Победа над Японией, 1945 год. К 76-й годовщине начала войны СССР с милитаристской Японией

Просмотрено: 114 Отзывы: 0

Победа над Японией, 1945 год.  К 76-й годовщине начала войны СССР с милитаристской Японией

В начале августа 2021 года вышла в свет новая книга нашего постоянного автора В.И. Немыченкова «Победа над Японией, 1945 год: Факты. Свидетельства. Документы». Сегодня мы публикуем с некоторыми сокращениями фрагмент из этой книги, посвященный обсуждению спорных вопросов, связанных с вступлением СССР в войну союзников с Японией 9 августа 1945 года.

Подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии. Токийский залив, линкор «Миссури», 2 сентября 1945 г.

Подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии. Токийский залив, линкор «Миссури», 2 сентября 1945 г.

Преамбула

После распада СССР в 1991 году в России началась ревизия всей советской историографии Второй мировой войны, включая советско-японскую войну 1945 года. Определенная часть российских историков, публицистов, общественных деятелей солидаризируется с иностранными авторами, критикующими Советский Союз и пытающимися развенчать его военные победы на западе и востоке.

Одна из проблемных тем советско-японской войны 1945 года – это формальное нарушение пакта о нейтралитете при вступлении СССР в войну с Японией 9 августа 1945 года.

Данный факт даже вызывает определенный комплекс вины у части наших соотечественников, мало знакомых с темой и мыслящих шаблонно: мол, СССР первым напал на Японию в нарушение международного права, незаконно захватил часть японской территории (Южный Сахалин и Курилы) и т.д. При таком подходе Япония уже не агрессор, развязавший Вторую мировую войну на Дальнем Востоке и наказанный за это союзниками, а жертва великих держав, напавших на обессиленную, не способную к обороне страну.

Посол Японии в Германии Мусякодзи и министр иностранных дел Германии Риббентроп подписывают Антикоминтерновский пакт, направленный против СССР. Берлин, 25 ноября 1936 г.

Посол Японии в Германии Мусякодзи и министр иностранных дел Германии Риббентроп подписывают Антикоминтерновский пакт, направленный против СССР. Берлин, 25 ноября 1936 г.

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп произносит речь после подписания Тройственного пакта. Берлин, 27 сентября 1940 г.

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп произносит речь после подписания Тройственного пакта. Берлин, 27 сентября 1940 г.

Именно на это работает в России «мягкая сила» Японии, которая добивается пересмотра итогов Второй мировой войны, включая возврат утраченных ею «северных территорий» (Южных Курил). Одним из проводников японской «мягкой силы» в России долгие годы был журналист и общественный деятель Валентин Акимович Архангельский (1928–2013; не путать с Александром Николаевичем Архангельским, 1962 г.р.). В 2004 году в интервью для «Новой газеты» он заявил: «На памятнике “Национальным героям, павшим во имя великой Японии” на горе Микэнояма близ Нагои вычеканен текст, в котором говорится, что Япония потерпела поражение в войне вследствие применения американцами атомной бомбы и нарушения Советским Союзом договора о нейтралитете. Как видим, атомная бомба и разрыв пакта поставлены в один ряд»[1].

По словам автора, И.В. Сталин вероломно напал на Японию. «Войны как таковой не было, хотя Квантунская армия потеряла 84 тысячи убитыми (сама по себе без военных действий? – В.Н.). Не было и победы (все убитые японцы сделали харакири? – В.Н.). Потому не может быть и праздника победы над Японией». Зато русским следует «с благодарностью поминать Японию» за то, что она в 1941–1945 годы «осталась верной Пакту о нейтралитете между нашими странами». Соответственно, Россия должна покаяться перед Японией за все содеянное[2].

Территория Японской империи к 1942 г.

Территория Японской империи к 1942 г.

Крайняя «моральная щепетильность» и «юридическая принципиальность» японской стороны, доказывающей неправомерность вступления СССР в войну, объясняется желанием выставить себя невинной жертвой Советского Союза, а нашу страну – агрессором. При этом Япония, конечно, умалчивает, что в XX веке сама она никогда официально не объявляла войну своим жертвам, а коварно использовала фактор внезапности и вероломства. Так было при нападении Японии на Российскую империю в 1904 году (русская эскадра в Порт-Артуре), на СССР в пограничном конфликте у озера Хасан (1938), на реке Халхин-Гол (1939), при нападении на военно-морские базы США и Великобритании в Тихом океане и в Юго-Восточной Азии (Перл-Харбор, 1941), на Китай (1931, 1937), Филиппины, Бирму и другие страны, подвергшиеся японской агрессии. В ходе боевых действий японцы не чурались использовать ложных парламентеров с белыми флагами, которые убивали военнослужащих противника (СССР, США и др.), вступавших с ними в переговоры. Такое было у них понятие о воинской чести и благородстве – «против врага все средства хороши»…

Японская армия в Китае

Японская армия в Китае

Так что с позиций морали Японии можно ответить просто: «Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7:2). Поскольку сами вы коварны и вероломны, то не вам жаловаться, что с вами поступили якобы не по букве закона.

