ВПЕЧАТЛЕНИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ «ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ: НОВЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ И МАТЕРИАЛЫ. ДИСКУССИЯ»

ВПЕЧАТЛЕНИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ «ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ: НОВЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ И МАТЕРИАЛЫ. ДИСКУССИЯ»

ВПЕЧАТЛЕНИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ «ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ: НОВЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ И МАТЕРИАЛЫ. ДИСКУССИЯ»

Своими впечатлениями о состоявшейся 27 ноября 2017 г. в Сретенском монастыре конференции «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия» делятся ее участники Андрей Мановцев и Юрий Григорьев.

Андрей Мановцев

ВЫПРАВИМО ЛИ ТО, ЧТО СТАЛО ЯВНЫМ?

Начну с извинения

Андрей Мановцев

Поскольку я не раз повзволял себе весьма критические прогнозы в плане обсуждения проблемы екатеринбургских останков, то должен прежде всего принести извинения, так будет правильно. Никакого «продавливания», никакой атмосферы вынуждаемого единомыслия на конференции не наблюдалось. Имело место серьезное обсуждение на высоком профессиональном уровне. Нельзя не отметить также, что об участниках конференции устроители тепло позаботились: между докладами и дискуссией предлагался чай, а между двумя частями конференции – обед. Таким образом, утомительность мероприятия (которое длилось девять с лишним часов!) уравновешивалась хорошей организацией

Главное впечатление

Однако серьезность и взаимная уважительность гарантируют только одно: соблюдение приличий. Суть от этого не меняется. Сколько бы раз ни поправляли докладчика: говорить не «царские останки», а «екатеринбургские останки», его (докладчика) установка оставалась совершенно определенной: екатеринбургские останки = царские останки.

Все доклады обладали одним явным свойством (и в этом, нельзя не заметить, была их профессиональная ущербность): отсутствием какой-либо критичности в отношение версии Юровского, которая одна лишь, по сути, и рассматривалась. И если владыка Тихон задавал вопрос (насчет дорогостоящих коронок черепа № 7, приписываемого Императрице): «Могли бы такие коронки принадлежать лицам, не относившимся к высшему сословию?», то это являлось все тем же соблюдением приличий и не более. Все это было, конечно, ожидаемо, но осуществление всегда, в каком-то смысле, «превосходит ожидания». Теперь это не «тенденция», а свершившийся факт: новая комиссия и новое следствие заявили о себе как об определенных сторонниках одной лишь версии – версии Юровского. Соловьев отстранен, но дело его живет, просто теперь – в приличном виде.

В сослагательном наклонении

Если бы речь шла и вправду о поиске истины и об объективности рассмотрений, то на конференции должны были бы выступать и Юрий Александрович Григорьев , и Петр Валентинович Мультатули, и Вениамин Васильевич Алексеев. Но здоровью академика Алексеева (получившего приглашение), думается, весьма повредили несправедливые обвинения и нападки этого года - в последний раз явная насмешка над ним прозвучала совсем незадолго до конференции. В такой ситуации что ж он поедет? А у Мультатули и у Григорьева были возможности выступить, каждый раз лишь по 3 минуты во время дискуссии...Несерьезно. Известно также, что Ольге Николаевне Куликовской-Романовой была обещана возможность полноценного выступления, но обещание осталось невыполненным. Вряд ли это случайно.

В. Л. Попов и В.Н. Звягин должны были вначале объясниться

С точки зрения элементарной научной этики, и профессор В.Л. Попов, и профессор В.Н. Звягин должны были, каждый, начать свои выступления с объяснений: каким образом их весьма критическое отношение к екатеринбургским останкам, отрицание принадлежности оных Царской Семье изменилось на противоположное?

