Владимир Высоцкий — «Есть, что спеть перед Всевышним»

Просмотрено: 948 Отзывы: 0

Владимир Высоцкий — «Есть, что спеть перед Всевышним»

 Протоиерей Михаил Ходанов– не только исследователь творчества Владимира Высоцкого, но и яркий исполнитель песен поэта и актёра. На прилавках книги отца Михаила о Высоцком соседствуют с аудио-дисками – песенными альбомами. Арсений Замостьянов расспросил протоиерея Михаила о роли Высоцкого в духовном становлении православного священника, о духовном мире русского советского барда, о недавнем нашумевшем художественном фильме…

Протоиерей Михаил Ходанов

1958 года рождения, окончил международное отделение факультета журналистики МГУ, литработник иновещания, арабист, референт-переводчик МО ЦК КПСС.

В год 1000-летия Крещения Руси перешел на работу церковным сторожем.

С 1991 года – священник. Окончил московскую духовную семинарию и академию, работал референтом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Член Союза писателей России, автор ряда художественно-публицистических книг. С 2002 по 2008 годы – ответственный секретарь журнала «Марка» Министерства связи и информации РФ, зам.главного редактора журнала Минюста РФ «Человек и закон», старший преподаватель Основного богословия в Российском православном институте им.св.Иоанна Богослова.

Главный редактор духовно-светского культурологического журнала «Переправа».

В настоящее время служит на подворье Марфо-Мариинской обители милосердия в с.Каменки под Волоколамском.

Высоцкий с детства

– Вы крепко полюбили Высоцкого ещё до того, как пришли к вере? Расскажите, как вы воспринимали его творчество в Ваши детские и юношеские годы.

– Вера с детства жила в моем сердце, пусть и подспудно. Спасибо за это моей бабушке, Прасковье Львовне Трушиной. Она когда-то пела в церковном хоре,  впоследствии подверглась революционному брожению, в храм больше никогда не ходила, но в своем простом русском сердце сохранила молитвы и страх Божий. От нее-то я впервые и получил ключик в мир духовный. В нашем доме звучали Высоцкий, Новелла Матвеева, Окуджава. Всё это я любил, ставил, слушал. Первым среди равных был, конечно, Высоцкий – и для меня, и для моей мамы…

 

– С самого детства он – ваш спутник, голос родительского дома, домашнего тепла…

– Он был для меня одним из моих любимых детских героев, наряду с Элли из Арканзаса, Юнги Джима из романа «Остров сокровищ» и Айвенго. Я многое, конечно, не понимал в его песнях – а у нас их было предостаточно. На пленках, как правило, плохого качества. И все же, не понимая, испытывал интуитивное доверие к его голосу, к интонациям. А какие-то фразы сразу пробивали мое маленькое сердце насквозь: «Если друг оказался вдруг», «Профессионалам – зарплата навалом», «У тебя глаза, как нож, если прямо ты взглянёшь…», «И возля самава дварца ашивалси, ентот самый то ля бык, то ля тур», «Лукоморья больше нет» и прочее.

Потом, по мере моего духовного роста, ряд его песен раскрывал передо мной все большие и большие горизонты. Я, конечно, знал эти песни наизусть. И из «Вертикали», и другие типа: «На судне бунт, над нами чайки реют, Вчера из-за дублонов золотых, Двух негодяев вздернули на рею, Но мало! – нужно было четверых!… И вот волна, подобная надгробью, Все смыла, с горла сброшена рука. Бросайте за борт все, что пахнет кровью. Поверьте, что цена невысока!»Какие глубокие смыслы, какая шекспировская широта поэтических мазков!.. Его стихи учились легко, как и стихи Пушкина.

Некрасивая история

 

– Вы пришли в храм, стали священником. Что изменилось в Вашем отношении к Высоцкому?

