«Он был значительным явлением в Русской Церкви конца ХХ – начала ХХI века». Протоиерея Димитрия Смирнова вспоминают друзья и соратники (+ВИДЕО)

Просмотрено: 58 Отзывы: 0

«Он был значительным явлением в Русской Церкви конца ХХ – начала ХХI века». Протоиерея Димитрия Смирнова вспоминают друзья и соратники (+ВИДЕО)

22 октября 2022 года в Сретенской духовной академии прошел вечер памяти протоиерея Димитрия Смирнова с презентацией книги «Настоящий пастырь и любящий отец». О ее создании рассказала составитель – Людмила Алексеевна Чуткова. Воспоминаниями о батюшке поделились его друзья и соратники – протоиерей Владимир Вигилянский, протоиерей Александр Добродеев, Наталья Владимировна Сидорина. Был представлен документальный фильм, созданный сотрудниками детского дома «Павлин», который окормлял отец Димитрий. В конце вечера выступили воспитанники детского дома. Они познакомили зрителей с отрывками писем святого Павлина Милостивого, в честь которого назван приют.

​​

Игумен Павел (Полуков):

– Братия и сестры, я приветствую вас в стенах Сретенской обители, Сретенской духовной академии. Слава Богу, что память о таких людях, как отец Димитрий, собирает нас, объединяет, дает силы, уверенность, продолжает учить молитве. Разрешите зачитать вам приветственное слово от владыки Пантелеимона:

«Его Преподобию иеромонаху Матфею (Самохину), директору издательства ‟Вольный Странник”. Ваше Преподобие, дорогой отец Матфей! Позвольте сердечно поприветствовать и поблагодарить Вас за издание сборника ‟Настоящий пастырь и любящий отец”, посвященного памяти протоиерея отца Димитрия Смирнова. Также хотел выразить глубокую признательность владыке Тихону за труды по сохранению наследия отца Димитрия. От всей души благодарю вас за эту книгу. Молитвенно желаю, чтобы вечер прошел полезно и интересно. Да благословит Господь просветительские труды ‟Вольного Странника”. С любовью во Христе, Пантелеимон, епископ Верейский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси».

Память о таких людях, как отец Димитрий, дает силы, уверенность, продолжает учить молитве

Я думаю, много говорить мне сейчас не стоит. Мы знаем батюшку, видели его. Он был значительным явлением в Русской Церкви конца ХХ – начала ХХI века и навсегда останется в истории, в памяти верующих. Сегодня мы представляем книгу «Настоящий пастырь и любящий отец». В ней собрана и сохранена память об отце Димитрии для тех, кто не знал его лично, не видел, не был на его службах или проповедях. Сейчас мы приглашаем на сцену главного составителя книги – Людмилу Алексеевну Чуткову. Она трудилась над книгой вместе с отцом Александром Шестаком. Он, к сожалению, не дожил до сегодняшнего дня. На литии мы помолились об отце Александре. Еще мы приглашаем друга отца Димитрия – протоиерея Владимира Вигилянского, настоятеля храма Святой мученицы Татьяны при МГУ, и протоиерея Александра Добродеева, клирика московского храма Вознесения Господня за Серпуховскими воротами. Отец Александр непосредственно трудился в так называемом Военном отделе вместе с отцом Димитрием Смирновым. Мы вас приветствуем и просим рассказать о книге, поделиться своими воспоминаниями.

Людмила Алексеевна Чуткова

Людмила Алексеевна Чуткова

Л.А. Чуткова:

– Спасибо огромное, отец Павел. Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон написал такое проникновенное письмо! В этой книге тоже есть его материал под названием «Он ничего не боялся». Имеется в виду отец Димитрий – настоящий борец за справедливость. Он действительно ничего не боялся. Поэтому и мы, если с нами Бог, тоже не должны ничего бояться.

