«Смело и бодро смотрящий в глаза смерти». К 145-летию со дня рождения священномученика Василия Сокольского (1878–1937)

Просмотрено: 258 Отзывы: 0

«Смело и бодро смотрящий в глаза смерти». К 145-летию со дня рождения священномученика Василия Сокольского (1878–1937)

Сщмч. Василий Сокольский

Сщмч. Василий Сокольский

Пастырь, ученый-богослов, ректор духовной семинарии, настоятель нескольких храмов в Петрограде и Ленинграде, глава семьи… и один из тысяч и тысяч прекрасных, светлых и добрых представителей русского духовенства, принявших мученическую смерть в страшные годы гонения на Церковь, – в нашем очерке памяти священномученика Василия Сокольского.

«В сердце нашей цивилизации, которою так величается наш век, довольно заметны ростки дикости и антицерковного и антирелигиозного фанатизма. Восторжествуй, хотя временно, злая сила, принужденная ныне скрываться в трущобах, – от служителей Церкви потребуют отречения от самых дорогих для них заветов, и им будут угрожать жесточайшие преследования и кровавые казни, тягтяйшие тех, которые претерпели исповедники имени Христова во дни господства язычества».

Так писал в 1897 году Василий Федорович Певницкий (1832–1911), доктор богословия, заслуженный ординарный профессор и член правления Киевской духовной академии.

Эту цитату В. Ф. Певницкого о пастырском служении о. Василий Сокольский приводит в своей магистерской диссертации «Евангельский идеал христианского пастыря», изданной в Казани в 1904 году. Магистру богословия о. Василию Сокольскому тогда всего 26 лет, он успешный выпускник Симбирской духовной семинарии (1898) и Казанской духовной академии (1902). Едва ли тогда молодой священник мог предположить, что эти пророческие строки станут реальностью и суровым испытанием, экзаменом жизни, который он с честью выдержит.

Сщмч. Василий в полной мере наследовал духовное и интеллектуальное богатство, педагогический и проповеднический опыт своего рода

Священномученик Василий Сокольский родился в день памяти вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого 30 января (12 февраля по н. ст.) 1878 года в селе Белое Озеро Сенгилевского уезда Симбирской губернии (сейчас это Сенгилевский район Ульяновской области) в семье иерея Петра Алексеевича Сокольского. Не только отец, но и деды сщмч. Василия как по отцовской, так и по материнской линии, были духовного звания. Причем все они не только служили у Престола Божия, но и занимались преподавательской деятельностью, миссионерством. И сщмч. Василий в полной мере наследовал духовное, нравственное и интеллектуальное богатство, педагогический и проповеднический опыт своего рода.

Дед и отец – священники

Дед о. Василия Сокольского по отцовской линии Алексей Афанасьевич Сокольский (1800-е – после 1882) был священником Симбирской и Сызранской епархии, до преклонных лет служил в Трехсвятительской церкви в селе Городище (Костычи) Сызранского уезда (сейчас Октябрьский район Сызрани), входил в состав Симбирского православного миссионерского общества. За священнические и миссионерские труды в 1877 году был удостоен права ношения скуфьи, в 1878 году получил благодарность совета Симбирского епархиального женского училища «за пожертвование им в пользу епархиального училища 200 рублей». Незадолго до рождения внука Василия – 17 января 1878 года – был уволен за штат согласно прошению с назначением пенсии в размере 130 рублей в год от Священного Синода. В 1882 году, уже находясь на покое, о. Алексей Сокольский был удостоен благословения Святейшего Синода с выдачей установленной грамоты «за заслуги и пожертвования по духовному ведомству».

У о. Алексея Афанасьевича Сокольского был единственный сын – Петр Алексеевич (1836–1909), ставший по примеру отца священником. Он окончил Симбирскую духовную семинарию (1857) и получил свой первый приход – в Богородице-Рождественской церкви в селе Одоевщина Ардатовского уезда Симбирской губернии (сейчас Республика Мордовия). Это был красивый каменный храм с двумя колокольнями на берегу реки Алатырь, построенный в приволжской глуши в 1845 году помещицей В.А. Ланской для большого прихода – с жителями окрестных деревень более 2 тысяч прихожан.

В 1858 году священник Петр Сокольский получил назначение в Архангельскую церковь в селе Игнатово, где началась его педагогическая деятельность в местной церковно-приходской школе. А год спустя, незадолго до рождения первенца, о. Петр получил приход в соседнем селе Белое Озеро (сейчас село в Майнском районе Ульяновской области) на берегу одноименного водоема и более 30 лет прослужил священником в сельской Богородицкой церкви. Эта церковь была построена в камне местными помещиками Бабиными в 1814 году. Она имела три придела (в 1891 году расширен помещиком Исаковым): главный – в честь Казанской иконы Божией Матери, правый – во имя святителя Николая Чудотворца и левый – во имя великомученицы Екатерины. В этом храме о. Петр крестил своих детей, в том числе и будущего священномученика Василия. К сожалению, храм был разрушен в годы гонений на Церковь, но стараниями местных жителей в XXI веке в селе выстроена новая небольшая деревянная церковь святителя Николая Чудотворца.

В Белом Озере о. Петр Сокольский занимался и преподавательской деятельностью. Примечательно, что сельские школы и в Игнатовке, и в Белом Озере были открыты «исключительно стараниями Петра Алексеевича», и он 11 лет здесь «законоучительствовал и учительствовал безвозмездно», – отмечали сослужители о. Петра Сокольского на торжествах по случаю 50-летия его пастырской деятельности в 1907 году.

В 1885 году о. Петр Сокольский основал в Белом Озере церковно-приходскую школу, преподавал также Закон Божий в женской Бело-Озерской школе. Кроме того, был «наблюдателем школ» и благочинным 4-го благочиннического округа Сенгилеевского уезда – факт примечательный для простого сельского священника.

«Он был руководителем не только мирян, но и самих пастырей, в должности благочинного, которую проходил с особенным усердием, умением и аккуратностью при общей любви к нему подчиненных», – вспоминал один из учеников о. Петра священник Симбирской епархии Симеон Бельский.

Протоиерей Петр Сокольский, отец сщмч. Василия, находился в центре общественной жизни епархии

Протоиерей Петр Сокольский находился в центре общественной жизни епархии, участвовал в работе общеепархиальных и окружных училищных съездов, занимался миссионерской деятельностью, входил в состав Симбирского епархиального комитета православного миссионерского общества и духовно-просветительского братства Трех святителей. За усердное «прохождение должности законоучителя» и «помощь делу народного образования» ежегодно получал благодарности и поощрения от гражданского и духовного ведомств. Так, в 1885 году о. Петр Сокольский получил благодарность епархиального начальства «за доставление в попечительство в значительном количестве кружечного сбора в пользу бедных духовного звания». В 1890 году был удостоен благодарности епархиального начальства «за старательные и успешные труды по преподаванию Закона Божия».

