О детстве и исповедничестве. Повести Олега Симонова про мальчишек 1930-х годов

Просмотрено: 102 Отзывы: 0

О детстве и исповедничестве. Повести Олега Симонова про мальчишек 1930-х годов

Пашка и его друзья : повесть : в 2 книгах / О. Ю. Симонов ; художник О. И. Зубарев. – Москва : Вольный Cтранник, 2021. ISBN 978-5-00178-091-5 Книга 1 : Грозовые раскаты. – 2021. – 496 с. : ил. ISBN 978-5-00178-089-2

Пашка и его друзья : повесть : в 2 книгах / О. Ю. Симонов ; художник О. И. Зубарев. – Москва : Вольный Cтранник, 2021. ISBN 978-5-00178-091-5 Книга 1 : Грозовые раскаты. – 2021. – 496 с. : ил. ISBN 978-5-00178-089-2

В издательстве «Вольный Странник» вышла дилогия Олега Симонова для детей и про детей. Это книги для подросших уже читателей – лет с 11–12. В них рассказывается о приключении компании мальчишек, которые живут в Москве 1930-х годов. Ребята как ребята: восхищаются техникой, особенно авиацией, играют в войну, стреляют из луков, лазают по деревьям. Но одна важная деталь отделяет их от других советских детей. Пашка, Тимофей, Антон, Тёма и Борис – православные христиане.

Честно скажу, я с опаской отношусь к детской православной прозе. Чаще всего это беспомощные попытки вывести породу «правильных» героев, слепить нежизнеспособный, искусственно разрешающийся конфликт, подсыпать поучений. Детей редко захватывают такие книги: они сердцем чувствуют правду и не терпят морализаторства.

Еще меня насторожил выбор эпохи в книгах Олега Симонова. 1930-е годы – самый апофеоз борьбы с религией, репрессии. Здесь недостаточно даже глубокой исторической фактуры – нужна внутренняя чуткость, интуитивное понимание, как сказать, чтобы еще не взрослый читатель понял, не испугался, не запутался. Задача сверхсложная.

Я с опаской отношусь к детской православной прозе. Чаще всего это беспомощные попытки подсыпать поучений

Но когда я начала читать первую книгу «Грозовые раскаты», она меня захватила. Перед глазами встала как живая Москва 1930-х с ее стройками, звенящими трамваями, веселыми комсомольцами. И главному герою я сразу поверила, и его маме – провинциалам, закинутым обстоятельствами в столицу.

А дальше начались приключения. Хорошие, крепкие, незатянутые диалоги. Живые описания, психологически правдивые внутренние монологи героев. И очень важная для художественной прозы штука – соотношение ритма и глубины проработки текста. То есть автор знает (чувствует?), где нужно динамичнее, где можно замедлиться, что наметить штрихами, а что раскрыть подробно. В общем, с технической стороны повести сделаны отлично.

Но техническая сторона – не главное. Важнее другое: удалось ли автору найти баланс между исторической правдой, психологией героев-мальчишек и духовной задачей – описать исповедничество, неколебимую веру, христианскую твердость? Мне кажется, удалось.

Удалось ли автору найти баланс между исторической правдой и духовной задачей – описать исповедничество?

Главный герой повести – Пашка – родился и вырос в Рязани. Его воспитывает мама – простая, немногословная женщина. Но в ее образе, данном штрихами, репликами, упоминаниями – невероятная внутренняя сила, христианская убежденность. Не фанатизм, который сплошь и рядом клеймили комсомольцы-агитаторы. Это именно личная убежденность, готовность идти до конца.

Нина Петровна нечасто ведет с сыном задушевные беседы – не такая она, да и некогда. Но смогла воспитать в нем крепкую веру, дать запас прочности. Как? Примером, всей своей жизнью. Пашка не мыслит себя без Бога, без церковной жизни. Ему бывает трудно, больно, страшно, но это не колеблет его убеждений. Этому посвящена немалая часть обеих книг.

Уже в Рязани мальчик сталкивается и с травлей, и с одиночеством. Автор хорошо показывает механизм, по которому действовали враги Церкви в 1930-е годы: шпионаж, давление, угрозы. Это если говорить о приходе, а ведь и в школе была своя система. И она работала.

Я знаю это не понаслышке. Мой знакомый, сын священника, учился в школе в 1970-е годы. Учительница говорила детям: «Бейте его, это поповский сын». Впрочем, бойкот или насмешки ничуть не легче, а иногда и тяжелее драк.

В Москве Пашка оказывается в академическом поселке – это такой островок, где богоборческая компания проявляет себя не так яростно, как в центре. В эту тихую бухту порой врываются грозные волны, но в целом жизнь верующих можно назвать сносной. Правда, это временно: автор искусно показывает, как постепенно шторм настигает и поселок.