Сейчас я кратко расскажу вам о составлении. Если бы рядом не было протоиерея Александра Шестака, книга бы никогда не состоялась. После того, как я получила задание составить книгу, я растерялась. Мне посоветовали обратиться к отцу Александру. Я была и на его проповедях, и на Исповедях, поэтому знала, какой это незаурядный, творческий, пишущий человек. Мы создавали книгу в течение двух месяцев. Причем отец Александр очень торопился: «Людмила Алексеевна, надо быстрее делать эту нужную и полезную книгу. Давайте, давайте работать быстрее, собирать материал». И каждый вечер, когда я со своей основной работы приходила, он мне звонил и спрашивал: «Что-нибудь есть для редактирования?» Было очень непросто стараться идти вровень с этим творческим, трудолюбивым человеком. У него много собственных произведений, замечательных стихов. Из скромности он свои стихи, даже посвященные отцу Димитрию, не включил в книгу. Но зато постарался собрать воспоминания друзей, священников, тех, кто служил вместе с батюшкой. Здесь находится протоиерей Александр Добродеев, с которым они вместе служили, делали общее дело. Здесь и друг его, отец Владимир Вигилянский. В книге они рассказывают о встречах с батюшкой.

Это история добросердечной, красивой жизни

Второе название, которое я дала бы этой книге, – «Любовь и искренность». А еще это история добросердечной, красивой жизни. Когда мы собирали материал, появилась мысль рассказать о всесторонней деятельности отца Димитрия. Он сколько всего смог на себя принять: 3 детских дома, 8 храмов, где он был настоятелем, Патриаршая комиссия, работа в движении «За жизнь», постоянные службы, проповедь Евангелия. Это был удивительный человек. Я счастлива, что смогла с ним встретиться. Ну, а те, кто не смог, как правильно сказал отец Павел, смогут окунуться в воспоминания священников о встречах к ним. Кого-то отец Димитрий привел к вере, кому-то подсказал, как поступить, душевно помог, дал совет, помог решить житейскую проблему. Отец Александр, вечная ему память[1], собрал эту книгу с любовью. Вместо заключения он поставил рассказ о своей супруге, которая его тоже духовно поддерживала всегда. Без слез это читать невозможно. Я тоже вложила душу в этот сборник, потому что отец Димитрий мне помогал – наладить отношения с сыном, решать житейские трудности, которые встречались на пути.

Еще я хотела бы сердечно поблагодарить всех тех людей, которые помогли при издании книги. «Вольный Странник» – издательство молодое, но перспективное и наполненное профессионалами своего дела. Со мной работала хороший редактор Анастасия Горюнова. Был человек, который делал макет – удивительная Зоя Исправникова, она в Печорах. Нам дал фотографии для этой книги Дмитрий Кашкин – тоже профессионал своего дела. И когда все эти профессионалы в группу собрались, получилась такая могучая кучка талантливых людей. Я заметила, что профессионализм в этом издательстве превалировал над всем – и за это большое спасибо. Конечно, все делалось по благословению митрополита Тихона (Шевкунова), большую помощь оказал директор издательства, отец Матфей, мы это очень чувствовали. Издание книги – как победа над всеми неурядицами. И, несмотря даже на беду с отцом Александром, эта книга – победа жизни над смертью. Вы увидите, что любовь никуда не уходит, как сказал апостол. Люди живут и в этой жизни, и в вечной. Пожалуйста, прочтите эту книгу. Мы сначала думали адресовать ее молодежи. Но в процессе работы поняли, что получается книга для любых возрастов, для семейного чтения. Помоги вам всем Господь, здоровья вам и вашим семьям. Спасибо!

