Конфетка

Просмотрено: 652 Отзывы: 0

Конфетка

      Жила - была девочка…  Немного старомодное начало, но именно так всё и было. А жила эта девочка в небольшом провинциальном городке, расположенном недалеко от побережья Чёрного моря.

       Конечно, это никак не влияет на сюжет нашего рассказа - это простая географическая справка… Мама и папа Алёнки, так звали нашу маленькую героиню, работали на обувной фабрике «Большевичка». В ХХ веке такие названия были популярны. Жильё родителям девочки выделили от производства, как передовикам (так раньше называли хороших и честных работников) за доблестный труд. Трёхкомнатная квартира («хрущёвка») располагалась на четвёртом этаже пятиэтажного кирпичного дома. Вместе с ними проживала престарелая родительница хозяйки семейства, если быть точнее,  Алёнкина бабушка, которую величали Полиной Ивановной.

       Старушка находилась на заслуженном отдыхе, или же просто на пенсии. Об отдыхе не могло быть и речи: какой может быть отдых у женщины, если в её обязанности входило  встретить первоклашку из школы, накормить её, затем помыть посуду, убрать в квартире, приготовить ужин, постирать бельё и т д. Ничто не пугало Полину Ивановну из всего вышеперечисленного, так как она была родом не из дворянской семьи, а из обычной рабочей династии. Но всё же, один пункт давался ей с большим трудом, а именно, кормление Алёнки. Этот процесс отнимал у бабули (так ласково девочка звала Полину Ивановну) уйму времени, и не только. Здесь в ход шли всевозможные уговоры, обещания и даже угрозы, в смысле, что обо всём будет доложено родителям, и тогда воскресный поход в кинотеатр с «эскимо» не состоится. И всё же, все эти действия не приносили желаемого результата…

     В очередной раз свирель квартирного звонка разлилась по всем комнатам. Бабуля спешно зашагала к выходу, отодвинув шпингалет, она отворила дверь. Пред ней стояла расплывшаяся в улыбке радостная школьница. На ней была тёмно-коричневая форма, поверх которой был одет белый кружевной фартук, на ногах сандалии с застёжками и пряжками, на голове пышный  шелковый бант. Волосы у девочки были тёмные, прямые, острижены повыше плеч, глаза большие бирюзовые с длинными ресницами. На слегка смуглом лице два тонких полумесяца бровей, пониже которых, слегка поддёрнутый носик, губки бантиком окаймляли маленький ротик и, в довершение ко всему, остренький подбородок. Алёнка была очень стройного телосложения, точнее худенькая. Её тонкие ножки с выпуклыми коленками напоминали шнурки с завязанными узелками.

    Несмотря на её с виду слабенькое  телосложение, она обладала большим запасом энергии, которая непонятно, откуда бралась в ней и с избытком изливалась на всех окружающих её людей. Стоило девочке только выйти на улицу, как сразу же  детвора из всей округи собиралась вокруг неё. Вместе со сверстницами они играли в «классики», прыгали на скакалке, мальчишки же просто крутились около…

 – Бабуль, а нам на выходные не задали уроков! Можно мне на улице побегать? 

– Вот и хорошо, сейчас переоденешься, покушаешь и тогда пойдешь, а я займусь своими делами.

     На второй половине бабушкиного предложения, где говорилось о еде, улыбку с лица Алёнки, словно «корова языком слизала».

 – А если я сначала поиграю, затем поем, пока девочки по домам не разошлись? – с грустью в голосе и с надеждой на бабушкино понимание  произнесла девочка…

 – Ну, хватит стоять в дверях, давай проходи, переодевайся и за стол! – взяв портфель из рук школьницы, Полина Ивановна углубилась в квартиру.

