V заключительная глава "Отшельник"

                                                        V

«И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется» (Матф.10:22).

Мир гонит Бога. Многие скажут: «Это заявление беспочвенное. Ведь сейчас настали времена, когда строят церкви, во всех СМИ имеет место тема религии, видные деятели РФ посещают храмы – живи и радуйся». Возможно, так оно и есть, но, тем не менее, находятся люди, которые бегут от всего этого благополучия. А почему? Ну, тут уже у каждого свои причины.

В 2003 году группа насельниц одного женского монастыря республики Мордовия отказались принять ИНН и новые паспорта. По благословению авторитетных православных священнослужителей, они покинули обитель, долго скитались и, в конце концов, поселились в горах Абхазии. Мы не станем осуждать их действия, правильно они поступили или нет – это  решит Господь. Единственное, что можно сказать с уверенностью – это  подвиг, смелое решение, жертва, принесенная Богу, по крайней мере, они так считали…

Существует языческая легенда: когда Бог раздавал земли всем народам, Абхазы отсутствовали при этом. По окончании процедуры пришел Абхаз, но свободных земель не осталось. Бог сказал:

– Где ты был? Я же всех звал. У меня не осталось для тебя ничего.

 На что опоздавший ответил:

– Ко мне приходили гости, я не мог их оставить без внимания.

И Бог сказал:

 – Если ты такой гостеприимный, я дам тебе землю, которую приберег для себя…

 На этой гостеприимной земле нашли приют монахини из Мордовии, сюда же пришел и аскет. Долгим был его путь, да он особенно и не торопился. Ему хотелось найти последнюю пристань для своей души, от которой он спокойно мог бы отправиться в вечность.

 Больше года заняло его путешествие… Местами он обосновывался, строил временное жилье, но везде чувствовал себя неуютно, понимая, что это не для него, он бросал всё и шел дальше. Ему хотелось уединиться так, чтобы никто не мог помешать его аскезе. И вот однажды под вечер, когда он уже подумывал о ночлеге, вдруг в лучах заката увидел тропинку, прорубленную в отвесной скале. Она плавно огибала утёс, теряясь в вечерней дымке, будто маня путника в неизвестность. Алексей, присев на валун, лежащий у дороги, стал любоваться захватывающими дух вечерними пейзажами.

 – Интересно, куда же ведёт эта тропа? Столько трудов было положено в основание этой дороги? Наверняка, это единственный путь, по-другому ущелье не перейти. Всё это ещё больше заинтриговало аскета, но идти дальше он всё же решил на следующий день.

 Эта ночь для него показалась особенно длинной. Три раза укладывался спать, но сон не шёл, и снова становился на молитву, и снова укладывался. И вот оно долгожданное утро, узкий уступ в скалистой породе – это  и есть та заветная дорожка, что не давала покоя всю ночь. Вниз лучше не смотреть, чтобы голова не кружилась. Это, конечно же, не Эльбрус, но для того, чтобы разбиться, высота достаточная. Посох пришлось тянуть следом, шагать с ним было невозможно из-за ограниченной высоты уступа. И вот он там, куда грезил попасть со вчерашнего дня. Это по сути своей островок метров двести в длину и метров сто в ширину. С одной стороны – отвесная  скала, с другой – пропасть, внизу которой текла горная река. Больше всего его заинтересовала пещера явно природного происхождения, которая зияла в скале, как будто рот сказочного великана. На стенах были вырублены христианские символы в виде розетки с крестом внутри. Да, здесь наверняка жили подвижники благочестия, но очень давно… Конечно, это не был Симон Канонит или Андрей Первозванный, хотя отвергать, что здесь возможно ступали их стопы не стоит. Эти мысли укрепили в нём уверенность, что он нашёл то, что искал. Сомнений быть не могло – здесь ему придётся провести остаток его грешной жизни. Началось обустройство жилища: не спеша он пристроил к пещере притвор из брёвен, в котором расположил очаг. Из очередного ознакомительного похода аскет принёс кусок асбоцементной трубы и соорудил из неё дымоход. Всё получилось на славу, и благодарственные молитвы ко Господу зазвучали в его келье.

