В деревне без помощи не выжить. Сменить столицу на провинцию: опыт Коломыцевых

В деревне без помощи не выжить. Сменить столицу на провинцию: опыт Коломыцевых

Михаил и Галина Коломыцевы уехали в провинцию, чтобы зажить крестьянской жизнью. Это не у многих получается – но им удалось. Сегодня их хозяйство ‒ 60 овец, 15 коз, более сотни кур, пасека. Кроме того, Михаил и Галина воспитывают четверых детей. Супруги Коломыцевы рассказывают, в чем секрет жизни в деревне.

Семья Коломыцевых Семья Коломыцевых

Действующие лица:

  • Михаил, 35 лет, музыкант
  • Галина, 40 лет, преподаватель русского языка

Дети:

  1. Ксения, 8 лет
  2. Алексей, 6 лет
  3. Тихон, 3 года
  4. Анастасия, 10 дней

Михаил:

‒ Нельзя сказать, что наша семья стопроцентно городская. Галя – москвичка, а я сам ‒ из орловской деревни. Там провел детство, окончил сельскую школу, музыкальную школу. Поступил в музыкальное училище в Орле и по окончании, в 2003-м году приехал в Москву, чтобы получить высшее образование в Педагогическом университете на музыкальном отделении.

Москва – город интересный и красивый, но в то же время сложный из-за большого количества людей. Не все уживаются в этом городе. За 10 лет московской жизни я к ней так и не привык – очень много здесь искусственного. Я тосковал по настоящему: хотелось видеть рассветы, закаты, по росе пройти, под дождем побегать, грибы пособирать. В начале своей музыкальной карьеры я и по Европе поездил – участвовал в фестивалях, в конкурсах. Даже возник соблазн задержаться там на какое-то время. Но в Италии, Германии, Франции, Норвегии мне всё время как будто чего-то недоставало. Красиво ‒ но что-то не то. Потом уже я понял, что на тот момент у меня не было главного – веры в Бога. То есть вера была, но какая-то абстрактная. Мною овладело уныние. А наш университет располагался рядом с Новоспасским монастырём. Я пришел туда, посмотрел на купола… Зашел в церковную палатку, купил крестик, повесил на шею. И так мне стало хорошо!

Потом был долгий период неофитства. Были даже поползновения бросить гармошку и уйти в монастырь. В Новоспасском монастыре я познакомился с отцом Павлом, и он не велел мне забрасывать музыку – сказал, что с гармошкой тоже можно сделать много хорошего. Отец Павел привлек меня к работе в воскресной школе, мы с детьми часто ездили на экскурсии на природу, ходили в пешие походы по Кавказскому заповеднику. Меня еще сильней накрывало желание вернуться в деревню. В 2005-м году отец Павел благословил меня быть старшим в паломнической поездке в Ярославскую область, к отцу Анатолию Денисову. Приехали мы. Отец Анатолий, как узнал, что я гармонист, попросил у меня гармошку и сам заиграл. Потом глава поселения подошел, тоже взял гармошку и начал играть. Я думаю: надо же, да тут все гармонисты! Мы подружились с отцом Анатолием, я стал ездить к нему в Прозорово с паломниками. В одной из групп встретил Галину. Приехали мы в деревню, и вечером я позвал ее погулять. Идем по улице, я говорю Галине: «Смотри, какой дом. Здесь должна жить семья, рождаться дети. Хозяйство большое должно быть». Смотрю: она вроде не против. Думаю: может, её я и искал?..

Прошло какое-то время, и мы с Галей решили создать семью. Мы хотели перебраться в деревню, поближе к отцу Анатолию, но никак не могли найти подходящий дом. А потом отец Анатолий повез нас в Тутаев, к племяннику на свадьбу. Ведь что за свадьба без гармониста? За столом разговорились с сестрой батюшки, она нам и скажи: «Да что вам это Прозорово ‒ там одни медведи. Делать нечего, глухомань. А вот у нас!..» Мы послушались, поехали смотреть дома на правом берегу – всё не наше. Как-то предложили нам полдома в деревушке на левом берегу, недалеко от города. Мы приехали. Деревня – три дома, бурьян по грудь, никого нет. Но цена была очень невысокой. Мы одну ночь подумали и решили брать. Нас устраивало отсутствие магазинов и банков – дорога в деревню хорошая была проложена, от Тутаева всего 7 км. В 300 метрах небольшая речка. Мы как раз искали такое место – уединенное, но вблизи от цивилизации. Так мы купили полдома в деревне Кузнецово. Эта деревня была вотчиной династии Юсуповых.