В.Л. Попов в течение более, чем 20 лет выступал как активный и компетентный критик версии Юровского. Он делал это очень корректно, не настаивая на выводах, но приводя противоречия судебно-медицинского и антропологического характера. Взять хотя бы его книгу «Где Вы , Ваше Величество?» (СПб 1996). Неужели все эти противоречия получили свое разрешение?! В.Л. Попов должен был бы объяснить, каким образом при столь тщательном (в 1995 г.) исследовании – через каждые полмиллиметра – черепа № 4 (на предмет обнаружения ранения 1891 года) не были обнаружены те следы ранения, которые участники конференции так ясно видели теперь на соответствующей презентации? Нельзя не напомнить профессору и несуразность его объяснения (того, что раньше след искали на левой стороне черепа, а он на правой) в интервью со Степановым. Тем более, что в его же публикации «Антропологические противоречия при исследовании екатеринбургских останков» в сборнике «Правда о екатеринбургской трагедии» (М. 1998) как раз рассказывается, как в 1994 г. стало известно о существовании рапорта 3-х врачей, составивших свое заключение в 1891 г., непосредственно после медицинского обследования раненого Цесаревича Николая Александровича. В рапорте, понятно, сказано, с какой стороны ранение.

Что же касается проф. В.Н. Звягина, то он должен был бы объяснить, каким образом скелет № 4, принадлежавший, «больному человеку, дигестивного телосложения, склонному к полноте» (из выступления проф. В.Н. Звягина на конференции «Государственная легитимность» в марте 1993 г.) перестал обладать теми свойствами, из-за которых его никак нельзя счесть относившимся к Императору? Поясним, что для «дигестивного телосложения»  характерны обилие подкожного жира и большой, выпуклый живот.

Отсутствие объяснений наводит на мысль о том, что противоречия никуда не делись, а просто ученые поступили как хотели.

О состоянии зубов черепа № 4 известно с 1990-х годов

С тех времен, когда о генетике никто и не слышал, стоматологическая идентификация считалась (и до сих пор считается) стопроцентно достоверной. Если характеристики зубов покойного соответстввуют историческим сведениям, относящимся к зубам господина N (к примеру, данным медицинских карт), то покойный точно был господином N, если же не соответствуют - точно не был! В случае с черепом № 4 медицинские карты отсутствуют, но из двух возможностей – лечил Царь зубы или не лечил – однозначно выбирается только одна: лечил. В то же время о состоянии зубов черепа № 4 имеется совершенно определенное заключение трех независимых крупных ученых: эти зубы никогда не подвергались лечению. Об этом хорошо было известно следствию 1990-х годов, и упрямый факт обходился молчанием. Теперь опубликовано не просто исследовнаие вопроса о состоянии зубов черепа № 4, но исследование с профессиональным экспертным заключениемhttp://www.pravoslavie.ru/108747.html Со стороны редакции портала было естественным обратиться с просьбой о комментариях к этому заключению к специалистам, привлеченным к новому следствию. В.Л. Попов и В.Н. Трезубов (что также только естественно с их стороны) дали краткие отрицательные отзывы http://www.pravoslavie.ru/108826.html , причем проф. Трезубов продолжает настаивать на том, что Император панически боялся лечения зубов – но ведь этому поверит только тот, кому очень хочется в это верить. Да, осталось самое трудное – мужество признания правды: череп № 4 не мог принадлежать Императору.

Весьма характерно, что во всех докладах антропологического характера, в которых говорилось о черепе № 4 ( Д.В. Пежемского, В.Л. Попова и В.Н. Трезубова) вопрос о состоянии зубов черепа № 4 оставался незатронутым. И только на прямой вопрос с места и соотвествующий запрос владыки Тихона проф. В.Н. Трезубов дал справку, что да, зубы черепа № 4 не подвергались лечению.

Что с воспоминаниями С.С. Кострицкого?

Можно надеяться, что фамилия «Кострицкий» (личного зубного врача Императора) стала уже, как говорится, на слуху и что можно уже говорить об общественном возмущенииневозможностью решить вопрос о доступности следствия к воспоминаниям С.С. Кострицкого и приобщении их к новому расследованию. Воспоминания существуют, они привезены В.Н. Соловьевым и С.В. Мироненко в Россию после их поездки по всему миру в 1997 г. (об этом пишет В.Н. Соловьев в своей статье «Где есть факты, там нет места легендам» - см. «Известия» от 15 января 1998 г. №6) и находятся в личной собственности С.В. Мироненко. У следствия нет полномочий получить их копию ? Здесь нельзя не высказать заново уже высказанное мной подозрение: думаю, что в воспомианиях Кострицкого содержится такая информация о зубах Государя, которая абсолютно определенным образом лишит имеющую место идентификацию каких-либо оснований. Известно, например, что родовой осбенностью Романовых было наличие крупных и крепких зубов. Вспомните улыбку Великой Княгини Ольги Александровны, сестры Царя. запечатленную на многих фотографиях и остававшуюся открытой, «крупной» до самой старости.

