Пресс-конференция отца Димитрия Смирнова (+ВИДЕО) Полная расшифровка

Просмотрено: 342 Отзывы: 0

Пресс-конференция отца Димитрия Смирнова (+ВИДЕО) Полная расшифровка

18 февраля 2020 года в пресс-центре ИА «Национальная Служба Новостей» состоялась пресс-конференция на тему: «“Бесплатные проститутки”: Что нужно женщинам в гражданском браке?», участниками которой стали протоиерей Димитрий Смирнов (глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства) и почётный адвокат России Людмила Айвар (лидер движения «За права женщин России»). Юрист Екатерина Гордон (адвокат Алёны Водонаевой, правозащитница), которая также должна была стать участницей мероприятия, на конференцию не явилась.

Ведущий:

– Добрый день, коллеги! Мы рады вас приветствовать на площадке информационного агентства «Национальная служба новостей». Сегодня у нас в гостях протоиерей Димитрий Смирнов. Большая просьба во время пресс-конференции соблюдать регламент. У каждого будет определённое время. А также у нас лидер Движения за права женщин России, почётный адвокат Людмила Айвар. К нам обещала приехать правозащитница и юрист Екатерина Гордон. Мы начнём. И начнём обсуждение сегодняшней пресс-конференции именно с того самого высказывания, которое вызвало бурю эмоций, бурю негатива, со стороны особенно женского пола. Это высказывание по поводу гражданского брака. Я так понимаю, это не гражданский брак, а сожительство мужчины и женщины, которые ещё не поставили штамп в ЗАГСе, не поставили штамп в паспорте. Отец Димитрий, могли бы вы сказать, с чем было связано это эмоциональное высказывание? И почему вы считаете, что такие женщины являются бесплатными проститутками?

О. Дм.:

– Если прослушать плёночку, в тоне моего голоса не было никакой эмоциональности. Наоборот, это было тихо, спокойно. У меня была встреча с узким кругом молодёжи в кафе. Они меня позвали поговорить и спросить о том, что их интересует. Это выглядит так, что мы сидим на кухне. Вдруг кто-то подслушал. Вывалили в Интернет. А наши газетчики из этого сделали сенсацию. Это буря в стакане воды. Тут делать нечего. Причём, как всегда, всё переврали. Уже подавалась эта якобы, в кавычках, информация таким образом: протоиерей Смирнов, известный своими радикальными взглядами, обвинил половину женщин России в проституции. Это был частный разговор, который вообще никого не касается. Это люди, которые интересуются, хотят воцерковиться. Взять Скабееву. Она же в этом ничего не понимает. Она берётся об этом судить. Теперь – какая моя позиция. Нашу беседу я начал с того, что, как я уже однажды высказался, наши мужчины – это наша национальная катастрофа. Потому что они бросают своих подруг, лучшие годы жизни их они пожирают. Женщина лучшие годы тратит на него. Потом он находит новую. Говорит: «Я полюбил другую. А на тебе жениться не готов». Это бессовестный народ, из маменькиных сынков. Я, по призвании, сначала занимался силовыми структурами со стороны Церкви, 15 лет. Но потом уже командировки мне стали не по силам. А нужно было всё время кататься по всей России. Святейший Патриарх сказал: «А чем ты будешь заниматься?» Я всю жизнь занимаюсь вопросами семьи. Он был председателем Патриаршей комиссии. Он меня на это место назначил через месяц после моей просьбы. Я обрадовался, что так скоро. Проблемы семьи, защита материнства, детства. Именно материнства. А все спрашивают: а где там отцовство? Я говорю, а что, этих выродившихся людей, которые не могут женщину защитить, прокормить, одеть (а потом ещё некоторые смеют руку поднимать), – я ещё их буду защищать? От кого? Они тоже несчастны, потому что воспитаны одной маменькой. Папы нет, в солдаты они не годятся. Поэтому, будучи в армии, я всё это видел в течение 15 лет. Бриллиантовые. Мамочка никогда своего единственного сыночка не отдаст. Она его облизывает до 45 лет, им руководит. И он этого требует от женщины. Вот поэтому я целиком, полностью на стороне женской. Потому что женщина, конечно,слабее. Командиром корабля, который плывёт по житейскому морю, должен быт мужчина. И воспитателем должен быть мужчина, и педагогом в школе, как это было сто лет назад. А сейчас всё наоборот: женское воспитание, начиная с яслей и кончая школой. Вот и получается, что мужчины приобретают женственные черты, что не годится. И женщина от этого очень страдает. Эту проблему я и озвучиваю. Если кому-то не нравится литературное слово, которое я употребил, то я никого не оскорбил, я никого не называл. Мы говорили в нашем кругу. И начал я с того, что проблема у нас в мужчинах. Каждая нормальная женщина мечтает о настоящем рыцаре. Вот, можно на этом закончить.

Ведущий:

– Отец Димитрий, я правильно понимаю, что после появления такого большого количества информации в СМИ вам начали поступать угрозы? От кого эти угрозы?

О. Дм.:

– Откуда я знаю? Кто же, говоря мне какую-то угрозу, сообщит свой адрес, имэйл, телефон?

Вед.:

– Какого рода эти угрозы?

О. Дм.:

– Двух родов: убить и избить. Но избить в такой форме, которую я в приличном обществе не могу повторить.

Вед.:

– Спасибо, Отец Димитрий. Мы ещё вернёмся к этому.

О. Дм.:

– Пожалуйста.

Вед.:

– Людмила Константиновна, вам хотелось передать слово по этой ситуации. Уже даже были написаны некоторые заявления в прокуратуру от других юристов, от обиженных и оскорблённых. Хотелось бы понять, есть ли в этом зерно? За счёт чего можно написать хоть какую-то жалобу в прокуратуру? И про 282-ю статью…

О. Димитрий:

– Много пишет и сумасшедших. За последний год несколько раз. Даже в Генеральную прокуратуру писали. И, судя по письму, я всё-таки немного разбираюсь в психиатрии, вижу, что человек болен.