Сначала мы приезжали в Кузнецово ненадолго. На неделю, на две, потом на месяц. Когда родилась Ксения, мы приехали с ней сюда и прожили полгода, до зимы. Даже курочек завели. Оставаться на зиму и не думали – дом у нас старый, пол холодный, водопровода нет, печное отопление. На второе лето вернулись, опять купили курочек, провели в дом воду из колодца, чтобы запустить стиральную машину и облегчить себе быт. Осенью познакомились с Русланом Трофименко и его супругой Ольгой – они рассказали нам, как переехали в Тутаев из Москвы. А мы собирались уже через неделю возвращаться в город на зиму. Я Галине говорю: «Смотри, у Руслана с Ольгой дети уже в школу ходили в Москве, а переехали сюда – и хорошо адаптировались. А у нас только Ксюша маленькая. Давай купим машину дров, поставим обогреватели и заживем счастливой жизнью». Решающим стал аргумент, что кур не придется превращать в тушенку. Так мы ради курочек и остались. Первая зима прошла сказочно, я не помню никаких форс-мажоров.

Сразу скажу, что зарабатываю я своей основной профессией. Я продолжаю оставаться сотрудником Москонцерта, время от времени меня вызывают, и я уезжаю работать музыкантом. Это скромный, но стабильный доход.

Галина:

‒ Несмотря на то, что я родилась и выросла в Москве, в детстве я очень любила проводить время у бабушек в деревне. Поэтому идею покупки дома приняла с радостью. Но первое впечатление от деревни было травматичным: меня укусил слепень, и я заплакала. Смущало, что много комаров, что кругом все живое, все шевелится, все ползает. Однако потом я перестала обращать на это внимание.

После переезда в деревню поначалу я была полна энтузиазма. Но в какой-то момент начала унывать из-за бытовых неудобств: туалет на улице, душа нет, горячей воды нет. В старом доме мы прожили безвыездно два года. Если бы жили и дальше, наверное, я начала бы роптать. Но тут, к счастью, закончили строительство нового дома, где было всё необходимое для комфортной жизни. Мы выкупили брошенный участок рядом с нашим и там построили маленький дом. Взяли в аренду под хозяйство еще 40 соток земли. Сейчас у нас 60 овец, 15 коз, около сотни кур. Было пять семей пчел, но зимой дятел нам две семьи разорил. Он подлетает к улью и стучит клювом. На улице мороз, вялые пчелы выползают в леток, тут он их и подъедает. И синички ему помогают. Осенью у нас ещё конь появился. Огород есть, две теплицы: мы выращиваем помидоры, огурцы, картошку. Я делаю сыры из козьего молока; Миша пиво варит в больших кастрюлях – говорят, вкусное. Ему знакомые дали рецепт, у него стало получаться. Гости хвалят.

В деревне Кузнецово у нас всего два соседа, они живут только летом, на зиму возвращаются в Тутаев – для них эти дома как дача. Но когда Миша отправлялся на работу и оставлял меня одну с детьми, они приезжали нас проведать – всё ли в порядке, справляюсь ли? Когда было только двое детей и одна коза – справлялась, даже когда муж на неделю уезжал. Теперь, когда у нас большое хозяйство и четверо детей, он меня одну не оставляет: если его нет, друзья помогают. Это местные друзья, тутаевские, семья Ефимовых. Очень хорошие люди, верующие, православные. Без них я бы не справилась с трудоёмкими делами: сена дать животным, напоить их.

Первую дочку и сына я родила в Москве. Алеша появился в марте, а в мае мы вернулись в деревню и больше не уезжали. И Тихон, и Настенька уже здесь родились. Я лежала в перинатальном центре в Ярославле, там прекрасные условия – хорошее отношение, отдельная палата, и при этом бесплатно.

