Господин «Вертолет». Памяти Игоря Сикорского

Просмотрено: 112 Отзывы: 0

Господин «Вертолет». Памяти Игоря Сикорского

26 октября 1972 года, проведя обычный день в офисе Sikorsky Aircraft, в своем доме в Восточном Коннектикуте мирно – во сне – скончался Игорь Сикорский. Ему было 83 года. Все годы после выхода на пенсию Игорь Иванович продолжал приходить на завод и консультировать уже второе поколение инженеров-вертолетостроителей корпорации. В этом году детищу Игоря Ивановича – концерну Sikorsky Aircraft, головной офис которого находится в штате Коннектикут – исполнилось 100 лет. Проезжаете мимо завода, на здании которого вечером светится имя основателя и конструктора, и вскоре видите еще одно здание, в создание которого Игорь Сикорский со товарищи вложили свой труд и часть своего сердца, – Свято-Никольский храм.

Игорь Сикорский

Игорь Сикорский

В 1904-м году 15-летнему Игорю приснилось, что он летит. Совсем как Робур-Завоеватель Жюля Верна, как Леонардо да Винчи, чьи рисунки он любил. Сикорский воспринял это как знак свыше.

Отец Сикорского был врачом и профессором психологии. Врачом по профессии была и мать. Ее большой интерес к искусству, а также к жизни и творчеству Леонардо да Винчи рано передался и сыну. Он начал экспериментировать с моделями летательных аппаратов, и, когда ему было 12 лет, сделал небольшой вертолет с резиновым двигателем, который мог подниматься в воздух. Родители мальчика поддерживали: отец воспитывал его в православной вере, в верности Родине, учил помогать ближним, быть порядочным и трудолюбивым.

В 1912-м году 23-летний Сикорский сконструировал самолет, который назвал «Русский витязь» и который поразил воображение современников. Сам Император Николай II пригласил Игоря Ивановича в Царское Село, где внимательно осмотрел машину и забрался по лестнице внутрь, где находился полчаса.

«Русский витязь» стал родоначальником большемоторных самолетов, а в январе 1914 года было завершено строительство крупнейшего в мире самолета «Илья Муромец». Летом Сикорский отправился на «Муромце» в первый длительный перелет Санкт-Петербург –Киев и обратно.

Но Родину, которую Игорь Иванович так любил, он вынужден был в 1918-м году покинуть после того, как новая власть пригрозила ему расстрелом. Он уехал в Париж, где до революции изучал авиацию, а оттуда – в 1919-м – в Америку, где построил свой первый вертолет.

5000 долларов от композитора

В Нью-Йорке Сикорский держался ближе к русской общине. Как вспоминает один из сыновей конструктора, историк авиации Игорь Сикорский-младший, «переехав в США, Игорь Иванович никогда не забывал своих национальных корней. Он дорожил своей русскостью и передал это детям».

«Игорь Иванович никогда не забывал своих национальных корней. Он дорожил своей русскостью и передал это детям»

Благодаря инвестициям и своим сотрудникам – образованным эмигрантам из России – в 1923-м году он основал Sikorsky Aero Engineering Corporation. Но поначалу это только звучало громко. Начиналась компания в пригороде Нью-Йорка. Под открытым небом, на птицеферме Лонг-Айленда эмигрант из России работал вместе с 15-ю своими сотрудниками-эмигрантами. Многие разыскивали Игоря Сикорского, когда он создавал собственную компанию. Это были целеустремленные и преданные своему делу люди.

Однако из-за нехватки средств проект – на три четверти уже готовый – пришлось остановить. Дело поправил известный русский композитор и пианист Сергей Рахманинов.

Однажды в воскресенье к курятнику подъехал лимузин с водителем. Высокий стройный человек в длинном черном пальто вышел из машины и направился к самолету. В полной тишине композитор осмотрел самолет.

