«Во время поста я играл лучше». Как украинский футболист стал священником

Просмотрено: 72 Отзывы: 0

«Во время поста я играл лучше». Как украинский футболист стал священником
На прошлой неделе Украина показала лучшее в своей истории выступление на чемпионате Европы по футболу. И пока вы смотрели, как украинцы побеждают шведов, корреспондент «Правмира» побывал в Одессе и поговорил со священником Андреем Кирликом — звездой украинского футбола нулевых годов, экс-капитаном одесского «Черноморца», а ныне настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Призри на смирение» при одесском Институте реабилитации лиц с отклонениями психофизического развития им. Януша Корчака.

— Нет, матчи Евро-2020 я не смотрю, — улыбается отец Андрей. — Только первый матч Украины с Голландией посмотрели семьей, когда дочери с мужьями в гости пришли. Остальные не смотрю, только интересуюсь, как сыграли, какой счет. Переживаю, конечно, за нашу страну, за сборную, за игроков. Радуюсь успехам, расстраиваюсь от поражений. Но не могу сказать, что болею — чтобы не спать ночами и только об этом думать. 

В  целом у меня сейчас такое же отношение к футболу. Нет какой-то любимой команды. Какие-то нравятся, каким-то желаю победы, как правило, слабейшим. Если смотрю матчи, то больше интересуюсь самой игрой — вот красиво сыграли, здесь хорошая была задумка, тот исполнил красиво, а вот тот не исполнил… Вот такие переживания…

«В 15 лет мне уже платили за игру какие-то деньги»

В этом году отцу Андрею исполнится 47. Профессиональному футболу он посвятил 16 лет жизни, а спорту вообще — еще больше. Мальчишка из простой рабочей семьи в Хмельницком, он гонял во дворе мяч с самого раннего детства. А в первом классе вместе с другом отправился записываться в спортивную секцию.

Правда, в футбольную тогда попасть не удалось, поэтому ребята записались на вольную борьбу. И прозанимались ею четыре года. Делали успехи, занимали призовые места на областных соревнованиях. Но и футбол не бросали — играли на улице, между ЖЭКами, выступали на городских соревнованиях. В итоге ушли в футбольную секцию. А вскоре Андрея стали приглашать на тренировки во взрослую команду.

— В то время был развит чемпионат Украины среди коллективов физкультуры, — рассказывает священник. — Там играли заводские команды, но уровень был довольно серьезный. Обычно в этих командах были футболисты старшего возраста, игравшие в первой и высшей лиге. И вот в 15 лет меня взяли в такую заводскую команду и платили уже какие-то деньги за игру. Но главное — там я прошел серьезную обкатку. 

Это был суровый взрослый футбол, довольно тяжелый, жесткий, не всегда на хороших полях.

Было трудно, больно, были травмы, но зато пришла закалка и умение, я начал выделяться. И когда тренер отбирал игроков в профессиональную команду, то взял меня и еще двух парней моего возраста. И я начал играть в профессиональный футбол, когда еще учился в десятом классе школы.

«Господь уберег меня от серьезных травм»

О своей футбольной карьере отец Андрей подробно рассказывать не любит. Хорошо, что в интернете о футболисте Кирлике в свое время писали много. Он играл в хмельницком «Подолье», клубах «Металлист» (Харьков), «Борисполь», «Таврия» (Херсон), «Кремень» (Кременчуг), «Нива» (Тернополь), «Арсенал» (Киев), «Борисфен» (Борисполь). С 2003 года — в ФК «Черноморец» (Одесса), был капитаном команды. Выступал на позиции левого полузащитника, прославился как мастер голевых передач и стандартных положений (ввод мяча в игру — розыгрыш мяча со стартовым свистком судьи, штрафной удар, угловой, свободный, спорный мяч, ввод от ворот, пенальти. — Ред.), за что удостоился от болельщиков титула «Мистер Стандарт».

По состоянию на ноябрь 2012 года Кирлик занимал 12-е место по количеству матчей, проведенных в чемпионате Украины по футболу. Бронзовый призер чемпионата Украины сезона 2005/06, финалист кубка Украины. Дважды входил в число 33 лучших футболистов страны (2003, 2004). В высшем дивизионе сыграл 331 матч, благодаря чему вошел в клуб имени Александра Чижевского — символический клуб, включающий игроков, сыгравших 300 или более таких матчей.