Пашке достается величайшее сокровище – компания близких по духу друзей. Это лучшее лето его жизни: стрельба из лука, футбол и удивительная «тарзанная страна» – система канатов, которыми ребята соединяют раскидистые каштаны, чтобы перелетать с одного на другой.

Параллельно друзья прислуживают в алтаре, тайно учатся в «школе бурсака» – отец Иоанн, настоятель храма, создает некое подобие воскресной школы, рискуя собственной свободой и жизнью.

Отец Иоанн становится для мальчишек не только учителем и духовным отцом – старшим другом, у которого можно спросить то, что не спросишь у родителей. Вместе они ходят под парусом, вместе пробираются к границе ближайшего лагеря. Священник приоткрывает перед ребятами страшную завесу, берет на себя смелость рассказать им об арестах и расстрелах тех, кто остались верными Богу и вере.

Посыл, атмосфера и стиль повествования очень напоминают те, что в произведениях Владислава Крапивина: благородные мальчишки, беззаботные игры, чуткий взрослый, столкновения со шпаной и с теми, кто старше, но, к сожалению, не всегда умнее: участковым, его помощником, школьными учителями. Знакомый по крапивинским произведениям, как привкус крови и пыли во рту после падения с велика в детстве, выбор: остаться честным и пропасть – или предать всё, что тебе дорого. Друзья без колебаний выбирают первое.

Как хорошо описывает автор увлечения мальчишек, радость от общения, игр, изобретений! Но они никогда не забывают главного – своей веры. Это не выглядит надуманным, потому что Олегу Симонову удается убедить читателя: вера героев – часть их натуры, и, как бы трудно ни было их душам, без Бога они жить не могут. Они не вступают в пионеры, хотя знают, чем это чревато. Они четко знают смысл, а не только видят обертку. Поэтому-то их убежденность оказывается сильнее.

Вера героев – часть их натуры, и, как бы трудно ни было, без Бога они жить не могут

Впрочем, колебаний в Пашкиной жизни немало. И в этом проявляется чуткость автора: он не рисует идеальных православных героев, которые для себя уже все решили, а в жизни их души ничего не меняется. У Пашки бывают и минуты отчаяния – например, когда местная шпана вынуждает его с друзьями участвовать в драках. А главное сомнение, которое одолевает мальчика: как уместить в себе восхищение техническими достижениями и любовь к авиации с верой. Между ними нет противоречий, это он понимает. Но понимает и другое: в безбожной советской стране верующего человека в авиацию не возьмут. И вообще, Пашка видит свои перспективы достаточно трезво, и от этого унывает. Хорошо, что рядом отец Иоанн, у которого всегда найдется нужное слово.

Повести ведут нас через безмятежное солнечное лето – целую жизнь по мальчишеским меркам – к осени, когда начинает разрушаться все, что им дорого. Распадается приход, «школы бурсака» больше нет, над батюшкой нависает прямая угроза ареста. Компания тоже распадается – по обстоятельствам, которые от мальчишек не зависят. И каждому из них в какой-то момент приходится набраться внутренней решимости и стать исповедником. Это происходит, когда молчать уже невозможно.

«Трудно, ох как трудно иногда сделать простую вещь – встать из-за парты. Говорят, в окопах, когда звучит сигнал к атаке, ноги, руки, все туловище будто примерзает к земле. Смертельно трудно оторваться от нее, почти невозможно.

Пашкины руки-ноги сейчас как деревянные. Он тяжело поднимается с места.

– Кто разрешил тебе встать, Кораблёв?! Немедленно сядь!

– Неправда это, – тихо и хрипло произносит Пашка.

<…>

– Неправда, что у Советской власти есть враги? Неправда, что вся страна должна с ними бороться?

<…>

– Я не против Советской власти, – повторяет Пашка упрямо. – Неправда – про Бога».

Казалось бы, парадокс: Пашкина верность делает жизнь невыносимой. Прижимают учителя, обижают ребята. Но именно она, верность, дает опору в жизни, и даже радость. И вспоминаются жития мучеников, которые были крепки в самых невыносимых условиях.

В конце второй повести есть удивительное описание пасхальной литургии в подземелье. Автор деликатно обходит своими описаниями непосредственно внутреннюю молитву героев. Зато он точно передает их чувства. Отец Иоанн арестован, храм разрушен, но Пашка знает, как ему жить. Есть опора, и есть огонек впереди, на который нужно равняться, к которому идти.

Источник: https://pravoslavie.ru/157447.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православные праздники в феврале: Церковный календарь – 2024

В последний зимний месяц православные отметят Сретение Господне — праздник, который входит в список 12 самых значимых (двунадесятых) праздников в году,...

Выбор редакции

Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на первом собрании духовенства Московской митрополии

20 февраля 2024 года в Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл...