Головорез

Просмотрено: 1384 Отзывы: 0

Головорез

Отрывок из книги Владимира Малёванного "Точка отсчёта".

   А звали прошлого подопечного Василий, покровитель у него был сильный, но сам мужичонка был гниловатый, с дерзким и вспыльчивым характером и ничего не боялся. На нож выходил с голыми руками, все парни в округе предпочитали лишний раз не пересекаться с ним. От него можно было ожидать любой гадости. Василий не работал, но всегда был с деньгами. Ходили слухи, что он «гастролёр», на время исчезал, а когда появлялся, шёл на хату к своей любовнице Полине и там «ложился на дно».

Полина тоже не работала, старалась не попадать в поле зрения властей, из-за чего часто меняла место жительства. Оба они ненавидели Советскую власть. У них был совместно нажитый ребёнок с классическим русским именем Иван, в котором подопечный не чаял души.

Василий был роста выше среднего, широкоплечий, с чёрной шевелюрой. Черты лица его были грубые, как принято говорить, из-под топора. Большой, с горбинкой нос, широкий, с мясистыми губами рот. И в довершение ко всему тяжёлый, угловатый подбородок. Через широкий лоб наискосок протянулся рубец шрама, оставленный от удара бутылкой из-под шампанского в пьяной драке. Его прикрывал свисающий чуб, постепенно сползающий на глаза, который возвращался на место взмахом головы. По правую и левую сторону лица были маленькие, округловатые ушки. Создавалось впечатление, будто мужчина вырос, а уши остались неизменными с пятилетнего возраста, что немного смягчало внешность головореза. Глаза были небольшие, тёмно-карие, глубоко посаженные, взгляд сверлящий и пронизывающий. Одним словом, и врагу не пожелаешь встретиться с таким отморозком ночью в подворотне. Но, как принято говорить, сколько веревочке ни виться…

Советская власть неутомимо боролась с преступными элементами, и как-то во время ограбления ювелирного магазина во Львове был задержан Василий. Два его подельника были убиты милицией при перестрелке, а его, с простреленной ногой, отправили в тюремный лазарет.

И тут понеслось, поехало…

По этапу не в мягком вагоне, оказался мужик на лесоповале, четвертной отхватил — как с добрым утром. Естественно, с его прошлыми подвигами и частыми разборками среди шпаны он засветился как авторитетный бандит. Поэтому в лагере ему работать не довелось. С помощью заточки он занял одно из наиболее заслуженных мест. Правда, для достижения цели пришлось испортить шкурки некоторым твёрдолобым.

Остальное за него сделали шестёрки, которые, почувствовав нового лидера, наперебой поспешили стать ему ближайшими помощниками. За его невесёлый вид ему дали кличку Угрюмый. Много было недовольных всех мастей такой перестановкой среди жуликов, но лезть на пику никому не хотелось.

Лагерному начальству такая кандидатура на роль вожака приглянулась, жестокость они приветствовали. Им нравилось загребать жар чужими руками — воровская иерархия была страшнее любого конвоира. Стоило давать небольшую слабину одному человеку, и все остальное решалось само собой. Василий понимал, что для укрепления своего авторитета ему требовалось срочно сделать что-то ужаснейшее, чтобы все дрожали от страха. И такой случай ему представился.

В те времена в лагерях было много политических заключённых. Как правило, это были священнослужители, а также выходцы из дореволюционной интеллигенции и дворянства. Всех их объединяла 58-я статья, по тюремной терминологии — «враги народа». Зоновская охрана закрывала глаза на бесчинства, творимые уголовниками в отношении политических. Политика партии поощряла этот негласный террор. У каждого политзаключенного забирали проценты выработки в пользу блатных, которые, по воровским понятиям, не имели права работать…

Был вечер. После трудового дня на нарах в основном все были заняты своими делами. Василий сидел в окружении авторитетных воров, перекидываясь в картишки. Дверь в барак распахнулась, клубы пара ворвались с потоком свежего воздуха. Трое уголовников втащили изможденного политического заключённого. Глаза его были мутные и ничего не выражали, щёки запали, лицо было мертвецки бледным. Его вели под руки. Он едва успевал переставлять ноги, шапки на голове не было, кончики ушей были отморожены.