Игорь Сикорский (девятый слева) с первоначальным составом Sikorsky Aero Engineering перед строящимся S-29-A на ферме на Лонг-Айленде, 1923 год

Игорь Сикорский (девятый слева) с первоначальным составом Sikorsky Aero Engineering перед строящимся S-29-A на ферме на Лонг-Айленде, 1923 год

«Все на ферме были очень взволнованы, – рассказывает Сергей Сикорский, сын Игоря Ивановича и бывший вице-президент Sikorsky Aircraft, который хорошо помнит, как его отец описывал это событие. – Они все сразу узнали в своем госте Сергея Рахманинова. Отец подошел к нему, и они начали разговаривать. Примерно через полчаса Рахманинов сказал: ‟Я верю в вас и ваш самолет и хочу вам помочьˮ. И композитор выписал чек на сумму 5000 долларов (по нынешним ценам это почти 100 тыс. долларов)».

По мнению Сергея Сикорского, Рахманинов не просто вкладывал деньги. Он делал дружеский жест помощи одному из самых ярких своих соотечественников. Этот день семья Сикорского стала отмечать как день рождения компании.

Благодаря поддержке Рахманинова компании удалось арендовать старый деревянный ангар, куда рабочие перевезли самолет с помощью местной полиции, уважающей трудолюбивых русских.

В знак признательности Сикорский попросил Рахманинова стать первым вице-президентом компании. Композитор согласился, что значительно повысило престиж предприятия. Так началась карьера Сикорского в Америке и его близкая дружба с Рахманиновым.

Инвестиции позволили компании воплотить свой первый проект – 14-местный полутораплан S-29A, который был построен из железных каркасов кроватей, найденных на местной свалке, и двух двигателей мощностью 300 лошадиных сил. Первым коммерческим рейсом самолета стал перелет из Нью-Йорка в Вашингтон с двумя роялями на борту.

И. Сикорский с пилотами, беспосадочно пересекшими Атлантический океан, на Парижском авиашоу в 1967-м г.

И. Сикорский с пилотами, беспосадочно пересекшими Атлантический океан, на Парижском авиашоу в 1967-м г.

Когда положение компании улучшилось, в 1929-м году, Игорь Иванович с благодарностью вернул композитору долг.

Самолет S-29A поднял репутацию Сикорского как главного конструктора и самолетостроителя. Фирму заметили, и она стала частью американского гиганта – Объединенной авиастроительной и транспортной корпорации United Aircraft and Transport Company, среди основателей которой в 1929-м году был знаменитый Уильям Боинг.

Авиация создавалась трудами тысяч людей, но яркой звездой авиастроения был, несомненно, Игорь Сикорский, однако о нем в СССР долго старались не упоминать. В середине 1930-х годов он получил письменное приглашение Сталина вернуться на Родину. Сикорский отказался, зная о трагической судьбе еще одного советского авиаконструктора – Роберта Бартини, арестованного НКВД в 1938-м году по обвинению в шпионаже в пользу Муссолини и приговоренного к 10 годам заключения.

В 1939-м году, в возрасте 50 лет, Сикорский исполнил свою заветную детскую мечту – построил и поднял в воздух первый в мире промышленный вертолет.

Сегодня корпорация Sikorsky Aircraft выпускает самолеты и вертолеты разного назначения. Начиная с 1957 года, с президентства Дуайта Эйзенхауэра, все американские президенты летают на вертолетах с надписью «Сикорский». Кстати, именно этот президент прокатил на вертолете своего гостя – советского генсека Никиту Хрущева, после чего тот распорядился закупить вертолеты Сикорского и использовать их для командировок высшего советского руководства.

Головной завод Sikorsky Aircraft находится в городе Стратфорд, штат Коннектикут, где в 1929-м году на месте ферм было построено 49 заводских зданий. Сейчас на заводах, продолжающих носить имя Сикорского, в 5 городах США, а также в Австралии и Польше, работают около 16 тысяч сотрудников – инженеров, вертолетостроителей, испытателей, техников по обслуживанию, из них 8 тысяч – на заводе в Стратфорде, который уже на протяжении более полувека является самым крупным производителем, работодателем и благотворителем в штате Коннектикут. Что касается благотворительности, то за последние более чем 30 лет компания и ее сотрудники собрали около 40 миллионов долларов, которые были направлены на благотворительные программы региона.

Головной завод Sikorsky Aircraft в гор. Стратфорд

Головной завод Sikorsky Aircraft в гор. Стратфорд

И дело не только в долларах, хотя ежегодно сотрудники собирают миллион и более на благотворительность. Это приверженность тем идеалам Сикорского, которые он воплощал всей своей жизнью. Сотрудники корпорации Sikorsky с энтузиазмом волонтерят на местных Олимпийских играх, устраивают ежегодный лагерь Сикорского, куда приезжают сотни скаутов со всей Новой Англии.

