Чудеса Царственных Мучеников

Чудеса Царственных Мучеников

Здесь собраны свидетельства о чудесах, происходивших по молитвам к убиенным государю Императору Николаю II, Императрице Александре, царевичу Алексею, царским дочерям Татьяне, Марии, Ольге, Анастасии.

До нашего времени не прекращается заступничество Царственных мучеников о Русской земле и о всех, кто обращается к ним со словами молитвы.

Праздник русских святых был установлен в 1918 г. на всероссийском церковном соборе, когда начались открытые гонения на Церковь. В годину кровавых испытаний требовалась особая поддержка русских святых, реальное знание того, что мы не одиноки на крестном пути. Церковь находилась в муках рождения бесчисленных новых святых. Святые связаны друг с другом, и одно из самых замечательных событий нашего времени — благословение Святейшего Патриарха Алексия II на построение в Екатеринбурге храма всех русских святых. На месте взорванного Ипатьевского дома, где 17 июля 1918 года была расстреляна Царская семья. Конечно, это означает не что иное, как признание Патриархом святости Царственных мучеников.

Те, кто протестует против канонизации последнего русского Царя, говорят, что он принял смерть не как мученик веры, но как политическая жертва среди других миллионов. Нельзя не отметить, что Царь здесь не представляет никакого исключения: величайшая ложь коммунистического режима заключалась в том, чтобы представить всех верующих как политических преступников. Замечательно, что во время Страстей из всех обвинений, выдвинутых против Него, Христос отверг только одно — именно то, которое представляло Его в глазах Пилата политическим деятелем. Царство Мое не от мира сего — сказал Господь. Именно это искушение, попытку превратить Его в политического мессию. Христос постоянно отметал, исходила ли она от искусителя в пустыне, от самого ли Петра, или от учеников в Гефсимании: возврати меч твой в его место. В конце концов, то, что произошло с Государем, можно понять только через тайну Христова креста. Исследователю важно найти такую позицию, где участвует Промысл Божий, где политика поставлена на свое место и где оправдан взгляд на историю, вполне соответствующий церковной традиции и вере наших отцов.

Русская Церковь знает такой вид святости, как страстотерпчество: прославляет тех, кто терпел страдания. Среди славного лика святых в сердце русского народа святые князья-страстотерпцы занимают особое место. Они не были замучены за исповедание своей веры, а стали жертвами политических амбиций, вызванных кризисом власти. Поражает сходство их невинной смерти со страданиями Спасителя. Как Христос в Гефсимании, первые русские мученики Борис и Глеб были захвачены хитростью, но не проявили никакого сопротивления, несмотря на готовность их приближенных заступиться за них. Как Христос на Голгофе, они простили своих палачей и молились за них. Как Спаситель в предсмертной муке, они испытывали искушение поступить по своей воле, и, как Он, отвергли его. В сознании юной Русской Церкви это соединилось с образом той невинной жертвы, о которой говорит пророк Исаия: Как овца, Он был веден на заколение, и как непорочный агнец перед стрегущим его, безгласен. «Повар же Глеба по имени Турчин,— пишет летописец,— зарезал его, как ягненка». Точно такими же страстотерпцами были князья Киевский и Черниговский Игорь, Тверской князь Михаил, царевич Дмитрий Угличский и князь Андрей Боголюбский.

В страданиях и смерти этих святых есть многое, объединяющее их с судьбой Царственных мучеников. Бессонная ночь Государя Николая II в молитве и слезах, в вагоне на станции Дно, в черный год отречения, предсказанный святыми, сравнима с Гефсиманией Бориса и Глеба — тем началом его крестного пути, когда, как записал он в своем дневнике, были кругом «измена и трусость, и обман». Царь не захотел бороться за власть, боясь стать причиной нового кровопролития на русской земле, без того уже истерзанной войной и междоусобицей. Поразительно, между прочим, что этот момент используется, как козырь противниками канонизации: наверное, не найдется ни одной газеты, где не было бы статей на эту тему. Сам факт смелого обсуждения такой глубоко богословской проблемы в светской печати как бы уже говорит о смешении церковных и мирских понятий у их авторов. То, что убедительно для неверующих с точки зрения мирской мудрости и нравственности, например, полукритика-полузащита сергианства, с духовных позиций может оцениваться совсем иначе. Неужели не видно, что в атмосфере страха и предательства, которая окружала тогда Государя, было начало революционного насилия, завершившегося кровавой бойней в Ипатьевском доме! Царь не имел ни вида, ни доброты, и в этом предании его себя до конца в волю Божию напрасно было бы искать какой-либо земной успех. Именно в этом поражении его была уже мученическая победа, которая не от мира сего.

Все должны это знать

Раба Божия Нина  удостоилась от Господа быть свидетелем чудесных явлений святой убиенной Царской Семьи. Причем, приходили они к ней наяву, все семеро. На протяжении всей жизни Нина неоднократно видела святого убиенного Царя Николая Второго, но уже в сонных видениях. Все эти необыкновенные события были записаны ею подробно в нескольких тетрадках. Сначала она показала их одному модному на Москве протоиерею, прихожанами храма которого является ее семья. Но маловерный батюшка не поверил ей и даже при всех осмеивал ее. После угроз этого священника она порвала свои тетрадки и перестала свидетельствовать о той чудесной помощи, которой она удостоилась от Бога через святую Царскую Семью. Но спустя некоторое время раба Божия Нина встретила других людей, которые поверили ей. Мы очень просили ее, чтобы она опять записала все виденное и слышанное, и она записала, но не так подробно, как раньше.