 Вот здесь ему предстояло жить. Алексей стал готовить запасы на зиму: сушил грибы и фрукты, собирал орехи и травы. Под небольшим навесом, сооруженным из пихтовых ветвей, он заготовил дровишки.  Со временем был найден ещё один выход с островка – это козья тропа, она вела вниз к реке, но воспользоваться ей можно было только к концу лета. Когда вода в реке спадала и оголяла большие валуны, по которым, прыгая с одного на другой можно было выбраться. Конечно же, в его возрасте заниматься эквилибристикой и гимнастикой было поздновато.

 На день он оставлял жильё и уходил далеко, изучая местную географию. Его вотчина находилась в глуши, вокруг на много километров не было селений. Но аскет был осторожным человеком, покидая надолго свою келью, ставил на тропинке отметины  для обнаружения непрошеных гостей. В очередной раз, возвращаясь домой с полным вещмешком фундука и чинариков, он заметил, что метки были нарушены. Кто же это? Посмотрев вокруг, аскет не спеша пошел по скальной тропе. Оказавшись на островке, он схоронился в скальной нише и стал наблюдать за кельей. Минут через пять появились медленно бредущие ему навстречу две женщины. Судя по одеянию, это были монашки.

– Дивны дела Твои, Господи, – пришло ему на ум. Покинув укрытие, аскет вышел навстречу гостьям. Женщины сразу же заметили человека, идущего к ним, та, что постарше заговорила:

– Молитвами святых отец наших.

– Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас, – последовал ответ.

– Аминь, – вторили инокини…

– Это твое жилище, брат? Мы года три назад здесь были, тогда тут никого не было.

– Я здесь уже два года живу. Решил уйти в затвор – вот  и облюбовал этот уголок. Заходите ко мне в келью, я вас чайком поподчую, заодно и познакомимся.

Беседа затянулась до позднего вечера. Аскет рассказал всю свою жизненную историю от начала и до настоящего времени. Монахини (ими оказалась инокиня Феодосия и послушница Раиса) поведали, как им с сестрами пришлось покинуть монастырь и идти в никуда. И вот теперь все они подвизаются в Абхазии. Сестрам позволили поселиться в труднодоступном горном селении, где по промыслу Божию они возвели «Свято-Троицкий монастырь». Алексей оживился – будет, где причаститься Святых Даров.

Знакомство состоялось. А тем временем настала ночь, идти в темноте в дальний путь по тропинке над пропастью было небезопасно. Алексей предложил провести время до утра в молитве. Феодосия и Раиса приняли предложение.

«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:19,20)

Такие моменты дарит Сам Бог Своим присутствием, молитва витала в пещерном пространстве, она заполняла и расширяла его пределы до вселенских масштабов. Небо будто сошло на землю, времени не существовало, была благодать, и они обитали в ней. Забрезжил рассвет, реальность вернула всех на землю.

Аскет, поднявшись с колен, взял посох, котомку и обратился к монашкам:

– Я пойду по своим делам, а вы поспите хотя бы пару часиков и можете идти. Если вдруг ещё окажитесь в наших краях, прихватите немного сахарку и сухариков.

– Обязательно принесем. Молись о нас, брат, а мы о тебе помолимся…

С тех пор мать Феодосия взяла себе за послушание приносить отшельнику продукты. Они с Алексеем вместе молились всю ночь, а утром, немного отдохнув, она уходила обратно. Пару раз Алексей бывал в монастыре на праздничных службах, где причащался Святых Христовых Таин. Конечно же, такие походы давались ему нелегко – сказывался возраст…

В этот год всё у Алексея шло как-то наперекосяк. Пока он отсутствовал, еноты сделали подкоп под дверью и растащили все его запасы. Затем сошла сель и смыла кусок единственной дороги. Теперь ни мать Феодосия не может к нему прийти, ни он выбраться отсюда. Река бурная с порогами, переплыть  её нет вариантов.  Лопухи на островке он постепенно доел, съедобные корешки закончились (их-то особенно много и не было). Слава Богу, вода есть, и спичек ещё три штуки осталось, кипяточек будет – всё же легче. С каждым днём, с каждым часом он понимал больше и больше, что все волосинки у него на главе сочтены Богом, а уж тем более спички и корешки.