Подойдя к воровскому логову, один из уголовников с веснушчатым лицом и носом в форме картошки, чем-то напоминавший сказочного Иванушку, пропел сиплым голосом:

-Угрюмый, этот козёл не хочет работать на тебя, не отдаёт свои проценты. Наказывать будешь?

Бросив карты на стол, Василий взглянул через плечо на «врага народа». Он понял, что это провокация и сейчас от того, что он предпримет, зависит продолжительность его собственной жизни.

-Пойдём на улицу, не надо народ пугать.

Встав, накинув телогрейку, он проследовал к выходу. За ним повели страдальца. Последними на свежий воздух вышли авторитеты проконтролировать движения братвы.

Подняв указательным пальцем за подбородок голову измождённому человеку, Угрюмый спросил:

-Ты что, саботаж решил устроить в лагере?

Ответа не последовало. Обведя взглядом вокруг, уголовник увидел деревянную колоду с торчащим в ней топором.

-На плаху лоха!

Шестёрки заломили руки и положили беднягу шеей на пенёк. Взяв в руки топор, подняв его над головой жертвы, Угрюмый  произнёс:

-Твоё последнее слово, Фуцин.

Мутные глаза не выражали никаких эмоций, выбившись из сил от непомерного труда, обречённый пребывал в полуобморочном состоянии, не понимая сути происходящего. Уголовник начал злится. Он знал, что ответа не последует, а экзекуция должна быть завершена. Василий взревел, как зверь, напоровшийся на рожон, и с силой опустил топор с длинной рукоятью на тонкую шею. Голова, отделившись от тела, покатилась по утрамбованному снегу, усыпанному щепками от дров.

К утру Василия поместили в карцер, а в кабинете начальника исправительного учреждения решали его дальнейшую судьбу. Поступило предложение отправить его назад во Львов, там пусть и решают, что с ним делать: срок добавить или под вышку подвести.

Столыпинскими вагонами через пересыльные тюрьмы головорез был доставлен в тюрьму на Лонгского (здание построено в городе Львове ещё в XIX веке). Было это перед самым началом Великой Отечественной войны. В конце тридцатых годов ХХ века основной контингент следственного изолятора состоял из поляков, украинских националистов, враждебно относящихся к Советской власти, и уголовников. Ряды уголовного элемента пополнил и Василий.

Когда гитлеровские войска вторглись на территорию Советского Союза, во дворе тюрьмы было расстреляно около  тысячи заключённых, а несколько сотен отпустили по домам, в основном с небольшими сроками и бытовиков. Около десятка подследственных оставили до особого распоряжения. Их-то и освободили фашисты, среди них и оказался Угрюмый.

Так Василий оказался в рядах украинских националистов, которые за первые шесть дней оккупации Львова убили и замучили семь тысяч человек по спискам, которые были составлены бандеровскими молодчиками ещё до войны. В октябре 1942 года была создана Украинская повстанческая армия (УПА), в неё-то и вошёл видавший виды уголовник.

Возглавив карательный отряд особого назначения, он с изысканной жестокостью сводил счёты с представителями Советской власти. Здесь не было скидок ни детям, ни старикам, ни женщинам. Разбившись на небольшие группы, они прочёсывали сёла, выявляя активистов, семьи передовиков и прочих сторонников социалистического быта.

Войдя в небольшую деревню, расположившуюся на краю леса, они принялись выполнять свою грязную работу. Согнав местное население к большому бревенчатому сараю, расстреляли седовласого сгорбившегося старика. Пытались запугать и сломить волю людей, оказавшихся в оккупации, заставить стучать друг на друга, предавая своих родных и близких ради спасения своей жизни, тем самым удовлетворяя свои садистские потребности. Изверги начинали входить в кровавый экстаз, срывали одежды с женщин, били прикладами куда попало.