— На самом деле у меня больших заслуг и регалий таких нет, — улыбается священник. — Ну, играл я в финале кубка Украины. Ну, заняли мы третье место с «Черноморцем», бронзовые призеры. Для кого-то это заслуги, а иной профессиональный футболист может посмеяться над этими заслугами. Все познается в сравнении, как говорится.

А больше 300 матчей в чемпионате Украины по футболу я успел сыграть благодаря долгой карьерной стабильности, которую мне Господь дал.

Господь уберег меня от серьезных травм, послал мне хороших тренеров, дал возможность играть с футболистами высокого уровня, у которых я с радостью учился. И очень благодарен Богу за это.

«В Иерусалиме я даже “Отче наш” прочесть не смог»

— А что особенно запомнилось, оставило впечатление на всю жизнь? О чем сегодня приятно или, наоборот, неприятно вспомнить?

— Неприятные моменты были в период конца 90-х, когда около футбола вращались разные люди, имевшие интерес в спорте. И если ты переходил из команды в команду, а кому-то это не нравилось, то приходилось слышать в свой адрес неприятные, жесткие слова, внушающие страх за себя и семью…

А самое хорошее впечатление времен моей футбольной карьеры даже не относится напрямую к футболу. Я тогда играл за харьковский «Металлист», где тренером был Михаил Иванович Фоменко. Подготовительные сборы к чемпионату у нас проходили в Израиле, на Святой Земле. Спасибо Михаилу Ивановичу за то, что на каждом сборе он находил время для экскурсии в Иерусалим.

Помню, когда мы впервые подошли к Гробу Господню, у меня никаких особых чувств не было. Экскурсовод что-то говорил, предложил купить «святыньки» в магазине: крестики, иконки — и рассказал, что нужно положить это все на Гроб Господень и прочитать молитву, освятить. Мы с другом купили, зашли, положили, он мне говорит: «Читай молитву». Я говорю: «Какую молитву?» – «Ты что, “Отче наш” не знаешь?» Я говорю: «Нет. Давай ты читай, я буду за тобой повторять». Он читал, я за ним повторял. Для меня это был даже некий шок…

Не скажу, что я сразу после этого выучил «Отче наш», нет. Через год, на следующих сборах, я молитву все еще не знал. Но что-то осталось во мне с тех пор. И когда я подходил к Гробу Господню, то испытывал совсем другие чувства и эмоции. Это был первый «звоночек». И буквально через какое-то время наша семья воцерковилась. А потом и наши родители. 

Мы ведь в неверующих семьях росли, никто нам в детстве о Боге не рассказывал. А выросли — и верили «как все»: свечки в храмах ставили перед игрой, на Пасху ходили куличи святить вместе с детьми…

Хотя жена раньше меня к Богу обратилась, пока я был поглощен спортом. Я тогда об этом даже не знал, она только потом рассказала. Мы еще жили в Хмельницком, мне нужно было ездить в институт очень рано, приходилось по ночам идти до автовокзала. Я уходил, а супруга становилась и молилась…

«Женился в 18 лет на однокласснице»

— Расскажите о вашей семье.

— Женился я рано, в 18 лет, на однокласснице. Мы начали встречаться еще в школе и женились уже осознанно. Вроде бы и рано, а с другой стороны — вовремя, потому что знаю много примеров, когда люди не сделали этого тогда, когда нужно было, и мучаются потом всю жизнь, не могут найти вторую половину и в 30, и в 35 лет.

    Детей у нас пятеро, но одного сыночка Господь призвал сразу после родов. Слава Богу, успели окрестить его… Так что осталось четверо: две старшие дочери, взрослые, замужем уже, затем сын, тоже уже немаленький, и младшая дочка, ей шесть лет.

    Можно сказать, что через среднюю дочь мы к Богу пришли. Вернее, через скорбь. В шесть месяцев малышка заболела тяжелейшим воспалением легких, двусторонним. Страшно было. Супруга всю ночь молилась, просила Бога о помощи. А утром пришел доктор, осмотрел дочку и сказал: «Удивительно, но вы пошли на поправку! Хотя вчера все было очень плохо». Я тогда был поражен…

    Почти сразу в нашей жизни появился человек, даже не священник, мирской, который рассказал о церкви, привел в храм.