Протоиерей Владимир Вигилянский

Протоиерей Владимир Вигилянский

Протоиерей Владимир Вигилянский:

– Отец Димитрий был богатой, многогранной личностью. Каждое из этих слов требует расшифровки. Богат он был духовными чадами, дарами, которыми Господь его наградил. Богат воспитанниками детских домов, которые его будут помнить всю свою жизнь, поскольку с таким человеком, одновременно мужественным, жестким, бесконечно добрым и милосердным, они столкнулись в своей жизни. Что касается многогранности – конечно, многие люди, которые оставили свои воспоминания об отце Димитрии, видели его с набором разных граней. А все вместе отразилось в этой книге. Я, например, знаю его как очень остроумного и радостного человека. Как-то так получилось, что большую часть нашего общения мы что-то такое друг другу говорили и улыбались. Но начать нужно с того, что мы родились с ним в один и тот же год, в один и тот же месяц и в одни и те же сутки – только я 6 марта, а он 7-го. Несколько часов отделяло нас друг от друга при рождении. И я шутя ему говорил: «Не перебивай старшего. Ты младше, послушай», – или еще что-то такое. И он шутил на эту тему. Иногда мы встречались в дни патриарших наград. У нас совпадали 50-летия, 55-летия, 60-летия, и патриаршие награды выдавались нам обоим, мы на этот счет шутили. Я ему однажды сказал: «Что мне в тебе нравится: ты не просто веселый человек, но еще и самоироничный». Это очень редкое качество, на самом деле. При всем масштабе своей личности, он не боялся шутить над самим собой. Это редкое качество. Подумайте об этом, потому что самоирония больше говорит о смирении, чем о каких-то других вещах.

Он не боялся шутить над самим собой. Это редкое качество

В одном из интервью он рассказал, что прочитал Евангелие в 14 лет, и эта книга перевернула всю его жизнь. Весь максимализм отца Димитрия – а в этом его часто обвиняли, особенно светские люди – связан с тем, что он все измерял евангельской истиной. Напускная жесткость – это не его жесткость. Это тот масштаб, которым он измерял современную жизнь, каждую эпоху. В том числе Церковь, церковных людей и самого себя. Эта энергия евангелизации, как пастырского действа, окрашивала всю его жизнь. Конечно, люди светские не очень понимали, почему отец Димитрий так категоричен. Но категоричность эта была не оттого, что он ставил какие-то преграды перед людьми – он опирался на евангельскую высоту и глубину. Евангельская истина окрашивала все его слова и действия. Кто-то обнаруживал эти грани в его миссионерской деятельности. Отец Димитрий был дерзновенным миссионером. Говорил, что самый податливый и нужный материал для миссии церковной – люди, сидящие в тюрьме и пребывающие на военной службе. Солдаты и офицеры в армии оторваны от своего дома, семьи. Если они не имеют твердой основы, опоры, фундамента на земле, то будут совершать чудовищные ошибки, стоящие жизни другим людям. Эти люди, которые находятся в тюрьме или в армии, ищут твердой основы. Отец Димитрий утверждал, что здесь-то и нужен священник.

Кто-то смотрел на отца Димитрия, как на пастыря, в первую очередь – исповедника, проповедника. Это другая грань, другая функция. Не буду останавливаться на этом, потому довольно много в книжке говорится о его церковном служении. И третье, о чем я хотел сказать. Отец Димитрий был личностью – именно в духовном понимании этого слова. Он был образом и подобием Божиим в неповторимом лике. Тем, к чему призывает нас Господь. Мы, с одной стороны, как бы едины в некоторых целях нашей жизни. Но, с другой стороны, непохожи один на другого в том пути, которым мы идем к этой цели. Отец Димитрий был неповторимым человеком. Ему невозможно подражать. Его путь индивидуален, оригинален. И яркость его – как раз в сочетании индивидуальности с тем, к чему призывает всех нас Господь.

Отец Димитрий был личностью – именно в духовном понимании этого слова. Он был образом и подобием Божиим в неповторимом лике

Кто-то его вспоминает с печалью, а я – с улыбкой и радостью. Потому что он исполнил заповедь Божью. Прожил свою жизнь ради Бога, вместе с Богом и с помощью Божией. А это уже великое благо. Аминь.

