Архимандрит Роман (Красовский): «Мы будем жить! Бывали времена и хуже». Глава Духовной миссии РПЦЗ в Иерусалиме о текущей ситуации

Просмотрено: 184 Отзывы: 0

Архимандрит Роман (Красовский): «Мы будем жить! Бывали времена и хуже». Глава Духовной миссии РПЦЗ в Иерусалиме о текущей ситуации

Духовная миссия Русской Зарубежной Церкви (РПЦЗ) в Иерусалиме – сейчас прифронтовая территория. Когда-нибудь в будущем мне хочется поговорить с ее главой архимандритом Романом (Красовским) о духовной стороне жизни на Святой Земле, о ее святынях, об отце Антонине (Капустине), который собирал для Русской Церкви эти святыни. Даст Бог, это произойдет в недалеком будущем. Но пока приходится спрашивать отца Романа о том, как миссия живет именно сейчас, когда совсем рядом идет настоящая война между Израилем и движением Хамас.

Архимандрит Роман (Красовский)

Архимандрит Роман (Красовский)

– Отец Роман, первый и самый главный вопрос: находятся ли сейчас в безопасности члены миссии и прихожане? И как обстоят дела с нашими святынями на Святой Земле?

– Слава Богу, что касается миссии, все достаточно тихо. То же самое относится и к нашим святыням. У нас нет собственности вблизи Сектора Газа, где сейчас разворачиваются столь печальные события.

В наших обителях все тоже достаточно спокойно. Правда, в Елеонском Спасо-Вознесенском монастыре, где я живу, нам приходилось сталкиваться с определенными сложностями, когда полиция разгоняла протесты неподалеку. Мы ведь находимся на территории, населенной преимущественно палестинцами.

– Правильно ли я понимаю, что сейчас вокруг обители относительно спокойно?

– В достаточной степени, да. Время от времени, когда возникают проблемы за монастырскими стенами, к нам попадает слезоточивый газ или что-то в этом роде. Мы уже знаем, что подобное случается не так уж и редко, и в таких случаях просто стараемся находиться внутри помещений.

Несмотря на то, что в основном все более или менее спокойно, люди стараются большую часть времени проводить в монастырях

Несмотря на то, что в основном все более или менее спокойно, люди стараются большую часть времени проводить в монастырях – у нас в обители, в монастыре святой Марии Магдалины в Гефсимании, в Вифании, где у нас есть также школа для девочек. А если кто-то выходит в город, то стараемся держаться группами по два-три человека: ходить в одиночестве может быть не безопасно, поскольку израильтяне сейчас ведут себя очень активно и могут возникнуть проблемы.

– Что люди чувствуют и думают в этих тяжелых обстоятельствах?

– К сожалению, то, что сейчас происходит, не стало неожиданностью. Мы все видим проблемы между израильтянами и Хамасом, и это касается многих наших сестер, которые родом из Палестины. Но так же, как во время интифады или Шестидневной войны, они молятся и надеются, что все скоро прекратится.

– А вы могли бы описать в целом, что происходит в самой миссии и вокруг нее? Как нынешняя ситуация отразилась на ее ежедневной жизни?

– Больше всего на нас сказалось полное отсутствие паломников. С начала октября, когда развернулись боевые действия, их поток прекратился. Я бы сказал, наше главное послушание заключается в заботе о тех, кто к нам приезжает. Но сейчас этих людей просто нет, и это отражается на нас в том числе и с финансовой точки зрения. У нас теперь нет дохода, значительную часть которого мы получали от паломников и наших щедрых жертвователей.

Вход в здание Русской духовной миссии в Иерусалиме, фото 2013 г. Источник: ru.wikipedia.org

Вход в здание Русской духовной миссии в Иерусалиме, фото 2013 г. Источник: ru.wikipedia.org

– Значит ли это, что миссия уже сейчас сталкивается с серьезными финансовыми трудностями?

