Что плохого в «сладко-младенческом» христианском воспитании, ​или Про духовную жизнь детей

Просмотрено: 57 Отзывы: 0

Что плохого в «сладко-младенческом» христианском воспитании, ​или Про духовную жизнь детей

Если мы растим детей в вере, если хоть немного приобщаем свою семью к церковной жизни, однажды неизбежно возникает вопрос: как мы можем помочь своим детям хотя бы задуматься о духовной жизни? Какой она вообще может быть – духовная жизнь детей, они же, собственно, еще дети? Избежать этого вопроса невозможно: ведь отсылка к теме – та же Исповедь с семилетнего возраста. И все наши молитвы, утренние, вечерние, тем более правило к Причастию – все это про духовную жизнь. И пусть разные священники дают разные рекомендации, пусть дети, тем более маленькие, не читают всех этих молитв, но из песни слов не выкинешь, хоть как-то с темами молитвенных текстов они же сталкиваются. И еще сложнее, еще острее этот вопрос – в преддверии любого поста, который по определению – время особенного внимания к духовной жизни.

Мне кажется, среди популярных вариантов решения этого вопроса можно выделить такие.

1. Посчитать, что эта духовная жизнь – вообще дело не детское, об этом и думать, и говорить нечего, вот вырастет человек – тогда и познакомится с этими взрослыми проблемами. Распространенный сейчас подход, и просто в жизни, и, например, в адресованной детям околоцерковной литературе. Когда, скажем, о Заповедях Божиих детям рассказывают так легко и «сладко-младенчески», будто это рассказ о каких-нибудь приключениях утенка и цыпленка. И разговора по теме, собственно, нет, только интересные сюжеты и развивающие задания. Будто задача – сделать просто нечто яркое на темы, ассоциированные с Православием. Чтобы привлечь внимание, развеселить – но ни в коем случае не пробудить «недетские» мысли. И сама я не раз слышала от знакомых верующих мам, что детям 10–12 лет они предлагают только Детскую Библию и детские пересказы житий святых. Говорят, что детям рано давать что-то более серьезное, Евангелие дети «не поймут», а в тех же житиях «все слишком страшно». При этом их дети смотрят «Звездные войны», «Гарри Поттера» – это почему-то кажется нестрашным и доступным пониманию детей.

2. Оставить тему духовной жизни на самотек, приобщить детей просто к образу жизни, культуре Православия, но содержание – не трогать: если надо, само однажды проснется. Тоже распространенный подход, который, между прочим, нередко дает положительный результат, потому что внешнее и правда способно само собой потихоньку подтянуть внутреннее. Так, ребенок (как, впрочем, и взрослый человек) способен много лет формально вычитывать то же вечернее правило, и однажды вдруг открываются глаза и уши, однажды вдруг что-то знакомое с детства приобретает смысл и становится драгоценностью. Вот так вообще работает приобщение детей к культуре, когда ребенок растет внутри церковной жизни, внутри христианской семьи. Но ведь суть любой традиции, тем более христианской, в том, чтобы помочь разобраться в содержании того или иного явления. Поэтому важно, чтобы наши заботы о детях не просто были вечной отсылкой к содержанию, но чтобы потихоньку переходили от формы – к сути.

3. Учить детей духовной жизни – с младенчества, по Добротолюбию и Лествице, чем раньше начнем – тем лучше результат. Кажется, сейчас этот подход не так популярен, как во времена моего детства. И все же – и такой вариант существует.

Стоит ли говорить с детьми о духовной жизни?

Христианское учение о воспитании детей показывает, что духовная жизнь ребенка – это реальность. Ведь детская святость – реальность, а не «ролевая игра». Пожалуй, до сих пор никто не описал духовную жизнь ребенка лучше, чем святитель Феофан Затворник. В книге «Путь ко спасению» он показывал, чем и как живет ребенок христианских родителей, во младенчестве крещеный, как именно он приходит – может прийти – к Богу. Желающих отсылаю к этой книге, а здесь просто скажу об общей «схеме». Крещеный ребенок верит «верой родителей», он «напитывается» духовной атмосферой и семьи, и Церкви, а также «напитывается» истиной – которой родители не просто могут, но обязаны учить ребенка. Эти истины, которые отец или мать «натолкуют» детям, могут, по выражению святителя, «сродниться с сердцем» малыша. Но это духовная жизнь «бессознательная», и однажды она может и должна стать «сознательной». Однажды ребенок, который верил бессознательно, сам осознает себя христианином, этот момент называется «пробуждением» души. Святитель Феофан называет этот момент также «присягой на верность Христу». Это не какая-то формальность, не какие-то особые слова и ритуалы, вроде конфирмации, это внутренняя и свободная решимость «быть христианином», когда человек «связывает» сам себя «обязательством исповедания и жизни христианской». Святитель Феофан утверждал, что человек способен прийти к этой «самостоятельной решимости жить по-христиански» и «в 7, 10, 15 лет и позже».