Рассмотрим обстоятельства вступления СССР в войну с Японией.

1. Кто и как соблюдал пакт

Пакт о нейтралитете между Японией и Советским Союзом был подписан в Москве 13 апреля 1941 года, а ратифицирован 25 апреля того же года. Пакт сохранял силу пять лет и автоматически продлевался еще на пять лет (до 1951 г.), если ни одна из сторон за год до истечения срока не заявляла о его денонсации.

Председатель СНК СССР и народный комиссар иностранных дел CCCP В.М. Молотов подписывает пакт о нейтралитете между СССР и Японией. Справа от Молотова – министр иностранных дел Японии Есуке Мацуока, за ним – И.В. Сталин

Председатель СНК СССР и народный комиссар иностранных дел CCCP В.М. Молотов подписывает пакт о нейтралитете между СССР и Японией. Справа от Молотова – министр иностранных дел Японии Есуке Мацуока, за ним – И.В. Сталин

Согласно статье 1 этого документа, стороны обязывались «поддерживать мирные и дружественные отношения», а статья 2 запрещала обеим сторонам становиться союзником стран, воюющих со стороной, подписавшей пакт, до истечения срока его действия («В случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта»).

Однако в ходе Второй мировой войны «объектом военных действий» третьих стран стал СССР (после нападения на него Германии), а Япония оказалась субъектом-агрессором. В связи с этим известный востоковед С.Л. Тихвинский утверждает: «С декабря 1941 г. этот пакт уже не накладывал на Советский Союз никаких обязательств и превращался в пустой лист бумаги, так как Япония сама вероломно напала 7 декабря 1941 г. на США и Великобританию, к тому времени ставших союзниками нашей страны по антигитлеровской коалиции»[3].

Советско-японский пакт о нейтралитете, 13 апреля 1941 г.

Советско-японский пакт о нейтралитете, 13 апреля 1941 г.

Историк В.В. Кузьминков[4] напоминает, что японское правительство стало рассматривать этот пакт как «пустой лист бумаги» сразу же после нападения Германии на СССР. Уже 22 июня 1941 года министр иностранных дел Японии Мацуока Есукэ, который подписывал пакт о нейтралитете, узнав о нападении Германии на СССР, убеждал императора начать наступление на Россию[5]. И только отсутствие единогласной поддержки в правительстве оставило эти планы не осуществленными. В.В. Кузьминков со ссылкой на источники перечисляет многочисленные факты, доказывающие нарушение Японией пакта (включая захват и торпедирование советских судов, нарушение сухопутной и воздушной границы СССР, сотрудничество с Германией – страной агрессором по отношению к СССР). О подготовке собственного нападения Японии на СССР в период действия пакта о нейтралитете достаточно известно[6]. Все это доказывает нарушение Японией статей 1 и 2 Пакта о нейтралитете, что было подтверждено в приговоре Международного военного трибунала для Дальнего Востока (1946–1948).

Система обороны и группировка японских войск в Маньчжурии и Корее к августу 1945 г.

Система обороны и группировка японских войск в Маньчжурии и Корее к августу 1945 г.

Надпись на карте генерального штаба РККА: «Оперативные планы японцев 1940–1943 гг. по захвату Советского Приморья (по показаниям военнопленного японского генерала Кито Сейити, бывшего командующего войсками 1 фронта)»

Надпись на карте генерального штаба РККА: «Оперативные планы японцев 1940–1943 гг. по захвату Советского Приморья (по показаниям военнопленного японского генерала Кито Сейити, бывшего командующего войсками 1 фронта)»

Старающиеся сохранить объективность зарубежные историки отказывают Японии в праве выступать в качестве обвинителя. Так, американский историк японского происхождения Хасэгава Цуеси пишет: «Япония, так же как и СССР, использовала пакт о нейтралитете лишь для отвода глаз, поэтому в случае необходимости без терзаний совести рассчитывала аннулировать свои обязательства. Безусловно, пакт о нейтралитете нарушил СССР, а не Япония. Однако это не значит, что Япония может обвинять СССР в нарушении пакта о нейтралитете с позиций блюстителя закона»[7].