 Чёрный Ангел торжествовал. К Василию явилась костлявая с косой, посланная свыше. По его многовековому опыту, его подопечному оставались считанные часы пребывания на земле, затем его душа попадала в тьму кромешную.

Сильные молитвы покровителя и ангела-хранителя разогнали мрак в душе злодея. Когда один из полицаев выхватил младенца из рук молодой женщины, чтобы бросить его на штык другому нелюдю в шинели, у Василия на мгновение помутилось в глазах. Ему показалось, что этот ребёнок — его Ванька. Сердце сжалось и защемило, будто в него воткнулась дюжина иголок. Перед глазами у него пролетела вся жизнь, все его злодеяния явились ему одним образом в виде огромной чёрной горы зла. И наступил момент расплаты, и его грехи своей кровью должен смыть младенец с лицом его сына.

Он взвыл, как загнанный зверь, и закричал:

- Не-е-е-ет!!! Господи, помилуй!

Нажав на спусковой крючок «шмайссера», он одной автоматной очередью прошил двух уродов, пытавшихся убить младенца. Молодая женщина успела выхватить ребёнка из рук падающего предателя Родины. В следующее мгновение он застрелил ещё троих бойцов УПА. Прогремел выстрел, и сильный удар в правое предплечье отбросил его на опрокинутую рядом телегу. Падая, он боковым зрением заметил, как последний оставшийся в живых из его бойцов передёргивал затвор карабина. Правая рука перестала подчиняться раненому. Он взял оружие в левую руку, и в этот момент прогремел ещё выстрел. Пуля вырвала клок воротника, слегка задев шею. Ответ был за Василием, и он не промахнулся.

На другом конце деревни показались фашистские мотоциклисты, следом ехал грузовик с автоматчиками.

— Всем за сарай! — закричал раненый мужчина. — Бегите в лес, к партизанам, я прикрою!

Собрав всё оружие и гранаты, сложив за телегой, он занял оборону. Раскаявшийся грешник испытывал огромную радость от предстоящего боя. Это сражение, в котором ему нужно будет умереть, чтобы другие жили.

Он повернулся назад, группа людей передвигалась по полю в сторону леса. Дай Бог, чтобы успели. Он поймал себя на мысли, что не просто произнёс слова вслух, а обратился к Творцу, который его слышит.

Беглецы уже подходили к лесу, когда застрекотали автоматные очереди, началась перестрелка. Из леса вышли партизаны, начали помогать людям поскорее рассредоточиться в зарослях, а сами заняли оборону под деревьями, через минут пять они также скрылись в лесу.

Василий, прижавшись к телеге спиной, зажав автомат коленями, пытался сменить одной рукой пустой магазин на магазин с патронами, и тут яркая вспышка ослепила его. Это был взрыв вражеской гранаты…

Из леса увидели, как в воздух взлетела телега, распадаясь на части. Старый партизан снял шапку и осенил себя крестным знамением. Затем произнёс вслух:

-Царство небесное рабу Твоему, Господи…

* * *



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный церковный календарь на октябрь 2020 года

В октябре отмечается 107 православных церковных праздников. Церковный календарь информирует о христианских праздниках, посвященных знаменательным событиям из жизни Иисуса Христа и его матери Богородицы Девы Марии, постах и днях памяти различных святых.

Главное событие октября...

Выбор редакции

В Москве и Казани расскажут о паломнических поездках династии Романовых

1-2 ноября 2020 года в Москве и Казани состоится межрегиональная научная конференция XXIII Елизаветинско-Сергиевских чтений, посвященная путешествиям и паломническим поездкам представителей Дома Романовых.

Проект направлен на сохранение исторической памяти о 300-летнем...