«Эту книгу сделали три мамы, знающие, что нужно детям» (+ВИДЕО)

Просмотрено: 36 Отзывы: 0

«Эту книгу сделали три мамы, знающие, что нужно детям» (+ВИДЕО)

25 сентября 2021 г. на Международной книжной ярмарке состоялась презентация новинки православного издательства «Вольный Странник» – «Детской Библии с иллюстрациями». На презентации присутствовали создатели книги – составитель Татьяна Копяткевич, художник-иллюстратор Алия Нуракишева, главный редактор Татьяна Никольская. Ведущим выступил насельник Сретенского монастыря игумен Павел (Полуков).

Игумен Павел:

– Приветствую вас, дорогие друзья, уважаемые гости, на сегодняшней презентации издательства «Вольный Странник», которое существует совсем недавно, но за это небольшое время выпустило усилиями своих сотрудников уже достаточно много книг. И сегодня мы представляем книгу «Библия в рассказах для детей». Иллюстрированная Библия, целый сонм людей трудился над ней продолжительное время, и сейчас кратко мы познакомим вас с создателями проекта.

  • Татьяна Александровна Копяткевич. Окончила ПТСГУ. Имеет 17-летний опыт в написании, составлении и подготовке к изданию книг православной тематики. В настоящее время работает в издательстве «Сибирская благозвонница» редактором.
  • Алия Нуракишева, художник-иллюстратор, член Союза художников, с 2015 по 2020-й год работала над библейским циклом и выполнила более 80 прекрасных иллюстраций в жанре высокого реализма, как раз те, которые мы сегодня разберем и рассмотрим и которые составили изюминку этого проекта.
  • Татьяна Анатольевна Никольская, главный редактор этого проекта.

Библия в рассказах для детей. Художник: Алия Нуракишева. Издательство «Вольный странник»

Библия в рассказах для детей. Художник: Алия Нуракишева. Издательство «Вольный странник»

Необходимость нового издания Библии. Библия известна давно. Если мы возьмем фрагменты Библии, сохранившиеся с первых веков, то там только текст. А затем, впоследствии, когда издание книг стало немножко дешеветь, и появились богатые заказчики, которые могли себе позволить достаточно большую Библию, в книге появляются иллюстрации, заглавные буквы, картинки. Я в свое время имел такое счастье – держать в руках греческую книгу X века, которая хранится в русском Свято-Пантелеймоновом Афонском монастыре, и вот, представляете: X век, в этой книге, которой тысяча лет, ее открываешь – и видишь иллюстрации очень высокого качества. В нашей стране в XX веке издание Библии было вообще под запретом, то есть не то что детскую Библию, а просто Библию было не достать. Мне рассказывала одна женщина, что в советское время она, жительница Таганрога, ездила в глухую деревню, где жил один дедушка, и они, городские студенты, знали, что у него есть Библия, и он давал почитать. Они сидели на завалинке, смотрели, читали… В конце XX века, с 1990-х годов, стало возможным издание, но большинство иллюстраций к Библии – кисти западных художников. Великих, известных, тех, которые внесли свой вклад в мировую культуру. Тем не менее их восприятие ребенком в России, и даже просто русским человеком, несколько затруднено, поскольку отсылает нас к другому менталитету. И еще 1997-м году молодой священник, только что окончивший Московскую духовную семинарию, я помню, говорил мне, поскольку его поставили преподавать Закон Божий в воскресной школе: «Знаешь, есть такая проблема – западные иллюстрации. Ребенок воспитывается на том, что немножко чуждо его культуре, его среде, его истории, даже его мировоззрению». Все-таки, согласитесь, что для нас это немного чуждо, не всегда передает библейские истины дружбы, уважения к взрослым, к родителям, какой-то любви и ответственности. Так создавалась Библия, которую мы сегодня представляем. Более 80 уникальных иллюстраций на библейскую тему. Представьте – 80 произведений написать самому для иллюстрации! Работа над Библией продолжалась 6 лет, с 2017 г по 2021, – тоже достаточно немалый, считаю, срок для книги. Пересказаны 28 историй из Ветхого Завета, 38 историй из Нового Завета, – что значит «пересказаны»? Что стоит за этим словом: «пересказ библейских событий» – нужно, во-первых, найти хороший оригинал текста, синодальный перевод. Вместе с тем это большие консультации с человеком, который владеет еврейским языком, для того чтобы в оригинале читать Библию, ближе подходя к ее первоначальному смыслу. И, конечно, это большое искусство – для того, чтобы пересказать красиво, поэтично и вместе с тем понятно для ребенка, что тоже очень большой труд.