Эти свои записи она доверила нам огласить перед всеми православными

людьми России. Господи, благослови!

В детстве я часто болела. И один раз даже была на грани смерти. Это было в 1963 году. Мне тогда было шесть лет. Родители плакали и молились Богу. Я спустилась на пол и почувствовала сильное головокружение от слабости. В это время к нам пришел незнакомый мне человек и стал говорить моим родителям, чтобы они молились убиенной Царской Семье о моем выздоровлении. Он сказал: «Вашей отроковице помогут только Царственные Мученики!» Я понимала, что речь идет обо мне. Он еще настойчивее повторил родителям: «Молитесь, она же умирает!» А я в это время стала терять сознание и начала падать. Он подхватил меня на руки и сказал: «Не умирай!» Затем он положил меня на кровать и стал уходить. Мама спросила его — жива ли я? Он ответил: «Молитесь им, Богу все возможно!» Родители опять заплакали и стали просить его остаться и помолиться вместе. Но он твердо сказал: «Не будьте маловерны!» — и ушел.

Как только мои родители обратились с молитвой к Царской Семье, я увидела, что к нам входят какие-то люди. Первым зашел мужчина, за ним женщина и мальчик с девушками. Все они были одеты в блистающие белые длинные одежды, на головах золотые царские венцы, каменьями украшенные. У мужчины в правой руке было квадратное полотно. Он положил мне его на лицо и стал молиться Богу. Затем он снял с меня покрывало, взял за руку и помог встать с кровати. Я почувствовала себя свободно и легко. Мужчина спросил меня: «А ты знаешь — кто я?» Я ответила: «Врач...» А он сказал: «Я не земной, а небесный врач. Бог меня к тебе послал. А так — ты больше не встала бы. Ты не умрешь, а доживешь до самого моего прославления. Я Император Николай, а это вся моя Святая Семья. Она мученическим путем пришла к Богу!» И назвал всех по именам. Я подошла к Царевичу Алексию и стала рассматривать его венец. Вдруг моя мама закричала: «Девочка моя горит!» И родители стали искать воду. Я спросила: «Мама, кто горит?» Она мне кричит: «Отойди от огня, сгоришь!» Я сказала: «Здесь только люди, а огня нет». А папа говорит: «На самом деле, очень большое пламя! Огонь ходит по комнате, но ничего не загорается! Что за чудо?!» Я говорю родителям: «Не волнуйтесь, это — врачи, которые пришли меня вылечить»

А когда они — Царское Семейство — уходили, я спросила у Государя Николая: «Как это они пришли к Богу мученическим путем?» И еще спросила: «А что, нельзя просто так взять и пойти к Богу?» Царица Александра сказала: «Не надо, не пугай девочку». А Государь грустным голосом сказал: «Все должны это знать! С нами такое сделали, что ужасно и говорить!.. Они нас всыпали в бокалы... и пили с удовольствием и злорадствованием, что так нас уничтожили!..» Я спросила: «Как это вас всыпали в бокалы и пили?» «Да. Они так с нами поступили, — ответил Царь Николай, — не хочу тебя пугать, пройдет время и все откроется. Когда вырастешь, то говори людям прямо: пусть наших останков не ищут, их нет!»

Потом люди из соседних домов спрашивали: «Кто же к вам приезжал? Что за родственники у вас были, да как одеты?!» Я снова сказала: «Это были врачи небесные. Они приходили меня вылечить!» Я тогда еще была

совсем маленькой, дошкольницей. И сам Государь Николай явился мне и исцелил меня.

Второй случай явления Царской Семьи был в 1972 году. Я тогда училась в восьмом классе. Это явление произошло у нас в школе во время урока. У нас в Молдавии бывало много антирелигиозных лекторов, потому что в селах почти все были верующие. Приезжая дама, которая пришла к нам в класс, была удивлена, что все девочки в платках. Она нам объясняла, что наши враги — это цари, и что не надо бояться, потому что их больше нет! «Царей, — говорила дама, — надо свергать, а делать надо дела Ленина, служить ему...» Наши ребята сказали ей: «Если их нет, то их не ругать надо, а их надо помнить... За убиенных надо молиться!» И вдруг откуда-то сверху сходит Император Николай со всем своим Семейством и говорит приезжей даме: «Кто здесь царей поносит и хулит?» Она крикнула: «Горю!» И упала. А Государь Николай берет ее за руку и говорит: «Встань, не губить пришел, а спасти». Дама поднялась и говорит: «Видела большой пожар, и люди — там!» А Царь сказал: «Это ты не пожар видела, а мучения в аду». Она спросила: «Как в аду?! Мы же ад разрушили и песню сочинили». А он ей ответил: «Вы не ад разрушили, а дела святые: Царя свергли, храмы порушили, святыни попрали!» Дама спросила: «А ты кто?» Государь Николай ответил: «Я тот, кого ты хулила, чье имя поносила». Она сказала: «Как это? Ведь вас нет в живых! Вас всех стерли в порошок!» А Император Николай сказал: «У Бога мы все живы». И добавил: «Вот видишь, меня убили, но я не убиваю... Иди и покайся!» Она прямо вылетела из класса. Государь подошел к нам и всех благословил. А мне сказал: «А ты доживешь до моего прославления. Запиши все виденное». Царица Александра сказала Государю: «Ведь ты еще не прославлен, а уже благословляешь». А он повернулся к ней, улыбнулся и сказал: «Не ты, а мы! Благословляем мы все вместе!» Затем Император Николай всех благословил еще раз, и они удалились. В этот раз Царская Семья была одета в обычные одежды. Государь — в коротком военном костюме, перетянутом поясом, Царевич Алексей — точно так же, а Царица с Царевнами — в платьях до пят с длинными рукавами.

