Владимир Заманский: «Я перестал быть Владленом, только когда крестился». Народному артисту – 95 лет!

Просмотрено: 493 Отзывы: 0

 Владимир Заманский: «Я перестал быть Владленом, только когда крестился». Народному артисту – 95 лет!

Владимир Заманский

Владимир Заманский

6 февраля 2021 года исполнилось 95 лет Народному артисту РСФСР Владимиру Петровичу Заманскому, а 27 февраля отпразднует свой день рождения его жена актриса Наталья Ивановна Климова. Владимир Петрович и Наталья Ивановна вместе уже 60 лет. Более 20 лет назад они оставили шумную столичную жизнь и переселились в город Муром.

Владимир Петрович прославился после выхода в прокат в 1988 году фильма «Проверка на дорогах» (снят в 1971 г., но был «положен на полку» как идеологически вредный), за роль в котором в том же 1988-м он получил Государственную премию СССР. Заманский работал с такими известными режиссерами, как Андрей Тарковский и Алексей Герман-старший, снялся более чем в 70 фильмах, среди которых «Каток и скрипка», «Бег», «Вылет задерживается», «Два капитана», «Вечный зов», «Трясина», «Аллегро с огнем», «Завтра была война», «Скорбное бесчувствие», «Солярис» (озвучивание главной роли) и другие. Наталью Ивановну все русские дети знают как Снежную королеву (по одноименному фильму).

Несмотря на популярность и востребованность, супруги оставили актерскую карьеру и в 1998 году по благословению духовника переехали в Муром. Из окон их дома открывается великолепный вид на Оку, а рядом расположены старинная Николо-Набережная церковь и Воскресенский женский монастырь – любимый приход Заманских. До недавнего времени голос Владимира Петровича можно было услышать на радио «Радонеж», где он озвучивал творения отцов Церкви.

В гостях у Владимира Петровича и Натальи Ивановны необычайно уютно, тепло и светло. В чем секрет их счастья? «Ой, вы знаете, я даже не могу сказать. Просто… мы с Володей вдвоем. Мы каждый вечер перекрестим друг друга, попросим прощения. Мы вместе. И ничего другого и быть не могло», – говорит Наталья Ивановна.

В небольшом интервью супруги рассказали о своем пути к вере, вспомнили случаи из жизни и поделились своим отношением к актерскому ремеслу, театру и кино.

Путь к Богу

– Владимир Петрович, Наталья Ивановна, расскажите о вашем пути в Церковь. В какое время для вас стала открываться вера в Бога? Как это произошло?

Владимир Петрович: Вы сразу взяли такую высоту – боюсь, что я даже рассказать об этом ничего не могу. Путь к Богу у каждого свой. И всегда очень непростой, очень-очень трудный. Первой воцерковилась Наташа, а я вслед за ней.

Наталья Ивановна: Да Володя бы и без меня воцерковился! Это было заложено в нем с самого начала. Во многом он пришел к вере через русскую литературу, которую любит и очень хорошо знает. Мне вообще кажется, что потребность веры заложена в каждом русском человеке. История России – это такая духовная школа. Здесь хороший человек всегда пойдет своим путем, каким бы трудным он ни был. У нас очень много поразительных людей, в которых прежде всего развито нравственное чувство. Поэтому у нас такая литература.

Но на тему прихода к вере действительно сложно говорить, ведь Бог зовет к Себе всех. Одинаково. Почему один откликается, а другой нет? Почему?.. Это тайна. Я тоже не знаю, как пришла к вере… Это просто чудо. Самое настоящее чудо. До какого-то возраста я ничего не понимала в этом. Ни одной книжки, ни одной иконы у нас дома не было. И так во всей интеллигентской прослойке Москвы. Это тайна – почему и как Господь призвал.

Супруги Владимир Заманский и Наталья Климова с настоятельницей Свято-Воскресенского монастыря (г. Муром) игуменией Еленой (Богдан)

Супруги Владимир Заманский и Наталья Климова с настоятельницей Свято-Воскресенского монастыря (г. Муром) игуменией Еленой (Богдан)

В.П.: Преподобный Амвросий Оптинский почти отшутился на подобный вопрос. Он сказал: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем – мое почтение». Вот если это исполнить, то это будет ответ на всё: как жить, как быть настоящим христианином.