Вед.:

– Тот, кто написал это заявление?

О. Димитрий:

– Да. Очень много анонимок в полицию поступает. Полицейские звонят: «Отец Димитрий, тут опять на вас»… Я говорю: «Я никуда не пойду. Хотите, приходите после службы, и я вам отвечу». Им надо писать отписки. Существует огромный штат в прокуратуре, полиции, может, и в Думе (Государственной) такие есть люди, которые пишут бесконечные отписки для сумасшедших. По разным оценкам, у нас до 20 процентов населения – психически ненормальные. И это одна из их форм борьбы за справедливость. Они все живут в мифах, фантомах, некоторых «лучи облучают». Понимаете? Ну, что делать. Я их из храма не выгоняю, потому что куда деваться, если человек неправ.

Вед.:

– После этих заявлений стали приходить радикально настроенные люди к вам в храм на службу, пытаться делать провокации?

О. Дм.:

– Нет. Служба трёхчасовая. Современному человеку она не под силу. Поставить свечку ходит, как блуждающая комета, слышит звуки какие-то и уходит. А встать, службу отстоять – нужна тренировка. Всерьёз, по сути надо молиться. Тогда ноги её отстоят. А какие-то радикалы… Пожалуйста. Многие из таких сообществ, вполне радикальных, «Ночные волки», например. Некоторые ребята приходят. Я с ними знаком. Мне уже многие после слов, которые пришли на наш Мультиблог из разных социальных групп, писали: «Охрана не нужна, отец Димитрий?» «Нет. Я ещё сам навыки бокса не потерял. Как-нибудь сорганизуемся».

Вед.:

– Спасибо, отец Димитрий.

Людмила Айвар:

– Да, спасибо. Добрый день, дорогие друзья! Я слышала, что многие серьёзно возбудились и обсуждают этот вопрос несколько дней в Интернете. И что были обращения в прокуратуру, полицию на предмет возбуждения уголовного дела по статье 282-й. Это разжигание ненависти либо вражды, равно унижение человеческого достоинства по признаку, в данном случае, определённой социальной группы. Статья достаточно суровая. Она предусматривает при исполнении своих служебных полномочий… А я так понимаю, отец Димитрий выступал в своём сане, служебном положении, исполняя свой долг… До 6 лет лишения свободы эта статья предусматривает. Конечно, дело правоохранительных органов – разобраться во всей этой истории. Поскольку любой (гражданин Российской Федерации или нет) может написать заявление, если считает, что тем или иным лицом нарушено законодательство Российской Федерации. То есть действительно многие женщины возмутились и обиделись. Я думаю, что это не блажь какая-то, действительно, проблема большая. И, конечно, слово не воробей – вылетело, не поймаешь уже сказанного. Поэтому…

О. Дм.:

– Как подать…

Айвар:

– Понимаете, отец Димитрий, – как люди восприняли. Потому что вы воспользовались такой терминологией в отношении женщин, которая возмутила некоторых наших дам, а некоторые просто не обратили на это внимания. Но ведь смотрите: у нас церковный брак тоже не несет за собой никаких правовых последствий, связанных с юридической законностью. И если мы говорим о женщинах, которые сожительствуют, не вступая в брак, то и церковный брак тоже не дает юридических последствий, связанных с заключением брака.

О. Дм.:

– Я вам больше скажу: дважды два – четыре, Волга впадает в Каспийское море.

Айвар:

– Замечательно. Это все мы с вами знаем, и если мы говорим…

О. Дм.:

– Дело в том, что не я же отделял Церковь от государства, а Ленин. Обращайтесь к покойнику.

Айвар:

– Я не осуждаю и считаю, что каждый человек имеет право на свое мнение. Но вот как бы, уподобляя женщин, не вступающих в брак…

О. Дм.:

– Это не моё мнение, это Священное Писание.

Айвар:

– …не потому, что они не хотят этого, а потому что общество так на сегодняшний день воспитало наших с вами сограждан, которые не хотят регистрировать официально брак. Для чего? Для того, что, возможно, да, вы тоже назвали выродившимися людьми некоторых мужчин, которые не хотят брать на себя ответственность за семью. Может быть, это действительно так. Может, мужчин можно тоже каким-то эпитетом назвать, достойным вот того, что вы сказали о женщинах. Но тем не менее брак у нас, в соответствии с Семейным Кодексом, – это только тот брак, то сожительство законное, которое зарегистрировано в органах ЗАГСа. Поэтому, сожительство и церковный брак имеют одинаковые правовые последствия с точки зрения юридической практики.

О. Дм.:

– Дело всё в том, что в Церкви запрещено венчать людей, у которых нет регистрации брака.

Айвар:

Но это делается.

О. Дм.:

– Сто лет назад священник был служащим государственным, который эту метрику о браке выписывал сам. И это считалось юридическим документом. То же самое происходит практически во всех странах Европы и Америки. Если в любой секте человек зарегистрировал брак, он женат. Больше ничего не требуется, только печать и подпись руководителя этой организации. Всё. А у нас этого нет, мы разделены. Поэтому сначала зарегистрировали. Это же не брак, только регистрация. А потом – венчайся, или иди в синагогу или в мечеть, и довершай свой брак согласно той религии, которую исповедуешь. Вот и всё. Практически все, которые не регистрируют, говорят: зачем штамп в паспорте? Я говорю: «Ну а зачем ты получаешь госномера на свой автомобиль, когда ты его купил? Езди так». Потому что презираешь ты регистрацию автомобиля. А когда купишь жилье какое-то на Николиной горе или в Черёмушках, – опять бегут регистрировать. Но неужели жена – это что-то дешевле, чем автомобиль?

Айвар:

– Более того, у нас понятие семьи в Семейном Кодексе не закреплено.

О. Дм.:

– Я в курсе.