– Слава тебе, Боже! Слава Тебе!

   Враг шептал на ухо:

– Помереть с голоду тебе  бесславно.

– А зачем в затворе слава? – успокаивал себя аскет, – Нужно постараться воспринять всё происходящее, как дар от Бога. Сложно… Не так он себе представлял всё это. А ведь в том и подвиг, чтобы исполнить волю Творца и не роптать.

Матфея 24:13: «претерпевший же до конца спасется»

Всё это он читал в книгах, а вот теперь это – не  теория, а конкретная практика, и это происходит с ним. Страх пред Господом не имеет предела, если бы не Его милость, не стоило бы жить…

– Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей… – словами пророка Давида обратился он к Богу.

В житиях святых всё описано по-другому, более романтично, но это реально сейчас происходит с ним.

– Мой грех, он держит меня и не пускает к Творцу…

Аскет понимал – это  вражье страхование, нужно сосредоточиться на молитве, а Бог всё управит.

Собравшись с силами, он встал, развел огонь и поставил на печь котелок с водой. Отогнав мрачные помыслы, начал молитву: «Господи Иисусе Христе сыне Божий, помилуй мя грешного…»

                                                            ***

  В очередной раз мать Феодосия отправилась на островок с продуктами для Алексея. Оказавшись у тропы, она не поверила своим глазам: большая часть её отсутствовала, она обвалилась в пропасть. Ужас овладел инокиней, ведь теперь аскет оставался в изоляции. Собравшись с мыслями, инокиня попыталась анализировать ситуацию: у него есть запасы орехов, грибов, сухофруктов – она сама всё  видела. Достав иконку Богородицы «Владимирская», Феодосия пристроила её на каменной стене утёса и принялась молиться. Это её успокоило, поднявшись с колен, она сделала поясной поклон пред образом Пречистой:

– Да будет на всё воля Сына Твоего и Господа Бога нашего. Аминь.

 Повесив узелок с продуктами на дерево в начале тропы (мало ли что), она пошла в обратный путь. Прошло несколько дней, а тревога не покидала инокиню, а наоборот усиливалась:

– Что же предпринять? Ведь даже если спадёт вода, он не сможет выбраться по валунам – ему это не под силу. Стало быть, Алексею нужно помочь. Но как?

 И она забила тревогу. Все насельницы монастыря решали, как спасти аскета. Переговорили с работниками МЧС. Те, посмотрев на карте место, констатировали:

– Техника здесь не поможет, нужны альпинисты, чтобы со скалы по верёвкам спуститься к нему, но вывести его этим путём вряд ли получится. Разумней будет снизу через реку натянуть тросы и по ним эвакуировать отшельника. Но для этого желательно подождать, пока вода немного спадёт. В нынешних условиях это осуществить технически невозможно.

Решили выждать время…

 Закончилась весна, прошли Пасхальные празднования, Вознесение Господне, но река по-прежнему буйствовала. Первую половину дня лили дожди, после обеда ветерок разгонял тучки, и выглядывало солнышко. Первая половина ночи была ясная, звёздная, за полночь натягивало тучи, и к утру опять лило – и  так изо дня в день. Мать Феодосия и сестры молились за раба Божия Алексея. И вот настал праздник – день  Святой Троицы, торжественная  литургия, объединенная с вечерней. В монастыре – престольный  праздник, но мать Феодосия почему-то была грустная, чувствовалась внутренняя тревога. Подойдя к поминальному столу, она поставила свечку и начала перечислять имена почивших близких ей людей. И тут вспомнила аскета, сердце у неё защемило, она попыталась отогнать мрачные мысли, но вдруг поняла – это  неспроста, ведь я молюсь за усопших.

– Срочно нужно что-то предпринять, – размышляла монахиня и вдруг увидела в храме начальника МЧС.

– Он и есть та спасительная соломинка, которая сейчас нам нужна, больше тянуть нельзя, – после литургии Феодосия старалась не потерять его из виду, выйдя из храма следом за ним, окликнула:

 – Олег Викторович!