    Супруга стала ходить регулярно, посещала Лавру — мы тогда уже в Киеве жили. А я тогда был на очередных сборах. Приехал, когда начался Великий пост. Она приготовила обед, накрыла мне на стол, а сама не ест. «Ты почему не ешь?» — спрашиваю. Она говорит: «Пост начался, первая неделя». И я увидел, насколько у нее это искренне и серьезно. Тут же отставил тарелку и говорю: «Все, тогда и я буду поститься». И начал соблюдать пост, несмотря на то, что играл в футбол.

    «Тренер просил поваров готовить мне отдельно»

    — Трудно было одновременно поститься и играть?

    — Знаете, когда правильно понимаешь пост, когда это не просто диета, а работа над душой, когда вдохновляешься примерами святых, Бог дает тебе силы. Периоды поста для меня были наиболее плодотворными, я играл лучше. Даже тренер «Черноморца» Семен Михайлович Альтман это заметил. Вернее, выяснил. При Альтмане в клубе велась серьезная научная аналитика эффективности игроков, работали специалисты, велись рейтинги, все показатели рассчитывались, цифры собирались и обрабатывались… Поэтому если вначале Семен Михайлович отнесся к моему посту скептически, то после анализа моей игры он даже просил наших поваров: «Андрею готовьте отдельно. Он знает и скажет что». И все.

    Я постился и играл. Даже легкость некая появилась. Но это, конечно, не заслуга моего поста. Просто мне показано было, что когда ты с Богом, то возможно все.

    Правда, в следующем году, когда я перед Великим постом пришел к духовнику за благословением с таким неофитским задором поститься строго, то он посмотрел на меня внимательно и говорит: «Давай так: ты будешь поститься строго по средам и пятницам, а в субботу и воскресенье можешь вкушать даже мясное». Я был в шоке: «Как так? А как же пост?» Видимо, великим постником уже был готов себя возомнить. Нужно было умерить пыл для смирения и послушания.

    — А вообще, как удавалось совмещать воцерковленность и футбол? Помимо нагрузок, там ведь слава, фанаты, эмоции… Да и окружение, зачастую далекое от Церкви.

    — Слава Богу, мне повезло с окружением. Никто на меня косо не смотрел. Даже тренеры молчали, когда я тайком уходил на службу, словно на прогулку, а приходил к завтраку. Конечно, я свою воцерковленность не афишировал, не читал в столовой «Отче наш» в голос, не благословлял все столы. Не то чтобы стеснялся, а просто не хотел соблазнять людей. Читал молитву про себя, крестил свою еду. Во время перелетов мог читать Псалтырь или Евангелие.

    Конечно, ребята все это могли видеть, но вопросов не задавали, относились нормально, с пониманием. А некоторые мои друзья иногда со мной богослужения посещали. Часто мы ходили в храм с Александром Косыриным (известный украинский футболист, бомбардир. — Прим.ред.), дружили с настоятелем храма в Черноморке (район Одессы. — Прим.ред.). Бывало, приезжали с игры и шли на пасхальное богослужение. Батюшка нас привлекал помогать, ходили с ящиками для приношений. Люди, конечно, часто нас узнавали.

    «Когда я выходил на поле, молитва была со мной»

    — А вы молились за успех матчей, за победы?

    — Был у нас с семьей духовник в Браиловском монастыре, это Винницкая область, отец Кирилл. Он мне однажды сказал: «Спорт, футбол — это хорошо, польза для тела. А будешь молиться — и для души будет польза». И я старался молиться даже во время занятий. И понял, что значит, когда ты не забываешь Бога даже во время игры.

    Я не говорю, что я творил Иисусову молитву на протяжении 90 минут, нет, конечно. Просто, когда я выходил на поле, молитва была со мной.

    Я не шептал ее, но она была внутри меня, я это чувствовал, при этом не терял концентрации на игре.

    Но потом прошел какой-то период, и игровая суета, эмоции все равно начали брать надо мной верх. И тогда я почувствовал разницу. Когда во время тренировки начинал насмехаться, язвить, гордиться, возноситься над партнерами, Господь сразу останавливал через какую-то микротравму. Я продолжал заниматься, играть, но удовольствия уже не получал, потому что это были постоянные боли, приходилось делать уколы, пить таблетки. И я понимал, за что мне то или это — потому что я поступил вот так и вот так.