Айвар:

– Вы в курсе. Это тоже определенная пробельность в нашем законодательстве. Но, называя людей, называя женщин бесплатными проститутками, надо понимать, что это обвинение определенной группы в совершении противоправного деяния. Потому что занятие проституцией в нашей стране является преступлением административным, по которому привлекают к уголовной ответственности.

О. Дм.:

– Неправда.

Айвар:

– Правда. В ряде случаев проституция…

О. Дм.:

– Организаторов борделей.

Айвар:

– Нет, проститутки несут административную ответственность.

О. Дм.:

– Штраф пять рублей, и всё.

Айвар:

– Ну, это всё равно ответственность, а закон у нас как говорит? Что значит оскорбление? Это обвинение человека в совершении противоправного деяния, неважно, это административное деяние или уголовное.

О. Дм.:

– А если люди сожительствуют, это по закону называется как, – сожительница.

Айвар:

– Сожители. А никто и не говорит…

О. Дм.:

– А придумали… «сожительница» тоже корябает, и придумали гражданский брак. Гражданским браком называется брак, который зафиксирован в ЗАГСе.

Айвар:

– Абсолютно правильно говорите.

О. Дм.:

– Ну, а что же они врут?

Айвар:

– Они не врут, просто красиво называют.

О. Дм.:

– Я тоже назвал красиво – для чего? Потому что в той аудитории молодежи было 80 процентов молодых дам. Это их интересовало. Я им об этом говорил. Так как мужчины хуже восприимчивы. Даже большинство народа в Церкви – это женщины. То, что я сказал, они запомнят на всю жизнь.

Айвар:

– Правильно. Вы привлекли к этому огромное общественное внимание. Правильно сделали. Почему? Потому что гражданские браки, а именно сожительство, не влекут за собой правовые последствия, которые влекут за собой зарегистрированные браки. Когда один из супругов умирает, то наследство не достаётся второму. Когда происходит раздел имущества, то незарегистрированный супруг не участвует в разделе. Но дети имеют те же самые права по отношению к маме и папе даже в незарегистрированном браке. О чем это говорит? О том, что либо мы сожительство должны признать неким партнерством, юридическим фактом, который влечет за собой последствия, то есть установление юридического факта нахождения в фактических брачных отношениях. И тогда наступают правовые последствия. Либо как во Франции, мы можем позволить заключать некий пакс. Это не брак, это договор, согласно которому наши граждане, мужчины и женщины, живущие совместно, могут в последующем определять свое имущественное, в том числе, положение по отношению друг к другу. И тогда будет все по-честному. И тогда не будет ни проституток, ни выродившихся мужиков, которые не хотят регистрировать брак.

О. Дм.:

– Есть еще тут один момент. Можно эту пару назвать «любовниками».

Айвар:

– Это другое. Любовники – это когда есть супруги, и когда ходят к кому-то на сторону, – вот это называется «любовники». А это «возлюбленные» называется.

О. Дм.:

– «Возлюбленные» – это та женщина или тот мужчина, в которого влюбились. Вы что-то плаваете в терминологии.

Айвар:

– Вы меня потом, после пресс-конференции, просветите.

О. Дм.:

– Есть еще один момент. Почему мужчине трудно дойти до ЗАГСа, подать заявление, а через месяц, как у нас существует термин, «расписаться»? По одной простой причине: он её не любит.

Айвар:

– Вот это открытие.

О. Дм.:

– Вот чем дело. Поэтому меня, как мужчину и как священника, раздражает такая подлость. Поэтому, я говорю: женщина, встань, стряхни с себя вот этот титул. Твоё достоинство этот человек унижает. Он обманщик, он городит всякую чушь, лишь бы не жениться. А самое смешное – «я не готов». То есть не готов – иди в детский сад, в среднюю группу, готовься, кушай, расти, занимайся фитнесом.

Айвар:

– Отец Димитрий, а тогда у меня к вам вопрос. Как мы назовём людей, которые жили-жили в браке. Потом, когда они занимают какое-то должностное положение, они брак расторгают, продолжая проживать совместно, в сожительстве, имущество переписывают на своих бывших жен, для того чтобы в декларации государственного чиновника его не указывать. И это та же самая, как вы это назвали, «бесплатная проституция». Но наши граждане, молодые и постарше, которые не хотят идти в ЗАГС, в связи с безответственностью или еще по каким-то другим основаниям, глядя на то, что происходит у нас вот там вот, делают то же самое, чтобы не показывать имущество, чтобы не делить его со своими супругами.

О. Дм.:

– Есть такое явление. Это говорит о том, что муж не любит свою жену.

Айвар:

– Хорошо. Тоже ответ.

О. Дм.:

– Брак – это не просто союз, это союз любви мужчины и женщины. Без слова любовь это пустые слова.

Айвар:

– Хорошо. 65 процентов браков распадается. И неважно, идут в ЗАГС люди или не идут.

О. Дм.:

– Вам неважно, а мне важно.

Айвар:

– Я имею в виду, для молодежи, которая сначала женится, потом разводится. У нас слишком простая и доступная система развода: когда захотели, пошли поженились, захотели – пошли развелись. А вот с моей точки зрения, чтобы нам улучшить и демографическую ситуацию, и уменьшить количество разводов, нужно каким-то образом стимулировать людей для того, чтобы они пошли в ЗАГС. Это и налоговые льготы, это предоставление жилья, это дополнительные льготы для детей. Хорошо, сейчас что-то делается у нас в стране. Это сложность процедуры расторжения брака. Например, во Франции, которая наша соседка недалекая, расторжение брака – очень длительная, дорогостоящая и проблемная процедура. Пока люди не решат вопросы по детям, по имуществу, по другим вопросам, они развестись не могут. А у нас что говорят суды: ну, не хочет человек быть в браке с тобой, ну вот, мы его разведем через три месяца. Вот, мы три месяца вам на примирение дали, не получилось. А что у вас там с детьми? Что у вас там с имуществом? Что у вас там с другими проблемами? Это совершенно никого не волнует – ни суды, ни какие-то другие инстанции. Вот в чем вся проблема – в том, что легко пожениться, легко развестись. А молодежь на сегодняшний день не хочет вступать в ранние браки для того, чтобы понять друг друга: вообще, мы подходим друг другу или нет. И мы их называем бесплатными проститутками, это неправильно. Потому что проститутка – за деньги, а бесплатных проституток не бывает. Это уже профессия, которая коммерциализирована с древности.