Наш учитель все это время был в классе. После того, как у него прошел испуг, он спросил: «Что за огонь был, а дыма не было?» И еще нас спросил: «Вы все целы? Никто не обгорел?» Мы ему ответили: «Это люди были, а огня не было». Он расспрашивал, а мы ему рассказывали, что здесь был Император Николай со своей Семьей. Он был в недоумении, и все повторял: «Так ведь императоров сейчас нет!..»

Сейчас у меня уже пятеро детей и живем мы в Москве. За последние годы я несколько раз видела Царя Николая во сне. Однажды Государь сказал: «Не верят тебе, но скоро поверят». Он повторил это несколько раз и показал на настенный календарь, где было его изображение со всем Семейством, и сказал: «Повесь в святой угол и молись!»

В другой раз я увидела Императора Николая восседающим на возвышенном месте в огромном поле, а слева от него источник сильного света. Государь сказал мне: «Иди, возвратись, тебе еще рано сюда!» Такое видение было не раз.

Однажды явился мне во сне Царь Николай и сказал: «Пойдем со мной, времени осталось очень мало!» Мы оказались внутри большого здания, где людей было очень много. Спереди стоял длинный стол, а за столом сидели власти. Все были мрачные. В центре сияло духовенство, а сбоку — врачи в белых халатах. Позади виднелся простой народ, часть которого молилась: «Господи, не допусти этого». Врачи промеж себя говорили: «Что ж мы делаем?!» Государь подошел к ним, помолился об их вразумлении. Я спросила его: «А что они делают?» Царь Николай ответил: «Это они обо мне ведут споры... Скажи духовенству, чтобы они не верили властям: это не мои кости! Пусть они скажут властям: «Мы не станем признавать подложные мощи, оставьте их у себя, а мы оставим святое имя Государя и предсказания о нем святых угодников!» Скажи священству, чтоб писались иконы, и была молитва. Через эти иконы буду вымаливать чудесную помощь, имею власть помогать многим... Получу власть помогать и всему народу, когда буду прославлен и на земле! И тогда, скажи, Россия процветет на малое время!.. А на иконах пусть нас не разделяют. Нас пережгли в порошок и выпили!.. И пусть мощей не ищут. Если духовенство тебе не поверит и назовут безумной, то передай всем то, что я тебе скажу! Если эти лжемощи захоронят в моей фамильной гробнице, то гнев Божий падет на это место! Произойдет ужасное, не только с храмом, но и с городом! А если эти лживые мощи станут выдавать за святые, то умолю Господа, чтобы попалил их огнем... Все лжецы упадут замертво! А в тех, кто будет прикладываться к лжемощам, войдет бес, они станут сходить с ума и даже умирать! И потом будет война! Бесы выйдут из бездны, выгонят вас из домов ваших, а в храмы не пустят... Говори всем, что если Государя Николая прославим, то он все устроит!.. и войны не будет!.. Запиши и передай духовенству. Но сначала эти мои слова отдашь не тем людям. Среди священства есть не настоящие, а подставленные, лживые... Они многое от людей скроют из сказанного мной. А другие поверят тебе, да помогут. Как только потрудитесь на славу Божию, так пожнете плоды!»

Последний раз я видела Императора Николая наяву прошлой зимой. Мы приехали в Свято-Даниловский монастырь. Все разошлись по своим нуждам, а я осталась с ребятишками сторожить сумки. Подошел мужчина и говорит мне: «Что ж ты про Государя забыла?» Я смотрю на него с удивлением и молчу. Он спросил: «Что ж ты, Нина, молчишь?» Я ответила: «Простите, я вас не знаю». А он мне говорит: «Ты знаешь меня!» Я пожала плечами, а про себя взмолилась: «Господи, помоги, что ему от меня надо?» Он стал говорить мне удивительные слова: «Да ведь не зря же я тебя поднял со смертного одра! Вспомни, как я со всей Семьей своей приходил к тебе, и ты венцов наших касалась руками. Меня зовут Царь Николай!» И вдруг спросил меня: «Почему ты молчишь и не действуешь?!» «А как, — говорю, — действовать или говорить, я не знаю?..» Он мне: «Знаешь, и даже больше того знаешь!» Тогда я ему призналась: «Если что-то и знаю, то ведь мне батюшка о. Дмитрий велел молчать, а тетрадку сжечь... Они с моим мужем из-за нее считают меня ненормальной!» Тогда Император Николай говорит: «ОСТЕРЕГАЙСЯ ВСЕХ, КТО БУДЕТ ОТВОДИТЬ ТЕБЯ ОТ СВЯТОГО ДЕЛА! ОНИ ИДУТ ПРОТИВ ВОЛИ БОЖИЕЙ И ЦАРСКОЙ, НО СКОРО ЗА ЭТО ДАДУТ ОТВЕТ! (эти слова Государя выделены и в тексте сборника «Крымский Афон») А ты сегодня придешь домой и запишешь все, что было с тобою в детстве и что я

