КАВКАЗСКИЙ ФРОНТ

Просмотрено: 158 Отзывы: 0

КАВКАЗСКИЙ ФРОНТ

                               Отрывок из книги Владимира Малёванного

                                «КУМАЧОВАЯ ЛИХОРАДКА»

      Потоки холодного воздуха тянуло по дну ущелья, по серому осеннему небу плыли грузные свинцовые тучи. Василий шёл, прихрамывая. Рубаха его насквозь была пропитана потом. От усталости, а так же, от холода и голода он, буквально, валился с ног. Отдыхать было нельзя. Нужно было как можно скорее найти выход из ущелья, добраться до леса и там уже можно будет отлежаться. А здесь он, словно мышь в банке, одним словом, живая мишень.

   Внезапно на левом краю пропасти появились оттоманы. Впереди в пяти шагах от него лежал большой валун, урядник бросился из последних сил к нему. Едва он успел упасть в укрытие, как раздались выстрелы. Пули ударялись о камень и рикошетом летели прочь, осколки посыпались ему на голову. Скалы настолько были отвесные, что врагу спуститься вниз не представлялось возможным. Всадники спешились, расположились у края кручи и решили взять казака измором. Солнце садилось за гору, сумерки плавно переходили в ночь.

  Василий использовал старую военную хитрость, надел на кинжал папаху и высунул её из-за камня. Не успел он это сделать, как сразу прогремел выстрел, и шапка отлетела в сторону. Паника начинала овладевать им, губы самопроизвольно стали шептать 50 псалом «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей ».

   Стемнело, тучи скрыли небесные светила. В ущелье ничего не было видно. Турки стали бросать вниз зажжённые факелы. Когда один догорал, бросали следующий, а время шло…

  – Не может быть, что вот так здесь всё и закончится, я ещё должен увидеть свою семью, – судорожно размышлял, стучащий зубами от холода казак. Его ум обладал живой смекалкой, которая не раз выручала его в критических ситуациях. И тут он приметил, что когда один факел догорал, а другой ещё летел, появлялась небольшая  тёмная зона, но ненадолго - секунд на пять. За это время более пяти - шести шагов он не успеет сделать, а по близости других укрытий нет. И тут Василий словно прозрел - река, до неё-то и будет шагов пять-шесть. Течение сильное, и нужно только прыгнуть в неё, а мощный поток сам понесёт подальше отсюда, а там - будь, что будет. Шум воды, разбивавшейся о камни, заглушит его шаги по гравию. Осталось точнее всё просчитать и выждать время, чтобы у охотников на него притупилась бдительность…

   Улучив момент, он всё же сделал это: с разбегу бросился в реку и, когда голова его ещё уходила под воду, с кручи полетел очередной факел. Но мощный поток уже делал свою работу: течение стремительно подхватило и понесло измученное тело православного воина подальше от смертельной опасности. Состояние было полуобморочное, мышцы от холода сжимала судорога. Вода бурлила водоворотами, местами набегала на огромные валуны и вздымалась бурунами. Прыгнуть в эту бушующую ледяную стихию даже летом в светлое время суток вряд ли бы кто отважился.

  Благо, хоть дыхание мог надолго задерживать - раньше часто в плавнях приходилось  нырять за раками. Появившись на поверхности, дабы вдохнуть, он увидел, что его шагов на двадцать отнесло от горящего факела. Набрав полную грудь воздуха, урядник вновь погрузился под воду.

  В очередной раз вынырнув, уже больше не погружался, так как был далеко и во тьме. Теперь предстояла не менее сложная задача, чем предыдущая. Нужно было каким - то образом выбраться из реки. Василий попытался приблизиться к берегу, но тщетно - сильное течение несло его своим курсом. Впереди по бликам от воды было видно, как река делала поворот вправо. На повороте она была шире с небольшим плёсом. Он собрался с силами, чтобы приблизиться к мелководью, но поток уносил его к крутому противоположному берегу.

  Силы покидали его, мозг парализовало от жуткого холода, и он перестал что-либо соображать. В полуобморочном состоянии горемычный возопил: «Господи помилуй!» Словно осенний лист по ручью его уносило течение.

      Тупой удар в голову привёл его в чувства - это было большое дерево, лежащее в воде, о ствол которого он ударился. Ухватившись за ветку, не помня себя от радости, урядник начал из последних сил выбираться на берег. Измотанный организм исчерпывал последние резервы, инстинкт самосохранения всё-таки взял верх. Выбравшись из воды, Василий сделал пару шагов и упал без памяти…

   Утро выдалось ясное. Скупое осеннее солнышко нежными лучами согрело тело бедолаги, и он пришёл в себя. Подняв гудящую голову, поддерживая её рукой, беглец увидел в  отвесной скале расселину, уходившую в горы, по ней в реку впадал ручей. Дальше в ложбине были видны пологие склоны, сердце радостно забилось в груди, и он возблагодарил Бога. Что-то подсказывало ему - нужно торопиться. Превозмогая боль, Василий Фёдорович поднялся, с трудом передвигая ноги, побрёл к спасительной балке.

  Загнанный до крайности, он с трудом добрёл до прохода, раздвинув руками сухой камыш, стал пробираться сквозь него вверх по ручью. Справа просвистела пуля, при этом сбив пару осоковых стеблей. Мгновением позже прогремел выстрел, было ясно - стрелок находился далеко. Турки запоздали, так как не сразу обнаружили, что он их  перехитрил. Теперь им его не достать, сделав несколько шагов, казак прилёг. Вдогонку пролетело ещё несколько пуль, срезая при этом верхушки растений. Он знал, что со скалы его не видно. Выждав с четверть часа, урядник поднялся, осенив себя крестным знамением, двинулся в путь.

 Владимир Малёванный

Скачать полную книгу можно по ссылке -

https://www.litres.ru/vladimir-anatolevich-malevannyy/kumachovaya-lihoradka/chitat-onlayn/ 



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православные церковные праздники в феврале 2023 года

В феврале православные отмечают 95 церковных праздников, в том числе великий двунадесятый праздник Сретение Господне, первая в 2023 году Вселенская...

Выбор редакции

«Религия — опиум для народа!» История первых двадцати лет борьбы с церковью и людьми

В 1932 году Сталин объявил начало «безбожной пятилетки», поставив цель — к 1 мая 1937 года на всей территории...