О. Дм.:

– У нас в Русской Православной Церкви, которая есть христианская, никогда не осуждают человека, и никогда ему, человеку, никто не скажет: «Ты проститутка». Даже проститутке. Потому что бесплатных проституток не бывает. Понятно, что это просто фигура речи. И я это сделал с определенной целью. А осуждается сам грех. Вот такое состояние, общение мужчины и женщины, когда вне зарегистрированного брака. Это осуждается Церковью.

Вед:

– Отец Димитрий, когда мы готовили данный эфир, очень много поступило комментариев, вопросов. И мы отобрали именно от представителей женского пола. И вот, один из таких главных и частых вопросов от девушек поступает: а как долго она может прожить с молодым человеком вне брака, чтобы это не считалось тем же грехом, и не приведет ли вот эта поспешная женитьба к огромному количеству разводов? Поспешный вывод. Вот, решили пожениться и развелись. Потому что не пожили в этом самом гражданском браке, то есть сожительстве?

О. Дм.:

– Церковь вообще против того, чтобы укладываться в кровать с мужчиной, который тебе не муж. А одна единственная акция – это уже есть смертный грех. Женщина должна выходить замуж девственницей. Если бы наши женщины создали организацию и обратились ко всем женщинам: «Женщины, не делайте больше так! Не надо создавать конкуренцию, не думайте, что вы останетесь одни на всю жизнь. Отвергайте тех мужчин, которые вместо руки, сердца и имущества, или того, что в Священном Писании написано, – муж должен питать и греть женщину, – предлагают кровать: нужно с гневом его отвергать». И всё. И тогда к каждой женщине выстроится очередь из двадцати мужчин, которые постараются, как соперники Одиссея – женихи его супруги, которая много лет ждала. Они ждали, пока она кого-то из них выберет. Но пришел Одиссей и всех их перестрелял из лука. А там их было десятки. Можете не показывать головой то, что вам не нравится.

Айвар:

– Я понимаю вашу позицию.

О. Дм.:

– Это позиция не моя, это нашей Церкви. Поднимите руки, кто крещёный? Ну, вот эта позиция Церкви для вас должна быть обязательна. Кто с Церковью не согласен, кому Церковь не мать, тому Бог не отец. Уже пеняй на себя. Потому что мы единственные млекопитающие, которые снабжены такой вещью, как девственность. И это неслучайно Господь наградил. А именно для охраны этой девственности. Это есть драгоценность, которая раньше называлась девичья честь. Вот и всё. А если женщина доступна, а если она еще кормит, а если она еще стирает, а если она еще ходит в магазин… Да какой дурак будет на ней жениться, когда и так все бесплатно и никакой ответственности.

Айвар:

– А в зарегистрированном браке женщина не стирает, не ходит?

О. Дм.:

– Зарегистрированный – это брак. А это не брак. Это фикция.

Айвар:

– Мы с вами сошлись и оба понимаем: гражданский брак – это брак, который зарегистрирован в ЗАГСе. На этом мы сошлись и оба это понимаем. Но ведь прежде всего женщина хочет быть счастлива. Она хочет создать семью. Она начинает встречаться и сожительствовать с мужчиной в надежде, что мужчина рано или поздно…

О. Дм.:

– А он её обманывает, потому что не любит.

Айвар:

– Не факт. Многие люди годами живут и не женятся. Но тем не менее у них дети…

О. Дм.:

– Многие люди годами на улицах грабят прохожих.

Айвар:

– Кстати, если мы возьмем словарь Ожегова, то семья, по данному словарю, – это «группа живущих вместе близких родственников». И там ничего не сказано про брак. К сожалению, у Церкви свой взгляд на эти отношения. Но у общества современного, к сожалению, я согласна, к сожалению, потому что слишком много пар распадается, слишком много детей живет в неполных семьях. И это тоже плохо. Совершенно другие взгляды на жизнь на сегодняшний день. Но вот, отец Димитрий, вы, делая свою работу, к сожалению, не можете всю нашу молодежь призвать к тому, чтобы они шли в ЗАГС и регистрировались.

О. Дм.:

– Это ещё почему?

Айвар:

– Потому что если у нас живет больше половины молодежи в незарегистрированных браках, если у нас 65 процентов брачных пар распадается.

О. Дм.:

– Я вступил в борьбу…

Айвар: …

– Обозвав всех женщин бесплатными проститутками, которые живут в незарегистрированном браке.

О. Дм.:

– Да нет, это всё журналисты составили этот клубок, из которого лепят свою снежную бабу.

Айвар:

– Правильно ли я могу вас понимать, что женщины, живущие в незарегистрированном браке, не являются таковыми, как преподнесли это журналисты? Как будто вы это сказали.

О. Дм.:

– Они это всё исказили: всю фабулу, весь мой пафос и так далее, – и преподали это, как я вот вроде как ругаю всех женщин. Нет, я очень уважительно, с большой любовью. Я тоже хочу, чтобы все женщины счастливы были. Вот у меня есть пары на приходе, у которых 10 детей, у которых 9 детей, у которых 8 детей. Они всегда улыбаются, они всегда счастливы. И такие детки хорошие. У меня самого 20 детей от разных матерей. Потому что матери одни пьют, другие наркоманят, а третьи вообще бросили на улице. Я их собираю. У нас два детских дома. Не так давно было три. Я очень люблю детей. Я считаю, что заниматься детьми, их воспитывать – это самое сладкое, что есть на свете.