    Словно подневольная раба, наша героиня проследовала за бабушкой. Всё  вокруг больше не радовало её, яркие кисти сирени на обоях, проплывающие мимо, почему-то стали чёрно- белыми. Рыжий кот Мурзик, трущийся о её ноги, и тот казался  каким-то грязно-серым. Весь мир поблёк вокруг девочки, жизнь, словно утратила свой смысл. По нахмуренным бровям и сморщенному лбу было понятно, что в голове у малышки происходит сложный умственный процесс.

      И вдруг, словно солнышко, выглянувшее из-за тучки, лицо её просветлело, лобик разгладился, бровки радостно приподнялись, и она весело, вприпрыжку побежала в свою комнату, снимая на ходу фартук. Не прошло и минуты, как Алёнка сидела в тесной кухне за обеденным столом. Полина Ивановна из кастрюли шумовкой извлекала вареники с сыром, накладывая их в мисочку.

 – Алёнка, достань из холодильника сметану и кушай, а я пойду на балкон развешу бельё. 

   И, вот тут-то, и началась операция, план которой созрел у маленькой комбинаторши в тот самый момент, когда она входила в дом. Выглянув из кухни,  убедившись, что бабули, действительно, нет поблизости, она, вернувшись к столу, достала из кармана своих спортивных штанишек носовой платок, расстелила его на столе и, аккуратно накалывая вилкой по одному варенику, переложила их на него. Связав концы платочка между собой, быстро засунула узелок под сервант, стоящий тут- же на кухне. Поддев вилкой из банки немного сметаны,  смазала тонким слоем тарелку. И в довершение ко всему, испачкала уголок рта мизинцем, смоченным в сметане. Вполне довольная собой, присела на стул, взяла вилку и стала постукивать по мисочке, извлекая звуки, явно сопутствующие трапезе…

 – Какая ты молодец – услышала она голос, склоненной над ней бабули.

 – Да, у меня по такому поводу для тебя есть сюрприз – выйдя из кухни,  через минуту женщина вернулась и вручила внучке две шоколадные конфеты «Мишка на севере».

    Такой удачной развязки девочка никак не ожидала, да ещё и дефицитные конфеты. (В то время витрины магазинов были почти пустые, и хорошие товары, в том числе и шоколадные конфеты, появлялись там очень редко. И купить их считалось большой удачей.) Что-что, а конфеты, да ещё шоколадные, Алёнка обожала - вот ради них она была готова на многое. Развернув сразу же одну, девочка, прикрыв глаза, откусила кусочек и, медленно пережёвывая, стала наслаждаться совершенством кондитерского искусства. 

– Вот такую еду я согласна есть с утра и до вечера – мысленно рассуждала она, выходя во двор из подъезда.

   На улице ребят уже не было, майское яркое солнышко начинало припекать, и все разошлись, кто куда: кто делать уроки, кого позвали обедать, а кто и просто пошёл отдохнуть. Навстречу  бежала Катя. Её явно позвали родители. Алёнка её окликнула:

– Кать, ты что домой? Давай поиграем! – Катя поравнялась с подружкой и остановилась, она заметила в её руке голубенький фантик.

 – Останусь, если ты поделишься со мной конфетой, – заискивающе пропела она.

Хозяйку лакомства подобное предложение застало врасплох. У неё были свои планы, относительно этой конфеты, и не было желания ни с кем делиться. К тому же, не так часто случались  моменты в её жизни, когда она владела таким «богатством». С Катей же они видятся по многу раз в день, да у неё есть ещё и другие подружки во дворе…

  – Не дам! – сказала Алёнка, нахмурив брови, и сильнее сжав в кулаке дорогого ей  «Мишку на севере», оттолкнув плечом соперницу, покушавшуюся на чужое имущество, гордо пошла в сторону песочниц.

   – Ну и жадина, не буду с тобой дружить, – крикнула ей в спину подружка и скрылась в подъезде…

    Собственно, ничего особенного не произошло - обычная штатная ситуация. Не поделили подружки конфету, да и всего-то…  Но что-то Алёнке было нерадостно.