Ежегодно сотрудники собирают миллион и более на благотворительность. Это приверженность идеалам Сикорского

В 1956-м году коллега Сикорского, президент United Aircraft Corporation Юджин Э. Уилсон, написал для журнала Readers Digest Magazine статью под названием «Самый незабываемый персонаж, которого я когда-либо встречал», где так говорил о Сикорском:

«Каждое утро Сикорский приходит на свой завод, чтобы посовещаться с сотрудниками, но его действительно важная работа происходит поздно ночью, когда он часто сидит в темноте и думает под музыку. Беззастенчивый мистик, он верит, что некоторые художники и писатели обладают даром видеть за завесой времени и обнаруживать туманные видения грядущего. Он скромно предполагает, что инженеры тоже могут иметь этот дар».

Но Сикорский был не только мечтателем, на протяжении всей своей жизни он претворял свои мечты в жизнь, часто повторяя фразу Жюля Верна: «Все, что один способен только вообразить, другие смогут осуществить». Его мечтой всегда было помогать людям. Это вдохновляет и нынешних сотрудников компании.

Храм, который построил Сикорский

Глубоко религиозный человек, Игорь Сикорский написал три книги о религии и философии: «Размышления о молитве Господней», «Эволюция души» и «Невидимая встреча». Подводя итог своим убеждениям, в последнем он писал:

«Наши заботы теряют значение по сравнению с вечной ценностью человеческой личности – потенциального дитя Божьего, которому суждено восторжествовать над ложью, болью и смертью. Никто не сможет отнять у нас этот возвышенный смысл жизни, и это единственное, что имеет значение».

Он также написал автобиографический отчет о своей жизни в авиации под названием «История крылатого С.».

Однажды во время лекции Сикорскому задали вопрос: «Вы летали далеко, и вы летали очень высоко. А вы когда-нибудь видели Бога?» После паузы он ответил: «Нет, но я чувствовал Его присутствие!»

Когда из пригорода Нью-Йорка в Стратфорд переехал завод Сикорского, авиаконструктор задумался о строительстве православного храма. В конце 1920-х вокруг него собралась русская община, и 15 декабря 1929 года был основан приход, большинство прихожан которого составляли только что перебравшиеся в Америку беженцы из Германии, Австрии, Югославии, большей частью люди образованные и интеллигентные. Поначалу приход размещался в частном доме на Лейк-стрит. Нынешняя церковь на Ханиспот-роуд была заложена 12 октября 1941 года в честь Святителя Николая Чудотворца. Сам Игорь Иванович и его сотрудники принимали в строительстве деятельное участие.

Игорь Сикорский в кабинете на заводе

Игорь Сикорский в кабинете на заводе

Среди основателей церкви также значатся летчик-испытатель завода Сикорского Борис Сергиевский и инженер Николай Александров. Преданными прихожанами храма были и их семьи.

Первые богослужения в храме прошли в декабре 1929 года. В те времена большинство приходских семей жили в окрестностях дома на Лейк-стрит, и люди помнят, что дверь церкви никогда не запиралась. В первый год приходским священником был архимандрит Пантелеимон (Нижник), который работал на заводе Сикорского, собирая средства для нового Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, штат Нью-Йорк, который позже стал лаврой Русского Зарубежья и где находится семинария и православное издательство Русской Зарубежной Церкви.

Храм Святителя Николая, Стратфорд, шт. Коннектикут

Храм Святителя Николая, Стратфорд, шт. Коннектикут

При новом настоятеле, которым с 1930 года стал священник Стефан Антонюк, было построено нынешнее здание храма на Ханиспот-роуд, недалеко от первой домовой церкви. К десятому юбилею прихода, в 1939-м году, территорию под храм освятил архиепископ Восточно-Американской епархии Виталий (Максименко; † 1960). Здание, спроектированное архитектором Алексеем Болдаковым по образцам Новгорода XII века, было завершено и освящено в 1942-м году.