Протоиерей Александр Добродеев:

– Мне тоже хотелось бы сказать несколько слов об отце Димитрии Смирнове и об отце Александре Шестаке. Так получилось, видимо, по воле Божией, что отца Александра Шестака я узнал раньше, чем отца Димитрия. Я долго служил в МВД, носил погоны. Видел деятельность Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, который в конце 1990-х годов возглавлял владыка Савва (Волков), епископ Красногорский. На рубеже 1990-х и нулевых годов в Академии МВД, где я служил, мы познакомились с отцом Александром. Он не был еще тогда отцом – был просто Александром Дмитриевичем Шестаком, полковником МВД, милиционером. А я носил зеленую форму внутренней службы. И когда в Академии МВД появился храм Александра Невского, там как-то собрались все Александры, и я в том числе. Там мы и начали служение. В 2001-м году, когда мы отучились в Центре духовного образования военнослужащих при Свято-Тихоновском богословском институте (так он тогда назывался), мы пришли к отцу Димитрию Смирнову в Благовещенский храм в Покровском парке. Три полковника – Александр Шестак, Александр Добродеев и Игорь Смелков. Пришли к нему и говорим: «Отец Димитрий, мы закончили центр духовного образования военнослужащих, хотим служить в Церкви». И он нас благословил. Мы все-таки были уже в возрасте. У меня за плечами – 20 с лишним лет службы в МВД, у Шестака было почти 30 лет, у Игоря Смелкова тоже. Отец Димитрий говорит: «Хорошо, лет 10–15 еще послужите Матери-Церкви». Ну, мы с воодушевлением написали прошение, подали. И в 2002-м году были рукоположены в сан диакона – отец Александр Шестак в конце апреля, а я в конце мая. В этот момент отец Александр был назначен председателем Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с армией и правоохранительными органами, что на Серпуховке. Мы там стали служить. Александр Шестак через полгода ушел на пенсию, а я еще где-то два с половиной года носил погоны. В 2004-м году нас рукоположили в сан священника. Отец Александр Шестак был назначен на должность заведующего сектором МВД, а я – заведующим сектором тюремного служения. 10 лет в итоге под руководством отца Димитрия Смирнова мы несли службу по окормлению силовых структур – не только вооруженных сил, но и всех правоохранительных органов тоже.

Протоиерей Александр Добродеев

Протоиерей Александр Добродеев

Отец Владимир правильно сказал: феномен отца Димитрия заключается в том, что Богу было угодно, чтобы в конце 1990-х – начале нулевых были такие священники. Как здесь, на обложке книги, сказано: «Настоящий пастырь и любящий отец». По себе знаю, как трудно носить погоны. Человек, который носит погоны, ждет какого-то утешения, понимания, сочувствия, тепла. Вот этими качествами обладал отец Димитрий. И нам это передавал. И это было главное наше оружие при взаимодействии с вооруженными силами и правоохранительными органами. Человек, носящий погоны, – он тоже человек. Он чувствует отцовскую, настоящую заботу.

Деятельность отца Димитрия была настолько велика, что благодать Божия на нем отражалась и транслировалась в окружающую среду на многие и многие километры. Когда он появлялся в среде людей в погонах, то действительно, как отец Владимир сказал, какой-то свет был, тепло, знаете, один только взгляд его чего стоил. Когда он меня назначил на должность заведующего тюремным служением, я сначала воспротивился. Но он так на меня посмотрел спокойно – и я согласился. 6 лет отдал тем людям, которые служат в местах лишения свободы. Именно не столько осужденным, сколько офицерам, людям в погонах, которые там служат, – вот какая у меня была основная задача и цель.

Знаете, как отличить доброго человека от злого? Я вспоминаю очень яркую картину, как отец Димитрий ел. Мы с ним сидели в трапезной. Он всегда съедал свою порцию быстрее всех. При этом, когда еда была горячая, он ее не жевал, проглатывал. Я потом спросил у знающих людей – они сказали, что так могут есть только добрые люди. Злые всегда долго пережевывают.