В 1893 году о. Петра Сокольского перевели в Сызрань, где он недолго служил в Троицкой церкви и «законоучительствовал» в 1-м Сызранском приходском училище. В 1896 году о. Петр получил назначение в Казань, настоятелем Казанской церкви в слободе Канава, где прослужил 11 лет, был возведен в сан протоиерея 6 мая 1903 года и уволен за штат по личному прошению «по преклонности лет» с 23 февраля 1907 года. Указом Святейшего Синода с 28 февраля 1907 года протоиерею Петру Сокольскому была назначена пенсия в размере 300 рублей в год из Симбирского губернского казначейства.

17 февраля 1907 года исполнилось 50 лет пастырского служения. В честь этого знаменательного события «за 50-летнюю службу Церкви Божией» о. Петр Сокольский был удостоен ордена святого Владимира 4-й степени. А 17 февраля в Казани с участием епископа Симбирского Иннокентия прошли юбилейные торжества – событие настолько важное, что оно освещалось в двух номерах «Симбирских епархиальных ведомостей». В торжествах участвовали сыновья юбиляра – Алексей Сокольский, священник Воскресенской церкви в Симбирске, и Василий Сокольский, на тот момент законоучитель Учительского института и Реального училища в Казани.

«Сила моя заключалась в силе Христовой. Без благодатной помощи свыше невозможно ничто доброе, что самые упорные попытки, при напряжении всей нашей энергии, без благословения Божия не достигают желанного успеха», – отметил о. Петр в ответной речи на многочисленные поздравления.

И особенно благодарил Бога за дарованное ему счастье семейной жизни. Он говорил, что

семья – это дар Божий, «который посылает утешение… в близких лицах, знающих по себе тяготу пасторского служения». Без этого невозможно устоять, «когда кажется, что правда попрана, добросовестное исполнение долга не ценится, честность и посильное служение благу ни во что вменяются, когда кажется в минуты искушений, что целый облак врагов знаемым и незнаемых ополчается».

Сщмч. Василий Сокольский

Сщмч. Василий Сокольский

Протоиерей Петр Сокольский был главой большой семьи: трое сыновей – старшие Алексей (1863–1917) и Александр (ок. 1865 – не ранее 1897) и младший Василий – и дочери.

Старший брат о. Василия Сокольского, о. Алексей Сокольский, – выпускник духовного училища и семинарии. Он служил в нескольких храмах Симбирской епархии, преподавал Закон Божий в школах, в 1914 году возведен в сан протоиерея, был епархиальным миссионером, известным проповедником, лектором на миссионерских курсах, автором богословских трудов – поучений, бесед, статей, которые печатались на страницах епархиальных ведомостей за подписью «священник-миссионер Алексей Сокольский». Был удостоен священнических наград: правом ношения набедренника «за труды по народному образованию» (1891), правом ношения скуфьи (1895), камилавки (1901), наперсного креста (1906). В 1911 году императорским указом был удостоен государственной награды Российской империи – ордена Анны 3-й степени. В первые дни Первой мировой войны, в начале осени 1914 года, получил архипастырское благословение «за чтение лекций на миссионерских курсах».

Средний брат, о. Александр Сокольский, окончил Сызранское духовное училище, Симбирскую духовную семинарию и 1891 году Казанскую духовную академию со званием действительного студента. С ноября 1892 года служил псаломщиком: сначала в Николаевской церкви села Маресево Ардатского уезда Симбирской губернии, затем в Смоленской церкви в Симбирске. Был учителем Симбирского духовного училища. В 1893 году был посвящен в стихарь в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Симбирска.

На юбилей пастырского служения сыновья подарили о. Петру Сокольскому икону его небесного покровителя – святителя Петра, митрополита Московского, и серебряный позолоченный наперсный крест как «напоминание о многолетней и многотрудной пастырской службе» и «услада памяти о том тяжком кресте, какой безропотно нес по воспитанию детей и внуков».

Семья прот. Петра Сокольского была примером «доброго истинно-христианского отношения родителей к детям»

Семья протоиерея Петра Сокольского по воспоминаниям его духовного чада, священника Симеона Бельского, была примером «доброго истинно-христианского отношения родителей к детям, которым нужно следовать всем, если мы действительно желаем, чтобы из наших детей вышли порядочные люди: верующие, хорошие граждане и преданные своим родителям».

Священник Симеон Бельский на всю жизнь запомнил, как ему довелось побывать в доме Сокольских. Однажды ему пришлось сопровождать одного из сыновей о. Петра из Симбирского духовного училища на рождественские каникулы, а потом отвозить обратно. Он вспоминал:

«…иерей Божий взял епитрахиль и, надевши ее, прочитал положенные для путешествующих молитвы, потом благословил сначала сына, потом и меня… Это было сделано с таким чувством благоговения, которое невольно обнаруживало глубочайшее убеждение, что молитва и благословение родительское служат главным, а, пожалуй, и единственным залогом благополучия детей».

Поэтому и сыновья его «вышли такими прекрасными, образованными и даже учеными, а дочери в замужестве за такими же служителями Церкви Христовой и служат образцом матерей христианок и хранительниц семейного очага».

Дед-священник по материнской линии

Дед о. Василия Сокольского по материнской линии, протоиерей Константин Михайлович Каменский (27.4.1827–4.12.1906), родился в семье псаломщика «крайне необеспеченного, бедного пономаря» церкви Рождества Христова села Янгильдино, Козмодемьянского уезда Казанской губернии (сейчас это Чебоксарский район Чувашии). Церковь, в которой крестили о. Константина Каменского, была деревянной, 1797 года постройки. Из-за ветхости ее снесли и построили новую каменную на том же месте в 1914 году.

Республика Чувашия, Чурачики. Церковь Успения Пресвятой Богородицы. Фото: Вячеслав Алешкин / sobory.ru

Республика Чувашия, Чурачики. Церковь Успения Пресвятой Богородицы. Фото: Вячеслав Алешкин / sobory.ru

После окончания Казанской духовной семинарии (1846) служил учителем в церковно-приходской школе в селе Ишаки. В 1849 году был рукоположен во священника старинного храма Успения Пресвятой Богородицы в селе Чуратчиково в Чувашии – в Цивильском уезде Казанской губернии. Успенский храм на реке Тюрарка известен с 1741 года, церковь была закрыта в 1937 году, а с 1990 года и поныне является действующей.

Священник Константин Каменский до конца жизни прослужил в одном сельском храме и в 1900 году был возведен в сан протоиерея. Как отмечено в некрологе,

«…все время своего священства, 57 лет, не расставался со своей паствой. Прекрасно зная чувашский язык, не затруднялся поучать своих прихожан и в церкви. Он знал недуги своего прихода, для него не были тайной грехи своих пасомых, и он то обличал, то умолял, но несомненно… со всяким долготерпением и учением».

В возрасте 75 лет – 11 октября 1902 года – о. Константин подал прошение об отставке и был уволен за штат.

