Критика критикующих, или Записки простого обывателя

Просмотрено: 180 Отзывы: 0

Критика критикующих, или Записки простого обывателя

Поросенков лог


Снова касаюсь многострадальной темы – признания Царских останков, обретенных в Поросенковом логу более 30-ти лет назад. По прошествии Царских дней все ждал, когда кто-нибудь более достойный, «заслуженный», с учеными степенями напишет «критику на критикующих», но пока услышал только «вежливое молчание», поэтому уважаемому читателю придется читать «записки простого обывателя».

Постараюсь в освещении этого вопроса не погрешить перед Богом, людьми и своей совестью! Итак, приступим с Божией помощью и молитвами святых Царственных страстотерпцев!

***

Прошлым летом по благословению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Евгения зрителям были представлены передачи, в которых выступали и защитники, и противники признания «Царских останков».

В.В. Бойко-Великий – один из главных сторонников теории «о полном уничтожении Царских останков»

Особенно удивило меня выступление Василия Вадимовича Бойко-Великого, со многими тезисами которого я никак не могу согласиться. Попробую объяснить, почему. Как известно, В.В. Бойко-Великий – один из главных сторонников теории «о полном уничтожении Царских останков» путем сжигания таковых на 2–3 кострищах с использованием концентрированной серной кислоты, керосина и бензина.

Для ознакомления читателя с темой приведу прямую речь уважаемого оппонента.

В. В. Бойко-Великий в передаче «“Екатеринбургские останки”: “за” и “против”»

В. В. Бойко-Великий в передаче «“Екатеринбургские останки”: “за” и “против”»

В. В. Бойко-Великий в передаче «“Екатеринбургские останки”: “за” и “против”» на 20–25 минуте разговора сказал:

«Помимо керосина использовались в небольшом количестве дрова, но главное, что использовался древесный уголь. Древесный уголь был основным топливом в Екатеринбурге и в окрестностях… Крестьяне деревни Коптяки занимались выжиганием древесного угля… Все практически свидетели показывают, что в Ганину Яму большевики пригнали так называемые “коробки”».

Здесь В. В. Бойко-Великий делает вывод, что раз на Ганиной Яме были “коробки”, то в них привезли именно древесный уголь, и далее рассказывает об опытах противников признания «Царских останков» по сжиганию туш кабанов и телят:

«Мы сжигали 6 тел, понадобилась 1 березка, при наличии большого количества керосина. [Известно же из следствия Н.А. Соколова, что] cрубили несколько березок небольших», которые якобы использовались для сжигания Царских останков.

Якобы срубленные березки

«Разбор полетов» начнем с конца. О каких таких БЕРЕЗКАХ, срубленных для сжигания «царственных тел» упоминает В.В. Бойко-Великий? Где на страницах «Убийства Царской семьи» следователя Н. А. Соколова это написано? Вот что о срубленных деревьях пишет следователь Николай Алексеевич Соколов:

«Мы помним дорожку, по которой пришел на рудник грузовой автомобиль с трупами. Яма и лес мешали проходить ему. Он сорвался. Как раз там, где лес подступает к дорожке у этой ямы (снимок №71), я нашел два СОСНОВЫХ[1] деревца, подрубленных топором. В моем акте значится: “Обращают на себя внимание два молодых СОСНОВЫХ деревца: они находятся как раз против срыва и в непосредственной близости к колее дороги; оба эти деревца, как это явственно видно, подрублены выше корня топором и повалены в сторону от колеи дороги по направлению к лесу, видимо, для того, чтобы экипаж шел дальше, не задевая за эти деревца”»[2].

Из текста «Записок судебного следователя Н. А. Соколова» видно, что эти «сосновые деревца» находились у колеи дороги, а не были использованы для сжигания тел.

Хочется довести до читателя и следующий факт, часто упускаемый из вида исследователями и специалистами. В. В. Бойко-Великий говорит о том, что на Ганиной Яме могли быть срублены несколько деревьев, которые якобы послужили основой для костра. Но известно, что следователь Н. А. Соколов допрашивал местного лесничего Василия Гавриловича Редникова, который следил за лесом и оберегал его от незаконных вырубок. Вот что сказал о срубленных деревьях «лесничий Верх-Исетской посессионной дачи Редников В. Г., 41 год»:

«Тяжелый автомобиль шел здесь, проложил громадный след, поломал и повывернул много молодых деревьев вдоль колей дороги… Забыл еще сказать, что около шахты валялись две палки, отесанные с концов, как у нас часто носят сено»[3].