Я помню, как однажды со съемочной группой мы попали в город Романов-Борисоглебск. Сейчас он называется Тутаев. Это уже было то время, когда я по-пластунски полз к Богу, ко Христу. В один свободный день я отправился в соборный храм. А в то время там служил замечательный, удивительный человек – архимандрит Павел (Груздев), которого уже тогда любили и почитали.

И вот захожу я в соборный храм и вижу большую очередь. Спрашиваю: «Это чего?» – «А вот – к батюшке». Ну, и я тоже встал. Очередь идет, идет… вот уже подходим… Впереди меня – молодая женщина. У меня уже тогда были кое-какие познания: я понимал, что надо стоять немножко поодаль, когда человек разговаривает со священником. Женщина отцу Павлу что-то говорит-говорит, и я только слышу, как он ей отвечает: «Ну, иди!» – сказал и махнул рукой. «Ну, – думаю, – сейчас моя очередь. Сейчас он меня тоже погонит». Подхожу. Он смотрит на меня. Ну, как смотрит – к тому времени он уже почти ослеп. Но он смотрел нутром – ему этого достаточно было, не обязательно различать черты лица. Спрашивает: «Ты кто?» Я отвечаю: «Актер. Вот приехали кино снимать». – «Откуда?» – «Из Москвы». – «Слушай, – говорит… (а у него была удивительная способность сразу сблизиться с человеком, встать к нему вплотную, независимо от того, каков человек, какое у него звание. Я сейчас читаю воспоминания о нем, изданные в 2012 году, обязательно почитайте!) «Слушай, – говорит, – бросай ты это все! И уезжай…» И вот спустя лет 12–15 я приехал в Муром. Это я рассказываю не для того, чтобы показать, какой я «хороший» – исполнил завет старца. Ведь только через 15 лет до нас с Натальей Ивановной дошло, что надо бежать…

Театр и кино

– Но сначала Господь направил вас по актерской стезе. А какое у вас сейчас отношение к этой главе вашей жизни, к актерскому делу? В одном из интервью вы сказали, что «современный театр отводит русского человека от Христа».

В.П.: Ну, от судьбы не уйдешь, как говорится. И это надо было пройти. Но сейчас у меня отношение к актерской деятельности, как вы правильно заметили, весьма скептическое. Да, иногда актеру удается высказать, затронуть какую-то частицу истины в своем творчестве. Но в целом театр – это… химера! Никакой актер, конечно, не согласится с этим определением. Я сам себя вспоминаю в те годы, абсолютно погруженного в мир кино и театра… Тогда бы тоже не согласился.

Гоголь, например, видел театр как школу. Школу размышления, вопрошания к Богу. Для этого Гоголь и писал так, как он писал: задавая вопросы всей России через свои «Мертвые души», например. Он писал о нравственности, о смысле жизни. Современный театр не тянет на такую высоту, совершенно не тянет. Конечно, сейчас есть православные и одновременно хорошо пишущие люди. Я знаю такого человека, это Владимир Малягин[1]. Он имеет отношение к Данилову монастырю и преподает в Литературном институте. Но таких немного, наверно, очень немного. И я не представляю, каким образом театр может помочь человеку выбраться на стезю правды Христовой.

Владимир Заманский

Владимир Заманский

– Может быть, только как первая ступень к христианству?

В.П.: Да… И здесь нельзя не сказать о нашей русской классике, которая в лучших своих произведениях очень многое сделала для того, чтобы человек пришел к вере: Пушкин, Лесков, Достоевский (безусловно), Толстой (с оговорками). В каждой их строчке звучит знаменитое пушкинское: «…что чувства добрые я лирой пробуждал». Но когда я сейчас, листая телевизионную программу, вижу: «Карамазовы. Мини-сериал»[2] – это же несерьезно! То есть очевидно, что в этом мини-сериале все очень «мини». Там цепляются за внешние факты, факточки, ситуации, но высказать мысль, которую заложил Достоевский в «Карамазовых», в эту огромную эпопею страдания и мук, невозможно! Это не под силу ни театру, ни кино, ни актеру.

– А как вам кажется, у вас все-таки получилось в каких-нибудь ролях сделать такое высказывание об Истине, шагнуть вместе со зрителем на ту самую первую ступень?