В этом подходе – такие важные идеи:

  • Даже в 7 лет ребенок способен к подлинно духовной жизни. Представление о том, что ребенок этого возраста способен так или иначе управлять самим собой, предполагает уже вполне определенную ответственность за свою духовную жизнь. Святитель Иоанн Златоуст, вспоминая страшный эпизод из истории пророка Елисея (ср. 4 Цар. 2, 23–24), показывает, что дети, насмехавшиеся над пророком, были наказаны смертью как раз потому, что уже способны были нести ответственность за свой грех.

Дети, насмехавшиеся над пророком, были наказаны смертью как раз потому, что уже способны были нести ответственность за свой грех

  • Когда малыш совсем маленький, благодать Крещения, по словам все того же святителя Феофана, «укрощает и заглушает грех». Но со временем грех «может снова ожить и восстать», и святитель призывает родителей сделать так, чтобы ребенок «так привыкал употреблять силы духа и тела, чтобы это была не работа греху, а служение Богу». При этом, если родители воспитывают детей в вере, в душе ребенка возникает «тяготение» к Богу, но «в то же самое время и живущий в них грех не дремлет», и «неизбежное следствие этого – брань внутренняя». Вот так: и духовная жизнь, и духовная брань бывает уже у маленьких детей (разговор о детях примерно 7–12 лет).

И духовная жизнь, и духовная брань бывает уже у маленьких детей (разговор о детях примерно 7–12 лет)

  • Человек присягает на верность Христу сам, за него это не может сделать кто-то другой.
  • Родители могут и должны учить детей вере, независимо от того, в каком состоянии, сознательном или нет, находится сейчас их ребенок. О том, что это прямо обязанность всех христианских родителей, я и сама писала не раз, поэтому сейчас не буду доказывать этот момент. Но сейчас обратим внимание: смысл такого научения – в том, что в «бессознательную» пору мы можем помочь ребенку «напитаться» истиной, сроднить его сердце с Церковью. Как именно это сделать – много и хорошо пишет все тот же святитель Феофан Затворник, а также и во все времена актуальный святитель Иоанн Златоуст. Но главное – делать, учить, воспитывать в вере – необходимо! Это не гарантирует результата, но значительно увеличивает шансы, что однажды «пробуждение» произойдет. Это – не только сквозной тезис того же «Пути ко спасению», это еще и многовековой опыт воспитания детей в христианских семьях.

Но, конечно же, «дети» – понятие растяжимое. Учить детей вере родители должны, применяясь к возрасту каждого своего ребенка. Именно каждого: даже если в семье много детей, важно помнить, что это тема не «оптовая», но личная.

Младенец

До 7 лет только формируется волевая сфера, ребенок только учится ответственности, еще не готов к ней. Это время, в которое совершенно неуместно «виноватить» ребенка, но если говорим о духовной жизни, только ориентировать его. Этот возраст еще не время для покаяния, но только подготовка к нему. Конечно, если ребенок совершает дурной поступок, да еще с умыслом – обязательно указываем, если он кого-то реально обидел – обязательно учим просить прощения. Но укоряем лишь экстренных, особых и четко оговоренных случаях, например, в том случае, если наш малыш ударил младшего ребенка. «Плотность» подобных тем в отношениях с малышом должна быть очень редкой.

Чтобы подготовить малыша к духовной жизни, в это время просто сами молимся за него. И напрямую учим, «в свободных беседах», но еще важнее – «погружаем» его в среду, в которой христианская жизнь – норма, то есть сами, всей семьей живем этой самой христианской жизнью, «напитываем» ребенка «атмосферой духовности».

Также начинаем учить малыша управлять самим собой: для начала – учим осознавать и называть чувства и состояния (например: радость, гнев, тревога, страх, обида, любовь, скука). По возможности, учим искать причины того или иного состояния: «Я гневаюсь, потому что хочу собрать пирамидку, а она все время падает, мне обидно, и я на самом деле злюсь не на брата, а на свое невезение». И так – учим малыша набрасывать узду на свои пока «детские» страсти, чтобы не они нас уносили, как разъяренные скакуны, а мы бы сами садились на них верхом, вот это – вершина настоящего малышовского «я сам». Также в этом младенческом возрасте учим ребенка послушанию: невероятно важный этап освоения навыка управления самим собой, а также самая базовая и доступная младенцу «духовная жизнь». Конечно, также словами рассказываем малышу о вере, например, о заповедях – но пока просто в целом, только отсылка к идее: над нами всеми, и над тобой, и надо мной, есть Божий Закон, есть добро и зло. От систематического обучения в этом возрасте мало толку. При этом, если сейчас, когда ребенок еще попросту к этому не готов, начать его «грузить», в игровой форме или напрямую, объяснением «законов духовной жизни», названиями грехов, в лучшем случае малыш просто наберется «умно-правильных» слов, сумеет объяснить: «Я украл шоколадку, я впал в грех, это меня искусил диавол, я не смог устоять перед этим искушением». В худшем – станет классическим маленьким фарисейчиком.