открыл тебе! Сложи руки, благословлю тебя». Я говорю ему: «Вы же не священник...» А он сказал: «Что смотришь на мою одежду, мы можем по-разному приходить». Благословил меня и тут же исчез. От его слов исходили спокойствие и теплота. Тут вдруг я заплакала. Стали подходить наши и спрашивать: «Что случилось? Почему плачешь?» Я говорю: «Подходил ко мне мужчина, который когда-то меня лечил». Наша руководительница сказала: «Не слушай никого! Ходят тут всякие да расстраивают. Брось все и успокойся...» Я ей говорю: «Он благословил меня и исчез». Она вздрогнула: «Как исчез?!» И спрашивает меня: «Он что священник?!» Я говорю: «Нет». «А имя его ты узнала?» — спрашивает. Говорю ей: «Он мне сказал, что он — Император Николай». Она тогда стала и сказала, что императоров у нас сейчас нет, а сама зачем-то пошла в то место, где было явление Государя, и стала кричать: «Кто здесь Император Николай? Мы хотим с Вами поговорить!» Подошли к нам сразу двое людей: «Вы что так причитаете?! Никакого Императора здесь нет, здесь же монастырь! Вы лучше молитесь...» И отошли. А мы стали молиться: «Господи, пошли нам Государя Николая!» И вот подошел к нам священник и спрашивает ее: «Кого ищете?» Она ответила: «Царя». А он переспросил: «Николая?» Она говорит: «Да-да», и он ее спросил: «А что вы хотите?» Она отвечает: «Да вот, какой-то мужчина подходил к ней и сказал что-то... Теперь она плачет. Потому я хотела с ним поговорить». А он ей сказал: «Тогда говори, я слушаю. Спрашивай, я отвечу...» Тогда она обращается к нему: «Батюшка, скажите нам, есть ли здесь Император Николай?» Он говорит: «Есть. Только не на земле, а на Небе. Спрашивай, если есть еще вопрос, я отвечу. А ей (показал на меня) уже сказал все, что сегодня же надо сделать!..» Она спросила меня: «Что он тебе уже сказал?» А я ей ответила: «Тот другой человек был не в облачении...» Он улыбнулся и сказал мне: «Так я и есть тот человек, который к тебе приходил». А она, увидев, что Государь начал удаляться от нас, схватила руками за край его рясы и сказала: «Батюшка, благословите нас...» Он же ей в ответ: «В тебе много гордости, покайся в маловерии!» И Император Николай стал исчезать у нас на глазах, как бы наверх уходит, пока не растворился в воздухе...

Помолитесь обо мне, недостойной и грешной!

Из журнала «Крымский Афон» (6/1998 — 1/1999 г.г.)

Видение матроса Силаева

Видение, которое было матросу Силаеву с крейсера «Алмаз». Об этом видении рассказывается в книге архимандрита Пантелеймона «Жизнь, подвиги, чудеса и пророчества святого праведного отца нашего Иоанна, Кронштадтского чудотворца».