В.П.: Такие попытки, безусловно, были. Скажем, в фильме «Проверка на дорогах»: страшная история, впервые обнародованная в то время. Недаром картина 14 лет не выходила на экран. Эта вещь, в сущности, о смысле покаяния: о том, что за содеянное нами можно только покаянием оправдаться. А в той ситуации войны – жизнью[3].

Кадр из фильма «Проверка на дорогах»

Кадр из фильма «Проверка на дорогах»

И здесь можно говорить не только о герое, Александре Лазареве, но и о реальных людях. Ведь такие люди, как Лазарев, были, и они так и расплачивались. Хотя это и редчайший случай.

Н.И.: И редчайший фильм!

В.П.: Конечно, мой скептицизм, такой решительный и бесповоротный, тоже уязвим, я думаю. Все-таки я уже долгое время живу как бы на обочине театрального мира. А ведь можно представить, что тот же Володя Малягин вдруг напишет пьесу (а он может это сделать), пронизанную истинно православным, христианским чувством, и найдется такой режиссер, такой театр… И тогда то, что я говорю, станет не очень справедливым.

– А вы знаете Московский театр русской драмы под руководством Михаила Щепенко[4]? Это тот уникальный случай, когда у художественного руководителя театра есть богословское образование. Он по-настоящему хорошо ставит классику, не искажая ее, и даже современные вещи. И каждую пьесу глубоко, но одновременно ненавязчиво осмысляет с христианской точки зрения. Кажется, весь православный мир Москвы ходит в этот театр.

В.П.: Михаил Григорьевич Щепенко? Я помню его. Я с ним встречался, но это было так давно, что многое уже ушло из памяти… Но да, он из таких. Достойный и редкий режиссер.

Но я смотрю на эту проблему еще и с той точки зрения, что публика образовывает актера. Об этом Пушкин говорил. Какая публика сейчас может образовать актера? Где она, эта публика? Да, в зале может сидеть один человек, который, размышляя об увиденном, что-то скажет актеру или актрисе. Но ведь Пушкин говорил не об одиночке. Гоголь, например, разговаривал своими произведениями со всем русским православным народом, с его историей, с его муками, с его падениями и взлетами. Сейчас такого нет. Так что в этом отношении положение театра, конечно, очень тяжелое. И недаром в нем множество умелых и вместе с тем беззастенчиво безбожных деятелей.

Наталья Ивановна Климова

Наталья Ивановна Климова

Наталья Ивановна, а каков был ваш путь как актрисы?

Н.И.: Я вообще не люблю театр. Пошла туда, потому что меня отправили в строительный институт, а это совсем не мое. Решила поступить в театральный и выбрала школу-студию МХАТ. Там мы с Володей и познакомились.

Значит, все-таки это было не случайно и не напрасно?

Н.И.: Конечно! (Улыбается.) А потом я оставила театр по болезни и больше туда не возвращалась, хотя были данные, были способности. В кино совсем немножечко успела посниматься – и заболела, слава Богу. Господь отвел. Театр – это не наше.

О военном поколении

– Владимир Петрович, вы сказали, что в «Проверке на дорогах» главный герой, Александр Лазарев, проходит путь покаяния и искупления. А вам на войне встречались ситуации, когда люди через весь тот ужас и кошмар, который творился вокруг них, приходили к Богу?

В.П.: Нет. Я такого не встречал.

Н.И.: Я думаю, что наверняка были такие люди. Их не могло не быть!

В.П.: Но мне такие не встречались. Вообще я в действующей армии был год (В.П. Заманский ушел на фронт в 1944 г. – Д.П.). Я не встречал ни офицера, ни солдата, с которым у нас возник бы подобный разговор. Но, с другой стороны, как он мог возникнуть? Тогда об этом не говорили «страха ради иудейска» (Ин. 19: 38). А потом почти все действительно были безбожники. Я вспоминаю себя самого в то время, в те 18–19 лет… Знаете, как я впервые услыхал слово «душа»? В нашем полку был почтальон – мужик лет 45. Естественно, он уже не мог быть на передовой, но его дело было приносить солдату письмецо или, в редчайших случаях, дошедшую посылочку. Он был необычайно славный человек и, вручая письмо, всегда говорил: «Ну, душа моя, держи!» Вот так я впервые познакомился со словом «душа».