Вед:

– Отец Димитрий, так как мы в прямом эфире, уже вот пишут комментарии представительницы опять-таки женского пола. Вот вы сообщили, что в брак нужно вступать, будучи девственницей. Одна из подписчиц спрашивает, а должен ли быть мужчина в этот момент тоже девственником?

О. Дм.:

– Ну, разумеется.

Вед:

– То есть и мужчина должен быть девственником?

О. Дм.:

– Конечно.

Вед.:

– Женщины успокоились.

О. Дм.:

– Тогда брак будет прочный. А то что – он гуляет, набирает себе массу инфекций, которые передаются женщине. И чтобы ей потом зачать, приходится по два-три года лечиться. И у нас 20 процентов женщин не могут родить. Вот эти инфекции от, как это называется, – от «партнеров». А потом аборты. Я всё это женщинам рассказываю для того, чтобы их сохранить, и их здоровье тоже. Деткам нашим нужно здоровье, а не передача инфекции половым путем.

Вед:

– Уважаемые коллеги, вот, мне пишут: наш спикер сильно опаздывает, возможно, не посетит нашу пресс-конференцию. Но она уже прислала своё видеообращение. Давайте его посмотрим.

Гордон:

– Здравствуйте, меня зовут Катя Гордон. У меня вопрос к протоиерею Димитрию. Мне 39 лет, у меня двое сыновей от разных мужчин. Сейчас я по своему собственному выбору живу в незарегистрированных отношениях с мужчиной, третьим мужчиной, не отцом моих детей. Я при этом хорошо зарабатываю. У меня есть своя юридическая компания. Я занимаюсь благотворительностью. По мере возможности и желания посещаю церковь. Скажите, пожалуйста, являюсь ли я проституткой? И если являюсь, то какой: платной или бесплатной? Спасибо.

О. Дм.:

– Пожалуйста. Я вам этого никогда не говорил. И я вас совершенно не осуждаю. Вы можете еще, пока вы молоды и красивы, завести подряд еще себе 14 мужчин. Как говорится, на здоровье. Я выступаю исключительно против таких ситуаций. Я рад, что вы хорошо зарабатываете. Ну, просто вообще замечательно. Я думаю, тот, с кем вы находитесь в отношениях любовников, вами доволен. И все у вас в порядке, и вам жить хорошо и весело. Вы даже можете в церковь заходить. Видите, мы вас не выгоняем, никто вас не обзывает. Но моя задача как священника назвать вот эту салфетку белой, а микрофон – черным. И не надо, вот как мой дорогой друг сказал, – «представительница женского пола, представительница женского пола». А не лучше сказать – женщина? Видите, как можно вот так, обтекаемо, говорить. Все понимают, что такое представительница женского пола. Но и все понимают, что такое женщина. Почему не говорить просто по-русски? Катя её зовут? Катенька, такое состояние ваше, которое не зарегистрировано как брак, – это есть разрушение российской семьи. Если это ваша инициатива, то у вас неправильная жизненная установка. Если это инициатива от того человека, который является вашим возлюбленным, то, значит, он вас просто не любит. Потому что каждый мужчина, который любит женщину, сразу предлагает руку, сердце и всё то, чем обладает. И закон на их стороне. Потому что половина нажитого совместного имущества, даже если женщина, как некоторые сумасшедшие говорят, «сидела дома». Ну-ка, возьми, посиди с пятью детьми. Там вообще не присядешь, не только не приляжешь. Поэтому, к сожалению, при всем моем уважении и сознании вашей такой опытности в жизни, вы неправы с точки зрения Священного Писания. А Церковь, в которую вы иногда заходите, – слава Богу, я надеюсь, что она переквасит ваше сознание. И вот для этого я и беседовал с молодёжью, из которой наши любимые журналисты создали такую сенсацию. Я её называю бурей в стакане воды. Всего вам доброго, всяческих успехов, побольше заработков и спокойного духа. Я вас не обижал, не оскорблял. Мне бы в голову никогда не пришло.

Айвар:

– Тем не менее каждый воспринимает ваше высказывание по своему. Кто-то вас поддерживает, кто-то вас критикует. Но вот лично для меня важно, что вы привлекли внимание к этой теме. Я уже сказала почему. Потому что законодатель все-таки должен обратить внимание на такие союзы. Они есть, они будут, вне зависимости от того, хочет этого Церковь или нет, считается это церковным грехом или нет. Тем не менее это испокон веков было и будет. Кому-то так удобно, кому-то так хорошо, кому-то так безопасно, кому-то комфортно. Но правовые последствия, которые наступают, когда с одним из таких партнеров что-то случается, недопустимы с точки зрения равенства отношений в зарегистрированном браке и в незарегистрированном браке. Потому что живут люди одинаково, детей они рожают одинаково, зарабатывают они вместе, покупают всё они вместе. В прошлом году рассматривался вопрос в Государственной Думе о том, чтобы приравнять незарегистрированный брак, который длится более 5 лет, либо в котором есть дети и который длится более 2 лет, по правовым последствиям, – я не говорю с точки зрения нравственных каких-то критериев, но по правовым последствиям – к зарегистрированному браку. И на это вы обратили особое внимание вот своим высказыванием. Я считаю, что законодатель тоже должен подключиться. Хотя Оксана Пушкина уже высказалась по поводу вашего высказывания тоже нелицеприятно, насколько мне известно.

О. Дм.:

– Оксаночка в узком кругу ругается матом, например. Мне разведка моя донесла. Поэтому я же на неё не обижаюсь. Это вообще язык современной русской интеллигенции. И даже никогда не указывал на это, вам по секрету сказал всему свету. И поэтому каждый высказывает свое близкое. Мы тоже. Я участвовал вместе с ней на такой конференции, даже, может быть, прямо у вас.

Вед.:

– Да, у нас.

Айвар:

– И что, прямо здесь ругалась?

О. Дм.:

– Нет. Я же вам сказал. Всё время передергивание. Всё время во всем идет либо провокация, либо враньё, либо передёргивание.