Пятый день творения

Пятый день творения

На примере некоторых этих картин – вот, «Пятый день творения», когда Бог повелел создать морских животных, рыб и птиц, – смотрите, какая динамика! Смотрите, какое движение! Действительно, море кишит этими живыми организмами, и как-то оно дает их миру по велению Бога, и птицы, самые разнообразные птицы, летят от одного источника, от Творца. Обратите внимание на некую реалистичность, на восприятие: ребенок откроет книгу и увидит то, что близко ему – реализм!

Следующее – день творения, когда создаются животные. Мне кажется, что ребенок просто зависнет над этими картинками! Он будет рассматривать реалистичные изображения животных: и тигра, и дикобраза, и обезьян на ветках, и такого красивого оленя; зайчики, кабанятки – все очень понятно, все очень ясно. Мне кажется, первые книги нам запоминаются на всю жизнь. Они запоминаются текстом, они запоминаются содержанием, они запоминаются обложкой, и, конечно, они запоминаются вот этими живыми иллюстрациями.

Изгнание из рая

Изгнание из рая

«Сотворение человека», «Изгнание из рая» – видите, как подано, что Бог поставил Херувима с обращающимся огненным мечом? В тексте этого нет, но, чтобы не усложнять ребенку понимание, этот обращающийся меч очень хорошо передает слова Библии, это событие, и смотрите – они идут из области рая, где цветы, деревья, где хорошо, в какую область? – серой каменистой земли. Очень яркая, очень реалистичная, очень живая и запоминающаяся картина.

Всемирный Потоп

Всемирный Потоп

«Убийство Авеля Каином». «Всемирный Потоп». Слова Священного Писания: «Увидел Господь, что велико развращение человеков…» (Быт. 6, 5) – цитируется текст Священного Писания в синодальном переводе, слегка, может быть, приспособленный, но дальше идет уже пересказ. И так дальше: идет текст Священного Писания, идет пересказ, и родители ребенка, наверное, будут сидеть рядом, потому что у ребенка обязательно возникнут вопросы, и родители тоже что-то для себя постараются узнать, чтобы дать какой-то комментарий, объяснение своему чаду. Окончание главы – мы видим на вершине горы ковчег, животных.

Святая Троица и Авраам

Святая Троица и Авраам

Мы знаем прекрасные произведения живописцев и иконописцев на библейский сюжет «Святая Троица и Авраам», в первую очередь, наверно, Андрея Рублева, но когда мы с вами говорили о фресках Джотто, о сложностях их восприятия, – наверное, для ребенка и «Троица» Рублева сначала будет не так легка для понимания. Новый подход – в том, что библейский рассказ здесь подается в понятном для ребенка контексте: три странника, Авраам, палатка, – если кто-то отдыхал на юге, ездил куда-то в горы, узнает вполне эту палатку, мало что изменилось за это время в плане палаток.

