«Спецоперация» на Украине: взгляд из Беларуси

Просмотрено: 190 Отзывы: 0

«Спецоперация» на Украине: взгляд из Беларуси

В прошлом году я много ездил по Украине. Был в Киеве, а также на востоке, юге и западе страны. Общался со священниками и мирянами Украинской Православной Церкви (УПЦМП), с представителями органов власти и учреждений образования. В целом отношение ко мне, как к белорусскому исследователю, социологу религии, было благожелательным и хорошим. Архиереи УПЦ (и украинские чиновники) оказались более открытыми для общения c учёным из Бреста, чем их коллеги из нашей страны. Меня порой принимали как очень дорогого и долгожданного гостя, хотя и видели первый раз.

Сейчас, когда на Украине рвутся снаряды, звучат автоматные очереди и гибнут люди, я понимаю, что страна, которой Бог дал великие святыни Киева и Почаева, вряд ли вернётся в обозримой перспективе даже к относительному благополучию прошлых лет. Сложно поверить, что на улицах украинских городов (по которым я ходил совсем недавно) лежат погибшие, рушатся дома и пылает боевая техника. Число жертв умножается: кровавые жернова конфликта перемалывают как военных, так и гражданских. Но люди гибли и 8 лет назад, и в прошлом году — на Донбассе, в том числе от рук украинских солдат и офицеров. Просто говорить об этом широко и пространно было не так удобно, и, наверное, не так выгодно.

Украина — это красивая и добрая, в немалой степени религиозная, но в то же время сложная и противоречивая страна. В Киеве парадоксально уживаются проспект Шухевича и улица Маршала Тимошенко. Памятник «герою Украины» Бандере в Тернополе навевает грустные мысли, но в Харькове, недалеко от железнодорожного вокзала, можно увидеть аллею с портретами героев Великой Отечественной войны. Однако в целом (по моим наблюдениям) на Украине нет той симпатии к России, которую, возможно, предполагают аналитики и стратеги в Москве или Петербурге. Методично, шаг за шагом, украинские «лидеры мнений» формировали (особенно после Майдана 2014 года) особую украинскую идентичность, лишённую налёта позитива по отношению к «старшему брату». Согласно опросам, которые проводились на Украине в 2021-м году, большинство украинцев (из числа тех, кто собирался голосовать на возможном референдуме, если бы он состоялся) поддерживало вступление страны в Евросоюз и НАТО. Сторонники интеграции с Россией были в явном меньшинстве.

С другой стороны, нельзя не отметить, что почти по любому значимому мировоззренческому вопросу (внешняя политика, религия, язык) мнения жителей запада и востока страны существенно различаются.

Языковой вопрос для Украины вообще стал довольно болезненным, хотя и здесь нужно избегать излишней драматизации в оценках. Я, например, свободно общался во всех регионах Украины, в том числе западных, на русском языке (правда, отвечали мне нередко на украинском, но українську мову я понимаю, поэтому проблем не возникало). Вряд ли язык Пушкина и Достоевского притеснялся на бытовом уровне (да и сделать это непросто). Иное дело, что стараниями пост-майданных элит полным ходом шло вытеснение русского в других сферах. Так, он был исключён из официального документооборота, на нём не разрешалось преподавать в высших учебных заведениях, его изгоняли из школ. В Киеве осталось не более 10 школ с русским языком обучения, что бесконечно мало для трёхмиллионного города, в котором большая часть жителей общается между собой на русском. Правда, некоторые украинцы принципиально отказывались от русского языка, по идеологическим соображениям, не желая говорить «мовою агресора». И, конечно, русский язык был лишён статуса регионального в тех областях, где этот статус ему предоставили, по решению местных советов, ещё при президенте Януковиче.

Религиозный вопрос, особенно после создания (при Порошенко) и частичного признания в греческом мире автокефальной «Православной церкви Украины» («ПЦУ»), отнюдь не консолидировал украинское общество. Даже семьи раскалывались и распадались из-за того, что супруги не могли между собой договориться, какая Церковь «правильная» («ПЦУ» или УПЦ), и в какую церковь нужно ходить. Как мне рассказывали на западе Украины (в Тернопольской области), посещение церкви УПЦ для них сродни исповедничеству — во многих районах Галиции верных УПЦ считают «сепаратистами, врагами, оккупантами». Как, впрочем, и Россию — ярлык «оккупанта» и «агрессора» был навешен на восточного соседа не 24 февраля 2022 года, а намного раньше — ещё в 2014-м году.

Сейчас, когда российские войска проводят «спецоперацию» на территории Украины, вражда и разделение только усилились. Предстоятель УПЦ Митрополит Онуфрий заявил, что «Россия начала военные действия против Украины», и попросил Президента РФ «немедленно остановить братоубийственную войну». Митрополит Черниговский Амвросий высказался более обтекаемо, обозначив «обострение войсковой эскалации и полномасштабные боевые действия». Некоторые священники УПЦ решили не поминать на службах Патриарха Кирилла. Но протоиерей Андрей Ткачёв, вынужденно уехавший из Украины после победы Евромайдана, заметил, что Россия «взяла на себя тяжёлый и неблагодарный труд по ‟перепрошивке” завонявшего в тотальной лжи и русофобии мира».

Впрочем, как сообщают знакомые из Украины, УПЦ сейчас оказалась «между молотом и наковальней», и противники канонической Церкви стараются воспользоваться моментом, чтобы ещё более её «придавить».

Растёт агрессия и на бытовом уровне, порой парадоксальная, немотивированная. На днях моя супруга (к слову, она родом из Западной Украины) связывалась со своей подругой детства из Тернопольской области. Но в ответ услышала обвинения, что мы «агрессоры и оккупанты». На предложение приехать к нам в Брест, если на Тернопольщине сейчас совсем плохо и невыносимо, подруга ответила моей жене, что «никогда не поедет в страну-агрессор».

Вражда и разделение стали, увы, неразлучными спутниками украинского общества, причём много лет назад.

Думаю, что, к сожалению, то, что происходит сегодня на Украине, неизбежно усилит ещё на какое-то время ненависть и раскол.

Исцелить раны сможет только время и Господь, если будет на то Его святая воля. Но сейчас все стороны должны приложить усилия к тому, чтобы организовать гуманитарные коридоры из блокированных городов, обеспечить питание и кров женщинам, детям и старикам, не допустить катастрофы для гражданского населения.

Как сказано в Евангелии, «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф 5, 9).

Молюсь о том, чтобы этих миротворцев не заклевали хищные ястребы.

Источник: https://pravoslavie.ru/144736.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на декабрь 2022 года

Введение во храм Пресвятой Богородицы, День Николая Чудотворца 一 вот лишь несколько дат православного календаря, которые выпадают на конец года. О них и других...

Выбор редакции

25 декабря в Москву из Минска привезут Вифлеемский огонь

25 декабря 2022 года, в день памяти святителя Спиридона Тримифунтского, в Москву из Минска следопытами будет привезен огонь, зажженный от лампады в храме...