За свои труды о. Константин имел все богослужебно-иерархические награды, «кои доступны сельскому иерею». Был отмечен правом ношения набедренника (1867), правом ношения скуфьи (1871) и камилавки (1875), наперсного креста от Святейшего Синода (1896). Получал благословение Святейшего Синода (1893) за пожертвование на «местную церковь» и неоднократно благодарность епархиального начальства «за примерное поведение» и отлично-исправное служение. Среди его наград также наперсный крест в память Крымской войны 1853–1856 годов и знак Красного Креста за «содействие сбору денег на больных воинов» в годы русско-турецкой войны 1878–1879 годов. Отец Константин был известным и уважаемым священником в Симбирской епархии, участником епархиальных и окружных съездов духовенства в 1882–1889 годы.

Более тридцати лет о. Константин занимался педагогической деятельностью: с 1865-го по 1896 годы преподавал Закон Божий и руководил двумя церковно-приходскими школами: Повар-Касинской и Перво-Тимирчеевской (до 1900 года). За труды по народному образованию был удостоен ордена святой Анны 3-й степени.

Характерная черта в пастырстве о. Константина, деда сщмч. Василия, – это любовь к учительству

«Характерная черта в пастырстве о. Константина Михайловича – это любовь к учительству. Поселившись в Чуратчикове, где не было школы, о. Константин кроме исполнения своих прямых обязанностей учительства в храме, не желал оставить и детвору чуваш без обучения. Его постоянной заботой была мысль о школе. Прошло три года, и на свои собственные средства в своем собственном доме он открывает народную школу, где с горячей душой и неослабевающей энергией предается любимому делу, состоя в одно и то же время и законоучителем, и учителем до 1879 года, т. е. в продолжении целых 14 лет. Когда же школа перешла в земство, отец Константин не оставил своего делания до 1896 года», – писали в некрологе в «Известиях по Казанской епархии» в 1907 году.

Семейная жизнь о. Константина сложилась трагично. Его супруга Варвара скончалась в 1860 году, оставив троих детей-малюток: «болезненного мальчика 8 лет и двух девочек 6-ти и 4-х лет».

Протоиерей Константин Каменский скончался 4 декабря 1906 года в ставшем родным селе Чуратчикове, «окруженный дочерьми и внуками», как сообщали «Известия по Казанской епархии». Смеем предположить, что и о. Василий Сокольский с родителями и братьями приехал проводить деда в последний путь.

«Были в жизни отца Константина невзгоды и бури, но на сильный дух почившего они мало оказывали влияния. В душе его царил постоянный внутренний глубокий покой в сознании честно исполненного долга», – отмечали близкие о. Константина.

Он был погребен «в каменном склепе, в восточной части церковной ограды» – место захоронения считается утраченным.

Жена

Супругой о. Василия Сокольского стала Мария Николаевна Боголюбова, дочь священника Николая Александровича Боголюбова (1850-е – не ранее 1917). Протоиерей Николай служил в Богоявленской церкви г. Казани, занимался педагогической деятельностью, заведовал и преподавал Закон Божий в Николаевской Богоявленской церковно-приходской школе (с 1897), входил в попечительства при Иоанно-Богословской церкви Казанской духовной семинарии (с 1883), о бедных учениках Казанского духовного училища (до 1917) и при Введенской церкви Казанского женского училища. Был отмечен наградами: благодарностями епархиального начальства за «выдающиеся труды на пользу церковно-приходской школы» (1899) и «ревностные труды по школьному делу» (1910), орденом святой Анна 3-й степени.

Священномученик Василий Сокольский и Мария Николаевна прожили вместе долгую жизнь (по семейному преданию были в одно время расстреляны в Казахстане), воспитали троих сыновей: Валентина (родился 30 июля 1903 года), Андрея (родился 19 ноября 1905 года) и Владимира (14.10.1914–25.5.1997).

Таким было семейное, домашнее окружение сщмч. Василия Сокольского.

Наблюдая за семейным укладом трех поколений своего рода и используя личный опыт семейного счастья, 33-летний о. Василий написал очерк «Современный брак, его неустойчивость и закрепы семейного счастья», изданный в Астрахани в 1911 году во время его служения в местной духовной семинарии.

«Брак есть союз нерасторжимый: он заключается не на время, а на всю жизнь, что требуется прямой целью брака, то есть рождением и воспитанием детей. Взаимное супружеское совершенствование предполагает не только физическое воспитание детей, но, главным образом, их духовное развитие, чтобы сделать их людьми наилучших совместных качеств, то есть дать детям то хорошее, что присуще отцу и матери и не передать свойственных им недостатков, что тоже налагает обязанность совместной заботы до конца их жизни… В таинстве брака испрашивается благодать чистого единодушия к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей», – писал о. Василий.

Он считал, что в основе идеального брака лежит «нравственная чистота, духовная потребность друг в друге, взаимное понимание и чистая сердечная, взаимная любовь».

О. Василий мудро признавал, что неизбежные в семейной жизни конфликты не разрушают, а наоборот, шлифуют, полируют отношения до блеска

Священник Василий Сокольский мудро признавал, что в семейной жизни неизбежны конфликты, но считал, что эти острые ситуации не разрушают, а наоборот, шлифуют, полируют отношения до блеска:

«Все несогласия супружеской жизни в идейном браке даже благотворно-полирующе могут влиять на супругов… Всякое несогласие, всякое нерасположение супругов впоследствии мирно улаживаются; время сглаживает неровности характеров, супруги научаются понимать друг друга, уживаться друг с другом».

И здесь велика роль жены и матери:

«Чистая и верная жена, любящая верно своего мужа, является его ангелом-хранителем, с любвеобильным материнским сердцем, в котором всегда найдешь утешение, женщина, для которой дети – дело ее жизни. Дети таких матерей оказываются нравственно-крепкими и стойкими в упорной жизненной борьбе».

Женщина в семье – это и жена-хозяйка, которая делает свой дом «святилищем порядка, мира и счастья», где муж найдет «радостное отдохновение, тихий покой и добрый совет».

Размышляя о закрепах семейного счастья, о. Василий Сокольский пишет, что это

«общность супружеских интересов, религиозных, нравственных и практических, а главное – твердое принятие на себя супружеского долга в чувстве ответственности перед Богом, самим собой, детьми, обществом и государством».

Тема долга была значимой для о. Василия. В своих рассуждениях он приводит несколько цитат из русской классики (нужно отметить высокую эрудицию и начитанность отца Василия, его богословские трактаты изобилуют отсылками к произведениям Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, А.С. Пушкина, а также работам зарубежных ученых-философов, педагогов и историков).

«Жизнь – не шутка и не забава, жизнь даже не наслаждение… жизнь – тяжелый труд. Отречение, отречение постоянное – вот ее тайный смысл, ее разгадка: не исполнение любимых мыслей и мечтаний, как бы они возвышенны ни были, – исполнение долга, вот о чем следует заботиться человеку. Не наложив на себя цепей, железных цепей долга, не может он дойти, не падая, до конца своего поприща», – эти размышления И.С. Тургенева из «Фауста» приводит о. Василий Сокольский.