– Когда я воцерковился, то поначалу хотел отбросить всю свою старую жизнь. В церковной практике это называется агрессивным неофитством. В том числе я начал стыдиться и своего увлечения Высоцким. В Семинарии, где меня окружали Святые Отцы и преподаватели с крестами и в рясах, я, вчерашний переводчик-синхронист арабского языка, служивший  (не напрямую, конечно) Коммунизму в недрах МО ЦК КПСС, особенно остро ощущал онтологическое несоответствие между своим прежним мирским и нынешним духовным началом…

И вот я перестал петь Владимира Высоцкого и начал поспешно  осуждать его в душе за «грубость», «блатной налёт» в его лирике и прочие его грехи, как творческие, так и личные. Вы понимаете, что со мною произошло? Я стал огульно отрицать все свое прошлое с его живыми людьми  и упорно не видеть там ничего светлого.

А ведь именно Высоцкий всколыхнул когда-то мою духовность, заставил думать о чести и достоинстве, об ответственности и трусости, о жизни и смерти, о геройстве и приспособленчестве. Именно он ввел  меня в мир, где требовалось быть мужчиной и ощущать ответственность за прошлое, будущее и настоящее («Темнота впереди, подожди! Там стеною закаты багровые, Встречный ветер, косые дожди, И дороги, дороги неровные… Там и звуки и краски не те, Только мне выбирать не приходится, Очень нужен я там, в темноте, Ничего! Распогодится!»).

И его, моего Высоцкого, человека, песни которого я пропустил через свою душу, который помогал мне жить и не терять надежды, который поддерживал меня в самых  трудных обстоятельствах, я вдруг стал стыдиться и чураться!.. В общем, некрасивая получилась история.

Но всё вдруг разрешилось самым неожиданным образом. Однажды в разговоре со своим приятелем-семинаристом (после вечерней молитвы в спальной комнате на двадцать человек), когда тот стал ругать Высоцкого, я вдруг спонтанно и горячо вступился за поэта. Семинарист, отходя от меня, брезгливо и с ужасом спросил: «Ты что же, любишь Высоцкого больше, чем Бога?».

– Ого!

–  Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! И я впервые начал думать о феномене подлога в споре, о духовности будущих молодых батюшек и о факторе злой нетерпимости.

Но самое главное мое открытие было в другом: когда при мне несправедливо обругали Высоцкого, я воспринял это как личное оскорбление. Оказывается, я продолжал любить поэта. И я покаялся тогда в сердце своем  – и сказал любимому человеку: «Прости меня, Владимир Семёнович, я сделаю все возможное, чтобы люди в Церкви полюбили тебя, потому что ты сам жертвенно любил всех своих ближних и дальних. Твое зрелое творчество – великое тому подтверждение».

Искушение Высоцким

– Высоцкий был очень популярным человеком.  И сегодня он привлекает людей, как никто другой из актеров, певцов, поэтов последних 50 лет. Для него слава была тяжелой ношей. А не нарушается ли здесь принцип “не сотвори себе кумира”? Ведь для многих Высоцкий – кумир, идол. На Западе именно эти слова принято говорить о популярных людях, и у нас в последнее время встала на крыло индустрия звёзд, в которой Высоцкий занимает не последнее место даже через тридцать один год после смерти…

– Славу свою он переживал достаточно трезво, не надмевался, но ощущал великое бремя ответственности за каждое произнесенное слово. И работал с ним, со словом, до кровавого пота.

Что касается отношения к поэту как к кумиру, то, наверное, было немало и таких людей, которые в чем-то невольно обожествляли его, делая авторитетно-непогрешимым. Что ж, всяк человек немощен.

Идолизация – это умопомрачение, взрослый детский сад, «Канатчикова дача». Тут и говорить не о чем. Даже будучи еще совсем невоцерковленным, я никогда не делал из Высоцкого кумира. Он просто  привлекал меня к себе – вот и всё. Ну, а его падения и разного рода слухи, распространявшиеся по этим поводам, я переживал мучительно и с болью.

– У Высоцкого, как и у Есенина, есть немало стихов, в которых очень талантливо (и подчас даже привлекательно!) запечатлено болезненное состояние души.  Нет ли в этом искушения?

– Это – уроки для всех думающих людей. Надо уметь и хотеть извлекать духовную пользу из ошибок, как собственных, так и тех, что были совершены нашими страдающими ближними.

Сила слова

– Расскажите, пожалуйста, о Ваших любимых стихах Высоцкого. Если можно – 2-3 стихотворения с Вашими комментариями.