Дарование заповедей

Дарование заповедей

«Дарование заповедей» – один из главных сюжетов. Народ, палатки, Моисей, звуки ангельских труб, Моисей приходит со скрижалями Завета…

Пир Валтасара

Пир Валтасара

«Пир Валтасара» – очень редко встречается иллюстрация этого сюжета. Вот так ярко и так понятно. Посмотрите на пир, это действительно пир, помните – пир на весь мир! И одновременно мы видим эту руку, которая пишет словеса – как приговор нечестивому правителю. Тоже очень ярко, тоже очень запоминающееся.

Лов рыбы

Лов рыбы

«Бегство в Египет». «Лов рыбы» – на меня, как человека, который родился на Волге, эта иллюстрация произвела большое впечатление. И вот эти рыбы, этот чудесный улов тоже очень хорошо показан.

Беседа с Самарянкой

Беседа с Самарянкой

«Беседа с Самарянкой» – обычно самарянку представляют на всех иллюстрациях с Христом именно беседующей, то есть они сидят у колодца, Господь ей что-то рассказывает, она внимательно Его слушает. Здесь немного по-другому: она еще не знает Спасителя, она просто идет за водой. Она издалека видит Человека, Который сидит на камне, она не знает, Кто это, какой разговор состоится, может быть, по одежде она видит, что это иудей, Который не должен с ней общаться. Христос сидит в ожидании, потому что это Господь Бог. Он знает, кто идет, Он знает, какой разговор будет с ней.

Книга не просто так выполнялась так долго, здесь учитывалась и история, учитывался и язык, учитывался, может быть, опыт других издательств, учитывалась география Святой Земли, изучались картины известных авторов: там, где Пилат предает на казнь Спасителя, где толпа кричит «Распни, распни его!» – ребенок, и не только ребенок, потратит свое время на то, чтобы рассмотреть каждого из этих людей.

Воскресение Христово

Воскресение Христово

«Воскресение Христово» – утро, когда мироносицы идут на гору. Обычно изображается Христос, знамение Воскресения Христова, сидящие ангелы, а здесь – воссиял свет от гроба там, куда они идут и еще ничего не знают, – такое изображение. «Уверение Фомы» – посмотрите на это отверстие в руке Спасителя, как оно реалистично и действительно иллюстрирует уверение Фомы! «Вложи свой перст…» (ср. Ин. 20, 27).

Коль есть эти иллюстрации, наверное, есть возможность задать вопросы непосредственным участникам проекта, тем, кто свое искусство, свой талант потратил – точнее, не потратил, а приобрел – на создание этой великолепной книги. Для культурного кода нашего человека всегда было принято, церковный это человек или нецерковный, знать Библию. У меня первый вопрос к Алие:

– Через 7 лет этой работы, и у вас были предыдущие работы, – были ли ваши произведения с подобной тематикой связаны?

Алия Нуракишева:

Алия Нуракишева

Алия Нуракишева

– Спасибо вам за добрые слова, очень приятно их слышать. Прежде всего, я хочу рассказать, что идея сделать такую книгу пришла владыке Тихону. И, конечно, я сердечно благодарю его за творческий посыл, который он дал нам всем. Я тогда принесла ему первые пробные иллюстрации, и они ему понравились. Но он меня предостерег: «Не надо, чтобы это были истории из жизни древнееврейских кочевников, главным героем книги должен стать Сам Бог, вот и придумай, как это сделать». И он мне предложил такой прием, который в нашей художественной среде считается литературным, не совсем соответствующим художественной композиции. Он сказал: «Пусть будут везде лучи». Я ему говорю: «Нет, святость, возвышенность нужно передавать какими-то другими способами, а это – уж слишком прямолинейный». Владыка подумал: «Да, может быть, она и права». Сначала сбавил напор, а потом схватил меня за руку и говорит: «Ну, послушайся меня, послушайся, сделай так!» И я действительно во многих иллюстрациях стала рисовать лучи, как образ Нетварного Света, который пронизывает наш земной мир. Причем эти иллюстрации очень понравились даже художникам, которые могли бы меня критиковать с профессиональной стороны.