То есть ни о каких вырубках леса речи не идет, лесничий Редников сожалеет лишь о том, что прошедший грузовик повалил молодые деревья.

Лесничему Редникову вторит Николай Евграфович Божов, 29 лет, крестьянин Полевского завода:

«Молодые деревья вдоль колеи дорожки были некоторые поломаны, некоторые повывернуты»[4].

А Михаил Игнатьевич Бабинов, 43 года, житель деревни Коптяков, рассказывал следствию:

«Недалеко от шахты, в разрезе, виднелись две брошенные носилки, СОСНОВЫЕ, свежесрубленные, с затесанными концами, чтобы удобнее было держать руками»[5].

Никаких срубленных берез на Ганиной Яме не было, это доказано самим следователем Н.А. Соколовым и многочисленными свидетелями

Вывод: никаких срубленных берез на Ганиной Яме не было, это доказано самим следователем Н. А. Соколовым, а также многочисленными свидетелями.

Якобы коробки с углем

Далее скажем о «коробках», которые видели свидетели на Ганиной Яме. Вывод В. В. Бойко-Великого о том, что раз есть «коробки», значит, на них доставили уголь и дрова, мягко говоря, странен, т. к. никаких свидетелей, которые видели бы, что везли уголь или дрова на Ганину Яму, нет. Ни руководство Верх-Исетского завода, ни крестьяне деревни Коптяки – никто не заявил на следствии, что у него изъяли дрова и уголь или что он грузил оные в пресловутые «коробки». Приведем свидетельства о том, что данные транспортные средства использовались для перемещения людей.

В «Записках судебного следователя Н. А. Соколова» рассказывается о Настасье Зыковой с семейством, которые утром 17 июля 1918 года поехали в Екатеринбург и встретили «какой-то кортеж» (перевозивший останки Царской семьи). К ним с угрозами и ругательствами подлетели двое верховых. Тогда, рассказывали Зыковы, «лошадь мы быстро завернули, круто, чуть КОРОБОК (тележка) у нас не свалился»[6].

А вот какое свидетельство, связанное с «коробком», оставил свидетель Валерьян Сергеевич Котенов, 34 года, горный инженер:

«18 июля 1918 года, приблизительно часов в 3 дня, я выехал в Коптяки… Здесь на полянке стоял один грузовой автомобиль… Недалеко от автомобиля стояла лошадь вороная, небольшая, со стриженой гривой, запряженная в коробок. В коробке сидел мужчина, мне не известный… Он сидел не на козлах, а в самом коробке. Около него, положив ногу на подножку коробка, стоял другой мужчина»[7].

Чем важен этот отрывок? Дело в том, что свидетель имел возможность подойти близко к «коробку» и рассмотреть, что находится внутри. Если бы на этом коробке перевозились дрова, то остался бы древесный мусор: ветки, щепки и др., а если бы на нем перевозили древесный уголь, то как минимум осталась бы угольная пыль или сажа: сомнительно, что в такую грязь сел бы красноармеец.

Сын сторожа Я. Лобухина вспомнил следующее:

«В автомобилях, КОРОБКАХ и дрогах, когда все они возвращались назад (в ночь с 18 на 19 июля 1918 года), сидели солдаты»[8].

Похожее описание оставила и гражданка Анастасия Прокопьевна Суслопарова, проживавшая в Екатеринбурге:

«Ночью [с 18 на 19 июля 1918 года] она, Суслопарова, сидела около будки и на рассвете видела, что по дороге от деревни Коптяков через переезд полотна железной дороги у будки проезжало много красноармейцев на телегах, КОРОБКАХ и верхами»[9].

Подытожим: никаких свидетельств о перевозке дров и древесного угля нет

Подытожим: никаких свидетельств о перевозке дров и древесного угля нет, а воспоминаний об использовании «коробков» как средств для перевозки людей достаточно много. Следовательно, вывод В. В. Бойко-Великого о том, что, если на Ганиной Яме были «коробки», значит, на них привезли уголь и дрова, СЧИТАЮ НЕ СОСТОЯТЕЛЬНЫМ.