Объявление войны и широкомасштабные военные действия против Японии со стороны Советского Союза в августе 1945 года выглядят более серьезным нарушением пакта, чем торпедирование японцами советских кораблей. Но не более того. Япония, понимавшая, что Россия будет избегать войны на два фронта и ради этого терпеть любые ее провокации, действовала нагло и безнаказанно в течение 1941–1945 годов. Ибо нападение на иностранное судно в международных водах, его захват и тем более уничтожение с гибелью или интернированием экипажа является достаточным поводом к войне и очевидным нарушением заключенного сторонами пакта. Странно читать высказывания некоторых отечественных историков (например, Б.Н. Славинского), упрекающих руководство СССР в том, что оно, мол, не денонсировало пакт до апреля 1945 года, пока само избегало войны с Японией, а вспомнило об этих нарушениях, когда Германия была практически повержена и открытие фронта на Дальнем Востоке не грозило нашей стране гибелью. Именно так, а не иначе и надо было действовать, чтобы наказать еще одного наглого агрессора – Японию – тогда, когда для этого появилась возможность.

Тем не менее, СССР старался соблюсти нормы международного права. 5 апреля 1945 года нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов принял Н. Сато, посла Японии в СССР, и сделал ему заявление о денонсации пакта в соответствии с его третьей статьей. Факт денонсации, а не аннулирования, означал, что пакт будет действовать до 25 апреля 1946 года. Историк К.Е. Черевко пишет, что СССР имел право на аннулирование пакта (то есть полное прекращение его действия) «в соответствии с Парижским пактом 1928 г. о запрещении агрессии», однако не сделал этого. Поскольку «это могло бы насторожить Токио и создать дополнительную угрозу дальневосточным рубежам СССР, Советское правительство ограничилось лишь заявлением о денонсации упомянутого договора»[8].

При этом В.М. Молотов в ответ на высказанную японским послом надежду, что пакт будет действовать до 25 апреля 1946 года, заявил: «Фактически советско-японские отношения вернутся к тому положению, в котором они находились до заключения пакта»[9]. Это был прямой намек на то, что СССР больше не считает себя связанным этим договором.

2. Было ли вступление СССР в войну неожиданным для Японии

На самом деле обе стороны все понимали, но Япония очень хотела избежать войны с СССР и потому убеждала прежде всего себя, а потом и советское правительство, что пакт действует еще один год. Советская сторона по понятным соображениям дипломатично с этим как бы соглашалась.

Сообщения японской разведки не оставляли сомнений в намерении СССР вступить в войну с Японией согласно договоренностям на Ялтинской конференции союзников (4–11 февраля 1945 г.). Полковник японского генштаба времен войны Хаттори Такусиро пишет:

«Японское правительство, получив сообщение о денонсации Советским Союзом советско-японского пакта о нейтралитете, дало указание своему послу в Москве Сато выяснить позицию Советского Союза о соблюдении им нейтралитета. 7 апреля правительство СССР сообщило, что его позиция остается без каких-либо изменений. Однако из донесений, полученных еще раньше из штаба Квантунской армии, стало ясно, что из Европы продолжают перебрасываться на Восток части Советской Армии (курсив наш. – В.Н.[10].

Действительно, выполняя соглашения ялтинской конференции, СССР начал переброску войск на восток с конца марта 1945 года. В середине апреля из японского посольства в Москве докладывали в Токио: «В настоящее время вступление Советского Союза в войну с Японией неизбежно. Для переброски около 20 дивизий потребуется приблизительно два месяца»[11].

Секретное соглашение великих держав на Крымской конференции (4–11 февраля 1945 г.) о сроках и условиях вступления СССР войну с Японией. Лист 1. Из архива МИД РФ

Секретное соглашение великих держав на Крымской конференции (4–11 февраля 1945 г.) о сроках и условиях вступления СССР войну с Японией. Лист 1. Из архива МИД РФ

Секретное соглашение великих держав на Крымской конференции (4–11 февраля 1945 г.) о сроках и условиях вступления СССР войну с Японией. Лист 2. Из архива МИД РФ

Секретное соглашение великих держав на Крымской конференции (4–11 февраля 1945 г.) о сроках и условиях вступления СССР войну с Японией. Лист 2. Из архива МИД РФ

Стоит заметить, что официальные историки в Японии отрицают тот факт, что японское правительство было своевременно информировано о решениях ялтинской конференции в отношении Японии. Однако это не соответствует действительности. А.А. Кошкин указывает на мемуары «шифровальщицы японского представительства в Стокгольме Онодэра Юрико, которая утверждала, что содержание достигнутых в Ялте секретных соглашений о Японии были своевременно передано в японский МИД»[12]. Кроме того, уже через два дня после окончания Крымской конференции (14 февраля 1945 г.) влиятельный японский политик князь Коноэ представил императору секретный доклад, в котором писал, что поражение Японии в войне неизбежно, поэтому Япония должна успеть капитулировать перед союзниками до вступления в войну СССР[13].