Владыка задал такой высокий тон, что мы не просто изображаем сюжеты, какие-то семейные коллизии из жизни ветхозаветных праведников, а делаем книгу, в которой главным героем является Сам Бог. Работа началась с того, что мы отобрали сюжеты, а главное, мы с самого начала видели эту книгу, какая она будет, и можно сказать, что в целом она получилась именно такая, как мы себе представляли. Она должна была быть пространственная, все иллюстрации должны были выходить навылет за пределы страницы, чтобы взаимодействовать со всеми окружающими предметами. Книга и вышла пространственная, как мы хотели.

– Эти 6–7 лет что-то изменили в вашей жизни?

– Да, конечно, изменилось очень многое. Надо сказать, что этот проект заказанных библейских иллюстраций, весь этот большой цикл – просто мечта для любого художника. И если ты сделаешь это, то можно выдохнуть и сказать: «Да, я что-то сделал. Я эту профессию использовал в своей жизни, не закопал свой талант». И я очень рада, что это случилось в моей жизни. Когда мне это только предложили, я безоговорочно согласилась, хотя муж мне говорил: «Люди делают это всю жизнь. Как ты это будешь делать? Это очень тяжело. На это уйдет как минимум 5 лет». А я говорила: «Да что ты, я справлюсь!» Я рассчитала всё и пообещала уложиться в 2 года. Владыка очень сердился: «Как же 2 года? За год ты должна все сделать, у тебя все получится, за год ты сделаешь!» Но, конечно, если делать большую работу, то, чтобы хоть как-то стройно это вышло, нужно потратить и время, и силы.

Поначалу я думала: неужели я свои иллюстрации сделаю оригинальными? Думала, что буду использовать какие-то сюжеты, за две тысячи лет сделанные великими художниками. Но потом я поняла, что нет, это невозможно – какое-то цитирование других художников. Конечно, я люблю историю искусства, но все равно нужно делать что-то свое, оригинальное.

– Какие сложности были, при вашем большом опыте работы?

Татьяна Копяткевич:

Татьяна Копяткевич

Татьяна Копяткевич

– Вы знаете, несмотря на то, что опыт у меня действительно большой, в такой ответственной работе я участвую впервые. Очень большая ответственность, ведь первоисточник – не какая-то книга, а Книга книг. Я с самого начала поняла, что самая большая для меня опасность – это встать между читателем и первоисточником, т.е. Священным Писанием. Можно было начать сюсюкать, как было принято в XIX веке: детки, посмотрите на птичек, посмотрите на цветочки. Наверное, в каких-то случаях это оправданно, но мне казалось, что для пересказа Библии это точно не подходит. Или я могла написать не о реальных людях, а о героях, которые не ходят, а выступают, не говорят, а провозглашают. Да, те люди, которые описаны в Библии, жили очень давно, может быть, мы не понимаем реалии, в которых они жили, действительно, их трудно понять.

Но они были настоящие, живые люди, они так же радовались, как и мы, они так же расстраивались и боялись – боялась смерти, боялись болезней, – не всегда они слушали то, что говорит им Бог, в общем, точно так же, как и мы. Мы же тоже очень часто знаем, как мы должны поступить, но боимся. Поэтому это было неприемлемо. Путем проб и ошибок я выбирала нужный тон. Я отправляла кусочек Татьяне Анатольевне Никольской, она меня поправляла, говорила: «Не то». Я отправляла другой кусочек, она опять говорила: «Не то». И вот, в соавторстве с редактором получилось найти тон, который, как мне кажется, соответствует пересказу Библии.

Алия Нуракишева:

– А можно, я еще скажу? Пять лет у нас не было автора. Уже были нарисованы 80 процентов иллюстраций, а автора так и не было. Это была такая проблема – найти человека, который смог бы пересказать Библию и при этом ничего не говорить от себя. Это очень сложно, это вообще высший пилотаж, мне кажется. Все должно быть понятно, какие-то простые вещи оставлены, как в Библии, а какие-то незнакомые реалии переведены в более близкие нашему времени категории. И в то же время так важно сохранить высокий, поэтический язык богодухновенного Священного Писания.