Айвар:

– Я вас не провоцирую.

О. Дм.:

– Не знаю. Я от этой бури в стакане воды, потому что брызги падают мне на плешь, уже вообще устал. О чем речь?

Айвар:

– Речь о высказываниях.

О. Дм.:

– У нас из телевизора такое несется. Никто что-то под суд не идет. Хотите меня судить, на здоровье! Хотим посеять ветер. Я не боюсь ничего. Я старый человек, я свою жизнь уже прожил. Я, хотя тружусь без выходных целый год и у меня рабочий день 16 часов обычно в среднем, ещё достаточно здоров. Поэтому я не боюсь этих угроз. Для меня звонок из прокуратуры – это обычная история. Меня там все знают. Жалко, что Юрий Яковлевич сейчас в отставку пошел. А то я уже и с ним знаком был, с Генеральным нашим прокурором. Хороший, верующий человек, ко мне в храм ходил.

Айвар:

– Да я не думаю, что это какая-то угроза. Я думаю, что это, скорее всего, просто обида.

О. Дм.:

– Да в чём обида?! Не обижал я никого, никакую женщину.

Айвар:

– Восприняло так женское сообщество.

О. Дм.:

– Ну, восприняло, значит, что-то с головкой надо поправить. Я поэтому к вам пришел, чтобы пояснить мою позицию, а не чтоб их обижать. Ну что, я, здоровый, сильный, буду связываться с женщиной? Это ниже моего рыцарского достоинства.

Вопросы из зала

Вед.:

– Уважаемые коллеги-журналисты, пожалуйста, если у вас есть вопросы, поднимайте руку, представляйтесь. Представьтесь, ваш вопрос.

– Отец Димитрий, хотелось бы спросить: на данный момент, в 2019-м году Левада-центр провел опрос и выяснил, что уровень доверия граждан к Российской Православной Церкви равен 40 процентам. И вот, как вы считаете, может ли снизиться он из-за ваших, ну скажем, неосторожных высказываний в адрес женщин?

О. Дм.:

– Тут нет ничего неосторожного, раз; во-вторых, моя паства – несколько миллионов человек. Они живут начиная от Канады, кончая Новой Зеландией, включая и Америку, конечно, Европу, и Латинскую Америку. И в России я не могу выйти на улицу, чтобы народ, который меня окружает, причём и мусульмане тоже, не пожелали со мной сфотографироваться. Где бы я ни появился, 20–30 селфи. Понимаете, поэтому, по тому, как мою деятельность расценивает та паства, которой я служу. У меня есть своё СМИ, и всё русскоязычное население земного шара, кроме Антарктиды, на всех континентах смотрит и благодарит. Я могу сейчас из своего айфона почитать, какая мощная поддержка. Да не надо мне поддерживать, я пока не падаю. Когда падаю, коленку бинтую. Так что ничего. Понимаете, это и есть продукт деятельности нашей либеральной журналистики. Потому что они придумывают всякие фэйки: Патриарх на собственном самолете куда-то летает. Какие-то виллы, замки… Патриарх не имеет ничего! Он монах. Когда он отойдет к Господу, всё это имущество перейдёт к следующему Патриарху, который будет этим распоряжаться. Вот и всё. Они не знают элементарных вещей. Он монах, все епископы – монахи. Они пользуются тем добром, которое накопили предыдущие епископы. Но они не являются владельцами этого. Вот и всё, простой ответ, – нет. Мы единственный народ, который хулит своего Патриарха. Молодежь, ну да, ну что, глупые люди. Они даже не знают, в каком году состоялась Великая Отечественная война. Спросите на троллейбусной остановке. Они Лермонтова от Некрасова не могут отличить. И вот они пишут, Интернет взорвался. Господи, да пусть навсегда взорвётся. Поэтому все эти рейтинги гроша ломаного не стоят, потому что мы, с точки зрения христианства, самый невежественный народ в религиозных вопросах.

– Такой ещё вопрос: вы говорите, что вы обращались к мужчинам безответственным…

О. Дм.:

– Я не обращался ни к кому.

– Хорошо, вы говорили о безответственных мужчинах…

О. Дм.:

– Я читал лекцию. Это не обращение ни кому. Тем более к Кате Гордон. Да упаси Бог. Это всё равно что… Ну, не буду, а то опять ещё что-нибудь скажу. Зачем? У меня совершенно другая задача.

– Хорошо, вот вы говорили о безответственных мужчинах. А получается, что оскорбление приняли на себя женщины. Почему вот именно так?

О. Дм.:

– Понимаете, есть прекрасная русская пословица, которую я вообще очень люблю: «Слышал звон, а не знаешь, где он». Вот это буквальная иллюстрация. Ну, буквальная просто. Поэтому понадобилась пресс-конференция, пусть они в прямом эфире и в записи послушают, посмотрят, что я на самом деле имею в виду, и какой я человек. У моей жены спросите. Мы с ней сейчас вступили в пятидесятый год нашей совместной жизни. Вот она вам расскажет, какой у неё муж, как чего.

Айвар:

– Да еще бы спросить отца Димитрия, как призвать тех мужчин, которые бросают своих детей несовершеннолетних, как минимум выполнять свой отцовский долг – платить им алименты. Потому что на сегодняшний день у нас 152 миллиарда задолженность по алиментам.

– Я всё время это говорю в церковной проповеди. Меня даже не только священники благодарят. Мы, говорят, используем твои проповеди для наших проповедей. Но недавно мне один имам сказал: я тоже твои проповеди использую. То есть даже мусульмане слушают, им это очень нравится. Они это очень хорошо, близко к сердцу воспринимают. Я тружусь. Я вчера дал 19 интервью по этой теме. Для чего я так до 11 вечера с 8 утра, помимо богослужения, пахал? Вот для того, чтобы рассказать о женщинах и мужчинах и о том, что женщина такой своей деятельностью унижает себя. Она ставит себя на место, не буду повторять какое. А мужчина пользуется гнусно этой позицией. Потому что в нашем обществе, прости Господи, как 100 лет назад говорили, публика, считается, что это вообще не грех. А это смертный грех, гораздо хуже, чем оскорбление.

