона, и отрока Варула.

2 декабря 2018 года воскресенье 

Выбор редакции

Издательский Совет открывает новый сезон конкурса на лучшее произведение, посвященное новомученикам и исповедникам Церкви Русской

Издательский Совет Русской Православной Церкви открывает новый сезон конкурса на лучшее не публиковавшееся ранее художественное произведение, посвященное новомученикам и исповедникам Церкви Русской, сообщает Читать далее