– По-моему, о таких ситуациях взрослые говорят «кошки на душе скребут», – подумалось девочке. - С чего бы это всё?

 … Но жизнь продолжалась, закончился май, и пришло лето. Активная жизнь детворы перекочевала из школы на детские площадки. С утра до вечера юное поколение было предоставлено само себе. История с конфетой, как будто, была позабыта, но отношения между девочками так и не наладились. Катя держала Алёнку на определённой дистанции от себя, и  холодность в их отношениях чувствовали все, кто находился рядом…

   Как то вечером, когда вся семья собралась за обеденным столом, папа Алёнки вдруг встал и торжественно заявил:

– А вы знаете, что сегодня за день? – наступила небольшая пауза.

 – Сегодня день нашей свадьбы! – радостно выпалила мама.

 – Сюрприз! – прокричал глава семейства и выскочил из комнаты.

Почти мгновенно он воротился, неся в руках праздничный торт, все дружно захлопали в ладоши.

  Праздник начался, все кушали торт и запивали «колючим» лимонадом.

– Прошу ещё внимания, – снова обратился ко всем отец и вынул из кармана ярко-красную коробочку.

   Словно фокусник в цирке, магическим движением руки он открыл её. Внутри на чёрном бархате блестело золотое колечко с тёмно-синим корундом.

– Ну-ка, примерим, – взглянув на маму, папа стал извлекать из футляра ювелирный шедевр.

  Одно неловкое движение и колечко, ударившись о пол, звеня, покатилось в неведомом направлении. Следующее мгновение и мужчина, распластавшись на полу, веником шарил в проёме под сервантом, выметая из-под него всё, что попало. Первая выкатилась катушка с чёрными нитками, затем огрызок красного карандаша, и вдруг, подцепив веником, он выдвинул на середину кухни непонятный предмет.

  Это была какая-то лепёшка, густо покрытая серо-голубой плесенью, с узелком посередине.  Папа развязал узелок и развернул, как все уже догадались, Алёнкин платочек. Всеобщему взору предстала картина: посередине заплесневелой ткани лежали пять вареников, точнее то, что от них осталось.

– Что это? – спросила мама.

   Полина Ивановна, не говоря ни слова, подняла объект всеобщего внимания и отнесла его в мусорную корзину…

    Всё же, нашарив, но уже рукой, глава семейства достал колечко, одел его на палец своей супруге, и они удалились в другую комнату. Старушка взглянула на внучку - та сидела, потупив взгляд. Лицо её было пунцово-багряного цвета. Так и закончился праздничный ужин, все молча разошлись по своим комнатам…

    Полночи девочка не могла заснуть, она не знала, как будет завтра смотреть в глаза своей бабуле, которую так любит, что она ей скажет. Да и папа с мамой, наверняка, всё поняли. Лучшая подруга стала ей, как чужая, а всё из-за какой-то конфеты. Алёнка ворочалась в душной комнатке, пытаясь заснуть. Всё её раздражало: сетка металлической кровати поскрипывала, простыня казалась влажной и липла к телу. Луна своим бледным холодным светом, проникающим сквозь тюлевые занавески, совсем разогнала сон.

Мама учила, если не можешь уснуть - считай до ста. Несколько раз подряд она это делала, но ничего не помогало и оставалось просто лежать. В конце концов, природа брала своё, время было далеко за полночь, и девочка начала засыпать. И в этот самый момент рядом с её ухом зазвенел занудливый комарик. Нервы были на пределе, она подскочила, включила свет, схватив двумя руками подушку, стала бегать по комнате, ища своего обидчика, имея при этом желание размазать его по стене. Но у маленького крылатого вампира на этот счёт был свой план, он залетел куда-то в угол, за шифоньер и притих.