Количество бензина и керосина

Далее разберем вопрос об использовании на Ганиной Яме якобы большого количества бензина и керосина для сжигания тел Царственных страстотерпцев.

Для терпеливого читателя, который дошел до чтения сих строк, опять же приведем ознакомительный отрывок из прямой речи Василия Вадимовича Бойко-Великого.

В той же передаче на 11–12 минутах Василий Вадимович рассказывает:

«Самый большой эксперимент: 4 туши телят и 2 туши кабанов. Все это сжигалось вместе. При этом дров было не очень много, дрова были сырые, а, соответственно, керосина лилось с избытком, ну сколько нужно, столько и лилось».

Опыты Григорьева и Теплова

Опыты Григорьева и Теплова

Хотя В. В. Бойко-Великий и не уточняет количество керосина, но на основании «натурных экспериментов Григорьева и Теплова» смею предположить, что около 120 литров, которые указали сами экспериментаторы в опубликованных результатах своей работы.

Здесь добавим еще один отрывочек, связанный с бензином и керосином. На 20 минуте данной передачи В. В. Бойко-Великий утверждает, что на Ганиной Яме большевики использовали 800 литров горючего материала для уничтожения останков. Якобы было 5 бочек по 10 пудов горючего, а если 5 умножить на 160 литров – получается искомая сумма в 800 литров. Уважаемый оппонент еще прибавляет такую реплику:

«Имея такое количество бензина и керосина, можно сжечь десятки тел».

Ведущий передачи попытался воспротивиться такому заявлению, видимо, внутренне чувствуя подвох, но В. В. Бойко-Великий уверенно заявил, что бочек 5, и все они по 10–11 пудов, т.е. всего 800 литров. Так в чем же подвох? Ну конечно, в заявленном количестве ГСМ (горюче-смазочного материала)! Не знаю, как считал Василий Вадимович, но сам следователь Н. А. Соколов считал по-другому.

Процитируем Николая Алексеевича Соколова:

«Многие видели, как возился бензин. Оценивая показания свидетелей, я утверждаю, что его было доставлено на рудник самое меньшее 40 пудов»[10].

Видимо, Н. А. Соколов предполагал, что было доставлено 4 бочки бензина по 160 литров. Следовательно, около 640 литров.

Но хочу отметить, что это – всего лишь предположение следователя Н. А. Соколова. Если опираться исключительно на свидетельские показания, то можно прийти к количеству ГСМ, в два-три раза меньше заявленных Н. А. Соколовым или В. В. Бойко-Великим.

Рассмотрим показания свидетелей. Так, Степанида Павловна Дубровина, 34 года, мещанка, вспоминала:

«Мимо нашего переезда по дороге из города прошел грузовой автомобиль… (в котором) была большая железная бочка, ВЕДЕР на 10–12»[11], т.е. 100–120 литров.

Мельников Иосиф Никитич, шофер, 24 года:

«Я спросил этого шофера: “Ты зачем сюда приехал?” – Тот мне ответил: “Вот привез бочку керосину, да бак с водой”. Действительно, около автомобиля находилась большая бочка с керосином и медный бак с водой (ведер в 5–6)»[12].

А вот что рассказывает горный инженер Котенов Валериан Сергеевич, 34 года:

«На автомобиле стоял железный бочонок от бензина… Я сел на бочонок из-под бензина и стал пить воду из медного кувшина. Сидя на бочонке, я его покачивал и чувствовал, что бочонок ПУСТ… Я точно могу Вам определить количество бензина, которое должно было входить в бочонок, что был на грузовом автомобиле. Это был бочонок на 10–11 пудов»[13].

Два свидетеля находились в одном и том же месте и практически в одно время. Они говорят об одном и том же автомобиле, т.к. на полянке за переездом №184, по воспоминаниям Василия Яковлевича Лобухина, стояли два грузовых автомобиля, которые впоследствии вместе и уехали:

«Тут я хорошо заметил, что в этом автомобиле в железных бочках бензин везут. Я вздумал попросить бензину, взял бутылку и пошел туда, где на Коптяковской дороге стояли эти два грузовых автомобиля, я и в этот раз хорошо не заметил, что было на первом из автомобилей, который первым пришел. На втором же было бочки три бензина или, может быть, ДВЕ. Бочки все были железные… Я попросил у них налить мне бензину. Они мне бутылку налили. В это время дорогой от города к Коптякам шел какой-то мужчина… Он их спросил, что это они везут в бочках, и они ему ответили: “Там впереди автомобиль прошел. НА НЕГО БЕНЗИНУ НЕ ХВАТИЛО”»[14].