– Да. Мы еще не успели восстановиться от пандемии, когда у нас опять-таки не было паломников в течение двух лет. Только недавно паломничества возобновились на постоянной основе. Конечно, из-за ситуации на Украине очень мало людей приезжало из России. Цены на авиабилеты очень повысились и многим это оказалось не по карману.

– Вам нужна финансовая помощь прямо сейчас?

– Очень нужна. Если люди хотят сделать пожертвование, они могут зайти на синодальный сайт РПЦЗ. Там есть специальный «квадратик» для поддержки нашей миссии.

– Мы общались с вами пару недель назад, когда вы были в США. И тогда вы были уверены, что все в миссии более или менее спокойно. Однако несколько дней спустя срочно изменили планы и вернулись в Иерусалим. Причем добирались туда, насколько я знаю, пять дней. Получается, не все так хорошо, как вам казалось изначально?

– Когда начались все эти события, я сразу понял, что нужно возвращаться в Миссию, пускай прямая опасность ей не угрожает. Как глава Миссии я должен быть там. Даже если ничего не происходит, важно, чтобы наши монахи и монахини видели, что глава Миссии находится с ними.

– Вы уже упомянули школу для палестинских девочек в Вифании. Как они живут в нынешней ситуации?

– В нашей школе сейчас учатся 375 девочек – в основном, мусульманки. Матушку Марию, старшую сестру обители, все эти события застали в США, как и меня. Слава Богу, она теперь тоже вернулась в Израиль.

Нам важно помогать людям сохранять спокойствие

Нам важно помогать людям сохранять спокойствие. Конечно, страсти накалены, люди очень эмоциональны. В школе мы должны заботиться о спокойствии детей, чтобы они думали об учебе, а не о политической ситуации.

– Эти девочки из Палестины, они совсем дети. У них в Секторе Газа наверняка есть родители, семьи. Что они чувствуют, как переживают это своими детскими сердцами?

– Я не могу сказать по поводу детей. Но преподаватели, конечно, очень переживают. Важно, чтобы это не перешло на детей. Конечно, люди волнуются, конечно, у них есть родственники в Газе. Безусловно, это ужасно. Да, на Ближнем Востоке происходят различные стычки и всплески насилия, но такого, как сейчас, не было в последние 50 лет.

– На днях вы обратились с довольно эмоциональным открытым письмом к духовенству и пастве РПЦЗ и попросили оказать посильную помощь. Какой отклик вы получили?

– Слава Богу, люди отзываются. Многие, особенно те, кто бывал на Святой Земле, принимают все происходящее здесь как-то ближе к сердцу. Они сюда приезжали, здесь молились – не только у Гроба Господня и в других святых местах, но и в наших обителях. Они знают, как люди у нас живут, и помогают. Мы благодарим Господа за это.

Как я уже говорил, после пандемии и в связи с ситуацией на Украине со средствами у нас немножко туго. А теперь, может быть, и совсем трудно. Слава Богу, и монастыри, и Миссия держатся, но у нас есть финансовые обязательства, которые нужно выполнять.

– В этом письме вы написали, что паломники теперь как минимум год не будут приезжать в Святую Землю. Такое действительно возможно?

– Конечно, я не знаю, как будет. Когда происходят такие стычки – хотя сейчас это не стычка, а, можно сказать, настоящая война – народу приезжает меньше. И теперь люди будут остерегаться. Кроме того, в данный момент их и не пускают. В частности, в России очень трудно получить визу для поездки в Израиль, сюда не летают иностранные авиакомпании, только израильская Эль Аль. Кстати, именно поэтому и я в этот раз добирался из Америки несколько дней: трижды приходилось менять билеты, поскольку разные авиаперевозчики отменяли свои рейсы сюда.

Только что мне написал один священник из Австралии, хотел приехать в следующем году с паломничеством, привезти 60 человек. Мне пришлось ему сказать: «Конечно, планируйте, но пока никто не летает в Израиль. Посмотрим, сколько это будет продолжаться. Мы надеемся, что все утихнет, но только Бог знает, как окажется на самом деле».

– Пожертвования от паломников составляют одну из главных статей дохода Миссии. Теперь этот приток может быть ограничен на какое-то время. Как жить? И жить или выживать?