Сейчас Ксюша уже в первый класс ходит, в замечательную школу в деревне Борисоглеб. Эту школу уже 30 лет возглавляет директор Марина Львовна Новикова, очень талантливый человек. Ее дочка, Влада Игоревна, ведет первый класс. Удивительные педагоги, мастера своего дела. На общем фоне разрушения образования эта школа – оазис. А как там относятся к детям – как к родным! Когда Миша уезжал, мы позвонили директору ‒ предупредить, что Ксюша не придет в школу: некому будет ее привезти. А Марина Львовна говорит: давайте я её заберу. И приехала утром за Ксюшей, чтобы она не пропускала школу; даже предложила переночевать у них. Не единожды Марина Львовна нас выручала. У Ксюши в классе учится 21 ребёнок; по словам дочки, класс очень дружный, многие знакомые из храма там же учатся. В школе есть завтрак, обед, группа продленного дня, кружки разные: робототехника, рукоделие, театральный кружок Влада Игоревна ведет… Всё бесплатно. Такая вот потрясающая деревенская школа.

Раз или два в год я приезжаю в Москву проведать маму и сестру. И как-то мне не по себе в большом городе – спать не могу. Хочется уехать домой. Я считаю, что мой дом уже здесь. Женщине ведь что главное? Был бы милый рядом. Все мои со мной, чего мне еще желать?

Михаил:

‒ Мы хотим приблизиться к крестьянской жизни – такой, какой она была раньше. Мы мало что об этом знаем; нарисовали себе в голове идеальную картинку и пытаемся соответствовать. Наше правило: не мы для хозяйства, а хозяйство для нас. В 4 утра мы не встаем. Я могу прийти к животным и в 7, и в 8 часов. Первое дело с утра – покормить всех, подоить коз. В среднем полтора часа на это уходит. Можно и за час управиться, но это суета, а я люблю неторопливо – кого за ухом почешешь, кого погладишь. С сентября это занятие приходится прерывать и везти дочку на машине в город. Там она садится на автобус и едет в школу в село Борисоглеб. Всего 25 км в один конец. А я возвращаюсь домой и доделываю то, что не успел закончить. Мой завтрак бывает и в 11 утра, и в половине двенадцатого. Если у нас гости, надо им время уделить, всё показать, рассказать. Есть настроение – возьмешь гармошку, поиграешь полчаса. Музыканту нужно практиковаться.

У нас участок чуть больше гектара. Я за день нахаживаю ногами около 10 км, для меня это ощутимая нагрузка, поэтому дети, даже такие маленькие, как наши, могут оказывать неоценимую помощь. Я говорю старшему сыну: «Принеси грабли, пожалуйста», – а они на другом конце участка. Мне тяжело туда идти, а ему только в радость побегать. Много таких поручений: летом сходить к овцам, загон закрыть или пригнать их, газ выключить в старом доме, закрыть печку, принести дров. Алексей уже и печь может сам топить. Даже такие простые работы – это значительная помощь. Если мы не сломаем детей этим деревенским трудом, может, они и захотят остаться здесь. А может, поедут в город учиться. Мы пока не загадываем и давить на них не будем.

Я неоднократно замечал, что у многих переезд в деревню заканчивается разочарованием. Раскрою секрет нашего успеха: нас окружают добрые люди. Благодаря им мы можем развиваться, держимся на плаву. Конечно, мы способны сами себя прокормить, но этого недостаточно, чтобы в деревне чувствовать себя комфортно. Приходится выполнять большой объём физической работы, всё время мы строим что-то – то дом, то скотный двор… Нам помогают добрые люди. В Москве у нас был широкий круг общения, но там мы редко встречались с друзьями. Уехали за 300 км от Москвы – и у нас гости не переводятся. Зимой дороги не успевает снегом заметать, так часто к нам приезжают. И все, кто у нас гостит, помогают нам по мере сил. А мы благодарим их плодами своего труда – молоком, яйцами, сырами. С местными жителями тоже дружим: я детей учу на гармошке играть, а мне помогают, например, сено привезти. Четких договоренностей нет – в чем возникает нужда, то и решаем сообща. Деревня способствует единению, здесь без помощи другого человека никак не выжить.

Источник:  https://pravoslavie.ru/119826.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Церковные праздники в марте 2019 года: православный календарь на каждый день

Церковные праздники в марте 2019 года: православный календарь на каждый день

1 марта 2019 года пятница

  • День памяти Святого Макария, митpополита Московского и Коломенского.

Выбор редакции

Издательский Совет открывает новый сезон конкурса на лучшее произведение, посвященное новомученикам и исповедникам Церкви Русской

Издательский Совет Русской Православной Церкви открывает новый сезон конкурса на лучшее не публиковавшееся ранее художественное произведение, посвященное новомученикам и исповедникам Церкви Русской, сообщает Читать далее