– «В суету городов» – здесь тончайшая лирика и грусть, которые особенно сродни русскому характеру. Здесь горы и чистый воздух, здесь завораживающая красота творения Божиего, к которому извечно тянется тоскующая по Богу душа человеческая.

«Средь оплывших свечей и вечерних молитв…» – здесь потрясающая героика и стимул лично для тебя – совершить в жизни что-то значимое, высокое и доброе для людей, которых любишь. То же самое можно сказать и о стихотворении  «Баллада о времени»«Замок временем скрыт и укутан, укрыт в нежный плед из зеленых побегов…»

«В холода, в холода…» – в этом стихотворении – онтологически  смутное беспокойство, которое терзает и мучает душу, живущую в отрыве от Бога. Особенно это было заметно в советское время, когда поиск Бога виделся в обретении новых друзей, новых встреч и надежд. А нужен был один единый Бог. Отзвук этой песни, на мой взгляд, касается именно этой темы.

– Теперь я понимаю, почему так проникновенно звучит эта песня в Вашем, батюшка, исполнении… Что особенно дорого Вам в Высоцком сегодня?

– Сила слова и заключенного в нем духа. Активное гражданское начало. Желание положить душу свою за други своя. Нетерпимость к фальши и лжи, обману и злу.

Глазами современников

– Когда Вы начали заниматься Высоцким как исследователь? С какой мысли это началось?

– Лет двенадцать назад. Хотя, по сути, исследовать кого-то начинаешь тогда, когда пропускаешь сквозь себя, свое  сердце и душу, день за днем, все его творчество. И прежде всего песни. Так что у меня исследовательский интерес фактически начался в 1980 году, в год кончины поэта.

– За годы, посвященные исследованию духовного мира поэта, случались ли с Вами неожиданные, интересные встречи, связанные с судьбой Высоцкого?

– Да, появлялись люди, которые так или иначе его знали, соприкасались с ним, и они передавали мне сказанные им те или иные фразы. К сожалению,  среди этих людей было немало и тех, кто сообщал о поэте всякого рода скабрезности.

Наиболее интересными для меня были воспоминания о нём Саввы Ямщикова, с которым мне посчастливилось общаться достаточно часто и всерьёз. Яркий был человек Савва Васильевич, уровня Высоцкого по сильной и целостной  личности!

-Высоцкий, каким его представила в своей книге Марина Влади – насколько правдивый получился образ?

– Этот образ – ее личное видение, интересное, захватывающее, исполненное любви и тепла.

Тайна крещения Высоцкого

 

– А ещё Вам приоткрылась тайна Крещения Высоцкого… Многие люди интересуются – был ли крещен Владимир Высоцкий и если – да, то при каких обстоятельствах?

– Да, это дорогая моему сердцу история.

Загоняй поколенья в парную
И крещенье принять убеди.
Лей на нас свою воду святую
И от варварства освободи, – так писал Высоцкий.

Крещение Высоцкого произошло в начале 1970 года. Причина принять это Таинство – горячее желание самого поэта. При общении на эту тему с близкими Владимира Семеновича, а именно с его второй супругой Людмилой Владимировной Абрамовой, я понял, что приятель Высоцкого, переводчик с итальянского Давид Карапетян (он недавно скончался), сын тогдашнего предсовмина Армянской ССР, помог ему осуществить этот замысел. Чтобы избежать опасности огласки Крещения в Москве (поэт не хотел неприятностей ни своему отцу, кадровому офицеру, ни режиссеру Ю.П. Любимову, в труппе которого работал), Высоцкий поехал с Карапетяном в Армению, где и принял Святое крещение.

О причине этого события  можно с основанием предположить следующее. В то время он уже был влюблен в Марину Влади. Они пришли друг к другу очень и очень сложно. Высоцкий расстался со своей прежней семьей, а это было тяжело и проблемно – ведь помимо трагедии порушенной любви осталось еще двое маленьких детей. У Влади тоже были непростые семейные коллизии. Тем не менее, Владимир и Марина оказались вместе.