Версия Н.А. Соколова – в пренебрежении

В сослагательном наклонении нельзя не заметить, что если бы новая комиссия и новое следствие действительно стремились к истине, то версия Н.А. Соколова должна была бы РАЗРАБАТЫВАТЬСЯ (к чему и призвано было следствие), а не подвергаться «посильному отрицанию» и только.

По методологии Анатолия Верховского (екатеринбургский геолог, нашедший в 1993 г. шахту № 7, положивший жизнь на служение Царской Семье), следует прежде всего выяснить вопрос о принципиальной возможности или невозможности сожжения тел расстрелянных на Ганиной Яме. И в случае, если будет реально доказано второе, вопрос закрыть. В первом же случае необходимо серьезное изучение всего комплекса аргументов в пользу сожжения и, опять же, при обнаружении серьезных противоречий, отвержение версии, а при обнаружении подтверждений – подтверждение! А мы что видим? Лишь очевидное желание опровергнуть и, соответственно, «посильное размывание»..

Несуразицы в аргументах отрицателей версии Н.А. Соколова не раз обращали на себя внимание. Почему (в течение полутора суток!) тела на Ганиной Яме не могли быть сожжены, а в течение непродолжительного времени (максимум 5 часов, по официальной же версии событий, принятой в 1998 г., за полтора-два часа) два тела были сожжены на Поросенковом Логу? На конференции П.В. Мультатули напомнил об этой странности. Почему - это звучало в докладе Л.А. Лыковой - показания Родзинского можно рассматривать как подтверждающие сожжение тел на Поросенковом Логу, в то время, как, если и вправду так их рассматривать, то неизбежно приходишь к дичайшим противоречиям? К примеру, Родзинский рассказывает,как долго происходило сожжение- так что он мол успел «съездить в Екатеринбург и доложиться», а вернулся только к вечеру... К вечеру какого числа? 19-го?! Единственное объяснение странностям рассказа Родзинского может заключаться только в том, что он говорит о сожжении на Ганиной Яме, но старается соблюсти и дисциплину, следовать версии Юровского, отчего и возникают разные дикости.

Свидетельство Бафталовского (из доклада Е.В. Пчелова) - о том, что следов сожжения тел на Ганиной Яме не было обнаружено в июле 1918 г. – прежде всего должно быть подвергнуто критическому анализу. Документ должен быть опубликован. Как объяснить, например, столь поздний характер его обнаружения (1924 г.) ? Не являлось ли целью комиссии Бафталовского (в чьих-то интересах) заявить о возможном спасении Царской Семьи? Можно ли считать добросовестным исследование кострищ Бафталовским, если им не были обнаружены существенные улики в пользу версии сожжения? Таких улик две: разрубленные драгоцености и оплавленные кусочки свинца.

О разрубленных драгоценностях, найденных Н.А. Соколовым, не было упомянуто ни в одном докладе (ситуация в точности та же, что и с зубами черепа № 4). Лишь на мой вопрос с места возникло объяснение: было предложено подумать о кусачках, которыми ... что? отсоединяли драгоценности от тел? но тогда зачем шли на их повреждение? К тому же в протоколе, относящемся к найденным поврежденным драгоценностям, ясно сказано: «подвергались действию тяжелого острого предмета», топор и был там найден. Тела разрубали для сжигания – единственное объяснение. В своей книге «Убийство Романовых. Достоверный отчет» (М. Academia, 2014) друг Н.А. Соколова и участник расследования Павел Булыгин указывает, стоит здесь вспомнить, на такую деталь: «на молодой ели около костра есть глубокие порезы, свидетельствующие о том, что острота топоров сначала охотно проверялась» (указ соч. стр. 129).