Я же был коммунист с головы до ног! Идея коммунизма брала, поглощала нас, наше поколение. Но воевало оно хорошо, это правда, потому что идея коммунизма переплелась с идеей патриотизма. А родился я с именем Владлен[5]. Вы можете себе представить, что это такое? Отец коммунист, мать коммунистка и я – Владлен. Я перестал быть Владленом, только когда крестился. Но такова наша история – история жизни России в XX веке. Наша жизнь. Наше поколение.

О духовном наставничестве

Владимир Петрович, вы говорили о своей встрече с одним из удивительнейших старцев нашего времени – архимандритом Павлом (Груздевым). Как вам, человеку с большим жизненным опытом, кажется: что такое хороший священник, какими он должен обладать качествами, какие совершать поступки?

В.П.: Скажу на примере отца Павла. Это тот поразительный тип священника, который, будучи в формальном смысле необразованным, замещал всю образованность сердцем с необыкновенной силой веры. Вот это священник! Вот это пастырь! У него была свобода мысли, опиравшаяся не на разухабистое желание высказаться, а на необычайную, великую любовь ко Христу и к человеку. Но такие пастыри – редкость.

Н.И.: Ведь знаете, как бывает… К одному священнику идут, не зная его, потому что чувствуют благодать, а рядом с другим остановятся и еще подумают: подойти ли?..

В.П.: Хороший священник – это разумный и милостивый человек. Милостивый к тем, с кем он разговаривает с амвона. Это очень трудно, но без милости – никак. Покойный отец Геннадий Огрызков[6], наш духовник, был из таких. И разумен, и милостив, и добр. Иногда создавалось впечатление, что он о себе думает уничижительно. Но это благое чувство для верующего человека.

Н.И.: У него всегда было сочувствие и никогда – человеческое осуждение. Только искреннее сожаление.

Отец Геннадий бывал строг?

Н.И.: Он всегда говорил всё как есть. Но прежде чем сказать, так вот долго топтался на месте, а потом всё равно всё говорил. Не то чтобы он был строг… У него было редкое качество: за его строгостью чувствовалась боль за человеческую душу. Он жалел человека. Любого.

В.П.: Вот мы сейчас, живя в Муроме, Божиим Промыслом стали близки к Воскресенскому женскому монастырю. Так бывает, что в конце жизни ты находишь некое прибежище, в котором для всех без исключения – и для матушки Елены, и для священников Виктора и Александра, и для насельниц – становишься своим человеком. И они тоже тебе близки. Это великий дар.

***

[1] Малягин В.Ю. – драматург, прозаик, сценарист, главный редактор издательства «Даниловский благовестник», член Союза писателей России, член Издательского совета Русской Православной Церкви, руководитель семинара драматургии в Литературном институте им. А.М. Горького.

[2] Имеется в виду телесериал «Братья Карамазовы» (2008).

[3] В фильме режиссера Алексея Германа-старшего «Проверка на дорогах» (1971) главный герой Александр Лазарев, ранее перешедший на службу к немцам, добровольно сдается партизанскому отряду и кровью готов искупить свою измену Родине.

[4] Щепенко М.Г. – театральный режиссер, актер и педагог, художественный руководитель Московского театра русской драмы, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, занесен в книгу рекордов Гиннеса как единственный профессиональный режиссер, имеющий высшее богословское образование (окончил Православный Свято-Тихоновский богословский институт в 1996 г.).

[5] Владлен – имя, распространенное в СССР, аббревиатура, раскрывающаяся как Владимир Ленин.

[6] Протоиерей Геннадий Огрызков (1948–1997) – архитектор, художник, затем сотрудник Издательского отдела Московской Патриархии, настоятель храма Малое Вознесение на Большой Никитской (Москва), духовно окормлял многих представителей творческой интеллигенции. Заметки Заманских о нем опубликованы в сборнике «Отец Геннадий. Книга воспоминаний» (М.: «Отчий дом», 1999. С. 184–191. См. также: http://www.orthedu.ru/books/pdffiles/o_gennad.pdf).

Источник: https://pravoslavie.ru/137232.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на июль 2024 года

В июле в церковном календаре нет ни одного праздника, посвящённого жизни Христа. Но это не значит, что для православных этот месяц менее значим, чем другие. В...

Выбор редакции

Монахиня Макария (Десипри), через которую святой Ефрем Новый благоволил сделаться известным

Фото: doxologia.ro / Magda Buftea      Человеком, через которого святой Ефрем Новый соблаговолил открыть себя всему миру, является...