Через Крещение Высоцкий попытался подняться над действительностью, обрести чистоту и ощутить присутствие Живого Бога, увидеть оправдание своего нового периода жизни, доказать самому себе, что всё у него теперь будет по-другому – светло и богоугодно.

Все, кто любил и страдал от боли личных страстей и томлений, когда ломается вся прежняя жизнь и на ее обломках мучительно возникает что-то новое, легко поймут это окрылявшее поэта чувство.  Многие любящие доподлинно знают, что любовь неотделима от жажды ощущения Всевышнего и Его благословения. Оттого влюбленные как чистого, так и грешного замеса,  часто ездят по храмам и монастырям – и нередко принимают Святое Крещение. Как священник с двадцатилетним стажем, я был таким ситуациям не раз и не два живой свидетель. То же произошло и с Высоцким.

– Крещение держали в секрете?

 

– По возвращении из Армении поэт рассказал обо всем случившемся только Людмиле Абрамовой и еще двум-трем друзьям. Всех прочих он в известность не поставил – это было глубоко личное событие, да к тому же еще и официально крамольное. Рассказывать об этом направо и налево «в те времена укромные» было бы идентично чтению вслух в общественных местах книги опального Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ».

Для Абрамовой, которая и в те годы была верующей христианкой, этот светлый факт его жизни стал весьма важным и радостным. На память об этом событии она подарила ему Георгиевский четырехконечный крест, доставшийся ей в наследство от прабабушки – самоотверженной сестры милосердия.

Интересно, что Д. Карапетян впоследствии написал воспоминания о своих встречах с Высоцким, но факт крещения в книге не отразил. Почему? В воспоминаниях преобладает мирской дух, смакуются мужские страсти и прочее. Очевидно, что для автора крещение Высоцкого не имело какой-то особой значимости. Личные похождения выглядели куда привлекательнее. Ну да ладно. Все равно – огромная благодарность Давиду Сааковичу за его поистине добрый поступок. Верю, что за это ему простится множество грехов.

Как поминать Высоцкого? Раньше люди ездили в подмосковные Мытищи, в храм святого мученика Уара, который, по преданию Церкви, принимает прошения за некрещеных и сонм иных проблемных людей: самоубийц, иноверцев и «поганых», то есть язычников.  Однако в данном случае нет смысла ограничиваться предстательством этого святого.Русская Православная Церковь признает действенность Крещения, совершенного в Армянской Апостольской Церкви.

Высоцкий совершенно не знал разницы  между двумя Церквями, не ведал тонкостей армянского монофизитства. Это был 1970 год. Скорее, всего, ничего не знал о монофизитстве и сам Карапетян. Он, как и большинство  армян, был совершенно уверен в том, что  Армянская Церковь – древняя и  православная.

Так вот – о поминовении. Если бы Высоцкий был жив, то его присоединение в Русской Церкви произошло бы через простое покаяние. Не ведал, мол, не знал, не понимал. Что, собственно и соответствовало действительности. Однако поэт умер, и не успел покаяться в том, в чем, по сути, совсем и не был виноват. Надеюсь, это понятно.

Что же теперь делать? А вот что. Решать данный вопрос должно не хмуро-ригористически, в духе мрачного Торквемады и неумолимо «святой» инквизиции, а руководствуясь принципом икономии, то есть сострадания и любви, так как Бог христиан есть Любовь.

Между двумя церквами – Армянской и Русской – нет литургического общения. То есть в православном храме нет возможности полагать в Чашу заупокойную частицу просфоры за умершего, крещенного в Армянской церкви, чтобы омыть ее Кровью Христовой (при этом омываются грехи поминаемого человека). Православный христианин призван быть послушным Матери-Церкви и учитывать все эти нюансы. Хотя на самом деле в данном конкретном случае следует обратиться за разъяснением к нашим православным канонистам и специалистам по церковному праву: ведь, насколько известно, мы признаем действенность Крещения, совершенного в Армянской церкви, и принимаем всех желающих присоединиться к Русской православной церкви по так называемому третьему, облегченному чину (первый чин – перекрещивание, второй – миропомазание) – через покаяние. Поэтому если бы Владимир Высоцкий был жив, то скорее всего, он бы рано или поздно перешел в полноту православия (ведь он же изначально и желал креститься только по православному обряду и был уверен, что его крестили именно так) и стал прихожанином, к примеру, храма Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе. Почему бы и нет?