Когда мы с отцом Димитрием посещали места заключений, то взаимодействовали не только с православными, но и с католиками, и с протестантами. Как-то в Питере мы общались с одним протестантским епископом. И он нам начал говорить о том, что надо бы в России проводить беседы, предложил пригласить всемирно известного пастора. Как правильно отметил отец Владимир, отец Димитрий обладал отличным чувством юмора. Он говорит: «Как это, всемирно известный? А почему я его не знаю?» Он мог обезоружить противника просто так, на раз-два. Ну, и, конечно, сборы военного духовенства, посещения дальних гарнизонов – это была увлекательная деятельность.

С отцом Александром Шестаком во диаконы мы рукополагались с разницей в месяц, а во священники – с разницей в один день. То есть меня рукоположили 17 октября, а его 18 октября. И когда мы служили в Синодальном отделе, выполняли свои функции, то всегда стояли плечом к плечу, как сейчас говорят, ноздря в ноздрю шли. Мы были практически единым целым, решали очень много задач, связанных с открытием новых храмов в подразделениях, вместе служили, общались с военнослужащими. Эта работа действительно очень благодатная. Она очень важная, нужная. И то, что эти 10 лет отец Димитрий посвятил работе по взаимодействию с армией и правоохранительными органами, дало нам очень много. Мы до сих пор напитаны его благодатью, мы пытаемся реализовать те наработки, установки, которые нам отец Димитрий в свое время поручил.

Мы до сих пор напитаны его благодатью, мы пытаемся реализовать те наработки, установки, которые нам отец Димитрий в свое время поручил

Мы до сих пор живем этим, храним традиции. Еще раз говорю: отец Димитрий – феномен, который нам дал Бог, чтобы мы имели вот такого настоящего пастыря и любящего отца. С отцом Александром Шестаком мы друг друга понимали с полуслова, буквально без лишних слов. Приходилось решать задачи очень важные и нужные. Встречались и с министрами, и с высокопоставленными генералами, и с простыми сотрудниками и военнослужащими. Отец Александр смог открыть в университете МВД на Волгина храм Михаила Архангела – там до сих пор идут богослужения. Наряду с храмом Александра Невского в академии управления МВД был открыт еще ряд храмов. Все это наследие нам досталось от добрых пастырей – отца Димитрия, отца Александра. И деятельность продолжается, продолжается миссия по окормлению людей в погонах. Это очень важно. Я вспоминаю отца Димитрия, его яркий и светлый образ только с самыми добрыми словами.

Еще батюшка занимался детьми. Как-то он взял меня с собой в Совет Федерации. Там была конференция по борьбе с наркотиками. Выступало много людей из общественных организаций, которые занимались борьбой с наркотиками. И когда ему дали слово, он сказал:

– Дорогие! Мы, Русская Православная Церковь, ни копейки от государства не просим. У нас есть такие учебные заведения, где дети не пьют, не курят, не колются, не ругаются матом, не занимаются ненужными какими-то делами. Практически 90% поступают в высшие учебные заведения. Я вас от всей души прошу: не мешайте нам работать. Потому что как только мы открыли приют для детей военнослужащих, которые погибли, защищая Родину, так сразу пришли всякие разные организации и начали выставлять свои претензии к нам.

Отец Димитрий – он был боец. Он отстаивал до конца право людей на свободную духовную жизнь. Эта борьба просто так не дается. Он отошел ко Господу в 69 лет – не возраст совсем. Это говорит о том, что все силы он положил за это правое дело. А мы знаем, что нам Господь так и заповедовал: «Нет больше той любви, чтобы душу положить за други своя» (Ин. 15, 13). Честно могу сказать, что отец Димитрий душу свою положил за други своя. И еще: надо было видеть, сколько у него наград было. Когда он вышел как-то на епархиальном совете в храме Христа Спасителя в рясе, полностью увешенной орденами и медалями, мы просто были потрясены. Там с одной стороны штук 50 висело, и с другой столько же. Представляете, человек в этой жизни получил много: известность, вес в обществе, – но больше он отдал. И это его качество мне кажется самым главным в его жизни. Действительно, настоящий пастырь и любящий отец. Аминь.