И еще одна, явно важная для о. Василия Сокольского, цитата из «Христианских легенд» Н.С. Лескова:

«Кто Бога любит, тот Ему верит: это нужно для счастья людей, потому что в Его учении сокрыт путь ко всеобщему счастью, но чтобы идти этим путем… надо верить, надо сдвинуть в жизни что-то тяжелее и крепче горы, и для того надо быть готовым на все».

Поэтому и семейное счастье, как считал о. Василий Сокольский, «нельзя обрести, можно только заслужить», потому как и само «призвание семьи состоит не в том, чтобы сделать жизнь легче, а в том, чтобы сделать ее лучше», а «крепость брака должна охраняться прежде всего в интересах детей».

Служение и преподавание в Казани

Казанский учительский институт в нач ХХ в. С фотооткрытки

Казанский учительский институт в нач ХХ в. С фотооткрытки

Первым местом пастырского служения о. Василия Сокольского стала церковь апостола Андрея Первозванного – домовая церковь при Казанском учительском институте: 11 августа 1902 года архиепископ Казанский и Свияжский Арсений (Брянцев) рукоположил его во священника.

Священник Василий Сокольский преподавал будущим учителям городских школ и училищ Закон Божий, а кроме того служил законоучителем еще в трех учебных заведениях Казани: в Ольгинском детском приюте трудолюбия, в Казанском реальном училище и Покровской женской школе.

Свой педагогический опыт о. Василий обобщил в работе «Христианское воспитание и обучение детей школьного возраста», изданной в Казани в 1909 году. Уже в те годы на волне увлечения идеями социализма и в Европе, и в России высказывались суждения об отказе от изучения Закона Божия в школах. Священник Василий Сокольский счел своим долгом рассказать, насколько важно христианское образование и воспитание. Поделился своими методическими наработками – пошагово, по конкретным урокам, как деликатно вести диалог с учениками, тонко задавать наводящие вопросы, чтобы детям открывалось и ложилось на душу Слово Божие, а процесс обучения проходил в атмосфере взаимной любви и семейного тепла.

«Известно, что семья более всего отличается от школы своим домашним характером: сердечностью, ласковостью и простой. Отсюда все уроки в школе должны проходить сердечно, ласково и просто. Особенно первые уроки отца законоучителя должны иметь домашний характер, потому что в школе он заменяет собою отца большой семьи», – писал 30-летний о. Василий Сокольский.

Тема любви – одна из центральных в богословских трудах о. Василия Сокольского

Тема любви – одна из центральных в богословских трудах о. Василия Сокольского. Начало его пастырского служения пришлось на время революционного брожения в России, когда агрессия и ненависть стали укореняться в российском обществе. И он считал своим долгом проповедовать мир и любовь не только друг ко другу, но даже к лютым врагам и непримиримым оппонентам. «Как полюбить врага» – так называлась тема лекции о. Василия Сокольского, прочитанной в Казани во Владимирской читальне при Покровском храме 7 декабря 1908 года и изданной отдельной брошюрой в 1909 году.

«Среди современной сумятицы жизни, когда народилось такое множество политических партий, общественная атмосфера насыщена какою-то нервной раздражительностью, нередко замечаемой даже у лучших людей, так что часто приходится слышать жалобы на невыносимую тяготу жизненных отношений. О возможности справедливого отношения к лицам, не разделяющим тех или иных убеждений… Но о том, чтобы по-братски полюбить таких людей, подавши руки друг другу, совместно работать с ними, и не помышляют», – сердечно сокрушался о. Василий.

Ответ на вопрос, как полюбить врага, о. Василий советовал искать в Евангельском учении – брать во всем пример с Христа.

«Одна только любовь может вполне уничтожить ненависть, совершенно искоренить ее и на место ее вселить в сердце любовь. Любовь вырывает зло с корнем и насаждает добро. Христианин никогда не может забыть, что Спаситель на Тайной Вечери умывал ног врагу, и какому… страшно сказать – Иуде, предателю Искариоту», – напоминает о. Василий Сокольский и призывает: «Иди, христианин, и при помощи благодати Божией ты твори також де!»

Священник Василий Сокольский был глубоко убежден, что можно заставить себя полюбить врага, если принять заповедь любви как «непреложный закон» – такой же, как и закон всемирного тяготения, выраженный Иисусом Христом в одном слове «возлюбиши».

«Принципом всем человеческих отношений должна быть любовь», – считал о. Василий и цитировал девиз Блаженного Августина: «Люби – и делай, что хочешь».

Полтава

Свято-Успенский собор в Полтаве

Свято-Успенский собор в Полтаве

В 1909 году в жизни о. Василия Сокольского начался новый этап служения – вдали от родных мест Симбирской епархии, Среднего Поволжья, где столетие несли пастырскую миссию его предки. В августе 1909 года о. Василий получил назначение в Полтаву, священником и инспектором духовной семинарии. И впервые попробовал себя в новом качестве – в роли цензора «Полтавских епархиальных ведомостей». Как и в Казани, так и на новом месте службы о. Василий сразу нашел близких по духу людей, стал участником богословских чтений и присоединился к церковному Богородичному братству при Полтавском Успенском кафедральном соборе. В конце XIX – начале XX века братства стали неотъемлемой частью русского православного общества, они занимались религиозно-просветительской, миссионерской, благотворительной и церковно-устроительной деятельностью в пределах одного прихода или даже целой епархии.

В 1909 году он неожиданно для всех столкнулся с клеветническим наветом и ложным обвинением

Именно этот близкий по духу круг людей оказал о. Василию Сокольскому неоценимую помощь и поддержку, когда в 1909 году он неожиданно для всех столкнулся с клеветническим наветом и ложным обвинением, ставшим предметом разбирательства в Священном Синоде. Среди многочисленных представителей духовенства и гражданских лиц, давших показания в защиту о. Василия Сокольского, был и духовник Полтавского градского духовенства, кафедральный протоиерей Феодор Лазурский.

В своих пояснениях на имя обер-прокурора о. Василий Сокольский честно писал, что «свободное от инспекторских трудов время проводил в литературной деятельности» и приводил внушительный список подготовленных к печати публикаций, хорошо известных нам.

Разбирательство показало ложность доводов «обвинителей» и закончилось полным оправданием о. Василия Сокольского с переводом в 1910 году в Астрахань, священником и преподавателем Священного Писания в Астраханской духовной семинарии, а также редактором «Астраханских епархиальных ведомостей». Правда, еще в течение полугода о. Василий недополучал жалованья из-за лукавого решения, которое при полном оправдании сохранило надзорные и штрафные санкции, и вместо положенных его должности 900 рублей он получал всего 70 рублей.

«Обреченный здесь на полуголодное существование (около 70 руб. на 8 душ семьи, без квартиры, при столичной цене на продукты), причем страдает ни в чем не повинное семейство мое, я испытываю тяжелые душевные муки и, не сознавая за собой вины, влекущей страшное наказание под двойным надзором, еще раз беспокою Учебный Комитет просьбой об изменении моего служебного положения», – писал о. Василий Сокольский в Священный Синод из Астрахани.