Опыт по сжиганию туш в бочке

Опыт по сжиганию туш в бочке

Показания Василия Яковлевича Лобухина подтверждает крестьянка Екатерина Васильевна Привалова, 39 лет:

«Прошел по направлению к Коптякам грузовой автомобиль. Я только заметила, что в этом автомобиле было ДВЕ или три бочки»[15].

Ну и самое важное свидетельство – это свидетельство заведующего склада автоотдела Леонова Петра Алексеевича, который по своей должности обязан знать точное количество используемого бензина:

«Один из них и увез на большом автомобиле 2 бочки бензина. Для надобностей автомобилей»[16].

Возьмем во внимание свидетельство горного инженера Котенова В.С. и вычтем «пустую бочку», тогда останутся ДВЕ бочки с бензином, о которых свидетельствуют Леонов П.А, Лобухин В.Я, Провалова Е.В. А если за основу взять еще показание Дубровиной С.П. о том, что «бочка, ведер на 10–12», то получается, что в район Ганиной Ямы было доставлено 200–240 литров бензина, да и то для нужд грузовых автомобилей.

Главное, для чего использовались бензин и керосин, – это для сжигания окровавленной одежды, обуви, вещей одиннадцати убиенных

А главное, для чего использовались бензин и керосин, и в больших количествах, – это для сжигания окровавленной одежды, обуви, вещей одиннадцати убиенных, в том числе шинели, пальто, дамских сумочек, вещмешка цесаревича, подушек… Об этом вновь свидетельствуют документы. Капитан Д. А. Малиновский, побывавший у шахты на Ганиной Яме одним из первых, 30 июля 1918 г., рассказывал:

«Стали мы рыться в этих обоих кострах. <…> …было найдено в кострах этих и около них… много кусков обгорелой ткани от одежды, кнопки от дамских, несомненно, костюмов, обрывок кружева, также обгорелый, какие-то принадлежности корсетов… пряжки… <…> Хорошо помню, что один лоскут одежды, кажется, по цвету серый, пах сильно керосином»[17].

В тот же день следователь А. Д. Наметкин зафиксировал в протоколе осмотра рудника:

«К югу, саженях в 12-ти от шахты, на лесной тропинке обнаружены признаки небольшого горелого места, на котором найдены обгорелые мелкие тряпки, пуговки, пряжки, обрывок кружева… <…> В этом же месте обнаружен небольшой обрывок полосатой материи с сильным запахом керосина»[18].

Примечательно, что сами участники преступления оставили воспоминания о том, что тела царственных мучеников действительно пытались сжечь, но… они не горели. Такая попытка была сделана утром 18 июля, уже после того, как тела достали из шахты – замерзшие в ледяной воде тела дымились и не горели. Так, по воспоминаниям чекиста И. И. Родзинского, который лично был на шахте 18 июля, «сначала попытались один труп сжечь, но неудачно»[19]. О том же писал и цареубийца М. А. Медведев (Кудрин):

«Готового плана перезахоронения у ребят не было, куда везти трупы никто не знал, где их прятать – также. Поэтому решили попробовать сжечь хотя бы часть расстрелянных, чтобы их число было меньше одиннадцати. Отобрали тела Николая II, Алексея, царицы, доктора Боткина, облили их бензином и подожгли. Замороженные трупы дымились, смердели, шипели, но никак не горели»[20].

Поэтому считаю, что:

  1. Бойко-Великий сознательно преувеличил количество легковоспламеняющихся жидкостей, которые, по его предположению, использовали для уничтожения Царских останков.
  2. Его вывод об использовании бензина и керосина исключительно для заранее запланированного полного уничтожения 11 тел является несостоятельным.

Сжечь или скрыть?