Отец Павел:

– Спаси Господи, дорогие наши гости, за такие замечательные слова, глубокие, проникновенные, из драгоценного личного опыта. Сейчас, братия и сестры, разрешите вам представить небольшой фильм. Он так и называется – «Отец Димитрий». Фильм подготовлен и представлен детским домом «Павлин».

Наталья Владимировна Сидорина

Наталья Владимировна Сидорина

Н.В. Сидорина:

– Я благодарю и владыку Тихона, и организаторов этой встречи за возможность быть здесь, вспомнить о батюшке. Сейчас показали наш фильм о нем, мы его очень любим. Мы считаем, что у детского дома тоже появилась своя миссия – сохранять память об отце Димитрии, делиться воспоминаниями, собирать воспоминания его друзей. Как и сегодня, батюшка собирал большие аудитории, люди стремились попасть на его лекции, встречи, теле- и радиопередачи. Из отдаленных концов Москвы спешили на его лекции, проповеди. Когда что-то случалось в стране или в мире, журналисты просто обрывали батюшкин телефон, потому что хотели узнать именно его точку зрения о той или иной проблеме. Встречались такие журналисты, которые считали, что отец Димитрий в миру известен только своими скандальными заявлениями. Но мы же понимаем, что он был воин Христов. Отец Иоанн (Крестьянкин), которого батюшка очень почитал, к которому часто ездил, однажды воскликнул: «Слава Богу, вспомнили, что наша Церковь воинствующая!» Возможно, отец Иоанн и благословил батюшку на эти сражения. Я была очень удивлена после его кончины тем, как мало известно о благотворительной стороне деятельности отца Димитрия, о том, что он много заботился о детях, попавших в трудную жизненную ситуацию. Часто мне задавали вопрос: как так получилось, что при жизни батюшки мало кто знал про православный детский дом «Павлин». Я думаю, это связано с тем, что отец Димитрий был несказанно скромным человеком, несмотря на то, что все привыкли воспринимать его как скалу. Воистину, его левая рука не знала, что делает правая, и он никогда не выставлял свои добрые дела напоказ. Дети «Павлина» с их трудными судьбами были для батюшки как жизнь, как воздух, которым он дышал.

Отец Димитрий был несказанно скромным человеком, он никогда не выставлял свои добрые дела напоказ

Отец Димитрий организовал наш детский дом в конце 1990-х годов. Когда он стал настоятелем храма Митрофана Воронежского, то в архивных документах нашел сведения, что когда-то при храме был приют Великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Она тоже занималась активно милосердием, благотворительностью, окормляла деток. И батюшка решил восстановить историческую справедливость – открыл наш детский дом. Назвал он его просто в честь красивой птицы, павлина. Но позже в руки отцу Димитрию попалось житие святителя Павлина Милостивого, епископа Ноланского. Он поразился судьбе и подвигу этого великого святого. Когда я думаю о батюшке, я провожу параллель между жизнью Павлина Милостивого и батюшкиной жизнью. Павлин был блестяще образованным человеком. Отец Димитрий тоже имел блестящее образование. У него была прекрасная память, он всегда говорил, что закончил институт с одной тетрадкой, а семинарию и духовную академию – экстерном. И святитель Павлин, и отец Димитрий имели огромную любящую паству. Оба эти человека были благотворителями. Павлин Милостивый раздал все свое имущество бедным и выкупал свой плененный народ. И батюшка всегда, сколько я знаю, оказывал помощь любому просящему, который к нему приходил. Павлин был храмостроителем – и отец Димитрий отстроил порядка 10 храмов. Павлин милостивый был прекрасный христианский поэт – мы вам об этом поведаем чуть позже с ребятами. Батюшка тоже любил заниматься сочинительством. Павлин занимался сиротами и нуждающимися, потратил все свои средства. Однажды к нему пришла бедная вдова и попросила, чтобы он помог освободить ее единственного сына из плена. У святителя на тот момент ничего не было, кроме него самого. И Павлин совершил такую жертву: он сам пошел в плен за этого юношу. Такая великая любовь была к чужому сыну. Сердце батюшки тоже вмещало огромное количество наших детей. Место там было для каждого. Он часто к нам приезжал. Знал всех ребят по имени, знал историю каждого ребенка. Я видела очень много его слез. Вы сегодня в фильме тоже увидели. Батюшка был ужасно сентиментальным, и каждый раз, когда я ему рассказывала о новом ребенке, о его трагической истории, батюшка просто плакал навзрыд. Можно сказать, что он оплакал каждого нашего мальчишку, настолько детское горе разрывало ему сердце. Однажды к нам обратилась многодетная семья для того, чтобы поместить детей – у них не было жилья. Батюшка тут же бросил клич, собрали деньги, купили семье дом. И семья воссоединилась. Разве это не чудо? Это же чудо, когда есть возможность помочь, чтобы не разделять семью, родителей и детей. Бывает так, что нам приходится выступать в судах, защищать права наших детей. И когда была нужна уже тяжелая артиллерия, мы прибегали к батюшке. Он становился нашей тяжелой артиллерией. Такой большой человек, он использовал маневр – надевал все свои ордена. Имея необыкновенный дар слова, убеждения, харизмы, огромной любви, он порой разворачивал самые сложные ситуации в нужное нам русло. Однажды к нам пришла цыганка. Она очень хотела взять под опеку нашего воспитанника. Я пыталась ей объяснить, привлечь ее внимание к особенностям здоровья и развития мальчика, дать какие-то советы. Но она всячески отказывалась меня слушать: «Мне неважно, я возьму». И вот в разговоре выясняется, что она берет таких слабых детей специально, у нее их уже много. Я понимаю: что-то тут не так, звоню батюшке. А мы с ним как раз закончили школу приемных родителей, у нас были и документы об окончании на руках. Он выслушал и говорит: «Я его беру под опеку». За 2 дня мы оформили опеку над этим мальчиком. Это вызвало скандал в департаменте, но мы уверены, что ребенок был спасен от какой-то непонятной, а возможно, и страшной ситуации.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Протоиерей Димитрий Смирнов

Батюшка мог позвонить и сказать: «Супчика нальете, я заеду через 5 минут». Мог просто приехать и поиграть с ребятами в шахматы. А для малышей он был вообще такой человек-гора, по которому можно было ползать, рассматривать крестик, трогать за бороду, в кармашек залезать. Для многих он действительно глыба, скала, очень серьезный, строгий. А для нас – любящий, родной, такой доступный батюшка. Один наш малыш был еще невоцерковленный, не знал никакой церковной лексики. И он услышал наш разговор, что мы ждем батюшку, который скоро приедет. И мальчишка слово «батюшка» связал со сказками. С интересом ждал сказочное существо. И вот заходит батюшка, все к нему. Бежит этот малыш и кричит: «Царь-батюшка приехал!» Вот такой у нас был свой, домашний царь-батюшка.

Бежит этот малыш и кричит: «Царь-батюшка приехал!» Вот такой у нас был свой, домашний царь-батюшка

Когда отец Димитрий вышел из больницы, он уже был в коляске. Старшие ребята его очень осторожно, с почтением подняли на второй этаж. Последний раз он приехал в наш дом 21 октября, ровно за месяц до своей кончины. У нас была праздничная трапеза. Мы о чем-то разговаривали, батюшка сидел тихо. Ну, и мы вдруг обратились к нему: «А вы что об этом думаете?» Батюшка тихо сказал: «Я ничего об этом не думаю, я уже стою перед судом». Он это сказал уже за месяц. И действительно очень серьезно готовился к переходу в вечность. Уже не был таким шумным, веселым, был очень сосредоточенным. Шла какая-то глубокая духовная работа. Незадолго до смерти я спросила его: «Чего бы вы больше всего хотели?» Мне важно было какое-то участие принять, что-то сделать. Он сказал: «Оказаться в детском доме».