    Было ощущение, что начал духовно опускаться, терять вкус к молитве, начал помышлять, может быть, о каких-то мирских планах на будущее… Может быть, поэтому меня Господь из футбола плавненько и вывел.

    «В семинарии меня все знали»

    — А как это случилось?

    — Я вообще не думал о будущем, вернее — не строил четких планов по завершению карьеры. Само собой все шло к тренерской работе, все тренеры мои мне всегда говорили: «Из тебя получится неплохой наставник». Были определенные перспективы. А я уже не был уверен, что мне это нужно, но многие люди, тренеры и руководство, на меня рассчитывали, не хотелось их подводить. И я стал молить Бога явить Его волю, просил духовно опытных людей молиться за меня.

    И Господь так устроил, что завершение карьеры стало не болезненным, а плавным и легким.

    Те, кто на меня рассчитывал, перестали рассчитывать, зато на меня стали рассчитывать другие люди, в частности — настоятель храма в Черноморке, возле нашей тренировочной базы. Я туда ходил, потом стал помогать батюшке, читать на клиросе, потом он предложил мне пономарить, потом рекомендацию в семинарию написал… Я и решил: раз Бог так управляет, пусть так и будет.

    — В семинарию поступили, еще играя в футбол?

    — Да, я поступил на заочную форму обучения. Обучение для меня не было тяжелым. Не потому, что я все хорошо знал, а потому что меня все знали. Для меня тогда стало открытием, что священники — не какие-то серьезные закрытые люди, а обычные, что они интересуются футболом, знают игроков, болеют, ходят на матчи, а некоторые и детей водят. Конечно, футбол давал мне некоторые привилегии.

    Я закончил семинарию и завершил футбольную карьеру. Это было летом 2008 года, а весной 2009-го, Великим постом, меня рукоположили. Несколько лет служил в храме в Черноморке, а в 2012-м меня назначили сюда, в храм при реабилитационном центре.

      Собственно, храма еще не было, а было временное строение, где находилась наша храмовая икона. А наш нынешний большой храм был построен на треть — не было ни крыши, ни окон, ни дверей, внутри ничего не было. Шесть лет мы его отстраивали, но служить начали практически сразу, во временном строении. Сейчас там сторожка, а тогда мы ее переоборудовали в маленький храм. Я обратился к митрополиту с просьбой о том, чтобы он дал нам антиминс. Зимой служили в маленьком храме, летом — в большом, с наступлением холодов опять возвращались в «сторожку». Так и ходили туда-обратно несколько лет. И понемногу отстраивали храм.

      «Друзья-футболисты помогли храму, а футбольный клуб не помог»

      — Я видел в интернете ваши объявления тех лет с просьбой о помощи в строительстве храма. А ваши футбольные связи как-то помогли в этом?

      — Помогли мои друзья — супружеская пара, с которыми мы вместе посещали святые места, когда я был футболистом. Они любят футбол и хорошо его знают, хотя подружились мы не на почве футбола, просто у нас было и есть какое-то единение духовное. Вот они много помогали, причем не только нашему храму. Помогали много другим священникам и просто людям, потому что у них потребность такая — помогать ближним. Поэтому они отозвались на мою просьбу.

      — А ваш футбольный клуб?

      — Футбольный клуб отверг мои просьбы. Конечно, я обращался. К кому мне обратиться было? Я сразу обратился к тому, кто обещал мне всецело помогать. Но получил отказ — причем не от самого человека, а через помощников. 

      Обидно было не за отношение ко мне, а за такое отношение к Богу…

      Зато ребята, с которыми мы вместе играли: Саша Косырин, Валентин Полтавец, Сергей Белозоров, Евгений Луценко — помогали.

      Украшали храм к празднику — я их просил помочь с покупкой цветов. Когда после строительства здесь все было разбросано и нужно было провести субботник, они приезжали и трудились здесь вместе с нами, причем трудились в форме «Черноморца».

      Очень помогла в покупке многих церковных принадлежностей семья Вячеслава Шевчука, футболиста донецкого «Шахтера». Я лично с ним знаком не был, но знал его супругу по поездке на Святую Землю. А мои друзья, о которых я уже говорил, — это крестные родители супруги Славика Шевчука. Так у нас тоже завязалась дружба.