Верх-Исетский завод

Верх-Исетский завод

Кроме того, если цареубийцы с самого начала планировали сжечь тела убиенных, то возникает закономерный вопрос: зачем нужно было везти их на Ганину Яму, где не было ни дров, ни древесного угля, когда проще было бы сжечь в мартеновском цехе Верх-Исетского завода, где и дрова, и уголь были? Вспомним, что отряд П. З. Ермакова состоял преимущественно из рабочих Верх-Исетского завода, которые могли запросто подсобить в таком деле. Оцепили помещение, подогнали ночью машину и сожгли до пепла?! Известно, что сподручный П. З. Ермакова В. И. Леватных как раз был мастером в мартеновском цеху этого завода.

Из действий чекистов видно, что они планировали не уничтожить Царские останки, а именно сокрыть

Из действий чекистов видно, что они планировали не уничтожить Царские останки, а именно сокрыть!

Для чего Я. М. Юровский повез три лопаты в сторону Коптяков? По свидетельству агента уголовного розыска И. М. Сретенского, опрашивавшего садовника С. Полкова,

«за несколько дней до бегства большевиков из Екатеринбурга его позвал Войков и секретно спросил, есть ли у них и сколько лопат. Полков сказал, что найдется лопаты три. Лопаты Полков приготовил. Это были, по его словам, обыкновенные железные садовые лопаты»[21].

Воспоминания своего отца С. Полкова дополнял его сын Павел Полков, 13 лет:

«Приехал к ним какой-то неизвестный с черной бородкой [Юровский]. Он сел в экипаж, запряженный особо для него, и увез с собой лопаты»[22].

Затем Павел вспоминает, что Я. М. Юровский приехал к дому Ипатьева, из которого вышла группа людей, «они сели на экипаж, где был сверток с лопатами, и уехали в сторону Главного проспекта»[23].

Через один-два дня эти лопаты принес какой-то пленный австриец. «Они, как и рессорный экипаж, были запачканы глиной»[24]. Исходя из показаний Лобухина младшего и гражданки Суслопаровой, которые утверждали, что «автомобиль, дрожки и коробки» проходили в ночь с 18 на 19 июля 1918 года, можно сделать вывод, что помятый «одноконный рессорный экипаж» и испачканные глиной лопаты были возвращены 19 июля 1918 г.

Я. М. Юровский брал с собой лопаты явно не для того, чтобы ими «лес валить, да дрова колоть»! Понятно же, что лопаты использовали по прямому назначению.

Якобы расчленение тел

Мы немного отошли в сторону, поэтому вернемся к выступлению В. В. Бойко-Великого. На 18 минуте эфира на вопрос ведущего: «Почему вы считаете, что тела Царственных страстотерпцев были расчленены?» – Бойко-Великий отвечает, что об этом свидетельствуют «разрубленные шейные цепочки, разрубленные элементы одежды. Разрубание типа топором». Очень странный вывод! Как можно через сто лет уверенно сказать, что одежда или шейная цепочка разрублена топором, а, допустим, не шашкой или другим режущим и рубящим холодным оружием, которого было в изобилии у охранявших Коптяковскую дорогу красноармейцев? Как всегда, приведем свидетельские показания, чтобы не быть голословными.

Штык-нож от винтовки Венчестер, принадлежал М. А. Медведеву (Кудрину)

Штык-нож от винтовки Венчестер, принадлежал М. А. Медведеву (Кудрину)

Вот свидетельство крестьян Папина, Швейкина, Зубрицкого, а также офицера Шереметевского:

«Хотели было пройти этой дорожкой к руднику, как по ней выехал оттуда красноармеец, вооруженный винтовкой, двумя револьверами, ШАШКОЙ и гранатами»[25].

Путевой сторож Яков Лобухин, рассказывая, как он видел грузовик в ночь на 17 июля 1918 года, отметил, что «сидело в нем человека четыре с винтовками, кажется, в солдатской одежде»[26]. Если вспомнить докалывание княжон и Демидовой штыком от винтовки «винчестер» в подвале Ипатьевского дома, то указание Лобухина на охранников, вооруженных винтовками, свидетельствует и о наличии у них означенных штык-ножей.