Вместе с этим письмом в Священный Синод поступил и прекрасный отзыв на о. Василия Сокольского епископа Астраханского и Енотаевского Георгия. В итоге в конце января 1911 года о. Василию повысили жалование до 900 рублей и компенсировали до этого уровня все недополученное с момента перевода в Астраханскую духовную семинарию.

В Астрахани, несмотря на столь серьезную занятость по службе в семинарии и епархиальной газете, о. Василий Сокольский продолжал заниматься просветительством, выступал с лекциями и печатными трудами на богословские темы и общественно-значимые, злободневные темы. В Астрахани, помимо упомянутого исследования о семье, была издана его работа о благотворительности, помощи нищим и бездомным.

20 ноября 1913 года о. Василий Сокольский был назначен ректором Черниговской духовной семинарии и возведен в сан протоиерея. В Чернигове о. Василий сотрудничал с братством святого Михаила, князя Черниговского, под эгидой которого были изданы отдельными брошюрами его статьи: «Для ищущей Бога интеллигенции» (1913), «Счастье и вечность» (1914), «Изложение и разбор учения социализма» (1914).

В Чернигове о. Василий прочитал лекцию «Человек и обезьяна» на тему дарвинского учения

10 февраля 1913 года в Чернигове, в зале Николаевского Епархиального дома, о. Василий прочитал лекцию «Человек и обезьяна». Лекция на тему дарвинского учения и христианского взгляда на происхождение человека затрагивала одну из важнейших проблем русского общества начала XX века – как предостеречь человека от падения в «скотское состояние». По сути, именно этот процесс превращения человека в зверя, о котором говорил о. Василий и другие русские богословы и который несколько лет спустя так живо и страшно опишет Ф. Кафка, и есть главная причина трагедии XX века.

«Мы люди, а не безответственные животные. Не участвуйте в жизни как звери в борьбе за существование, объявляя войну всем и каждому, лишь бы обеспечить себе материальные блага жизни. А вместо этого “любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный”», – призывал в своей лекции о. Василий.

В Черниговской духовной семинарии вместе с о. Василием Сокольским работал иеромонах Николай (Могилевский), будущий митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Николай (9.4.1877–25.10.1955), причисленный к лику святых Русской Православной Церкви в 2000 году как священноисповедник – на том же Архиерейском соборе, что и священномученик Василий Сокольский. В годы ректорства о. Василия Сокольского в Черниговской духовной семинарии иеромонах Николай занимал должность инспектора, по сути, был правой рукой ректора.

Затем их судьбы разошлись. 10 октября 1916 года отец Николай получил назначение на должность настоятеля Князь-Владимирского монастыря в Иркутске и заведующего Иркутской учительской миссионерской школой. Примечательно, что летом революционного 1917 года он вернулся в Чернигов и 12 июня стал первым выборным ректором Черниговской духовной семинарии – а о. Василий Сокольский был вынужден покинуть древний русский город в апреле 1917 года.

Черниговский исполнительный комитет, представлявший власть в Чернигове после Февральской революции, 5 апреля 1917 года направил в Учебный комитет Священного Синода телеграмму с просьбой «удаления ректора Черниговской семинарии протоиерея Сокольского, как вносящего разлад в духовную среду». В Учебном комитете по каким-то причинам не стали детально разбираться в этой истории, и более того, снова обвинили о. Василия в том, что он имел нарекания во время службы в Полтаве. В итоге 10 апреля 1917 года о. Василий был вынужден написать заявление об увольнении по собственному желанию на пенсию. 19 апреля Учебный комитет Священного Синода принял его отставку, но пенсии так и не назначил.

Петроград

Протоиерей Василий Сокольский решил всей семьей переехать в Петроград. Здесь он впервые в своей биографии стал приходским священником – настоятелем собора Владимирской иконы Божией Матери в Кронштадте, в городе военных моряков и духовном центре Северной России, где еще помнили праведного Иоанна Кронштадтского. К сожалению, после черниговской отставки о. Василий никогда больше не занимался педагогической деятельностью, нет и данных о его богословских трудах после 1917 года. Возможно, имелся какой-то запрет на прием его на работу в качестве преподавателя.

Обстоятельства переезда о. Василия из Чернигова в Петроград неизвестны. Архимандрит Феодосий (Алмазов) вспоминал, что во время его службы полковым священником в годы Первой Мировой войны они пересекались с о. Василием Сокольским: «Мы с ним недолго вместе работали на военном поприще». И имели, вероятно, немало общих знакомых: архимандрит Феодосий сменил о. Василия Сокольского на должности преподавателя Священного Писания в Астраханской духовной семинарии. Затем их жизненные пути еще раз пересеклись в Петрограде в 1922 году во дни гонения на Церковь.

В Кронштадте произошла встреча о. Василия со святителем Тихоном, патриархом Московским

В Кронштадте о. Василий Сокольский прослужил четыре года, и здесь в его жизни произошли два важных события: встреча со святителем Тихоном, патриархом Московским, во время его визита в Петроград 8–16 июня (29 мая – 3 июня) 1918 года и первый арест весной 1921 года.

Предстоятель Российской Церкви в сопровождении священномученика Вениамина, митрополита Петроградского, и духовенства находился в Кронштадте весь день 15 (2) июня. В Андреевском соборе патриарх выступил с пламенным напутствием пастырям и мирянам:

Икона сщмч. Василия Сокольского из собора Владимирской иконы Божией Матери в Кронштадте

Икона сщмч. Василия Сокольского из собора Владимирской иконы Божией Матери в Кронштадте

«Благодарю Господа Бога, сподобившаго меня посетить сей славный и знаменитый град. Кронштадт известен не только нашему Русскому государству, но известен и всему миру. Есть два главных основания его широкой известности. Первое основание – это то, что Кронштадт есть грозная крепость военная, защита столицы нашей. Второе основание, вторая причина его известности, более знакомая и более близкая всем нам, это то, что Кронштадт представлял из себя великую твердыню духа в лице молитвенника незабвенного о. Иоанна, который более 50-ти лет трудился и молился в этом городе.

Теперь нет ни той, ни другой твердыни. Уже не стоит грозным станом град для внешних врагов. Пала его твердыня, пала потому, что все мы потеряли крепость духа. Слово Божие говорит: “семя свято – стояние миру”, т. е. земля наша держится праведниками. Священная история многими повествованиями указывает, что Господь терпит грехи людей, если есть праведники на земле. Не будем оплакивать падение внешней твердыни, ибо все это поправимо. Будем заботиться, чтобы нам развить твердыню духа Христова, чтобы каждый из нас являл собою крепость духовную. Тогда, при этой крепости духовной, разовьется и мощь физическая. По тому одушевлению, с каким встречали меня в столице, по вашему многолюдству, можно видеть, что начинается возврат к прежнему благочестию.

