«Как это вкусно – просить прощения!» О маленькой книге с глубоким смыслом

Просмотрено: 711 Отзывы: 0

«Как это вкусно – просить прощения!» О маленькой книге с глубоким смыслом

Знаете, как это бывает обычно: самые простые и самые важные идеи, самые насущные вещи тяжелее всего объяснить. Особенно детям. Потому что для них, пока они еще не вошли в наш мир взрослых условностей, одно кажется лишним, другое – глупым, а третье – таким трудным, что и браться не хочется. И вот здесь, оказывается, необходим талант сказочника.

Потому что сказка – это другая реальность. В то же время ребенок не воспринимает ее отстраненно – он с головой ныряет в ее атмосферу. Помните, как у Высоцкого: «Мы на роли героев вводили себя».

И это очень полезно. Потому что герои сказок совершают очень разные поступки. Не все воюют за правду, не все спасают невинных. Бывают и те, кто проявляет слабость, трусость, эгоизм.

А еще есть вещи, которые заметнее только со стороны. И ребенок, отстраненно переживая чужую историю, вдруг понимает, что вот это – плохо, а вот это – важно, несмотря на то, что трудно и стыдно.

Например, просить прощения. Признавать, что я был вредным и грубым, что капризничал и просто так, походя, обидел близкого человека. И за это приходится расплачиваться.

В 1968 году появилась сказка Софьи Леонидовны Прокофьевой (той самой, которая написала знаменитый цикл о приключениях Желтого чемоданчика) «Не буду просить прощения».

Сказка эта будет интересна детям с 4–5 лет. Прочитается быстро – за один-два вечера. И оставит удивительное послевкусие – таинственных заметеленных переулков, тревожных, на сон похожих встреч и блаженного спокойствия после преодоленной беды.

Мальчик Вася, пожелавший лошадь-качалку и получивший отказ – нет таких денег, – решил идти напролом. Всю свою обиду и дурное настроение он выплеснул на маму и ушел, хлопнув дверью. «Не буду просить прощения!» – думает Вася. В этот момент в город приходят Великие Холода.

Во дворе Вася встречает Волшебника с непослушным котом. Волшебник ужасно устал от котовьих проказ, но мужественно их терпит – такой своеобразный аналог детско-родительских отношений. А Вася, твердо стоящий на своем: «Это стыдно – прощения просить», решает найти себе новую маму.

Ключевой образ в сказочной повести – холод. Он преследует мальчика везде, и тот не может согреться. И каждая новая «мама», которая встречается Васе, не может дать ему самого главного, насущного – тепла.

Первой герою попалась тетя в серой шубке с «отличной», длинной-предлинной таксой. Тетя модно одета, она ласковая и веселая и с радостью принимает Васю: «Давно хотела такого сыночка! Кудрявенького, носастенького!» (так себе характеристика). Но когда они приходят в тетину квартиру, та оказывается заваленной снегом – холода проникли и сюда. А дальше – всё как в бредовом сне: снег из комнаты выносят пять одинаковых «мам» в серых шубках. Они окружают Васю, говорят разом, суетятся, и эта фантасмагория пугает мальчика. Он убегает.

Следующей он встречает продавщицу мороженого – веселую и добрую. Правда, образ вездесущей, до костей пробирающей стужи только усиливается упоминаниями холодного лакомства. А Вася, смущенный, сам уходит от продавщицы – не потому, что замерз, а потому, что стыдно. Она знает: мальчик хочет ее в «мамы» только из-за мороженого.

Вася попадает в лес. Новые попытки заполучить маму успехом не увенчались: Лиса слишком хитрая и жадная, Медведица спит беспробудным сном, а ёлка колючая. И каждую из них сравнивает Вася со своей родной мамой – и понимает, что лучше мамы на свете нет. А холод продолжает пробирать до костей, и мальчик нигде не может согреться – даже в стойле доброй, заботливой и очень грустной Лошади.

И только когда Лошадь привозит Васю из леса в город, он чувствует, как теплеет: отступают Великие Холода, потому что в душе он уже раскаялся.

Весь наносной стыд, вся гордость растворяются, как будто их не было, перед образом мамы – забывшей обиду, заплаканной, волнующейся о сыне.

«Вася бросился к ней.

– Мамочка! – закричал он. – Прости меня!

И тут он увидел, как это легко – просить прощения. Как это просто, и хорошо, и даже вкусно – просить прощения».

А одинокая Лошадь становится Васиным другом: Волшебник превращает ее в лошадь-качалку. В любимую игрушку, которую капризно выпрашивал мальчик утром, из-за которой обидел маму. Невольно вспоминается «Конь с розовой гривой» Виктора Астафьева – заветный пряник, который получает в подарок от бабушки маленький герой, несмотря на совершённый им обман.

«Не буду просить прощения» – стилистически интересная сказка. Она написана ёмкими короткими предложениями, простым и доступным языком, без каких-либо ухищрений. И на этом фоне сюжет расцветает: приключения мальчика Васи – будто крупные яркие и гипнотизирующие бусины на леске – все разные и очень необычные. В каждом повороте сюжета есть некая недосказанность, и она вкупе с вездесущими Великими Холодами и злым ледяным ветром создает таинственную атмосферу.

Удивительно, что в произведении с такой прозрачной, выпуклой идеей отсутствует нарочитый дидактизм. Всё просто, логично, понятно каждому малышу. После каждого прочтения сказочной повести и мне, и детям хочется молчать. Потому что Софья Прокофьева уже сказала всё, что нужно. Добавить здесь нечего – только сердцем переживать этот важный урок.

Впрочем, нет. Без иллюстраций было бы совсем не то. Два классических варианта художественного осмысления сказочной повести созданы Давидом Хайкиным и Трауготами – отцом и сыновьями.

Давид Хайкин окунает читателя в мир, где царствуют Великие Холода. Там практически нет полутонов, а бал правят фиолетовый, холодный розовый, лиловый. И эта четкость, монолитность, однозначность фигур и композиций, как ни странно, рождают сказочность, атмосферность книжки. Чего стоят только огромная и печальная фиолетовая лошадь и таинственные глухие городские переулки!

Акварельные иллюстрации Трауготов – совсем другая история. Здесь явно угадывается Петербург, не страшный, но жутко холодный. Вася с золотистыми кудрями, в расстегнутом пальтишке, – такой маленький и беззащитный; тетя в серой шубке прячет глаза под черной вуалью, словно блоковская незнакомка; лес полон зубастых зверей и пугающих оттенков, а Васина комната с кроваткой под лоскутным одеялом и стареньким резным стулом удивительно живая и уютная.

Хорошо, когда такие книги, как сказка Софьи Прокофьевой «Не буду просить прощения», попадаются в детстве. Их любят называть поучительными, но в них нет поучений, только история – прозрачная, понятная и очень важная. Потому что вместе с ней ты на всю жизнь впитываешь значение слова «прощение». Слова – и дела.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/119322.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный церковный календарь на август 2021 года

Августовский церковный календарь богат праздниками. Во второй половине месяца православный календарь предполагает двухнедельный строгий пост. Он...

Выбор редакции

В России может появится День отца

Инициатива поступила от уполномоченного при президенте по правам ребенка Анны Кузнецовой. Предложение поддержали в министерстве. Выступала с этой инициативой и...