Пехотный тесак, изготовленный на Златоустовском заводе

Пехотный тесак, изготовленный на Златоустовском заводе

А вот воспоминания Алексея Кабанова, в которых тоже значится холодное оружие:

«Карающие рассказывали, что …дальше от города они обнаружили, что их сопровождает какой-то полный человек… Красноармеец без особого труда обнаружил в этом человеке лазутчика враждебных нам сил и тут же прикончил ТЕСАКОМ»[27].

Ермаков Петр Захарович

Ермаков Петр Захарович

Пехотный тесак, вероятнее всего, изготовленный на Златоустовском заводе, виден и на знаменитой фотографии П. З. Ермакова, датируемой 1918-м годом. Здесь добавим и воспоминания одного из сподвижников П. З. Ермакова по отряду, А. С. Медведева. Однажды у него произошел конфликт со Степаном Вагановым.

Ваганов «на меня как-то замахнулся нагайкой. Он комиссар, а я – член коллегии штаба. Он на меня нагайкой, а я вытащил клинок. А я был в молодости тоже очень горячий. Ну смотри, говорю, Степан. Он руку опустил, я – клинок на место»[28].

Высказывание В. В. Бойко-Великого о том, что «разрубленные шейные цепочки и разрубленные одежды» свидетельствуют о разрубании тел Царственных страстотерпцев топором НИКАК НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИЗНАНО ЗА ИСТИНУ. Поскольку нет ни одного свидетельства очевидцев, а цепочки и одежды можно было разрубить любым холодным оружием, которое было у охранников. Расчленить же тела тесаком, клинком или штыком, мягко скажем, затруднительно.

И вновь о предположениях Н.А. Соколова
и «доказательствах» группы В. В. Бойко-Великого

Конечно, В. В. Бойко-Великий ставил себе задачу подтвердить предположение Н. А. Соколова о полном уничтожении Царских останков путем их сожжения. Но я считаю, что если ты берешь за основу какое-либо теоретическое утверждение, то необходимо не отходить от теории и доказать ее практикой. Пока ЭТОГО у «группы» Бойко-Великого и иже с ним сотрудников его НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. Почему?! Попытаюсь опять объяснить на примерах.

Если ты берешь за основу какое-либо теоретическое утверждение, то необходимо не отходить от теории и доказать ее практикой

Какое предположение высказал Николай Алексеевич Соколов? Приведем его…

«Вечером 16 июля царская семья и жившие с ней люди были живы. Ранним утром 17 июля, под покровом ночной тьмы, грузовой автомобиль привез их трупы на рудник в урочище Четырех Братьев. На глиняной площадке у открытой шахты трупы обнажили. Одежду грубо снимали, срывая и разрезывая ножами. Некоторые из пуговиц при этом разрушались, крючки и петли вытягивались. Скрытые драгоценности, конечно, были обнаружены. Некоторые из них, падая на площадку, среди множества других остались незамеченными и втаптывались в верхние слои площадки.

Главная цель была уничтожить трупы. Для этого прежде всего нужно было разделить трупы на части, разрезать их (расчленить). Это делалось на площадке. (ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И СВИДЕТЕЛЬСТВ ЭТОМУ ПРЕДПОЛОЖЕНИЮ НЕТ. – Прот. С.).

Удары острорежущих орудий, разрезая трупы, разрезали и некоторые из драгоценностей, втоптанные в землю. Экспертиза установила, что некоторые из драгоценностей разрушены сильными ударами каких-то твердых предметов: не острорежущих орудий. Это те именно, которые были зашиты в лифчиках Княжен и разрушены в самый момент убийства пулями на их телах. (Вспомним, что Княжон добивали также штыками и прикладами, поэтому разрушение драгоценностей или нательных иконок могло произойти и по этим причинам. – Прот. С.).

Части трупов сжигались на кострах ПРИ ПОМОЩИ БЕНЗИНА И УНИЧТОЖАЛИСЬ СЕРНОЙ КИСЛОТОЙ. Оставшиеся в телах пули падали в костры; свинец вытапливался, растекался по земле и, охлаждаясь затем, принимал форму застывших капель, пустая оболочка пули оставалась. (Не обязательно пули были из тел страстотерпцев, они могли быть из подушки, которой прикрывалась комнатная девушка А. С. Демидова. Известно, что в ее подушке застряло множество пуль, а когда мучители сжигали одежду, сумку, обувь и другое, то могли сжечь и эту подушку. Но оговоримся, – это предположение, т.к. воочию мы этого не видели. – Прот. С.).