Еще в феврале 1945 года японская разведка предупредила Высший совет по руководству войной, что «к весне СССР может расторгнуть пакт о нейтралитете и присоединиться к союзникам в войне против Японии», а генерал Тодзио предупредил своего императора о возможности вступления СССР в войну[14].

Так что заявление 5 апреля В.М. Молотова японскому послу о денонсации пакта было неприятным, но ожидаемым событием.

3. Дипломатические маневры Японии накануне войны с СССР

Ход дипломатических переговоров подробно описан А.А. Кошкиным[15]. В кратком изложении это выглядят так.

Япония предприняла активные дипломатические усилия для того, чтобы сохранить нейтралитет СССР, просила выступить его в качестве посредника в мирных переговорах Японии с США, пыталась разобщить союзников, заронить сомнения в честности и принципиальности советской стороны, якобы ведущей сепаратные переговоры с Японией и так далее. Высший совет Японии по руководству войной 20 апреля 1945 года принял документ «Общие принципы мероприятий в случае капитуляции Германии», в котором ставилась задача: «Приложить усилия к тому, чтобы умелой пропагандой разобщить США, Англию, СССР и подорвать решимость США и Англии вести войну»[16].

После капитуляции Германии тот же Высший совет 11, 12 и 14 мая вновь обсуждал необходимость переговоров с СССР и привлечения его в качестве посредника. При этом «было достигнуто общее соглашение относительно довольно значительных уступок Советскому Союзу в обмен за возобновление с ним дружественных отношений»[17].

Список уступок был подготовлен японским МИДом еще в сентябре 1944 года Японский исследователь Кудо Митихиро перечисляет их.

«1. Разрешение на проход советских торговых судов через пролив Цугару. 2. Заключение между Японией, Маньчжоу-Го и Советским Союзом соглашения о торговле. 3. Расширение советского влияния в Китае и других районах “сферы сопроцветания”. 4. Демилитаризация советско-маньчжурской границы. 5. Использование Советским Союзом Северо-Маньчжурской железной дороги. 6. Признание советской сферы интересов в Маньчжурии. 7. Отказ Японии от договора о рыболовстве. 8. Уступка Южного Сахалина. 9. Уступка Курильских островов. 10. Отмена “антикоминтерновского пакта”. 11. Отмена Тройственного пакта» (курсив наш. – В.Н.)[18].

Уступки должны были предлагаться в зависимости от ситуации. Территориальные уступки допускались только при возникновении опасности вступления СССР в войну против Японии. Однако, в успех переговоров сам министр иностранных дел С. Того не верил: «…Позиция Японии и особенно японской армии в течение многих лет вызывала у русских сильнейшие подозрения и обусловила их твердую решимость нейтрализовать нашу страну», – пишет С. Того в мемуарах[19].

За исключением С. Того высшие руководители Японии пребывали в иллюзии, что, придерживаясь тактики поэтапных уступок, удастся удержать СССР от вступления в войну. Общие рамки уступок до советской стороны были доведены: возвращение Южного Сахалина, части Курил, отказ от рыболовства в советских конвенционных водах[20].

Однако все дипломатические усилия Японии оказались тщетными. Японские дипломаты боялись предложить СССР слишком высокую для себя цену. В частности, не желали уступать Южные Курилы и тем самым предлагали условия, с которыми «не мог состязаться американский план отдать все Курильские острова Советскому Союзу», – считает японский историк-русист Вада Харуки[21].

А.А. Кошкин подчеркивает, что Япония самим фактом советско-японских переговоров пыталась скомпрометировать СССР в глазах его союзников и в США знали об этом[22]. Несмотря на все ухищрения Японии, СССР вступил в войну на Дальнем Востоке. А.А. Кошкин подчеркивает, что дело было не в «дележе плодов победы», поскольку СССР мог получить их без войны в случае отказа от своих союзнических обязательств.

«СССР в первую очередь стремился выполнить свой союзнический долг, как можно скорее завершить Вторую мировую войну и, разгромив милитаристскую Японию, надолго обеспечить безопасность своих дальневосточных границ. <…> Отказ советского руководства от весьма щедрых японских посулов и предложений свидетельствовал о честности его позиции, стремлении искоренить человеконенавистническую идеологию не только германского фашизма, но и японского милитаризма»[23].