Оплавленные кусочки свинца. В книге Ю.А. Григорьева «Последний император России. Тайна гибели» (М. 2009) внятно рассказывается о том, почему эти кусочки (а их много, более двух десятков) не могли быть пулями, застрявшими в одежде, почему единственным объяснением их наличия может быть только то, что они находились в сжигавшихся телах, почему они лишены оболочек – соответствующий рассказ мог быть осуществлен за 20 минут, предоставлявшихся докладчику, но у Григорьева были только 3 минуты, которые пришлось потратить на опровержение ложных сведений о пулях – и то дело закончилось тем, что Ю.А. Жук «заговорил» вопрос. Стоит сказать также о том, что объяснению Григорьева в точности соответствует объяснение и Павла Булыгина: «Пепел основного костра содержал кусочки свинца – пуль, оставшихся в телах жертв и смешавшихся с пеплом, когда плоть вокруг них была выжжена» (указ соч. сстр. 130)

В течение почти двух суток красноармейцы-«похоронщики» находились в Урочище Четырех Братьев. Чем-то же должны они были заниматься (кроме того, что отгонять комаров)! А если учесть, что к Екатеринбургу подходили белочехи, и на сокрытие следов злодеяния времени было в обрез, то недоумение возрастет до предела. Даже если поверить «Записке Юровского» и считать по максимуму те промежутки времени, которые тратились на отдельные упоминаемые в «Записке» дела похоронщиками, никак не получится и 12 часов. Между тем, как видно из докладов конференции, следствие даже не ставило такой задачи: восстановить картину происходившего на Ганиной Яме 17-го и 18-го июля 1918 г. Известно (по документам, из допросов крестьян), что трава возле шахты № 7 была «истолочена». Зачем же так усиленно топтались там красноармейцы? На знаменитом круглом столе 2008 года (В.Н. Соловьев с С.В. Мироненко и оппоненты: Д.А. Степанов, С.А. Беляев, Л.Е. Болотин и др.) С.А. Беляев спрашивает об этом В.Н. Соловьева, последний с присущей ему легкостью отговаривается: «Да, но Соколов не знал, чем они там занимались!» и уводит разговор в другую сторону.. Между тем, если считать, что горел долговременно большой костер, на котором сжигались разрубленные тела, то, понятно, он требовал постоянной долговременной заботы – подливания бензина, побрасывания дров и пр. – вот и возникла истоптанность травы.

Вывод может быть только один: без серьезного, полноценного рассмотрения весрии Н.А. Соколова все разговоры «мы за истину» остаются картонными.

По поводу секретных документов

Доклад члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора В.С. Христофорова был посвящен вопросам , связанным с особо секретными документами: такими, как опись содержимого кабинета В.И. Ленина, сделанная после его смерти, или допросы лиц, причастных к цареубийству, а впоследствии репресированных: Голощекина и др. На все вопросы участники конференции получили исчерпывающие негативные ответы. Голова убиенного Царя в соответствующей описи не значится, лица, причастные к цареубийству и реперссированные в 1930-х годах, ничего о цареубийстве на допросах не сказали.

Но вот что хотелось бы заметить в связи с этим докладом. Мы увидели, что у следствия есть (как и должен был быть) доступ к самым секретным документам. И в связи с этим хотелось бы обратить внимание на следующее.

Прежде всего, почему новой комиссией и новым следствием даже не ставился вопрос о письменном отчете Юровского, сделанном после совершения злодеяния и адресованном руководству страны? Ю.А. Буранов, например, был асбсолютно уверен, что этот документ должен был существовать и не должен был пропасть.