СЖИГАЕМЫЕ НА ПРОСТОЙ ЗЕМЛЕ трупы выделяли сало. Стекая, оно просалило почву. (Здесь нужно отметить очень важный момент: САЛО НЕ ВЫПАРИВАЕТСЯ ИЗ ТЕЛА, А СГОРАЕТ. Каждый может проверить это даже в домашних условиях, например, на куске обычного сала. Кроме того, в документах дела Н. А. Соколова упоминается, что сальные массы были обнаружены в малом колодце шахты. Спрашивается, как они туда попали? Если при сгребании остатков тел из кострищ, то возникает естественный вопрос: почему же, согласно опять-таки документам дела, в шахте не было найдено ни одной косточки?! Да просто потому, что сало в то время использовалось в технических целях, и, скорее всего, эти кусочки остались от смазки механизмов, например, лебедки шахты, и не имеют никакого отношения к сокрытию тел Царской семьи. – Прот. С.).

Разорванные и разрезанные куски одежды сжигались в тех же кострах. В некоторых были крючки, петли и пуговицы. Они сохранились в обожженном виде. Некоторые крючки и петли, обгорев, остались не разъединенными, не расстегнутыми»[29].

Мнение следователя Н. А. Соколова мы привели. В чем же отличие от опытов «группы» Бойко-Великого?

Н. А. Соколов ни о каких дровах, углях, срубленных березках, топорах не говорит

Во-первых, нужно подчеркнуть, что Н. А. СОКОЛОВ НИ О КАКИХ ДРОВАХ, УГЛЯХ, СРУБЛЕННЫХ БЕРЕЗКАХ, ТОПОРАХ НЕ ГОВОРИТ.

Во-вторых, следователь Н. А. Соколов считает, что ТРУПЫ СЖИГАЛИСЬ ПРЯМО НА ЗЕМЛЕ С ПОМОЩЬЮ БЕНЗИНА И СЕРНОЙ КИСЛОТЫ, А ТАКОГО ОПЫТА У «ГРУППЫ» БОЙКО-ВЕЛИКОГО НЕ БЫЛО, следовательно, они отступили от первоисточника. Если даже 800 литров бензина, предполагаемых Бойко-Великим, разделить на 11 человек, то получается, что на одного человека будет расходоваться приблизительно 73 литра. Ответственно заявляю, что этого не хватит, чтобы сжечь останки «до костей белого каления». То, что следователь Н. А. Соколов говорит о сожжении прямо на земле, видно как из приведенного выше отрывка, так и на основании других свидетельств. Например, 4 августа 1919 года Василий Гаврилович Редников, лесничий Верх-Исетской посессионной дачи, сказал следующее:

«Меня смущало тогда одно лишь обстоятельство. Если трупы сожигались на кострах, то мне малы казались самые костры и не было в них углей, в небольшом количестве находившихся в кострищах. Если они обрабатывали трупы бензином, тогда, конечно, небольшая величина костров понятна»[30].

Очень важно и то, что следователь Николай Соколов свое предположение о полном сожжении останков высказывает вопреки многим свидетельским показаниям. Так, шофер Иосиф Никитич Мельников показывал:

«Зачем нас водили комиссары по лесу, – сказать не могу: то ли они сами заблудились, то ли нас хотели сбить с пути. Знаю только, что мы нигде не останавливались и никаких людей не встречали. Не видели также и огней от разведенных костров и не знаю, зажигались ли там где-либо костры»[31].

Иван Семенович Зубрицкий, 41 год, крестьянин Верх-Исетского завода, свидетельствовал:

«Пробыв в этот день долго в лесу, я пришел на заимку, побыв тут и вздумал посмотреть, что же делают красные на дороге. Положительно я не заметил, были ли на руднике костры и был ли дым в лесу. Никаких человеческих голосов на руднике я не слышал»[32].

По мнению Н. А. Соколова, останки жгли 17–18 июля 1918 года. В. В. Бойко-Великий говорит о 9–10 часах сожжения 6 туш кабанов и телят. Возникает вопрос: неужели за такое длительное время никто не видел дыма от костров? Не слышал, как рубят деревья?