Кроме того, СССР преследовал и свои стратегические цели в этом регионе, зная, что США намереваются вытеснить Британию и Францию из Индии, Бирмы, Малайи, Юго-Восточной Азии и установить свой контроль над Китаем и Кореей. Нашей стране было необходимо обеспечить безопасность своих границ хотя бы в Манчжурии[24].

Однако остается вопрос, было ли при этом нарушено международное право, на чем до сих пор настаивают в Японии.

Дневниковая запись В.М. Молотова о встрече с послами Великобритании и США 8 августа 1945 г., на которой он сообщил им о вступлении СССР в войну с Японией. Из архива МИД РФ

Дневниковая запись В.М. Молотова о встрече с послами Великобритании и США 8 августа 1945 г., на которой он сообщил им о вступлении СССР в войну с Японией. Из архива МИД РФ

Текст заявления Советского правительства о вступлении в войну с Японией с 9 августа 1945 г. Из архива Министерства обороны РФ

Текст заявления Советского правительства о вступлении в войну с Японией с 9 августа 1945 г. Из архива Министерства обороны РФ

4. Пакт о нейтралитете и международное право

К.Е. Черевко, соглашаясь с мнением, что СССР формально нарушил пакт о нейтралитете, неоднократно подчеркивает юридическую правомочность этого, ссылаясь на Устав ООН. Некоторые детали добавляет В.В. Кузьминков.

Устав ООН был принят на конференции в Сан-Франциско (25 апреля – 26 июня 1945 г.). Президиум Верховного Совета СССР ратифицировал Устав ООН 20 августа 1945 года, однако формально он вступил в силу 24 октября 1945 года, когда его ратифицировали все страны-члены ООН.

Глава делегации СССР А.А. Громыко подписывает Устав ООН. Сан-Франциско, США, 26 июня 1945 г.

Глава делегации СССР А.А. Громыко подписывает Устав ООН. Сан-Франциско, США, 26 июня 1945 г.

В период с 26 июня по 24 октября 1945 года действовала процедура, прописанная в главе XVII «Мероприятия по безопасности в переходный период». Согласно статье 106, уже с момента подписания Устава ООН любая страна-член ООН, включая СССР, должна была действовать в соответствии с результатом консультаций со странами-подписантами Декларации четырех держав (Москва, 30 октября 1943 г.)[25]: СССР, США, Великобританией, Китаем, а также Францией, то есть будущими постоянными членами Совета безопасности ООН.

В статье 106 Устава ООН заявляется, что эти консультации проводятся «с целью таких совместных действий от имени Организации, какие могут оказаться необходимыми для поддержания международного мира и безопасности». Очевидно, что военные действия по принуждению к миру Японии как страны-агрессора вполне соответствуют данной и другим статьям Устава ООН. Так, согласно статье 1, Члены Организации должны «принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира»[26]. Кроме того, статья 103 прямо отменяет действие всех договоров стран-членов ООН, вступающих в противоречие с Уставом ООН, устанавливая, что «преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу».

В.В. Кузьминков заключает:

«СССР вступил в войну с Японией на основании обязательств, данных союзным державам в Ялте; эти его действия вытекали из положений Устава ООН (ст. 1 и ст. 103), принятых на конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945 года еще до вступления СССР в войну против Японии. Именно в соответствии с Уставом ООН (ст. 77 и ст. 107) было произведено изъятие у Японии территорий в качестве меры наказания за агрессию, зафиксированное в Ялтинском соглашении»[27].

Во время Потсдамской конференции (17 июля – 2 августа 1945 г.) президент США Г. Трумэн в ответ на обращение к нему И. Сталина направил ему меморандум с юридическим обоснованием вступления СССР в войну с Японией. На самом деле это был ответ Г. Трумэна на «просьбу Молотова от 29 июля попросить СССР вступить в войну с Японией»[28]. Однако Г. Трумэн ушел от прямого приглашения, поскольку получил подробные описания испытания атомной бомбы и, как и У. Черчиль, хотел избежать участия Советского Союза в войне и последующем переустройстве мира на Дальнем Востоке[29].

У. Черчилль, Г. Трумэн, И. Сталин. Потсдам, Германия. 23 июля 1945 г.

У. Черчилль, Г. Трумэн, И. Сталин. Потсдам, Германия. 23 июля 1945 г.

«Несмотря на упомянутое решение Трумэна и Черчилля, они тем не менее не смогли в официальном порядке изменить свою позицию в данном вопросе, так как против этого 21 июля фактически выступил как Объединенный комитет начальников штабов США, так и 24 июля Англо-американский объединенный комитет начальников штабов, и оба лидера двух великих западных держав вынуждены были согласиться», – пишет К.Е. Черевко. То есть военное руководство обеих стран считали участие СССР в войне абсолютно необходимым, несмотря на создание и готовящееся применение атомного оружия и возражения своих политиков.