Вчера я совершил литургию на месте упокоения великого молитвенника о. Иоанна. Верю, что он призрит на нас и ныне, чад его. Непрестанно вспоминайте праведного мужа. Облекитесь его добродетелью с его мужеством, а наиболее всего верой. Св. отцы Церкви говорят: “Кому церковь не мать, тому и Бог не отец”. Как дитя держится за свою мать, так и вы держитесь за Церковь. Объединяйтесь около пастырей своих, будьте крепким оплотом веры православной. Господь да укрепит вас, да ниспошлет благословение вашему граду и всем вам».

После молебна в Андреевском соборе святитель Тихон поехал во Владимирский собор, где его приветствовали помощник протопресвитера Иоанн Морев и настоятель протоиерей Василий Сокольский.

Репортер «Петроградского церковно-епархиального вестника» описывает такой «маленький эпизод» посещения патриархом Владимирского собора:

«Сквозь толпу протискивается какая-то скромно одетая женщина, “раба божия Стефанида”, как потом назвалась она, и подает патриарху небольшой сверток. В свертке – носки и кусочек мыла. Первосвятитель принял эту “лепту вдовицы” и поблагодарил».

В бедственные дни лета 1918 года этот подарок от доброй женщины был очень символичным.

«День посещения патриархом Кронштадта был большим праздником для православных жителей этого города. И праздник этот чувствовался везде и всюду», – писал «Петроградский церковно-епархиальный вестник» 20 (7) июня 1918 года.

Пожалуй, это были последние светлые мгновения в русской истории XX века, которая более 70 лет писалась под диктовку богоборческой власти. Пройдет какой-то месяц, и на Урале примут мученическую смерть император Николай II со своей семьей, великая княгиня Елизавета Федоровна… И это будет только началом небывалой по жестокости и масштабу планомерной акции по уничтожению русского общества и духовенства. И тысячи российских священнослужителей в этих жутких условиях проявят мужество, сохранят верность христианским идеалам и Русской Православной Церкви, до последнего дыхания неся крест пастырского служения.

Первым предвестником надвигающейся бури для о. Василия стал арест по делу о контрреволюционном мятеже в Кронштадте в марте 1921 года

Первым предвестником надвигающейся бури для о. Василия Сокольского стал арест по делу о контрреволюционном мятеже в Кронштадте в марте 1921 года. Протоиерей Василий Сокольский провел в военной тюрьме Кронштадта несколько дней и был выпущен на свободу. Редкий случай – следователь военной прокуратуры признал, что сотрудники особого отдела ВЧК заподозрили священника по ошибке. Никаким «пособником участников Кронштадтского мятежа» отец Василий не был, обвинение признали ложным, и уголовное было прекращено. Больше таких «подарков» от советской власти в его жизни не будет.

Прот. Василий Сокольский. Петроград. Тюрьма ОГПУ, 1923 г.

Прот. Василий Сокольский. Петроград. Тюрьма ОГПУ, 1923 г.

Тобольская ссылка

14 мая 1922 года о. Василий Сокольский получил назначение в Петроград, настоятелем церкви Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове. В то смутное революционное время приход этого старинного петербургского храма, освященного святителем Тихоном Задонским в 1762 году, не подчинился так называемым «обновленцам», захватившим Петроградское епархиальное управление. Благовещенский приход по-прежнему был частью канонической Русской Православной Церкви и выполнял распоряжения священномученика Вениамина, митрополита Петроградского, а после его расстрела в августе 1922 года по делу об изъятии церковных ценностей вошел в «Петергофскую автокефалию» во главе с епископом Николаем (Ярушевичем). Владыка Николай объединил православные приходы Петрограда, не подчинившиеся раскольникам, и возглавил борьбу с обновленчеством в Петроградской епархии.

Храм Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове, в котором сщмч. Василий Сокольский служил в 1922-1923 гг.

Храм Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове, в котором сщмч. Василий Сокольский служил в 1922-1923 гг.

Архимандрит Феодосий (Алмазов) в «Записках соловецкого узника» называет о. Василия Сокольского и еще одного клирика Благовещенской церкви протоиерея Иоанна Тихомирова среди священников – борцов с обновленцами, «иереев, смело и бодро смотрящих в глаза смерти». Отец Василий и отец Иоанн входили в состав группы священников, которые участвовали в переговорах с представителями обновленцев в 1922 году.

«Ввиду общего врага (атеизм в форме коммунизма) Патриаршая Церковь добросовестно шла к объединению с отколовшимися от нее церковными группами, но, конечно, под условием принятия ими всей догмы, морали и каноники без изменения», – вспоминал архимандрит Феодосий.

Встреча состоялась в «деревянном храме при Екатерининской церкви». Со стороны канонической Православной Церкви в переговорах участвовали о. Петр Ивановский, о. Беляев, о. Сокольский, еп. Венедикт, о. Тихомиров и другие священники. Встреча закончилась подписанием 12 пунктов соглашения о примирении, в том числе публичное покаяние обновленцев.

«Хотя собрание приняло мою примирительную точку зрения, но объединения не состоялось. Все наши члены согласительной комиссии пошли в ссылку. Протоиерей П. Ивановский был сослан на три года в глухой угол Зырянского края, откуда вернулся еще, кажется, при жизни патриарха Тихона. Беляев, протоиерей, по возвращении из ссылки больным и разбитым недолго прожил. Сокольский, протоиерей, утвердился, в церкви св. ап. Матфея. В ссылку не попал. Это магистр богословия. Мы с ним недолго вместе работали на военном поприще. Где он теперь, не знаю, но о протоиерее Ивановском знаю, что он, приглашенный в греческую церковь в Петрограде, по доносу настоятеля грека-архимандрита этой церкви, снова попал в ссылку в 1928 г. Обновленцы, сослав наших боевых руководителей, думали устранить нас и царить в Петроградской митрополии без помех; они думали, что сопротивление тихоновцев сломлено. Обновленцы очень хотели участвовать с нами в совершении литургии и других церковных служб, но мы решительно отказались от общения с ними», – писал архимандрит Феодосий.

Вероятно, архимандрит Феодосий не обладал всей полнотой информации и не знал, что и о. Василий Сокольский не избежал ареста и ссылки. 9 февраля 1923 года его взяли под стражу по постановлению Петроградского городского отдела ОГПУ. Отца Василия обвинили в том, что «он вел среди верующих антисоветскую пропаганду и позволял устраивать у себя в квартире епископу Ярушевичу неразрешенные собрания, целью которых было помочь международной буржуазии в борьбе с советской властью». В тот же день был арестован и протоиерей Иоанн Тихомиров.

Отец Василий, как и другие священники, арестованные по делу «обновленцев», находился в доме предварительного заключения в Ленинграде – так называемой «Шпалерки». Как вспоминал священномученик протоиерей Михаил Чельцов,

«…прежние арестованные переведены на Шпалерку и рассажены в камерах попарно: епископ Николай и Ивановский, Беляев и Тихомиров, и только Сокольский сидит один в самом низу, где и темно, и холодно, и сыро. Помоги им Бог».