По всей видимости, на Ганиной Яме сжигали только одежду и вещи, поэтому костры не были большими и заметными для окружающих. Любому здравомыслящему человеку понятно, что для сжигания 11 человек в лесу потребовался бы огромный, мощный костер и много времени. Незаметно это сделать невозможно.

И еще одну мысль хочется высказать. В Поросенковом логу сожгли двух отроков – Алексия и Марию. Здесь было больше возможности это сделать, чем на Ганиной Яме. Вспомним шпалы, которые использовались для мостика в логу. Шпалы можно было использовать и для костра. Ведь никто не пересчитал, сколько их взяли от переезда и сколько их использовали на строительство мостика. Несколько шпал вполне хватило бы для основы костра.

Найденные более тридцати лет назад останки Царской семьи и их сподвижников являются подлинными мощами

В общем, резюмируя все вышеприведенные размышления, опять прихожу к тому, что положения, высказанные В. В. Бойко-Великим в передаче «“Екатеринбургские останки”: “за” и “против”», являются несостоятельными и не соответствуют действительности. А найденные более тридцати лет назад останки Царской семьи и их сподвижников являются подлинными мощами.

***

[1] Здесь и далее – выделения автора статьи.

[2] Соколов Н.А. Убийство Царской семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова. – Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1998. С. 324, см. главу «Роль Юровского».

[3] Гибель Царской семьи: Материалы следствия по делу об убийстве Царской семьи (август 1918 – февраль 1920) / Сост. Росс Николай. — [Франкфурт-на-Майне]: Посев, [1987]. С. 428.

[4] Гибель Царской семьи… С. 430.

[5] Там же. С. 351.

[6] Соколов Н.А. Убийство Царской семьи. С. 269. См. главу «17–18 июля на руднике».

[7] Гибель Царской семьи… С. 410–411.

[8] Там же. С. 395–396.

[9] Там же. С. 384.

[10] Соколов Н.А. Убийство Царской семьи. С. 280. См. главу «Грузовой автомобиль на руднике. Серная кислота, бензин».

[11] Росс. С. 397.

[12] Там же. С. 144–146.

[13] Там же. С. 410–411.

[14] Там же. С. 395–396.

[15] Там же. С. 397.

[16] Там же. С. 327–330.

[17] Гибель Царской семьи… С. 371.

[18] Там же. С. 31.

[19] Запись беседы М. М. Медведева с Г. П. Никулиным, И. И. Родзинским, М. А. Медведевым (Кудриным) и Р. Я. Юровской 18 дек. 1957. Л. 3 об. Цит. по: Преступление века: Материалы следствия: Документально-архивная хронология событий, связанных с гибелью Российского императора Николая II, его семьи и их приближенных: в 3 т. – Т. 1. – М.: СК РФ, 2021. С. 429.

[20] Медведев (Кудрин) М. А. Расстрел царской семьи Романовых в городе Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 г. Цит. по: Преступление века… С. 430.

[21] Гибель Царской семьи… С. 505.

[22] Там же. С. 505–506.

[23] Там же. С. 384.

[24] Там же. С. 505.

[25] Соколов Н.А. Убийство Царской семьи. С. 271. См. гл. «17-18 июля на руднике».

[26] Там же. С. 273.

[27] Романовы. Подвиг во имя любви. М.: Достоинство, 2010. С. 265.

[28] Ильичева-Шалаева С.В. След демона: документальная повесть. [б.м.], 2016. С. 97–98.

[29] Соколов Н.А. Убийство Царской семьи. С. 295–296. См. в конце главы «Вещи царской семьи, найденные на руднике. Выводы».

[30] Гибель Царской семьи… С. 428.

[31] Там же. С. 146.

[32] Там же. С. 437.

Источник:  https://pravoslavie.ru/151080.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на апрель 2024 года

В середине весны верующие начинают готовиться к одному из главных событий для христиан — Воскресению Христову, которое мы привыкли также называть Пасхой....

Выбор редакции

Среда 6-й седмицы Великого Поста 2024. О незлобии

Кто незлобив, тот совершен и богоподобен. Преподобный Антоний Великий Бичевание Христа. Венеция. XIII в. Какое жалкое состояние – платить...