Поэтому Г. Трумэн в меморандуме для И. Сталина сослался на упоминавшиеся выше пункт 5 Декларации, подписанной в Москве 30 октября 1943 года, статью 106 и 103 Устава ООН, заключив свое письмо словами:

«…по условиям Московской Декларации и в соответствии с вышеупомянутыми положениями Устава Советскому Союзу было бы уместно показать свою готовность консультироваться и сотрудничать с другими великими державами, воюющими в настоящее время против Японии, имея в виду совместные действия в интересах сообщества наций в целях поддержания мира и безопасности»[30].

Это и есть косвенное приглашение СССР на ту же войну.

«Война была начата СССР в период действия советско-японского пакта о нейтралитете, срок которого, по признанию советской стороны, истекал в 1946 году. Но она соответствовала обладающим перед ним преимуществом обязательствам Советского Союза по решительным мерам борьбы с агрессором, сформулированным в подписанном союзниками ранее Уставе ООН и признанном в 1956 году Японией при ее вступлении в ООН без каких‑либо оговорок», – заключает К.Е. Черевко[31].

5. СССР не нападал на Японию

Подобное утверждение звучит парадоксально, но оно верно и весьма ценно для русского менталитета. Дело в том, что сейчас нередко можно услышать, что в 1945 году мы не защищались, а сами первыми напали на Японию, и потому война была для нас несправедливой.

Однако это не так. Война была для нас справедливой, хотя в августе 1945 года СССР первым начал военные действия против японской армии и по итогам войны получил территориальные приобретения – Южный Сахалин и Курильские острова.

А.А. Кошкин это объясняет так.

Во-первых, СССР не нападал на Японию в том смысле, что объявил «японскому правительству войну после того, как Япония отказалась капитулировать на условиях Потсдамской декларации союзников»[32]. Отказ Японии от капитуляции был выбором ее военного и политического руководства, а вступление СССР в войну – выполнением его обязательств по Ялтинской и Потсдамской конференциям и Уставу ООН, а не собственная инициатива, преследующая корыстные цели. То есть агрессии как международно признанного преступления не было.

Во-вторых, «нога советского солдата не вступала на территорию японской метрополии. Военные действия Красная армия вела на оккупированных Японией территориях Китая и Кореи, освобождая народы этих стран от японского колониального режима»[33]. Причем советские войска были вскоре выведены с этих территорий.

В-третьих, освобождение от японских войск путем ведения против них военных действий и последующее присоединение к России Южного Сахалина и Курил было возвращением нашей стране земель, ранее отторгнутых у нее Японией в результате необъявленной последней вероломной войны 1904–1905 годов и нарушения всех ранее заключенных двухсторонних договоров. По результатам японо-российской войны (1904–1905) 5 сентября 1905 года был заключен Портсмутский мирный договор, по которому Россия под давлением США была вынуждена уступить Японии Южный Сахалин.

1. Само вероломное нападение Японии на Россию в 1904 году было грубейшим нарушением Симодского трактата 1855 года, в котором провозглашался «постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией» (ст. 1), граница между государствами устанавливалась между Итурупом и Урупом (Японии отходили Южные Курилы), а Сахалин оставался в общем владении (ст. 2)[34].

2. Вследствие уступки Россией в пользу Японии Южного Сахалина в 1905 году прекращалось действие «обменного» договора 1875 года (Петербургского трактата 25 апреля / 7 мая 1975 г.), согласно которому Япония за уступку своей части Сахалина в пользу России (ст. 1) получала от нее российскую часть Курил, включая северные Парамушир и Шумшу близ Камчатки (ст. 2)[35].

История пограничных размежеваний России и Японии

История пограничных размежеваний России и Японии

3. «По инициативе японской стороны в приложении к протоколам Портсмутского договора было включено условие о том, что все прежние договоры Японии с Россией аннулируются. Тем самым терял силу Симодский трактат о торговле и границах 1855 года, “обменный” договор 1875 года и заключенный в 1895 году трактат о торговле и мореплавании. Это было особо оговорено в приложении к договору № 10[36]», – пишет А.А. Кошкин[37].

Историк добавляет: «Настояв на отторжении в свою пользу южной половины Сахалина, японское правительство лишилось юридического права владеть Курильскими островами» и в последующие годы (до 1945 г. – В.Н.) Япония владела Курилами лишь де-факто»[38]. Именно поэтому Япония с конца 1944 года была готова вернуть эти земли ради сохранения Советским Союзом нейтралитета, о чем говорилось выше[39].