Айвар:

– Но ведь, наверно, больше «смертный грех» – это скорее для мужчин, которые пользуются доверчивостью…

О. Дм.:

– Конечно, больше.

Айвар:

– За границей привлекают к ответственности не проституток, а тех, кто пользуется проститутками, ходит в публичные дома…

О. Дм.:

И правильно делают.

Айвар:

– А у нас решают по-другому…

О. Дм.:

– У нас тоже. В нашем Уголовном Кодексе…

Айвар:

– Может быть, виноваты мужчины, а не женщины, которые хотят счастья?

О. Дм.:

– В нашем Уголовном Кодексе женщина больше щадится, чем мужчина, государство на стороне женщин. В чем это выражается? Женщина никогда не получает тюрьму или лагерь ни пожизненно, ни строгого режима. Никогда. Если она убийца, женщине всегда срок дают меньше. Так уж заряжена прокуратура. И я это могу только приветствовать, это совершенно справедливо. Вообще, виноваты во всем мужчины. Наше государство великое создали же не женщины, хотя они в этом участвовали, и как императрицы, и так далее. Были среди них гениальные женщины, но в целом-то мужчины всё создали. Что, Санкт-Петербург женщины, что ли, построили? Ну, в космос слетали две женщины, но это женское ли дело? Штангу поднимать там, боксировать…

Вопрос из зала:

– У меня вопрос на тему информации. Если я – 16, 17, 18-летний молодой человек или девушка, и если я хочу знать, что такое успешный брак и как заниматься сексом, куда мне обращаться: в Церковь, в школу? Как на ваш взгляд?

О. Дм.:

– Есть масса прекрасной литературы. Например, Густав Флобер, роман «Воспитание чувств». На эту тему очень много видео. Вот вы же знаете, что на русском языке даже нет выражения «заниматься сексом». Понимаете, секс для вас и вам подобных – это что-то отдельное, а это ведь любовь, она как три реки: бывает духовная, душевная и телесная. И только гармония духовного, душевного и телесного – это и есть любовь. А если «заниматься сексом» или «заниматься любовью» – это опошление самых высоких понятий или, как модно сейчас, ценностей. Это выхолащивание своей души, это превращение себя просто в млекопитающих. Потому что млекопитающие не знают любви.

Вопрос из зала:

– Так вы рекомендуете прочитать Флобера, а не поговорить в церкви?

О. Дм.:

– Да нет, со священниками тоже можно об этом говорить, потому что по Уставу Церкви священник тоже женится девственником и на девственнице. И, как видите, для нас хватает, и потом живем с одной женой всю жизнь, чему очень рады.

Вопрос из зала:

– Телеграм-канал МЭШ. Такой вопрос, все-таки вы для равновесия каким бы литературным словом назвали бы мужчин, которые сожительствуют?

О. Дм.:

– Пожалуйста: «подлецы». Нормально? Любой, пожалуйста, вызывайте на дуэль.

Айвар:

– Отец Димитрий, смотрите, какая парочка получается: «проститутка и подлец».

О. Дм.:

– Это вы сказали.

Айвар:

– Спасибо, вторила, как говорится.

О. Дм.:

– Эта дама меня спровоцировала, я подумал, какой термин подходит. «Подлец» – хорошо. Потому что он поступает подло по отношению к женщине, которой пользуется…

Айвар:

– Не очень равновесно.

О. Дм.:

Ну, это дело вкуса, неужели вы этого не понимаете?

Айвар:

– Да я понимаю. Видите, какой резонанс вызывает.

О. Дм.:

– Но я очень рад, я очень рад резонансу. Если хотя бы 15 процентов девятиклассниц меня услышит, а не все, то, я думаю, у некоторых появится возможность стать счастливыми. А женщина, которая переходит из рук в руки, несмотря на все улыбки или счёт в банке, не может быть счастливой, потому что счастье – оно в покое, а покой может быть только в семье, и радость – только в семье полноценной. Даже если человек академик или генерал, если у него в семье вот так, то он несчастный человек. Никакие ордена его от этого не убегут, он несчастен. И если мужчина так относится к женщине, с которой живет, пусть он хоть целый день кричит о своем патриотизме, я ему не верю. Почему? Потому что Родина тоже мать. Если человек так относится к женщине, то этот человек подлый и ничтожный. Недаром у всех наших разведчиков и жены были, которые ждали и терпели, иногда вместе работали. Потому что, если человек женатый, он знает, за что он сражается, даже на невидимом фронте. А человек, который так относится к женщине, даже при советском режиме он не мог сделать карьеры, потому что знали, что этот человек совершенно ненадёжный. Вот в чем дело.

Айвар:

– Ну, у нас тут говорят, что Россия не является правопреемником СССР, а вы говорите – «в советское время…». Некоторые у нас судьи Конституционного суда такие заявления делают, поэтому как бы… а если женщина в браке переходят из рук в руки, ведь такое тоже бывает?

О. Дм.:

Это редко. В целом женщины более целомудренны, чем мужчины.

Айвар:

– Согласна. Но есть мужчины и женщины, которые, как хобби, вступают в брак с партнерами, с которыми они живут какой-то короткий промежуток времени...

О. Дм.:

– А есть мужчины, которые питаются героином. Ну, мало ли что у нас есть. У нас всё есть. Полный паноптикум.

Айвар:

– Я вот думаю, что вы несчастных женщин, которых жалеете, вот все-таки неправильно так охарактеризовали.

О. Дм.:

– Спросите у женщин, которые со мной знакомы 40 лет…

Айвар:

– Вот пишут женщины, которые с вами незнакомы.