«В первую же ночь после причастия,— рассказывает матрос Силаев,— видел я страшный сон. Вышел я на огромную поляну, которой конца-краю нет; сверху ярче солнечного льется свет, на который нет мочи взглянуть, но этот свет не доходит до земли, и она как будто вся окутана не то туманом, не то дымом. Вдруг в небесах раздалось пение, да такое стройное, умилительное: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!» Несколько раз повторилось оно, и вот, вся поляна заполнилась людьми в каких-то особых одеяниях. Впереди всех был наш Государь-мученик в царской порфире и короне, держа в руках чашу, до краев наполненную кровью. Справа рядом с ним — прекрасный отрок, Наследник Цесаревич, в мундирчике, тоже с чашей крови в руках, а сзади них, на коленях — вся умученная Царская семья в белых одеждах и у всех в руках — по чаше крови. Впереди Государя и Наследника на коленях, воздев руки к небесному сиянию, стоит и горячо молится о. Иоанн Кронштадтский, обращаясь к Господу Богу, словно к существу живому, словно он видит Его, за Россию, погрязшую в нечисти. От этой молитвы меня в пот бросило: «Владыко Всесвятый, виждь кровь сию невинную, услыши стенания верных чад Твоих, иже не погубиша таланта Твоего, и сотвори по великому милосердию Твоему ныне павшему избранному народу Твоему! Не лиши его Твоего святого избранничества, но восстави ему разум спасения, похищенный у него по простоте его мудрыми века сего, да, поднявшись из глубины падения, и на крылах духовных воспаряя в горняя, прославят во вселенной имя Твое пресвятое. Верные мученики молят Тя, принося Тебе в жертву кровь свою. Приими ее во очищение беззаконий вольных и невольных народа Твоего, прости и помилуй». После этого Государь поднимает чашу с кровью и говорит: «Владыко, Царю царствующих и Господь господствующих! Приими кровь мою и моей семьи во очищение всех вольных и невольных прегрешений народа моего, Тобою мне вверенного, и возведи его из глубины падения нынешнего. Вем правосудие Твое, но и безграничную милость благоутробия Твоего. Вся прости и милостивно помилуй, и спаси Россию». За ним, простирая вверх свою чашу, детским голосом заговорил чистый отрок Царевич: «Боже, воззри на погибающий народ Твой, и простри ему руку избавления. Боже Всемилостивый, приими и мою чистую кровь во спасение невинных детей, на земле нашей развращаемых и гибнущих, и слезы мои за них приими». И зарыдал мальчик, расплескивая свою кровь из чаши на землю. И вдруг все множество народа, опускаясь на колени и воздевая свои чаши к небу, в один голос начало молить: «Боже, Судия праведный, но добрый милующий Отец, приими кровь нашу во омовение всех скверн, содеваемых на земле нашей, и в разуме, и в неразумии, ибо како может творить человек неразумное, в разуме сущи! И по молитвам святых Твоих, в земле нашей милостию Твоею просиявших, верни народу Твоему избранному, в сети сатанинские впавшему, разум спасения, да расторгнет он эти сети губительные. Не отвратися от него до конца, и не лиши его Твоего великого избранничества, да восстав из глубины падения своего, во всей вселенной прославит великолепное имя Твое, и верно послужит Тебе до конца веков». И вновь на небе, трогательнее прежнего, раздалось пение «Святый Боже». Я чувствую, у меня по спине словно мурашки бегают, а проснуться не могу. И слышу напоследки — по всему небу пронеслось торжественное пение «Славно бо прославися», неумолкаемо перекатывающееся от одного края неба до другого. Поляна вмиг опустела и стала как будто совсем другая. Множество церквей вижу, и такой прекрасный колокольный перезвон разливается, душа возрадовалась. Подходит ко мне о. Иоанн Кронштадтский и говорит: «Божье солнышко взошло над Россией снова. Смотри, как оно играет и радуется! Теперь великая Пасха на Руси, там Христос воскрес. Ныне все Силы небесные радуются, и ты после раскаяния своего от девятого часа потрудился, приимешь мзду свою от Бога».

Сон митрополита Макария

Вскоре после революции 1917 года митрополиту Московскому Макарию, беззаконно удаленному с кафедры Временным правительством, мужу поистине «яко единому от древних», было видение: «Вижу я,— так рассказывает он, — поле, по тропинке идет Спаситель. Я — за Ним, и все твержу: «Господи, иду за Тобой!» — а Он, оборачиваясь ко мне, все отвечает: «Иди за Мной!» Наконец, подошли мы к громадной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: «Иди за Мной!» — и вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся. Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит Государь Николай Александрович. Спаситель говорит Государю: «Видишь, в Моих руках две чаши. Вот эта — горькая, для твоего народа, а другая, сладкая, для тебя». Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашался, а Государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся. Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это время говорит: «Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощен». В чем тайна силы молитвы Государя? В вере в Господа и в любви к врагам. Не за эту ли веру Сын Божий обещал такую силу молитвы, которая может двигать горами? И сегодня мы снова и снова размышляем о последнем напоминании святого Царя: «Зло, которое в мире, будет еще сильней, но не зло победит, а любовь».

Чудеса в Сербии

И еще один известный рассказ о чуде, явленном в Сербии.