Заключим все вышеизложенное словами министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, сказанными им в июле 2020 года. Относительно претензий Японии к СССР и Российской Федерации «правовая позиция Японии должна была бы определяться тем фактом, что Япония ратифицировала Устав ООН, а в нем есть статья 107, которая гласит, что все, что было сделано державами-победительницами, не подлежит обсуждению»[40].

Итоги

Итак, подводя итоги вышесказанному, можно констатировать следующее.

1. 9 августа 1945 года СССР вступил в войну с Японией в соответствии с союзническими обязательствами, сформулированными в следующих документах: Московская декларация четырех держав (30 октября 1943 г.), Ялтинское соглашение трех великих держав (4–11 февраля 1945 г.), Потсдамская декларация (26 июля 1945 г.), Устав ООН (26 июня 1945 г.).

2. После подписания Устава ООН странами-членами организации 26 июня 1945 г. война против Японии считалась фактически санкционированной Совбезом ООН (его прообразом в лице СССР, США, Великобритании, Китая и Франции), поэтому СССР вступил в войну, выполняя Устав ООН, а именно: в целях «подавления актов агрессии» (ст. 1) со стороны Японии, для принуждения Японии следовать принципам ООН (ст. 2.6), предпринимая «операции воздушных, морских или сухопутных сил» для «восстановления международного мира и безопасности» (ст. 42). Поскольку обязательства СССР как члена ООН по ее Уставу вступали в противоречие с обязательствами по Пакту о нейтралитете с Японией, преимущественную силу имели обязательства по Уставу ООН (ст. 103). При этом Устав ООН не лишал юридической силы и не препятствовал действиям, предпринятым или санкционированным правительством СССР «в результате второй мировой войны» в отношении Японии, являющейся во второй мировой войне врагом государств-членов ООН, включая постоянных членов Совбеза (ст. 107).

3. Аналогичное юридическое обоснование вступления СССР в войну с Японией приводится в меморандуме президента США Г. Трумэна, направленному И. Сталину 31 июля 1945 г.[41]

4. В силу вышесказанного, формальное нарушение Советским Союзом Пакта о нейтралитете 1941 г. с позиций международного права является правомерным.

5. СССР не совершил против Японии акт агрессии, то есть преступления согласно международному праву:

во-первых, в силу выполнения Советским Союзом международных договоров по наказанию действительного агрессора – самой Японии;

  • во-вторых, потому что советские войска вели боевые действия против японской армии на незаконно оккупированных Японией территориях Китая и Кореи, а не на самой японской метрополии;
  • в-третьих, освобождение от японской армии Южного Сахалина и Курильских островов и их включение в состав СССР было актом приведения в соответствие фактического положения дел с юридическим.

Трудные вопросы в российско-японских отношениях действительно существуют, как есть они и в отношениях Японии со многими другими странами – жертвами ее агрессии и ее победителями, включая Соединенные Штаты Америки (оккупанта, союзника, экономического и военно-политического партнера). Недаром американский президент Дональд Трамп при личной встрече с японским премьер-министром Синдзо Абэ в июне 2018 г. безо всяких дипломатических экивоков заявил: «Я помню Перл-Харбор», после чего раскритиковал Японию за «неправильную» торговлю с США[42]. Извинений за Хиросиму и Нагасаки от американской стороны так и не прозвучало.

Президент США Д. Трамп и премьер-министр Японии С. Абэ

Президент США Д. Трамп и премьер-министр Японии С. Абэ

Следуя этому примеру, президент России мог бы сказать премьер-министру Японии: «Я помню Порт-Артур и Цусиму». Кстати, японский ученый русист Харуки Вада тоже указывает на ту войну: «В исторической памяти русского народа со времени поражения в русско-японской войне осталось чувство унижения, которое смешалось с гневом, в связи с японской интервенцией в Сибири и постоянной угрозой со стороны Квантунской армии в Маньчжурии. Поэтому мы должны признать, что если капитуляция Японии в 1945 году стерла память о поражении России в 1905-м, то это не так плохо». Кроме того, «японцы предпочитают забыть, что Россия считалась врагом оттого, что мешала агрессии Японии в Азии», а «согласно установившимся нормам международных отношений, агрессия – это преступление»[43].

Так что Японии надо брать пример с Германии: не обвинять своих победителей в несуществующих преступлениях, а признать себя виновной в развязывании самой страшной в истории человечества войны. И, признав, принять свое поражение как заслуженное наказание и стремиться к взаимовыгодному сотрудничеству, а не к новой конфронтации, как это делает нынешнее руководство Японии в отношении России.

***

[1] Архангельский В.А. Пропавшая армия // Новая газета. 2004. 9 августа. № 57.

[2] Там же.