 Высокого роста, статный с военной выправкой мужчина остановился, увидев инокиню, он улыбнулся:

– С праздником, мать Феодосия!

– Спаси Господи, и вас с праздником. Олег Викторович, вы помните нашу историю с отшельником?

– А как же. Но чем ему помочь? Река по-прежнему высокая. Вы же говорили, что у него есть запасы орехов, грибов и сухофруктов,  должно хватить.

– Олег Викторович, брат, нужно кого-то любым путём срочно отправить с продуктами к Алексею – тревожно  мне почему-то.

– Есть у нас один новенький в отряде – профессиональный  альпинист. Если это так важно, а я вижу по вашему лицу, так оно и есть… Давайте завтра и отправимся…

Ранним утром в день Святого Духа команда из трех служащих МЧС во главе с Олегом Викторовичем и трех монашек во главе с матушкой Феодосией ушли на помощь отшельнику. Решено было альпинистам штурмовать гору с южной стороны и с отвесной скалы спуститься с продуктами к келье аскета. Путь был не легкий, несли альпинистское оборудование, палатки и продукты. К вечеру добрались до места, где пару месяцев назад была мать Феодосия. Узелок с продуктами по-прежнему находился на дереве, куда она его и повесила. Поставили палатки, женщины принялись готовить ужин, а мужчины стали разбирать оборудование для завтрашней операции…

На следующий день поутру, позавтракав и получив инструкции от матушки Феодосии, мужчины пошли в обход горы, а монашки стали на молитву. Весь день они провели на коленях пред образами, пристроенными на больших камнях. Ближе к закату из-за горы появились возвращающиеся альпинисты, монашки с замиранием сердца смотрели в их сторону. Уставшие мужчины шли молча, матушка почувствовала что-то неладное и встала с колен, Олег Викторович протянул ей тетрадный листок, сложенный вдвое:

– Это письмо, адресованное вам отшельником.

Инокиня взяла листок, прижав его к груди, отошла в сторонку, присела на камень. Развернув бумагу, принялась читать.

«Дорогие мои, мать Феодосия и все, кто меня знает. Когда вы будете читать эти строки, я уже покину свою земную храмину. Конечно, я не представлял свою кончину столь прозаично. Но Творец смирил меня, и я благодарен ему за всё. Хоть немного, но всё же мне пришлось пострадать, повинуясь его промыслу. Слава Богу за всё!!! Прошу ваших молитв за мою грешную душу и сразу же хочу вас отблагодарить за них. Спаси вас Бог. Простите меня, аще кого обидел, чем либо. Я просил Господа пострадать за него. Очевидно, он для этого и привёл меня сюда, на этот остров. Зверюшки, растащившие мои запасы, сель, смывшая тропу – всё  это Его промысел. Слава Богу за всё!!! Значит это тот крест, который я смогу донести. Смиряюсь с Его волей. Почтенно вас прошу, захороните моё бренное тело неподалёку от кельи, место  здесь тихое и никто не потревожит мой прах. Хочу упокоиться на земле, где я был по-настоящему счастлив.  Всех вас сердечно люблю».

В конце письма крупными буквами было приписано «МОЛИТВАМИ СВЯТЫХ ОТЕЦ НАШИХ»  

Инокиня закрыла письмо, прикрыла глаза и вспомнила первую встречу с Алексеем, представила его лицо и произнесла вслух:

– Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь…

 

 Владимир Малёванный

 

 

 

 

 



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православные церковные праздники в декабре 2018 года

1 декабря 2018 года суббота 

  • Mученика Платона Анкирского.
  • Рождественский пост.
  • Мучеников Романа, диакона, и отрока Варула.

2 декабря 2018 года воскресенье 

Выбор редакции

Издательский Совет открывает новый сезон конкурса на лучшее произведение, посвященное новомученикам и исповедникам Церкви Русской

Издательский Совет Русской Православной Церкви открывает новый сезон конкурса на лучшее не публиковавшееся ранее художественное произведение, посвященное новомученикам и исповедникам Церкви Русской, сообщает Читать далее