Второй вопрос касается версии фальшивой царской могилы, созданной в 1946 году. В.Н. Соловьев уверял, что он исследовал архивы ФСБ Свердловской области и ничего подобного мол там не нашел. К Соловьеву доверия нет. Более того, один документ точно был в архиве ФСБ - это записка Кобулова, о которой рассказывает академик В.В. Алексеев в своей книге «На перепутье эпох. Воспоминания современника и размышления историка». (Екатеринбург: АМБ, 2013, стр. 215). Будучи членом Правительственной Комиссии в 1990-е годы, Алексеев обнаружил в архиве ФСБ по Свердловской области директиву В. Кобулова, датированную мартом 1946 года, которая ставила задачу возвращения к царскому делу. В получении документов, показывающих, как была выполнена директива Кобулова, В.В. Алексееву было отказано. Как бы ни был академик осмеян в недавнее время, к нему доверие – полное. Раз говорит, что видел такой документ, значит, был такой документ. Понятно, что новое следствиеи не рассматривало версии создания фальшивой царской могилы. Но разве не должно было?

Несостоятельность исторической экспертизы

Пристрастный эксперт не может считаться экспертом – даже если это доктор наук и вызывающая расположение женщина, Людмила Анатольевна Лыкова. Известно, что Л.А. Лыкова в течение многих лет была консультантом В.Н. Соловьева. Не экспертом, а только консультантом. Поэтому чисто формально новая комиссия могла счесть Л.А. Лыкову как бы беспристрастной... Историк, однако, либо беспристрастен, либо нет. А на конференции был эпизод, показывающий глубочайшую приверженность Людмилы Анатольевны версии Покровского-Юровского-Соловьева. Я имею в виду просьбу Л.А. Лыковой почтить память Гелия Трофимовича Рябова, а также ее восторженные отзывы об Александре Авдонине. Не говорю уж о том, что новое следствие и не рассматривало вопросов ни о создании «царской могилы» (вне весии Юровского), ни о том, как она была найдена Рябовым и Авдониным. При том, что в истории этой находки, претендующей на историческое значение, сомнительность на сомнительности сидит и сомнительностью погоняет. Что очень ярко показано в ниге князя А.К. Голицына «Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской Семьи» (М. 2011, 2013).

Проникновенное отношение к «мостику» было проявлено Л.А. Лыковой в ее рассказе о том, как следователь Н.А. Соколов проходил тем самым маршрутом, которым везли Царскую семью в ночь убийства на Ганину яму. Г-жа Лыкова также выказывает сожаление о том, что пройди офицеры белого следствия тем же маршрутом в июле 1918г. - могилу сразу бы нашли. Но тут есть неувязка: Царскую семью через Поросенков Лог не везли. На это указывают екатеринбургские исследователи, предлагаю познакомиться с соответствующей работой А.М. Верховского https://clck.ru/CFNsF

Текст «Записки Юровского», очевидно, совсем не подвергался критическому исследованию. В ряду вопросов, озвученных владыкой Тихоном в адрес Л.А. Лыковой перед ее выступлением прозвучал и такой: «Можно ли доверять «Записке Юровского»?». Людмила Анатольевна на этот вопрос не ответила. Тогда ваш покорный слуга, придавая такому вопросукардинальное значение, дерзновенно заявил в микрофон во время дискуссии: «Не нужно быть профессиональным историком, чтобы на вопрос о доверии к «Записке Юровского» ответить определенно: «Нет. Записка содержит пошаговую ложь. В частности, если верить ее исходному варианту, то машина с телами растрелянных преодолевала путь в двести метров от переезда № 184 до места захоронения в течение... пяти часов!» Владыка Тихон попросил Людмилу Анатольевну прокомментировать: содержит ли текст «Записки» подобную несуразицу. Людмила Анатольевна ответила: «Я занимаюсь этой темой 25 лет...» и далее, весьма пространно и без ответа на конкретный вопрос. Будучи переспрошенной, историк-эксперт ответа не предоставила, но заново сказала так много, что это дало возможность владыке Тихону заметить: «Ну вот видите, Андрей Анатольевич, как обстоятельно ответил Вам профессионал?». Хорошо, что в руках у меня не было микрофона...