И тем не менее есть факт – жесткий и совершенно недвусмысленный: Высоцкий умер и оставил нам проблему своего церковного поминовения. Со своей стороны, он шел к Православной церкви, тянулся к Ней, открывался навстречу Христу. Да, многого поэт просто не знал, в сравнительном богословии (скажем об этом уже в третий раз) был несведущ. Просто пришло время, когда он всей душой захотел быть ближе к Богу. В Нем поэт увидел (или таинственно ощутил) путь к преодолению смерти – и всей душой захотел креститься, веря, что произойдет чудо обновления, появится пульс новой жизни и он спасется…

А в остальном  Всемилостивый Господь уже Сам во всем разберется – гораздо лучше всех земных богословов, вместе взятых – и все наилучшим образом управит, к нашей всеобщей пользе. И – определит поэту с его предельно израненным и исстрадавшимся за людей России сердцем быть там, где это наиболее полезно и нужно именно ему.

О том, что решение креститься было серьёзным, говорит простой факт: в главных своих стихах поэт думал о том, как «что спеть, представ перед Всевышним». Вы не найдёте такого мотива в тогдашних стихах современников Высоцкого – от Евтушенко до Бродского.

“Спасибо, что живой”

– Вы смотрели последний фильм о Высоцком? Каково Ваше мнение о нём?

– Фильм интересный, добрый. Правда, требования кассовости наложились в нём  и на технику съемки, и на сам сюжет. Однако в фильме нет ни грязи, ни секса. Образ Высоцкого дан под определенным ракурсом. Это – болезнь, страдание, выдержка, наркотическая зависимость, клиническая смерть, выживание. Песен звучит мало. Но такова задумка.

Особенно меня потрясла молитва поэта. И конечно, игра Безрукова. Для меня он – один из великих актеров современности. Он – и Евгений Миронов. Они вдвоем вернули нам Пушкина, Есенина, Достоевского и Высоцкого.

То, что фильм ругают, – от скудости мышления оппонентов или от их ангажированности. Или – от зависти. Хороший, в общем, фильм. Спасибо Никите Высоцкому за сценарий и за озвучку. Спасибо всем актёрам. Благодарность – режиссеру Петру Буслову. Фильм раскрыл нам еще одну грань образа Высоцкого, о которой мы мало что знали.

И схожесть – колоссальная. Правда, силиконовая маска актера имеет  свою изнанку – преобладает статика его лица. Но все равно – работа проделана огромная и дай Бог, чтобы фильм окупил все растраты и наградил всех своих создателей лавровыми венками.

И главное…

– Как Вы думаете, какие песни Высоцкого будут необходимы православному человеку и через 10, и через 100 лет?

– Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если руки сложа, наблюдал свысока.
И в борьбу не вступил с подлецом, с палачом,
Значит, в жизни ты был  ни при чём, ни при чём!..

А так,  поживем – увидим.

АРСЕНИЙ ЗАМОСТЬЯНОВ , ПРОТОИЕРЕЙ МИХАИЛ ХОДАНОВ

 

Оригинал статьи на http://www.pravmir.ru/vladimir-vysockij-est-chto-spet-pered-vsevyshnim-pesni-v-ispolnenii-prot-mixaila-xodanova/



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный церковный календарь на октябрь 2020 года

В октябре отмечается 107 православных церковных праздников. Церковный календарь информирует о христианских праздниках, посвященных знаменательным событиям из жизни Иисуса Христа и его матери Богородицы Девы Марии, постах и днях памяти различных святых.

Главное событие октября...

Выбор редакции

«Это кино о тебе» Беседа с Александром Запорощенко, режиссером фильма «Где ты, Адам?»

Двор Вознесенского храма на Демеевке в Киеве был идеальным местом для разговора с режиссером фильма «Где ты, Адам?» Александром Запорощенко. В калитке нас встретила веселая компания во главе с женихом и невестой, ставшими...