На момент золотого юбилея Никольского храма, в 1979-м году, он входил в состав Православной Церкви Америки (ПЦА), потомка Русско-американской митрополии. Но 5 лет спустя приход подавляющим большинством голосов проголосовал за его возвращение в состав Русской Православной Церкви Заграницей – первоначальной его юрисдикции. Это позволило Никольской церкви сохранить ее русское, православное религиозное и культурное наследие.

Оставшиеся в живых священники и прихожане, прежде всего, отмечают его скромность

Игорь Иванович был членом прихода до своей кончины. Оставшиеся в живых священники и прихожане, прежде всего, отмечают его скромность. В храме он вставал слева от клироса и обычно больше слушал, чем говорил. Как-то в разговоре, не зная его в лицо, кто-то из американцев спросил, чем он занимается. И он скромно ответил: «Работаю на заводе Сикорского».

В своем произведении «Размышления о Молитве Господней» авиаконструктор писал:

«Молитва Господня имеет особенное значение для каждого отдельного человека и должна произноситься наедине с собой. Стих, предшествующий тексту молитвы, гласит ‟Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне (Мф. 6, 6)ˮ.

Эти слова как нельзя лучше подчеркивают то, что по крайней мере иногда человек должен остаться в полном одиночестве и отгородить себя от внешней суеты, посылая свое прошение непосредственно Создателю Вселенной».

Человек, который покорил небо и время

С годами менялась принадлежность корпорации и ее руководство. Но на протяжении столетия концерн сохранял имя ее основателя. Нынешнее руководство и большинство работников Sikorsky Aircraft – в основном американцы, но есть среди них и русские второго-третьего поколения эмигрантов, родители которых или приехали в Америку детьми в 1950-е годы, или уже родились здесь.

Прихожане Никольского храма, 1930-е годы

Прихожане Никольского храма, 1930-е годы

В Никольском храме я встретилась С Маей Лукьяновой – инженером по проектам, в обязанности которой входит усовершенствование и оптимизация процесса труда работников, занятых на строительстве вертолетов. Полное ее имя – Мария Георгиевна Лукьянова, а Мая – имя уменьшительное.

– Со стороны мамы наш род происходит из Санкт-Петербурга, а предки моего отца – из Эстонии, – рассказывает Мая. – Родители детьми попали в Америку через Европу: отец – Георгий Васильевич Лукьянов – через Югославию, мама – Татьяна Андреевна Тенсен – через Германию, благодаря помощи Толстовского фонда. Семья мамы обосновалась в штате Огайо, отца – в Нью-Йорке.

Познакомились родители в мужском монастыре в Джорданвилле, а всю жизнь были близки к женскому монастырю «Ново-Дивеево», где у них было много друзей. Родным их храмом, как позже и их четверых детей, стал Никольский в Покипси, что в штате Нью-Йорк, где и прошло мое детство.

Сама я родилась в Нью-Йорке, на Лонг-Айленде, где обосновалась еще одна большая русская община, так что из детства я помню исключительно русскую атмосферу. Кстати, на Лонг-Айленде Игорь Иванович Сикорский устроил свой первый завод.

В храме Святителя Николая

В храме Святителя Николая

Моим первым языком был русский, как и в большинстве русских семей времен нашего детства. Отец заставлял нас дома говорить по-русски, но когда отца дома не было, мы переходили на английский.

– Я росла в религиозной семье, – продолжает Мая. – Отец был иподиаконом в храме в Покипси, так что на службы мы всегда ходили по субботам, воскресеньям и праздникам. После воскресной службы и по большим праздникам в церковном зале была русская трапеза. Приготовлением ее обычно занимались четыре семьи прихожан (как и сейчас, только старшее поколение сменилось на младшее).

В церковной школе при храме занятия у нас тоже проходили на русском. Дома мы читали произведения Льва Толстого, слушали музыку Чайковского, пели песню «Белая черемуха».

Когда мне было 6 лет, я впервые поехала в скаутский лагерь ОРЮР – лагерь юных разведчиков, куда мы с тех пор каждый год ездили с отцом и братьями.

Там я, по лагерной традиции, получила еще и лесное имя – Коала. Мою лучшую подругу, с которой мы познакомились в лагере, – Наташу Конон – назвали Кенгуру. Дружим мы почти 40 лет. И самые близкие мои друзья тоже из лагеря. По жизненным обстоятельствам мы можем долго не общаться, но я знаю, что при необходимости позвоню кому-либо из лагерных друзей – и они сразу откликнутся и помогут. С лагерем мы ездили в паломничество по святым местам в Иерусалим.