30 марта 1930 года была опубликована в сербских газетах телеграмма, что православные жители города Лесковац в Сербии обратились к Синоду Православной Сербской Церкви с просьбой поднять вопрос о причислении к лику святых покойного русского Государя Императора Николая II, бывшего не только самым гуманным и чистым сердцем правителем русского народа, но и погибшего славною мученической смертью. В сербской печати еще в 1925 году появилось описание того, как одной пожилой сербке, у которой на войне двух сыновей убили, а один — без вести пропал, считавшей последнего тоже убитым, однажды, после горячей молитвы за всех, погибших в минувшую войну, было видение. Бедная мать заснула и увидела во сне Императора Николая II, сказавшего ей, что сын ее жив и находится в России, где он вместе с двумя убитыми своими братьями боролся за славянское дело. «Ты не умрешь, — сказал русский Царь, — пока не увидишь своего сына». Вскоре после этого вещего сна старушка получила известие, что сын ее жив, и через несколько месяцев после того она, счастливая, обнимала его живым и здоровым, прибывшим из России на родину. Этот случай чудесного явления во сне покойного и горячо любимого сербами русского Императора Николая II разошелся по всей Сербии и передавался из уст в уста. В сербский Синод начали поступать со всех сторон сведения о том, как горячо сербский народ, особенно простой, любит покойного русского Императора и почитает его святым. 11 августа 1927 года в газетах в Белграде появилось извещение под заглавием «Лик Императора Николая II в сербском монастыре святого Наума, что на Охридском озере». Это сообщение гласило: «Русский художник и академик живописи Колесников был приглашен для росписи нового храма в древнем сербском монастыре святого Наума, причем ему была предоставлена полная свобода творческой работы в украшении внутреннего купола и стен. Исполняя эту работу, художник задумал написать на стенах храма лики пятнадцати святых, размещенных в пятнадцати овалах. Четырнадцать ликов были написаны сразу же, а место пятнадцатого долго оставалось пустым, так как какое-то необъяснимое чувство заставляло Колесникова повременить. Однажды в сумерках Колесников вошел в храм. Внизу было темно, и только купол прорезывался лучами заходящего солнца. Как потом рассказывал сам Колесников, в этот момент в храме была чарующая игра света и теней. Все кругом казалось неземным и особенным. В этот момент художник увидел, что оставленный им незаполненный чистый овал ожил, и из него, как из рамы, глядел скорбный лик Императора Николая II. Пораженный чудесным явлением мученически убиенного русского Государя, художник некоторое время стоял, как вкопанный, охваченный каким-то оцепенением. Далее, как описывает сам Колесников, под влиянием молитвенного порыва он приставил к овалу лестницу и, не нанося углем контуры чудного лика, одними кистями начал прокладку. Колесников не мог спать всю ночь, и едва забрезжил свет, он пошел в храм и, при первых утренних лучах солнца, уже сидел наверху лестницы, работая с таким жаром, как никогда. Как пишет сам Колесников, «Я писал без фотографии. В свое время я несколько раз видел покойного Государя, давая ему объяснения на выставках. Образ его запечатлелся в моей памяти. Я закончил свою работу, и этот портрет-икону снабдил надписью: Всероссийский Император Николай II, принявший мученический венец за благоденствие и счастье славянства». Вскоре в монастырь приехал командующий войсками Битольского военного округа генерал Ростич. Посетив храм, он долго смотрел на написанный Колесниковым лик покойного Государя, и по щекам его текли слезы. Затем, обратившись к художнику, он тихо промолвил: «Для нас, сербов, это есть и будет самый великий, самый почитаемый из всех святых».

Этот случай, равно как и видение старой сербки, объясняет нам, почему жители города Лесковац в своем прошении Синоду говорят, что они ставят покойного русского Государя Императора наравне с сербскими народными святыми — Симеоном, Лазарем, Стефаном и другими. Кроме приведенных случаев о явлениях покойного Государя отдельным лицам в Сербии, имеется сказание, что ежегодно в ночь накануне убиения Государя и его семьи, русский Император появляется в кафедральном соборе в Белграде, где молится перед иконой святого Саввы за сербский народ. Затем, согласно этому сказанию, он пешком идет в главный штаб и там проверяет состояние сербской армии. Это сказание широко распространилось среди офицеров и солдат сербской армии.

Рассказ иеросхимонаха Кукши (Величко)

«Когда мне исполнилось 14 лет, дома я уже не жил, а был послушником в монастыре, а потом семинарию окончил и в 19 лет стал иеромонахом. Был царским священником, ездил по вагонам причащать раненых солдат. Случилось так, ехали мы с фронта, везли целый вагон раненых. Они были положены в три этажа, даже повесили люльки для тяжело раненых. В дороге, на ходу, у нас совершалась литургия с 7 до 10 утра. Все солдаты посходились со всех вагонов, за исключением дежурных, но в этот раз и дежурные пришли, так как день был воскресенье по Божьему промыслу. Один вагон был церковь, другой кухня, дорожная больница. Состав большой — 14 вагонов. Когда мы подъезжали, где шел самый бой, австрийцы неожиданно сделали засаду и перевернули все вагоны, за исключением четырех вагонов, которые остались невредимыми по промыслу Божьему. Проскочили чудом, все солдаты были спасены, и еще удивительно, что и линия была повреждена. Сам Господь нас вынес из такого огня. Приехали в Царьград (царствующий град Петербург), а нас там уже встречали. Выходим из вагонов, смотрим — дорожка метров 20 в длину постлана с вокзала до самой площади. Сказали, что приехал Царь (Император Николай II) и хочет нас всех видеть. Мы выстроились в два ряда, солдаты и священники из разных поездов. В руках держим кресты служебные и хлеб с солью. Приехал Царь, стал посреди нас и сказал речь: «Святые Отцы и Братия! Благодарю вас за подвиги. Пусть же Бог пошлет на вас Свою благодать. Желаю вам уподобиться Сергию Радонежскому, Антонию и Феодосию Печерским и в будущем молиться за нас всех грешных». Так все и исполнилось. После его слов мы все, военное духовенство, попали на Афон. И все, кому он пожелал святости, стали схимниками, в том числе и я грешный».

Чтобы лучше понять значение для о. Кукши этой встречи с Царем, познакомимся с некоторыми эпизодами его жизни.