[3] Тихвинский С.Л. Россия и Япония. Обречены на добрососедство. М., 1996. С. 25–26.

[4] Кузьминков В.В. Советско-японский пакт о нейтралитете в японской историографии // Советский Союз и Япония во Второй мировой войне: Участие и последствия. М.: Ин-т Дальнего Востока РАН, 2016. С. 29–39.

[5] Кошкин А.А. Японский фронт маршала Сталина. Россия и Япония: тень Цусимы длиною в век. М., 2004. С. 116.

[6] Немыченков В.И. Победа над Японией, 1945 год. Факты. Свидетельства. Документы. М.: Вече, 2021. Глава 3. Подготовка нападения Японии на Советский Союз.

[7] Хасэгава Цуеси. Проблема северных территорий и японо-российские отношения [на яп. яз.]. Токио, 2000. С. 32.

[8] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. М.: Вече, 2003. С. 269.

[9] Там же. С. 268.

[10] Хаттори Такусиро. Япония в войне, 1941–1945. СПб.: Полигон, 2003. С. 750–751.

[11] Кошкин А.А. Россия и Япония: Узлы противоречий. М.: Вече, 2010. С. 303.

[12] Там же. С. 294.

[13] Там же. С. 294–295.

[14] Там же. С. 295.

[15] Кошкин А.А. Японский козырь Сталина. С. 270–306.

[16] Хаттори Такусиро. Япония в войне, 1941–1945. С. 752.

[17] Там же. С. 754–755.

[18] Кошкин А.А. Россия и Япония. С. 299.

[19] Того Сигэнори. Воспоминания дипломата. М., 1996. С. 435.

[20] За кулисами тихоокеанской битвы (японо-советские контакты в 1945 г.) // Вестник МИД СССР. 1990. № 19 (77). С. 48–49.

[21] Вада Харуки. Хоппо редо мондай. Рэкиси то мирай (Проблема северных территорий. История и будущее) [на яп. яз.]. Токио, 1999. С.156.

[22] Кошкин А.А. Японский козырь Сталина. С. 278.

[23] Кошкин А.А. Россия и Япония. С. 309.

[24] Там же. С. 310.

[25] Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941–1945 гг.: Сб. док. Т. 1. Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19–30 окт. 1943 г.) / МИД СССР. М.: Политиздат, 1984. С. 321–322.

[26] Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. Действующее международное право. Т.1. М., 2007. С. 12.

[27] Кузьминков В.В. Советско-японский пакт о нейтралитете… С. 36.

[28] АВП РФ. Ф.06. Оп.4. П.2. Д.31. Л.96.

[29] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. С. 275–277, 279.

[30] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. С. 277.

[31] Там же. С. 340.

[32] Кошкин А. Нападения СССР на Японию не было [Электронный ресурс] // Фонд стратегической культуры. – 8 апреля 2020 г. URL=https://www.fondsk.ru/news/2020/04/08/napadenia-sssr-na-yaponiu-ne-bylo-50565.html

[33] Там же.

[34] Гримм Э.Д. Сборник договоров и других документов по истории международных отношений на Дальнем Востоке (1842–1925). М., 1927. С. 52.

[35] Сборник пограничных договоров, заключенных Россией с соседними государствами. СПб, 1891. С. 292–299.

[36] См.: Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровск, 1979. С. 580.

[37] Кошкин А.А. Россия и Япония. С. 119.

[38] Там же.

[39] Кошкин А.А. Нападения СССР на Японию не было.

[40] В МИД прокомментировали вопрос заключения мирного договора с Японией [Электронный ресурс] // РИА Новости. 10 июля 2020 г. URL=https://ria.ru/20200710/1574162613.html

[41] Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: В 2 т. // Т. 2. Переписка с Ф. Рузвельтом и Г. Трумэном (август 1941 г. – декабрь 1945 г.). М.: Госполитиздат, 1958. С. 255–256.

[42] Donald Trump Told Japan's Shinzo Abe 'I Remember Pearl Harbor' and Then Ripped the Prime Minister Over Trade Deals: Report [Электронный ресурс] // Newsweek. 2018. 28 august.

[43] Харуки Вада. Новый образ старого соседства. Русско-японские отношения [Электронный ресурс] // Русское историческое общество. 10 сентября 2018 г.

Источник: https://pravoslavie.ru/141003.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на сентябрь 2021 года

В течение многих столетий в церкви и за ее пределами происходили события, которые позже становились православными праздниками для всего верующего народа....

Выбор редакции

Бежать, чтобы помочь. Непростые истории участников Московского марафона

26 сентября в рамках Московского марафона состоится главный забег акции «Милосердие на бегу». «Благобегуны» уже активно регистрируются...