Мы были и на отпевании, на прощании, на погребении. Есть у нас один активный мальчишка. Он подошел ко гробу, я его потом спрашиваю: «Ну, что, попрощался?» Он говорит: «Да, я преклонился, поцеловал батюшку в голову, и он мне прошептал». Я говорю: «Ну, что он тебе мог прошептать?» «Он прошептал: ‟Веди себя хорошо”». Батюшка и после смерти продолжает воспитывать наших детей.

В день кончины отца Димитрия случилось чудо. Мне сообщили о том, что он умер, в 6 утра, а потом у меня был какой-то временной провал. Я не могу сейчас восстановить в памяти, что было после этого. От этого состояния меня пробудил телефонный звонок. Звонила директор «Детского мира». Они иногда устраивают акции и собирают помощь для нашего детского дома. И она мне говорит: «Вам надо приехать. Тут для вас очень много коробок собрано». А я говорю: «Как так, я была у вас на прошлой неделе». В тот раз она извинялась: «Вы простите, у нас такой магазин, не очень проходной, мало народу бывает, простите, что так мало». Но за все слава Богу. А тут она звонит и говорит: «Вы знаете, сегодня произошло чудо. К открытию магазина пришел мужчина и сказал: ‟Мне ничего не надо, я хочу купить подарки в детский дом”». И у меня возникла первая мысль: «Батюшка». Директор попросила приехать на большой машине. Она говорила: «Вы знаете, он брал тележку за тележкой. Набирал, набирал, набирал. Мы пробивали на две кассы. Получилась существенная сумма». И когда мы привезли эти коробки, открыли, там были действительно нужные вещи для мальчиков. Нет сомнений, что это батюшка о них позаботился.

Наша миссия – такими фильмами, встречами передавать память тем мальчишкам, которые, к сожалению, не были знакомы с ним. Не имели счастья бывать у него на Исповеди, баловаться с ним. И еще нам предстоит большая работа – переосмыслить и познать наследие, которое батюшка оставил в своих проповедях. Одна из главных тем – воспитание детей, сохранение семьи, семейных ценностей. Я бы хотела закончить свою речь тем, что батюшка всех нас всегда призывал думать, зачем мы живем. Некоторые приходили и говорили ему: «Я всю жизнь отдала детям». «Очень плохо, – говорил батюшка, – всю жизнь надо отдать Богу. Потому что мы и жить должны для Бога, и детей воспитывать для Бога. Чтобы наши дети жили Им». Спасибо!

***

[1] 8 мая 2021 года, на 72-м году жизни, после коронавируса, отошел ко Господу заведующий сектором по взаимодействию с МВД России, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке г. Москвы протоиерей Александр Шестак. В 1970–2002 гг. он служил на различных должностях в МВД СССР, а затем в МВД России. С 1 декабря 2002 г. – сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами. 1 мая 2002 г. рукоположен в сан диакона. 18 октября 2004 г. рукоположен в сан пресвитера; назначен штатным клириком храма Вознесения Господня за Серпуховскими воротами г. Москвы.

25 марта 2008 г. назначен штатным клириком храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке г. Москвы.

Источник: https://pravoslavie.ru/149266.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на декабрь 2022 года

Введение во храм Пресвятой Богородицы, День Николая Чудотворца 一 вот лишь несколько дат православного календаря, которые выпадают на конец года. О них и других...

Выбор редакции

Путь к Рождеству

Интерактивный календарь ожидания Рождества для детей и взрослых / А. А. Сапрыкина ; художник Е. А. Цымбаревич. – Москва : Вольный Странник,...