30 марта 1923 года Комиссия НКВД по административным высылкам постановила «выслать Сокольского В.П. и Тихомирова И.А. в Тюмень сроком на три года под гласный надзор Губотделов». В дальнейшем судьбы двух священников Благовещенского храма разойдутся. Протоиерей Иоанн Тихомиров по возвращении из Сибири недолгое время будет служить в Князь-Владимирском соборе, а 19 августа 1929 года окажется вновь в тюрьме и будет отправлен на Соловки, где погибнет в 1930 году.

Отец Василий отбывал ссылку в селе Березово Тобольского округа Уральской области. Это было то самое Березово, куда при Петре I был сослан князь А.Д. Меншиков с семьей, где отбывали наказание декабристы и революционеры, а в XX веке – репрессированные и спецпереселенцы.

В том же 1923 году в Березове находился в ссылке 69-летний священник из Тульской губернии Дмитрий Васильевич Новгородский, и вот как его сын описывал положение ссыльных в письме в Политический Красный Крест:

«Загнанный на край света в суровую тундру… Положение его отчаянно-тяжелое: работать он, конечно, не может, пособий не выдается, семейство его – жена и две дочери, ведущие крестьянское бедное хозяйство…»

Тобольская ссылка для о. Василия закончилась летом 1926 года, когда одним из пароходов для репрессированных его по Оби доставили на «большую землю» с правом вернуться в Ленинград.

Ссылки в Северном крае

Переделанная в Дом культуры Сретенская церковь села Чекуева Архангельской области. В село Чекуево отец Василий был сослан в 1929 году по обвинению в сопротивлении обновленцам. Это была уже вторая его ссылка. В Чекуеве отец Василий провел три года и почти полностью ослеп. Фото: foma.ru

Переделанная в Дом культуры Сретенская церковь села Чекуева Архангельской области. В село Чекуево отец Василий был сослан в 1929 году по обвинению в сопротивлении обновленцам. Это была уже вторая его ссылка. В Чекуеве отец Василий провел три года и почти полностью ослеп. Фото: foma.ru

В течение двух с половиной лет о. Василий Сокольский служил в церкви Преображения Господня на Аптекарском острове, как последовал третий арест. 21 февраля 1929 года его взяли под стражу «за борьбу с обновленцами» и отправили в камеру дома предварительного заключения в Ленинграде – «Шпалерки». В марте 1929 года о. Василий Сокольский был приговорен особым совещанием при коллегии ОГПУ к очередной ссылке – на три года в Северный край вместе с семьей. Отбывал наказание с марта 1929 года по февраль 1932 года в деревне Чекуево Онежского района Северного края. В онежской ссылке отец Василий практически потерял зрение и пытался, как и многие политические заключенные и ссыльные, искать защиты в Политическом Красном Кресте у Е.П. Пешковой.

21 февраля 1929 года его взяли под стражу «за борьбу с обновленцами»

«Основанием моей просьбы является то обстоятельство, что, страдая полной атрофией сетчатки и зрительного нерва на почве хронического пигментного воспаления обоих глаз, я лишен возможности обходиться без посторонней помощи, что увеличивает сильно тяготы ссылки и заставляет искать Вашей помощи», – писал отец Василий 18 января 1932 года.

Но помочь не представлялось возможным, и о. Василий отбыл весь трехлетний срок ссылки до конца.

Весной 1932 года о. Василий Сокольский снова возвращается в Ленинград, ему разрешили служить в церкви апостола и евангелиста Матфея на Большой Пушкарской улице на Петроградской стороне. Но назначение было безрадостным: особо почитаемый храм, прихожанкой которого была блаженная Ксения Петербургская, был уже приговорен к уничтожению и вскоре стерт с лица земли, разрушен, как и многие другие православные святыни.

Икона сщмч. Василия Сокольского и прмц. Серафимы (Горшковой) из Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга

Икона сщмч. Василия Сокольского и прмц. Серафимы (Горшковой) из Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга

В июле 1932 года о. Василий Сокольский получил свой последний приход – церковь Афонской (Ватопедской) иконы Божией Матери, единственный сохраненный безбожной властью храм разграбленного и упраздненного еще в 1918 году Новодевичьего монастыря. В течение 1929–1932 годов в обители были закрыты и разобраны собор в честь Воскресения Христова, Казанская церковь и храм Трех святителей, а также храмы Новодевичьего кладбища – Ильинская церковь и иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость». Но большинство монахинь все равно оставались в стенах обители.

«Все друг друга поддерживали, и из моей комнаты ни одна монахиня не ушла из монастыря», – вспоминала инокиня Александра на допросе в 1932 году.

В апреле 1932 года по всей стране прошла чудовищная «акция по изъятию монахов и монашек». В ночь с 17 на 18 апреля 1932 года в Новодевичьем монастыре были арестованы 126 сестер, оставили в обители только престарелых и больных сестер, которые не могли передвигаться.

В такой тяжелейшей ситуации принял монастырский приход о. Василий Сокольский и прослужил здесь до ареста в 1935 году.

С 1928-го по 1937 годы в монастыре находилась резиденция митрополитов Ленинградских, и, безусловно, протоиерей Василий Сокольский имел возможность личного общения со священномучеником митрополитом Серафимом (Чичаговым) до его переезда в Москву в октябре 1933 года и будущим патриархом, а тогда митрополитом Алексием (Симанским).

На глазах о. Василия Сокольского летом-осенью 1933 года была снесена монастырская колокольня и разобрана высокая каменная монастырская ограда с башенками и двумя часовнями, лишилась куполов и звонницы все еще действующая церковь во имя Афонской иконы Божией Матери.

На всю жизнь внук о. Василия запомнил эту атмосферу любви в разоренной обители

Но обитель продолжала жить. В подвалах келейных корпусов сестры организовали швейную артель, чтобы как-то выживать. Внук о. Василия Сокольского Евгений вспоминал, как он пятилетним мальчишкой шел за руку с дедом по швейному цеху, работающие там монахини, улыбаясь, всегда клали ему в кармашек какие-нибудь гостинцы и сладости. На всю жизнь внук о. Василия запомнил эту атмосферу любви в разоренной обители.

Икона Спасителя — одна из спасенных отцом Василием

Икона Спасителя — одна из спасенных отцом Василием

По воспоминаниям внука Евгения, в те страшные годы прямо на улицах устраивались костры из богослужебных книг и икон. Однажды отец Василий выхватил из огня несколько икон, спрятал их в рукаве рясы и принес домой. Среди спасенных был и образ Спасителя – его удалось сохранить семье священномученика в годы ссылок и скитаний. Отец Василий завещал внуку вернуть образ в Новодевичий монастырь. Завет священномученика его потомок сумел исполнить в 2003 году – сейчас икона хранится в ризнице обители.

7 марта 1935 года отца Василия вновь арестовали по обвинению в антисоветской агитации. Тюремный врач засвидетельствовал почти полную потерю зрения у отца Василия на оба глаза и написал в заключении, что к труду Сокольский не годен, но может следовать этапом, «но не пешком».