«Это было на берегу моря: холод, мороз, снег, а мы все голодные, еще больше мерзнем, все монахи да священники. Присел я к плоту с краю, молюсь, прошу Господа: «Господи, Ты всевидящий, Ты пророков Своих кормил, не оставляя их, а Твой раб голоден, не остави и нас, Господи. Дай силу в труде и терпении, в холоде». Смотрю — ворон летит, в когтях его буханка хлеба белого, какого мы давно не видели, и какая-то связка. Несет и прямо мне на колени положил. Смотрю, а в свертке колбаса, наверное, больше, чем 1 кг. Позвал я епископа, он благословил, раздал всем. Мы возблагодарили Господа за Его великую милость к нам, грешным. Господь нас подкрепил на целый день. На третий день опять мы работали на снегу, сел я отдохнуть, а есть хочется. Утром перед работой дали по сухарику. Если б не Господь — никто бы не выдержал, работа тяжелая. Сижу и думаю: «Господи, не остави нас, грешных». Слышу шум какой-то. Неподалеку от нас приехала машина с пирогами, продуктами для вольнонаемных рабочих. Сгружали пирожки, как видно к обеду. На них налетели вороны и поднялся шум. Один ворон летит ко мне, в когтях у него пирожки, в одном два, в другом три. Подлетел и опустил на колени мне».

О. Кукша — святой человек, который может дать изнутри подлинную оценку святости. Он знает, по чьему ходатайству сподобился он благодати схимничества. Чудо, которое было с ним в ссылке и чудо спасения всех в поезде в четырех вагонах благодаря Божественной Литургии, когда остальные десять вагонов были смяты бомбовыми ударами, он ставит в один ряд с чудом Царского пожелания.

В день убиения Царской семьи.
Рассказ монаха Бориса (в схиме Николая)

Подобно тому, как отречение Государя 2 марта 1917 года запечатлелось явлением чудотворного образа Божией Матери Державной — убиение Царской семьи было событием Церкви земной и небесной.

«1918 года 17 июля вечером мы приехали с покоса на пароходе в девятом часу. Поуставши, поужинал я в трапезной и выпил чайку. Пришел в келию, прочитал молитву на сон грядущий, перекрестил постель на все четыре стороны с молитвой «Да воскреснет Бог» и прочее. Поуставши, я заснул крепким сном.

Полночь. Во сне слышу радостное и приятное торжественное пение. На душе стало ясно, и я от радости запел эту песнь громко, во весь голос: «Хвалите Имя Господне. Хвалите рабы Господа. Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя. Благословен Господь от Сиона, живый во Иерусалиме. Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя. Исповедайтеся Господеви, яко благ, яко во век милость Его. Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя». От радостного громкого звука пения я проснулся. Душа была точно не своя, так приятно и радостно. Я повторял про себя эту песнь Господню, сидя на койке и размышляя, почему так сильно пел во сне. Осмотрелся я: кругом было темно, потому и не мог видеть, который был час. Хотел я было лечь опять спать, но внутренний голос говорит: «Исполни свое малое правило, а остальное после». Я послушался, встал с койки, в темноте, пред Спасителем, исполнил половину своего правила и хотел лечь спать, но совесть опять заговорила: «Помолись перед чудотворным образом Божией Матери», — и я пал на колени перед сим образом «Споручницы грешных» с усердием и умилением; на душе было приятно. Внутренний голос продолжал: «Помолись, помолись Господу и Царице Небесной, нашей Ходатаице перед Сыном Своим и Господом нашим, попроси милости и покрова, о сохранении державы Российской и о сохранении христолюбивых людей, и об одолении врагов видимых и невидимых, и о поставлении Царя в России по сердцу Своему, и о сохранении обители нашей и живущих в ней, братии нашей, и о сохранении от злых людей и страхований, от глада, потопа, огня, меча и междоусобныя брани. Сохрани, Милостивая Владычице, обитель нашу и братию нашу, живущую с настоятелем о. Павлином. Как Ты Сама пришла от далеких мест к нам грешным спасти и сохранить обитель сию Своим честным покровом, ходатайством пред Сыном Твоим и Богом нашим. О, преподобные отцы наши, Сергие и Германе, не оставьте нас, грешных; милостивии, помолитеся о нас Господу вместе с Богородицей, да сохранит нас Господь Своею милостию по вашей просьбе».

Так, предстоя пред чудотворным образом Божией Матери, молился я. Внутренний голос говорил мне: «Попроси об этом в ночную темноту с усердием». Когда я, грешный, кончил свое прошение, лег спать опять. Через немного времени ударили в колокол к полунощнице. Я проснулся и пошел в церковь. Весь день я, грешный, чувствовал себя хорошо. Эта песнь все время звучала у меня в ушах». В эту ночь была зверски уничтожена семья Николая II.