Мая Лукьянова в храме

Мая Лукьянова в храме

– Мая, как вы выбирали профессию, как попали на завод?

– Мне всегда нравилась математика, поэтому после окончания университета я пошла по инженерной линии и поступила на работу в компанию United Technologies, в которую входили и заводы Сикорского. Позже, получив также степень магистра по техническому управлению и финансам, в 2004-м году я перешла непосредственно в корпорацию «Сикорский».

В компании, как и при самом Игоре Ивановиче, ценятся люди образованные и увлеченные.

На заводах представлены все направления строительства вертолетов. Поначалу я хотела испытывать вертолеты, но завод при приеме на работу все-таки отдает предпочтение именно военным пилотам. Причем принимают как мужчин, так и женщин, и на нашем заводе есть пилоты-испытатели женщины.

Игорь Сикорский и инженер Михаил Глухарев с самолетом Sikorsky S-60 в 1959-м году

Игорь Сикорский и инженер Михаил Глухарев с самолетом Sikorsky S-60 в 1959-м году

Спустя 50 лет со времени кончины Игоря Ивановича на заводе о нем вспоминают?

– Для сотрудников он по сей день остается кумиром. В Стратфорде продолжает работать Sikorsky Aircraft Corporation, ныне дочерняя компания Lockheed Martin Corporation. Это старейший производитель вертолетов в мире. Несмотря на то что Игорь Иванович продал фирму вышеупомянутой корпорации в 1960-х годах, его имя – №1 в мире вертолетостроения – сохранили в названии всех заводов.

На головном заводе в Стратфорде как музей сохраняют кабинет Игоря Ивановича в том виде, как он был при жизни вертолетостроителя. А его знаменитая фраза пережила самого конструктора: «Искра, разгоревшаяся в одном человеке, движет человечество». Эти слова мы видим повсюду на заводе.

Сами вы ощущаете принадлежность к своей исторической Родине, как и знаменитый конструктор?

– Я – русская американка. Русская культура была частью нашего воспитания, и мы с братьями выросли русскими. Старший брат женат на девушке из России. У нас много русских друзей, и в Америке нас считают русскими, а в России все равно считают американцами. Я была в России в 2004-м году, за две недели проехала Москву, Санкт-Петербург, города Золотого кольца: Владимир, Кострому, Суздаль, Сергиев Посад.

Место упокоения И. Сикорского

Место упокоения И. Сикорского

Однажды я ехала в метро и смотрела на свое отражение в окне вагона. Там я видела и других людей и подумала, что я выгляжу точно так же, как и они. В Америке так не получается – здесь так много людей разных национальностей, что я отличаюсь от них. И тут меня «ударило»: я – как они, и они – как я. Но я не только выгляжу как русская, но и сердце у меня русское. США – моя страна, но моя душа – русская.

То же самое в полной мере относится и к основателю завода, на котором трудится Мая. К сожалению, Игорю Ивановичу так и не удалось побывать на исторической Родине.

Похоронен Сикорский на кладбище Святого Иоанна Крестителя в Стратфорде. На памятнике надпись:

«Редко встретишь такого дальновидного человека, чьи мечты становятся реальностью. Еще реже встретишь человека, чье видение делает жизнь других лучше, одновременно реализуя и свои жизненные цели. Таким человеком был Игорь Сикорский – ‟отец вертолетаˮ, пионер воздухоплавания, изобретатель и философ».

И ниже – «Я есмь воскресение и жизнь» (Ин, 11–25).

Фото автора и из архива И. И. Сикорского
гор. Стратфорд, шт. Коннектикут

Источник: https://pravoslavie.ru/157755.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православные праздники в феврале: Церковный календарь – 2024

В последний зимний месяц православные отметят Сретение Господне — праздник, который входит в список 12 самых значимых (двунадесятых) праздников в году,...

Выбор редакции

Возрождение Херсонеса – долгий путь ради мира и единства

Февраль 2024 года ознаменован началом возрождения монастырской жизни в святом месте Руси – Херсонесе. В том, что это знаменательное событие...