      Конечно, как-то помогла моя футбольная известность, когда люди, знающие меня как футболиста, рекомендовали жертвователям и просили помочь — такое тоже было.

      В общем, помог не футбол, а Господь — тем, что дал мне через футбол.

      Это была не такая большая помощь, на которую я втайне надеялся — за полгода храм достроить. Нет, пришлось потрудиться и смириться. Видимо, так нужно было.

      «У многих футболистов есть духовники»

      — Отец Андрей, сейчас у некоторых футбольных и не только футбольных команд есть свои духовники. Как вы к этому относитесь?

      — Знаю, что у многих футболистов есть духовники, в том же донецком «Шахтере». Не знаю, общий ли духовник или у каждого свой, но есть. Я считаю, что это хорошо, но в этом должна быть потребность команды. Не просто желание одного человека — тренера либо президента, — а потребность игроков. И их доверие к священнику. Думаю, что наличие священника при спортивной организации всегда пойдет на пользу спортсменам. По себе знаю, что многие спортивные травмы — последствия каких-то предыдущих поступков, от которых священник мог бы предостеречь доверяющих ему людей, помочь задуматься, дать совет.

      — А вас, учитывая ваше спортивное прошлое, никогда не приглашали на беседы со спортсменами, с командами?

      — Бывало, что в частном порядке приезжали футбольные команды, тренеры которых меня знали. Но не на беседы, а как обычно — отслужить молебен перед началом чемпионата, взять благословение.

      «О футбольном прошлом не жалею»

      — О епархиальных футбольных командах священников и монахов что думаете?

      — Если правящий архиерей благословляет создание такой команды, значит, он о чем-то думает и знает, какую пользу это принесет. Что тут думать? Создаются такие команды — и слава Богу. Священники ведь и без команд могут играть в футбол или другие командные игры — между собой, с прихожанами или между приходами. Это любительский спорт и это здорово. 

      Если священник оборудует возле храма спортивную площадку при наличии территории, приобщает детей к спорту, сам подает пример здорового образа жизни — это замечательно.

      — А вы сами продолжаете дружить с мячом, играете?

      — Поначалу, когда я только рукоположился, играл, поддерживал форму. Но сейчас уже не играю. Слишком много времени прошло без спорта, как-то подзапустил свое физическое состояние. Надо хотя бы немного его вернуть в норму, а потом уже можно будет и поиграть. Потому что сейчас, без подготовки, можно легко получить травму. С места я могу бить по мячу, а вот бегать за ним сейчас не могу…

      — Не скучаете по профессиональному футболу?

      — Не скучаю, но и не жалею о нем. Я благодарен Богу за тот период жизни. Мне есть с чем его сравнить. Тогда я был сосредоточен на себе — это особенность любого спорта, даже командного. Оцениваешь себя, думаешь о мнении болельщиков, покупаешь спортивные издания, чтобы найти информацию о себе и своей команде… Это зацикленность на своем эго. А дальнейшая моя жизнь переключила внимание на окружающий мир. Я увидел вокруг себя людей, которые нуждаются в помощи.

      Те дары и таланты, которые мне давал Господь через спорт, я старался приумножить, использовать правильно по отношению к людям и к своей душе.

      Полезно было увидеть себя с одной стороны, а потом стремиться уже к другому, лучшему, зная, что такое лучшее есть. Когда не знаешь, тяжелее сравнить и оценить. Поэтому о своем футбольном прошлом совершенно не жалею.

      Фото: Артем Левченко и из личного архива священника Андрея Кирлика

      Источник: https://www.pravmir.ru/vo-vremya-posta-ya-igral-luchshe-kak-ukrainskij-futbolist-stal-svyashhennikom/



      Добавить отзыв

      Введите код, указанный на картинке
      Отзывы

      Церковный календарь

      Афиша

      Православный церковный календарь на август 2021 года

      Августовский церковный календарь богат праздниками. Во второй половине месяца православный календарь предполагает двухнедельный строгий пост. Он...

      Выбор редакции

      В России может появится День отца

      Инициатива поступила от уполномоченного при президенте по правам ребенка Анны Кузнецовой. Предложение поддержали в министерстве. Выступала с этой инициативой и...