О пошаговой лжи «Записки Юровского». Указанный «документ» в кавычках (в какой бы ни брать его редакции) можно разбить на отдельные эпизоды по интересующей нас теме: от момента после расстрела до захоронения тел на Поросенковом Логу. Среди этих эпизодов нетни одного достоверного, а лживость большинства из них устанавливается сравнениями с другими документами. Например, если верить «Записке», Юровский поехал с Ермаковым на машине с трупами. Однако, по показаниям Павла Медведева белому следствию, Юровский не поехал, остался в Ипатьевском доме. Неужели не верить Павлу Медведеву? – последний мог врать, выгораживая себя, но тут-то не было причин для него говорить неправду! Другой пример: судя по «Записке», Юровский не видел Урочища Четырех братьев до ночи с 16 на 17 июля. Это ложь: существует допрос Соколовым геолога Фесенко, который рассказывает о встрече с Юровским в урочище как раз незадолго до цареубийства. Все эти моменты подробно рассмотрены мною в главе «Документ, изъеденный ложью» нашей с Ю.А. Григорьевым брошюры «Екатеринбургские останки: упрямые факты» (СПб 2017).

Надежда на Патриарха

Два года новая комиссия и новое следствие держали православных верующих, почитающих Царскую Семью, в напряжении. И чем оно разрешилось? Конференцией столь же высокого профессионального уровня, сколь и одностороннего характера! Но неправда в Церкви не приживается. Православные верующие, почитающие Царскую Семью, в безоговорочном большинстве сердцем не могут признать екатеринбургские останки царскими. Об этом выразительно сказала во время дискуссии Светлана Николаевна Верховская: обретение святых мощей всегда доставляет верующим неизреченную радость. А в Екатеринбурге никто не испытал и грана подобной радости в связи с обретением останков на Поросенковом Логу. Уместно здесь вспомнить, что и в этом году, несмотря на развернутую прессой кампанию (прессинг, в сущности, простите невольный каламбур) в пользу признания останков царскими, из 60 тысяч человек во время Царского Крестного хода 17 июля к Поросенковому Логу свернуло ... пять человек, одна двенадцатитысячная! Хорошо ответил С.Н. Верховской Святейший Патриарх Кирилл: «Это очень важно, что Вы сказали. Но это вопрос уже духовного характера, а окончательное решение по екатеринбургским останкам Церковь будет принимать не на научных конференциях, а на соборе Русской Церкви».

Заключение

Несмотря на большой объем проведенных исследований и высокий профессионализм привлеченных специалистов, итоги двухлетней (!) работы комиссии и следствия, связанных с проблемой екатеринбургских останков, плачевны. Благодаря состоявшейся конференции, можно с несомненностью констатировать следующее.

  1. Тенденциозность антропологической экспертизы. Особенно ярко это проявилось в игнорировании вопроса о состоянии зубов черепа № 4.
  2. Несостоятельность – также тенденциозного – отрицания версии Н.А. Соколова. Это в особенности заметно в пренебрежении к столь важным уликам, как разрубленные драгоценности и оплавленые кусочки свинца.
  3. Неоправданное доверие к «Записке Юровского», текст которой вовсе не подвергался критическому анализу, хотя о «Записке»как о подлоге еще в 1998 г. говорили и Ю.А. Буранов, и Н. Г. Росс (см. сборник статей «Правда о Екатеринбургской трагедии» по ред. Ю. А. Буранова, М. 1998). Из этого следует несостоятельность проведенных исследований и в историческом плане.

В каком случае выявленная здесь ситуация могла бы стать выправленной? Только в случае таких исследований и такого о них оповещения, которые вызвали бы единодушноеобщественное доверие – прежде всего, среди православного народа. Увы, на данный момент поверить в это трудно.

Юрий Григорьев

КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ЕКАТЕРИНБУРГСКИМ ОСТАНКАМ ГЛАЗАМИ УЧАСТНИКА

Юрий Григорьев

​После окончания работы конференции прошла неделя. Вызванные ею эмоции улеглись, и можно беспристрастно оценить то, что на ней происходило.

Прежде всего хочу признаться, что получив приглашение, я некоторое время сомневался¸ надо ли ехать. Дело в том, что в значительной части публикаций, которые предшествовали конференции, отчетливо просматривалось не стремление к поиску ответа на вопрос: «они или не они?», а абсолютная убежденность: они! Публикаторы грешили голословными заявлениями, не утруждали себя подтверждением своей уверенности фактами, а доводы своих противников опровергали преимущественно далекими от науки выдумками.