О. Дм.:

– Незнакомы. Пусть ко мне придёт, я её тут же переформатирую. Ко мне приходили женщины брать интервью, 19 человек,

Айвар:

– По этому поводу?

О. Дм.:

– Да, по этой теме, и все ушли с таким словами: отец Димитрий, понятно, вы во всём правы, мы вас поддерживаем. Все вот молодые женщины, моложе 30, брали интервью, все ушли довольные, причем на моей стороне. Говорили, если бы сделали все как вы советуете, возник бы порядок, не было ни одного внебрачного сожительства, ну практически, были бы единичные случаи, тут ничего с этим не сделаешь, и семья бы укреплялась, и разводов бы не было.

Айвар:

– Правильные вещи вы говорите, но, к сожалению, современная действительность говорит о том, что не так просто затащить и мужчину, и женщину в ЗАГС узаконить отношения.

О. Дм.:

– Не знаю, я женщине, которую полюбил, сказал, но она, правда, раздумывала целых два месяца, но потом сказала да.

Вопрос из зала:

– Здравствуйте, у меня такой вопрос касательно интимной жизни до брака. Что делать людям, которые вступают во второй брак? Ведь даже Церковь разрешает… брак, который обвенчан, можно разорвать по ряду причин…

О. Дм.:

– Да, например, беспробудное пьянство.

Вопрос из зала:

– И что делать тогда людям, больше что, нельзя замуж выйти? Они уже не девственники.

О. Дм.:

– Пожалуйста, выходить замуж, а потом полноценно любить друг друга.

Вопрос из зала:

– То есть все-таки можно выходить замуж, будучи не девственником?

О. Дм.:

– Это вынужденная мера, Церковь идёт навстречу человеку. Но тоже это брак должен быть целомудрен, и не вступать в отношения родовые до того, как брак зарегистрирован. А если они верующие, то в синагогу, мечеть, дацан или храм христианский.

Вопрос из зала:

– Спасибо. Отец Димитрий, вот были комментарии уже от представителей РПЦ, которые сообщали, что не поддерживают ваше высказывание и вообще называют его троллингом. Как вы можете это прокомментировать? Почему сложилась такая ситуация, какое-то недопонимание или что?

О. Дм.:

– Нет, я так думаю, что эти два человека, они меня любят, хорошо ко мне относятся. Может быть, побоялись вот этих угроз, судов там и так далее, чего со мной не происходит. Даже один из них за меня извинился. А так как он по табелю о рангах является генералом армии в Церкви, а я всего лишь полковник, то для меня это честь. И ничего там вообще обидного – очень деликатно, по-братски… Хотя оба младше меня. Они меня прекрасно знают, ну просто десятилетиями. Поэтому они знают, что весь пафос направлен совершенно на другое, не о том была речь. Поэтому я так деликатно, вы хотите извиниться – я извинюсь. Вот и всё. Можете перечитать ещё раз. Там никакого осуждения моей позиции нет, потому что они знают, как я тружусь на пользу Церкви. Представляете, я член Высшего Церковного Совета. А знаете, что это за организация? Это и есть правительство Русской Православной Церкви именно по этим вопросам. И мне Церковь доверяет, и я ещё не очень старый. И вот я на эту тему тружусь самозабвенно и самоотверженно.

– Спасибо большое.

Вед.:

– Спасибо, уважаемые коллеги-журналисты, отец Димитрий и Людмила Константиновна, благодарен, что смогли прийти, я думаю, многие поняли все-таки, разъяснили те слова…

О. Дм.:

– А вам, вы поняли?

Вед:

– Конечно.

О. Дм.:

– Ну, я кого-нибудь обижал? Если кто-то обиделся, я даже не представляю, как можно обидеться на человека, который не тебе это рассказал. Совершенно другим людям.

Вед.

– Ну, как минимум было подло выносить это из вашего диалога.

О. Дм.:

– К чему это всё? Видимо, с сенсациями сейчас плохо. Я такой у них одиозный. Это их работа.

Айвар:

– Нет, на самом деле вы сделали очень хорошее, большое дело тем, что привлекли внимание к этой истории. И вот сейчас вы проповедуете молодёжи, людям, которые живут в сожительстве, как мы это называем по-юридически правильно, что они, может быть, неправы. Но у них есть своя жизненная позиция. Возможно, вы кого переубедите. Может быть, сходят в ЗАГС, зарегистрируются.

О. Дм.:

– Это разговор такой: дважды два четыре – у меня такая позиция. А у моего соседа дважды два 14, это у него другая позиция. А есть позиция истины, пожалуйста. Если кто-то хочет меня опровергнуть – милости просим. Но, кроме обид, что-нибудь ещё должно быть?

Айвар:

– Заявление в прокуратуру.

О. Дм.:

– Но лучше сразу в суд, не понимаю, что прокуратура?

Айвар:

– А вы придете на судебное заседание отстаивать свою позицию?

О. Дм.:

– На первое – нет. У меня большой опыт. У меня даже есть суд с прокуратурой, который я выиграл.

Айвар:

– Главное, что отец Димитрий не боится смотреть правде в глаза. И отстаивать свою истинную позицию.

О. Дм.:

– А другим правда глаза колет. В этом проблема. Отчего обида? Правда глаза колет.

Вед.:

– Кому-то наверняка. Спасибо, коллеги-журналисты, всего доброго, до свидания.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/128619.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Календарь церковных праздников на сентябрь 2020 года

В сентябре отмечается 78 православных церковных праздников. Церковный календарь информирует о христианских праздниках, посвященных знаменательным событиям из жизни Иисуса Христа и его матери Богородицы Девы Марии, постах и днях памяти различных святых.

Смотреть

Выбор редакции

Приключения во время Чеченской войны. Рассказ отца Олега Стеняева

Во время второй Чеченской войны – это было в 1998–2000-м годах – мы, по благословению священноначалия, на территории Чеченской республики проводили благотворительные и миссионерские программы. Собирали в храмах Москвы детские...