До пандемии к нам приезжали до 500–600 паломников в день. Сейчас нет никого. Но мы живем

– Жить, конечно! Мы будем жить! Бывали времена и хуже. Наша Миссия действует больше 140 лет и пережила и Первую мировую войну, и революцию. Потом паломничества вообще прекратились, и без них пришлось обходиться до 1960-х годов, когда стали приезжать группы из Русского Зарубежья. Но это было три-четыре, максимум пять раз в год. В самые трудные времена, в 1930–1940-е годы, сестры шли в город и устраивались на работу, чтобы прокормиться. Трудились уборщицами и даже на строительстве дорог.

Конечно, начиная с 1990-х и до пандемии к нам приезжали до 500–600 паломников в день. Сейчас нет никого. Но мы живем.

– В таких ситуациях, как сейчас, вы не жалеете, что согласились нести послушание на Святой Земле? Может, спокойнее было бы остаться в сытой Америке?

– (Смеется.) Как раз сегодня (разговор состоялся 8 ноября) исполняется 11 лет, как я прилетел сюда в качестве руководителя миссии. Несмотря на все трудности, связанные с этим послушанием, мне радостно жить здесь. Я совсем не жалею об этом. Сейчас мы вместе с сестрами и братьями начинаем уже двенадцатый год совместного служения – с нашими радостями и нашими скорбями.

Елеонский Спасо-Вознесенский монастырь

Елеонский Спасо-Вознесенский монастырь

– О чем сейчас ваши молитвы?

– Конечно, о мире в Газе. Каждый день мы читаем особую молитву. Также мы на каждой литургии молимся о прекращении войны на Украине, о митрополите Онуфрии и об истинной Украинской Православной Церкви, которая сейчас переживает самое настоящее преследование, как во времена большевиков. В наших монастырях на Елеоне и в Гефсимании ежедневно совершается полный круг монашеских богослужений: все сестры молятся, поют, священники служат литургию каждый день. Раз в неделю службы проводятся в храме святого Александра Невского, два раза в неделю – в Вифании, а два раза в месяц – в Фаре, в лавре преподобного Харитона Исповедника, где у нас живет один монах-отшельник.

Нынешняя ситуация должна научить нас покаянию

– Вы упомянули Александро-Невский храм в Иерусалиме. Как складывается ситуация там, удается ли решить спорные вопросы, которые возникали вокруг него уже много лет?

– Эта тема «горит» особенно сильно в последние 3–4 года, там возникали разные проблемы. Поскольку этот храм считается святыней, местом паломничества, то все вопросы, связанные с правом собственности, должны рассматриваться Правительством. Министерская комиссия, состоящая из трех министров, выслушала аргументы всех сторон. Она должна была прийти к какому-то заключению в ноябре, но из-за войны решение вопроса пришлось отсрочить. Из-за чрезвычайного положения в Израиле все, так сказать, второстепенные вещи, откладываются. Но надеюсь, что, может быть, в начале следующего года вопрос будет рассмотрен. Тем временем мы работаем с Российской Федерацией, чтобы найти решение, которое устроило бы всех.

Храм Святого Александра Невского в Иерусалиме. Фото: ru.wikipedia.org/

Храм Святого Александра Невского в Иерусалиме. Фото: ru.wikipedia.org/

– Чему нынешняя ситуация должна научить нас всех?

– Она должна научить нас покаянию. Господь указывает нам путь: вот что творится в мире – болезни, конфликты, братоубийственная война на Украине, война на Святой Земле, люди страдают. Это говорит только об одном: мы должны заниматься духовной жизнью и покаяться в наших личных согрешениях, потому что это единственный путь к спасению – через молитву и покаяние. И мы находим его в Церкви Христовой.

Источник: https://pravoslavie.ru/157268.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на май 2024 года

В 2024 году в православном календаре на май приходится одно из самых значимых событий для христиан - Светлое Христово Воскресение. Этому празднику предшествует...

Выбор редакции