Сознавая уязвимость своей позиции, главные усилия эти авторы сконцентрировали на дискредитации неугодных оппонентов. Желания спорить с ними по принципу «а ты кто такой?» не было, потому я и сомневался в целесообразности поездки.

Как оказалось, я преувеличивал прочность позиций сторонников скорейшего признания останков. Здоровая, рабочая и даже творческая атмосфера конференции была обеспечена не просто присутствием, но активным участием в ней Святейшего Патриарха Кирилла. Открывая работу конференции, Святейший заявил, что в вопросе признания или непризнания останков царскими Церковь примет только те доводы и аргументы, которые основаны на объективных, научных данных, и потому имеют только одно толкование. Профессионально дирижировал работой конференции владыка Тихон, своевременно и деликатно пресекая переход

обсуждения в эмоциональный спор. Благодаря этому участники, имеющие непримиримые позиции, сумели сохранить корректность по отношению к оппонентам и их доводам. Общий тон дискуссии был в целом нейтральным.

Справедливости ради следует заметить, что в части докладов и сообщений просматривалось желание считать свои доводы более весомыми, нежели аргументы оппонентов. И хотя такой подход нельзя назвать взвешенным, хочется отнестись к его проявлениям без ненужной экзальтации. В любой дискуссии такие эпизоды имеют место, объясняются подсознательной переоценкой авторами собственных достижений и недооценкой всего, что они считают умаляющим их значимость.

Следователь М.Молодцова в своем докладе сказала о несостоятельности следствия, выполненного В.Соловьевым. И хотя это и так очевидно – иначе зачем же было назначать новое? – такое заявление дорогого стоит. Оно официально признает справедливость претензий Церкви, экспертов и просто исследователей «царского дела» к тому следствию и оставляет надежду на то, что теперь повторение допущенных ранее ошибок, нарушений методики экспертиз, вольного толкования фактов, необоснованного доверия «Записке Юровского», а главное – возведение молекулярно-генетического исследования в ранг «царицы доказательств» - исключено. И заставляет критиков строгой позиции Церкви признать свою неправоту.

Что касается представленных результатов новых исследований, то среди них есть как научно обоснованные, так и вызывающие сомнения. Анализ этих результатов с целью установления их значимости для установления истины о судьбе Императора Николая II, членов его семьи и верных им слуг, еще предстоит сделать. Пока же следует констатировать, что одним из важнейших результатов работы конференции является окрепшая уверенность в том, что работа по изучению судьбы Августейшей Семьи далека от завершения. Предстоит довести до логического конца начатые исследования, назначить и провести большое количество новых, необходимость в которых была обоснована в докладах и выступлениях.

Святейший Патриарх заверил участников конференции, что никаких временных ограничений в этой работе нет. Она будет продолжаться столько времени, сколько потребуется для того, чтобы получить единственно возможный, не подлежащий сомнению ответ. Будем надеяться.

Юрий Григорьев, Андрей Мановцев

8 декабря 2017 г.

http://www.pravoslavie.ru/108918.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Лидия / 10.01.2018 14:10

очень интересно, постараюсь в дальнейшем следить за информацией по этой теме. Спасибо!

Церковный календарь

Афиша

Православные церковные праздники в сентябре 2018

В сентябре верующие отмечают ряд важных православных праздников и дат – Рождество Пресвятой Богородицы, Воздвижение Креста Господня, Усекновение главы Иоанна Предтечи, Сретение Владимирской иконы Пресвятой Богородицы, день памяти мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, церковное...

Выбор редакции

Отрывок из рассказа "Парк советского периода"

...Святое место.

Истории города и парка неразрывно связаны между собой. В середине XIX века, в самом конце кровопролитной Кавказской войны, на месте парка шумел дремучий лес. Правительство Александра II, едва разделавшись с Крымской войной (1853-1856 гг.), решает продолжить наступление...