На допросах отец Василий держался мужественно.

«Я беспартийный и в политические дела по своему убеждению не могу вмешиваться, единственно с чем я не согласен, это с отрицанием коммунистами бытия Бога, бессмертия души и нравственной ответственности за гробом, о чем я, как и прочие священники, не скрываю от лиц, обращающихся ко мне за разрешением этих вопросов», – заявил под протокол о. Василий Сокольский.

Он не признал своей вины и не отказался от своих убеждений.

В тот же день сотрудник НКВД написал заключение, что Сокольский «является социально опасным элементом и ведет антисоветскую агитацию. Сторонник тихоновщины». Еще два дня спустя, 9 марта 1935 года, о. Василий Сокольский был приговорен особым совещанием при УНКВД к ссылке на 5 лет в Северный Казахстан в город Атбасар (сейчас Акмолинская обл.).

Казахская ссылка и расстрел

Священномученик Василий Сокольский уехал в казахскую ссылку со всей семьей – женой, сыновьями и внуком. Судя из краткого текста обвинения, даже здесь, в продуваемой всеми ветрами казахской степи, о. Василий Сокольский продолжал свое пастырское служение, что стало причиной новых гонений.

8 июля 1937 года о. Василий был арестован Атбасарским райотделом НКВД по обвинению «в проведении среди населения контрреволюционной агитации пораженческо-клеветнического характера и в непрекращении выполнения религиозных обрядов». Вины в предъявленном обвинении о. Василий не признал.

«Никакой контрреволюционной деятельности я не вел и не занимался. Поставленные вопросы признаю ложью. Показывать отказываюсь. Больше по существу дела показывать ничего не могу», – заявил отец Василий.

Где именно была совершена казнь и где покоятся святые мощи сщмч. Василия, неизвестно

Несколько месяцев его продержали в тюрьме в г. Атбасаре, а 5 сентября 1937 года огласили приговор тройки УНКВД по Северо-Казахстанской области с назначением высшей меры по ст. 58-10 УК РСФСР и 10 сентября расстреляли. Где именно была совершена казнь и где покоятся святые мощи сщмч. Василия, неизвестно. До мученической кончины за период с 1921 по 1937 годы он пять раз был под судом, провел в тюрьмах и ссылках восемь с половиной лет.

Полвека спустя будет доказано, что прот. Василий Сокольский стал безвинной жертвой репрессий. 9 июня 1989 года прокуратура Целиноградской области Казахской ССР приняла решение о полной реабилитации о. Василия Сокольского. Еще 11 лет спустя, 20 августа 2000 года, юбилейный Архиерейский Собор РПЦ прославит прот. Василия в лике святых. Память священномученика Василия Сокольского совершается дважды в году: 28 августа/10 сентября и в день Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской.

***

За 33 года до мученической смерти в магистерской диссертации «Евангельский идеал христианского пастыря» сщмч. Василий Сокольский писал:

«Главная, основная сила утешения пастыря в перенесении различного рода испытаний лежит в сознании того, что его дело есть дело Отца Небесного, а поэтому все, что бы он ни делал, то должен делать только так, как этого хочет Отец Небесный. Сущность такого рода деятельности выразил Сам Господь словами: “кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее. И преданы будете… терпением же спасайте души ваши”… Идея Промысла Божия, как убеждение, что Бог действует ко благу человека, относясь к нему как любящий отец, имеющий в виду его спасение, естественно, должна стать “жизненным нервом, проходящим через всю жизнь пастыря и укрепляющим его в борьбе за спасение. Поколебать это убеждение пастыря было бы очень гибельно для его личной жизни: это отняло бы у него всякие силы и надежды победить зло”.

«Самое большое, что может сделать мир с пастырем, – это убить его тело», – писал о. Василий за 33 года до мученической смерти

Самое большое, что может сделать мир с пастырем, – это убить его тело. Но, во-первых, он знает, что Сам Бог промышляет о нем. А во-вторых, принеся в жертву земное, он получает за него небесное – теряя свою душу ради Христа, он сторицей получает ее опять, так как Бог не есть Бог мертвых, но живых.

Истинный пастырь, как человек идеи, с радостью пожертвует временной жизнью, зная, что выше есть жизнь вечная, и не испугается смерти, якобы влекущей за собой уничтожение пастырства, потому что оно не есть дело человеческое, зависящее от многообразных случайностей, могущих погубить все дело в один день; здесь дело никогда не погибнет, хотя бы и погиб с общепринятой точки зрения пастырь: жертвуя жизнью своей, он глубоко убежден в том, что вечное здание, над которым он трудился, зиждется веками, и утешается евангельским изображением таинственной истории Царства Божия, преуспевающего подобно семени, которое растет помимо знания сеятеля… и нет той силы, что одолела бы истину, нет такой преграды, что разрушила бы вечное здание Царства Божия. “Печаль ваша в радость будет… Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас”.

Икона сщмч. Василия Сокольского из храма Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове

Икона сщмч. Василия Сокольского из храма Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове

А вот уже доказательства исторические… Христианские катакомбы, там покоятся останки тысяч мучеников, изломанных на пытках, истерзанных зверями, обугленных на костре, и среди множества священных изображений нет ни одного намека на горечь жизни почивших, на ужасы их смерти. Кроткие голуби, добрый пастырь, ягненок, лилии, виноградная лоза – все светлые умиротворяющие образы».

Именно такой образ – доброго пастыря, с удивительно мягким и теплым взглядом, полным любви, и при этом человека твердого, несломленного в застенках, – запечатлел фотообъектив НКВД для материалов следственного дела. Таким мы видим священномученика Василия Сокольского на иконе в храме Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, написанной на пожертвования прихожан в 2016 году.

В Благовещенском приходе чтут память настоятеля, пострадавшего за Христа. В настоящее время силами духовенства и прихожан ведется работа по поиску богословского наследия о. Василия Сокольского. В разных библиотеках и архивных фондах найдены книги, статьи и лекции святого. Часть научных трудов уже размещена в свободном доступе на сайте прихода.

Святый священномучениче Василие, моли Бога о нас!

***

В статье использованы архивные материалы с сайта «Духовенство Русской Православной Церкви в XX веке» (pravoslavnoe-duhovenstvo.ru), foma.ru, работы о. Василия Сокольского, опубликованные на сайте прихода храма Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове Санкт-Петербурга (hramblag.spb.ru), и другие названные в тексте источники.

Источник:  https://pravoslavie.ru/150917.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на июль 2024 года

В июле в церковном календаре нет ни одного праздника, посвящённого жизни Христа. Но это не значит, что для православных этот месяц менее значим, чем другие. В...

Выбор редакции

Святая Великая княжна Ольга Николаевна Романова (1895–1918)

3/16 ноября 1895 года у Императора Николая II и его супруги Александры Федоровны родилась дочь – Великая княжна Ольга Николаевна. Венценосные родители...