Просто чудо, что Татьяна смогла это сделать. У меня были разные мечты: мне хотелось, чтобы, может быть, владыка Тихон сам переписал тексты Библии, или какой-то автор экзегезы Священного Писания, знаток древних языков, чтобы на обложке стояла фамилия маститого протоиерея. А получилось такое женское авторство: и автор текста – женщина, и автор иллюстраций... Получилось самое лучшее: очень простой, милый, теплый язык. И в то же время возвышенный. Татьяне удалось соединить несоединимое.

– Вопрос Татьяне Анатольевне как главному редактору. Настоящий женский коллектив, три женщины. В процессе работы над книгой бывали у вас какие-то моменты непонимания?

Татьяна Никольская

Татьяна Никольская

Татьяна Никольская:

– Я видела разные пересказы Библии, держала в руках, и сама тоже участвовала в этом. У нас возникла проблема с поиском автора текста. Был сделан пересказ другим человеком, но нам это не подошло. Этот текст не слился с рисунками: он был сам по себе, а рисунки – сами по себе. Потом, с Божьей помощью, обратились к Татьяне. Ее самая большая заслуга заключается в том, что в ее тексте нет ни слова от себя, язык максимально приближен к Библии. Просто чуть короче предложения, чуть яснее – для понимания детьми. Самое главное – то, что это детский проект. А художественные иллюстрации к нему не только дети будут рассматривать, но и родители будут над ними очень долго думать, потому что каждое лицо – это характер. Ты задумываешься: а что было у этого человека в голове, что у него общего с тобой? То есть иллюстрации говорящие, они максимально дополняют сам текст. Здесь у нас получилось полное совпадение текста и иллюстраций. Мне повезло прикоснуться к такому художнику, к такому автору. Дай Бог, чтобы еще были такие книги!

– Будем надеяться, что эта книга найдет своего читателя. Это уникальный проект. Есть ли вопросы из зала к создателям и участникам проекта?

Светлана Петровна Жигалова, преподаватель Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки:

– Я член художественного сообщества, преподаю в Академии акварели. И, вы знаете, конечный результат студента – это диплом, картина с сюжетом. И так тяжело подойти в акварели к картине. Масло – это традиционная техника, в которой пишут все российские институты, и мы можем каждый год видеть 15–20 картин, некоторые из них связаны с какой-нибудь христианской темой, некоторые – с историей России. А в акварели подойти к такой объемной картине – это анализ всей масляной живописи, всей русской традиции, это очень серьезный подход. Я, конечно, верила в Алю, потому что она необыкновенная, способности и таланты ее известны. Но я не ожидала, что она так быстро справится с проектом. 5 лет – это так мало! Я думала, понадобится лет 15–17. Не знаю, Аля, как ты к этому подходишь. Не знаю, насколько ты верующий человек. Это очень образная работа, а с другой стороны, ты осязаешь ситуацию, здесь очень тонкая грань. Аля, я тебя поздравляю! Все в восторге!

Конечно, мы все понимаем, что не ты это сделала. (смех) То есть ты все это сделала, но так ясно видна рука Божия. Ты исполняла Божью волю, а владыка Тихон был проводником. Я поздравляю нас всех, художников-акварелистов. Когда художник подходит к какому-то библейскому событию, он изучает всю Библию, все типажи. Какому-то художнику тяжело спуститься в метро и найти там библейские образы. Мы же все-таки славяне. У Али свой типаж, и, мне кажется, эта ее многонациональность тоже должна была сыграть какую-то роль. Мама у нее славянка, а папа казах, и в результате – воспитание какого-то уникального вкуса, который проникает в другие национальности, в другие сюжеты. Это какое-то абсолютное попадание. С одной стороны, мы все любим стилизацию в стиле Васнецова, но так хорошо, что ее здесь нет. Это совсем не банально – изображать чудеса, которые случались. Все технические приемы, которые существуют в акварели, здесь присутствуют. Я не знаю, Аля, как ты это сделала. Спасибо тебе большое!