   Так и не утолив жажду мести, выключив свет, девочка легла в кровать и накрыла голову подушкой. В такой позе она и проснулась, солнышко, сменив луну, сквозь тюлевые занавески заливало комнату своим золотым светом. На смену занудливому комарику пришла назойливая муха. Не успела Алёнка снять подушку с головы, как та сразу же приземлилась ей на лоб…

   В кухне, что-то готовя, звенела посудой бабушка. В ванной комнате жужжа электробритвой, приводил себя в порядок папа. Маму не было слышно, очевидно, она ещё не вставала с кровати, наслаждалась выходным днём.

 – Всем на завтрак, – традиционно позвала бабушка.

   Алёнка заканчивала заправлять постель, она не торопилась, ей так не хотелось идти в кухню. И всё же, взяв себя в руки, она появилась там. Всё семейство было в сборе, на неё смотрели три пары глаз, все, как будто, чего-то ждали от неё, и она это сделала.

 – Простите меня, простите – девочка зарыдала и бросилась в объятья поднявшейся со стула и двинувшейся ей навстречу бабуле. Чувства переполняли её, она поняла, что сделала что-то важное и значимое в своей жизни. Теперь всё будет по-другому, с этой минуты она стала намного взрослее и поняла, что ничего не может быть важнее и дороже отношений между людьми…

   Завтрак прошёл легко и радостно, Полина Ивановна напекла стопку блинов, которые к концу трапезы были съедены до единого. Лично Алёнка скушала три штуки, они ей показались на удивление очень вкусными.

– Вот теперь ты по-настоящему заслужила! – торжественно заявила бабушка и вынула из кармана две конфеты.

– Не надо, бабуля, я не заслужила, – сказала девочка, и её лицо залилось краской.

– Возьми, возьми, – настояла Полина Ивановна и вложила конфеты ей в руку…

   Во дворе вовсю шла игра в «классики», когда Алёнка подошла к ребятам, повисла пауза. Она шагнула к Кате – Прости меня – и протянула ей на ладони две конфеты.

– Давай будем дружить, как прежде.

   Двухнедельной ссоры, как бы не существовало, подруга взяла конфеты, на мгновенье задумавшись, вернула одну назад. За спиной у Алёнки раздался детский плачь, повернувшись, она увидела маленького Пашку, лежащего на асфальте рядом со своим трёхколёсным велосипедом. Девочка подошла к несостоявшемуся Шумахеру, подняв и отряхнув его от пыли, вручила ему «Мишку на Севере» - малыш сразу же умолк.

  Как-то хорошо и радостно стало на душе у девочки, она смотрела на всё вокруг по-другому, не так, как раньше. Ей хотелось петь и танцевать, бегать и прыгать, радоваться и смеяться. Подружки продолжали играть в «классики», маленький Пашка съел конфету и снова начал гонять на велосипеде. Одним словом, жизнь шла по накатанным рельсам, всё оставалось по-прежнему, только Алёнка знала, что стала другой.

     Она вдруг открыла для себя, что отдавать приятнее, чем брать, при этом испытываешь необъяснимую радость, неописуемое торжество!  Что же это? И ещё знала, что спать сегодня она будет крепко, и не смеют ей помешать ни луна, ни комарик, да хоть сам Везувий низвергнет лаву за окном, ей это не помеха. Девочка ещё не понимала, что она исполнила самую главную заповедь Бога – возлюби ближнего, как самого себя. Тем самым, открыла своё сердце для Господа, и он вошёл в него, но это уже другая история…

Владимир Малёванный



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Календарь церковных праздников на сентябрь 2020 года

В сентябре отмечается 78 православных церковных праздников. Церковный календарь информирует о христианских праздниках, посвященных знаменательным событиям из жизни Иисуса Христа и его матери Богородицы Девы Марии, постах и днях памяти различных святых.

Смотреть

Выбор редакции

Приключения во время Чеченской войны. Рассказ отца Олега Стеняева

Во время второй Чеченской войны – это было в 1998–2000-м годах – мы, по благословению священноначалия, на территории Чеченской республики проводили благотворительные и миссионерские программы. Собирали в храмах Москвы детские...