Из документов, собранных Георгием Новиковым

Они были напечатаны в Санкт-Петербургских епархиальных ведомостях. В 1958 году 12-летняя православная русская девочка Галина, проживавшая в местечке Хиславичи бывшей Могилевской губернии, в 100 верстах к востоку от Могилева, ныне в Смоленской области, видела сон. Как бы в каком-то помещении на возвышенном месте стоял Царь-мученик Николай II. Одет он был в старую русскую форму, как в царской армии, с орденами. Был он с бородой и русыми волосами, очень русским лицом, и «как Бог — святой». Он ласково смотрел на нее и сказал что-то хорошее, но что именно, она не помнит. Чувство ее было такое, что она нисколько не испугалась, ей было интересно, а в сердце были умиротворение, спокойствие и радость. Поутру девочка рассказала сон своей бабушке, с которой жила, «что видела Бога, как Царя», в старой русской военной форме. «Откуда ты знаешь, что это был Царь? Можно подумать, ты Царя в жизни видела!» — спросила бабушка. Царя Галина в жизни действительно никогда не видела, даже на фотографиях, или на портретах, но именно таким его и представляла, думала еще раньше, и уверена была, что он именно так и должен выглядеть. «Как бы войны не было»,— сказала бабушка. «Сейчас?» — спросила Галина. «Нет, на твоем веку»,— ответила та.

Как известно, русские православные люди особо почитают святого Николая Чудотворца, которого чаще именуют Николаем Угодником. Некоторые ветхие старушки иных святых и не знают, порой путая образ Спасителя с ликом святого Николая Чудотворца. Однажды, в пору современных притеснений, а было это в последние годы коммунистического ига, одна богомольная старушка во время поста молилась в храме святому Николаю Угоднику о спасении России. И вот, в какой-то момент перед ее глазами разостлался как бы туман, в дымке которого явились ей двое. Впереди шел святой Николай Чудотворец и вел за руку Государя Николая Александровича. Обратившись к молящейся, святой Николай Чудотворец сказал: «Почто просишь меня? У России ныне есть заступник, его и моли!» — и, указав на Государя, добавил: «Вот новый Николай Угодник, благоверный Царь-мученик, святой молитвенник за Россию и за русский народ».

Свидетельство инока Ипполита

И еще одно, полученное от инока Зосимовой Пустыни Ипполита свидетельство. «До моего поступления в монастырь,— рассказывает о. Ипполит,— помнится, привез я к своим родителям портрет Императора Николая II и его супруги Императрицы Александры Феодоровны. Наученные временем советского периода думать о деспотичности царей, родители мои недоумевали, о каком прославлении может идти речь, с тревогой глядя на эти два портрета, вывешенные на видное место. Мать, по образованию литератор, сразу вспомнила Кровавое воскресение 1905 года, Ленский расстрел рабочих, но, богобоязненная с детства, от многих высказываний воздерживалась, задавая только вопрос самой себе: «Как же так?!» Отец же мой, человек неверующий, как и сам себя называл он, на высказывания не скупился, но, в то же время, имея злобу на коммунистов, высказывал сожаление о судьбе Царственных мучеников. Нервозность домашней обстановки с различными отзывами в адрес Царя обострялась критическим положением моих родителей, а, вернее, отца: ему грозила тюрьма, так как он по своей простоте и неведению попал в толпу мошенников. Уже было заведено уголовное дело, уже были допросы, и было назначено время суда. И вот, родитель ночью видит сон: стоит сам Государь в офицерской форме царской армии, с погонами, высокий, голубоглазый, весь светлый, стоит вполоборота к родителю, и кто-то, в черном одетый, говорит родителю: «Поклонись ему, и он поможет тебе!» — и он поклонился. Еще помнит: вокруг Царя семья его и дети. После этого родитель вместе с родительницей пошли в маленький деревенский приходской храмик в честь Архистратига Божия Михаила и всех небесных сил бесплотных и отслужили молебен Царю-мученику Николаю и всем Царским мученикам, который согласился отслужить приходской батюшка, предварительно выслушав сон, который приснился родителю. И что же? Где-то через 3—4 дня произошел переворот в Москве, знаменитый расстрел Белого Дома. И сразу же произошел переворот в области, также заменили главу администрации в районе, который ненавидел родителя и всячески хотел обвинить и отправить его в тюрьму. Смена должностных лиц давала надежду на снисходительное отношение к родителю. Потом, через некоторое время был суд. Отцу дали один год условно, а потом — амнистия, и судимость сняли, причем только одному ему сняли из шести подсудимых.

После этого случая отношение родителя к Царю изменилось и стало даже благоговейным. Почувствовав однажды реальную помощь, дотоле хуливший все святое, наткнувшись на очередную трудность, побежал он опять к тому, от кого уже увидел эту помощь — к Царю Николаю II и всем Царским мученикам, и было это так. Родитель, сам являясь фермером, оказался в такой ситуации, когда стало нечего сеять. Не было семян для посева, и все это грозило ему остаться не только без денег, но и отдавать всем своим имуществом для расчета с долгами. Они опять с родительницей вместе служили молебен Царю-мученику Николаю II и всем Царским мученикам. Сразу после этого к ним домой приезжает наместник близ расположенного монастыря и говорит родителю, что у него есть знакомый, который хочет дать ему семена для посева. Вся земля была засеяна, 150 га».

Александр Шаргунов

Из книги:  «Царское дело»



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Выбор редакции

Отрывок из рассказа "Парк советского периода"

...Святое место.

Истории города и парка неразрывно связаны между собой. В середине XIX века, в самом конце кровопролитной Кавказской войны, на месте парка шумел дремучий лес. Правительство Александра II, едва разделавшись с Крымской войной (1853-1856 гг.), решает продолжить наступление...