8 лет назад я работала на Чистых Прудах, и Аля иллюстрировала иеромонаха Романа. Это была красивая, прекрасно изданная книга. И я хочу сказать, что это произведение искусства произвело на меня большое впечатление, потому что оно такое цельное, такое легкое, такое изящное. Это была равноценно сильная работа, но совершенно другая, и это говорит о том, что человек, даже не меняя стилистику, может переходить от такого изящного к таким сложным произведениям. Ты – выдающийся художник. Я тебя поздравляю и нас поздравляю!

Алия Нуракишева:

– Большое спасибо, мне очень приятно. Я вас всех благодарю.

– Спасибо за такие прекрасные, теплые слова признания. Может быть, у кого-то еще есть вопросы?

Голос с места:

– Искренне вас поздравляю. Вы знаете, я слушаю презентацию и радуюсь в душе. Как хорошо, что у наших мам появится такая книга. Потому что она, как я поняла, очень теплая, с прекрасными текстами, а воспитание – это главное у нас. Я думаю, что ваша книга очень нужна: она очень профессиональная, но самое главное, я надеюсь, что она станет семейной, что ее полюбят дети, что она поможет мамам вырастить новое поколение православных верующих. Слава Богу, что вы ее сделали, спасибо вам большое!

И я не удивляюсь, что ее сделали три женщины, три мамы, которые прекрасно понимают, что нужно детям. Дай Бог вашей книге долгих, долгих лет и многих переизданий! Поздравляю вас!

– Какие сложности, трудности были у вас в работе?

Алия Нуракишева:

– Самым сложным было то, что приходилось рисовать очень много людей. Нужно было чисто технические вещи все выполнить. Вот удивительно: реализм дает зрителю некий покой, он смотрит: человек похож на человека, и он уже может думать о другом, о духовном наполнении картины. Нужно было создать этот спокойный фон, чтобы люди смотрели, и им нравилась картинка, чтобы они могли думать о том, что происходит, кто что думает, кто что чувствует на картине. Это было трудно. Я много читала о том, как происходил суд над Спасителем, потом Его казнь, и морально это было очень тяжело, потому что Евангелие очень живо и ярко все показывает, но если ты читаешь еще какие-то дополнительные материалы о суде и казни, то это очень больно. Я вспоминала Михаила Ромма, великого режиссера, который делал картину «Обыкновенный фашизм». Работая над картиной, он смотрел очень много материала обо всем, что касалось фашизма, а потом он заболел, и это привело к его кончине. Очень тяжело пережить такое. И когда ты пытаешься выяснить, что происходило со Спасителем, как это все происходило, это настолько болезненно, что пережить это действительно трудно. Я сделала «Моление о чаше», «Распни Его!», «Голгофу», «Положение во гроб», и после этого я так тяжело себя чувствовала, так устала. И тогда я написала «Мальчик Иосиф Прекрасный», где он в таком детском состоянии и полностью принимает и Бога, и весь мир. Благодаря тому, что я делала и Ветхий Завет, и Новый Завет, можно было искать пищу по душе.

Источник: https://pravoslavie.ru/142346.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на декабрь 2021 года

В декабре 2021 года нас ожидает очень много важных церковных праздников, таких как Введение в храм Пресвятой Богородицы, память великомученицы Екатерины,...

Выбор редакции

ХРАМУ АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА  20 ЛЕТ

День 21 ноября 2021 года выдался ясным и солнечным,  с утра у ворот храма в честь Архистратига Божьего Михаила в городе Крымске было многолюдно. В ярких...