С 7 до 12 лет

А вот с 7 лет пора начинать учить ребенка вере «всерьез». Младенчество позади, ребенок начинает исповедоваться. Педагог Русского Зарубежья Софья Куломзина писала:

«таинство Покаяния требует подлинного, личного участия и разумения. Это церковное правило (о начале Исповеди в 7 лет), конечно, не случайно. Ребенок 7–8 лет достиг ‟возраста разумаˮ, способен сознательно выбирать между добром и злом, может грешить и каяться… важно развить в ребенке способность распознавать проявления греха в обычной жизни».

Семилетнему малышу пора знакомиться со Священным Писанием (а не с детскими пересказами), пора – как раз перед Исповедью – говорить с ребенком о 10 заповедях. Показывать сразу «конструктив»: как в жизни вот этот конкретный ребенок может следовать вот этим заповедям, и в чем – нарушение этих Божественных повелений. Не в целом «у человечества», а как это происходит в жизни вот этого конкретного первоклассника. Здесь уже неуместны сладкие-гладкие «младенческие» разговоры. Но, конечно, неуместны и «бремена неудобоносимые»: пагубно внушать ребенку, что он «великий грешник», важно не допустить запугивания.

Пагубно внушать ребенку, что он «великий грешник», важно не допустить запугивания

Для малыша в этом возрасте самое важное – просто понять, что именно «надо делать», и просто поверить в то, что он способен с задачей справиться. Все «негативные» установки практически блокируют способность ребенка осваивать любого рода материал. Как в обучении английскому важно не напугать сложностями, но внушить ребенку, что он точно справится, что все получится, – так и здесь.

Малыша этого возраста учим решать проблемы в духовной жизни – а они еще как есть даже у этого, семилетнего, малыша – потихоньку, маленькими шажками. Самое простое – как учил старец Иоанн Крестьянкин:

«Многие люди думают, что жить по вере и исполнять волю Божию очень трудно. На самом деле – очень легко. Стоит лишь обратить внимание на мелочи, на пустяки, и стараться не согрешить в самых маленьких и легких делах. Это способ самый простой и легкий войти в духовный мир и приблизиться к Богу».

И также:

«Мелкие хорошие поступки – это вода на цветок личности человека. Совсем не обязательно вылить на требующий воды цветок море воды. Можно вылить полстакана, и это будет для жизни достаточно, чтобы уже иметь для жизни большое значение».

Вот это, пожалуй, можно назвать основным подходом для начала духовной жизни ребенка.

И вдогонку – второй подход, рецепт от преподобного Ефрема Сирина:

«Если уязвит тебя стрела лукавого врага, нимало не впадай в отчаяние. Наоборот, сколько бы раз ни был ты одолеваем, не оставайся побежденным, но тотчас вставай и сражайся с врагом, ибо Подвигоположник всегда готов подать тебе Свою десницу и восставить тебя от падения. Как скоро ты первый протянешь к Нему свою десную руку, так и Он подаст тебе десницу Свою, чтобы восставить тебя. А у скверного врага все старание о том, чтобы ввергнуть тебя в безнадежность, как только падешь. Итак, возлюбленный, не верь ему, но если будешь и по семи раз в день падать, старайся восставать и умилостивлять Бога покаянием».

Вот он, позитив и конструктив, путь к свободе, свету, к истинной красоте, к подлинному счастью. Упал – увидеть факт падения; упал – сразу вставай, не лежи; не отчаивайся, проси у Бога прощения, проси о помощи, сам старайся исправиться – и Бог подаст тебе руку, поднимет тебя. И дальше идешь, и падаешь – снова с Божией помощью встаешь! Вперед – к воцарению со Христом в Царстве Небесном!

Эти две установки, от отца Иоанна (Крестьянкина) и преподобного Ефрема Сирина – конечно, не только для начала духовной жизни, но и для подростков, и для взрослых людей, на всю жизнь.

Примерно с 7–10 лет ребенку пора знакомиться не с абстрактными «основами православной культуры», но с Законом Божиим, с вероучением. Этот возраст, согласно святым отцам, например, святителю Иоанну Златоусту, и есть возраст, в котором ребенку нужно учиться у своих родителей вере, Священному Писанию. Но, помимо всего прочего, тут есть такой момент: примерно с 7 лет дети идут в школу. И если мы воспитываем детей как христиан, необходимо, чтобы у детей было сформировано христианское мировоззрение до того, как школа и вообще «большой мир» начнут предлагать нехристианское представление о мире, жизни и человеке. Неуместно, чтобы ученик начальной, а тем более средней школы представлял себе веру только как набор обрядов и сюжетов из Детской Библии, которые пересказаны нередко почти в виде сказок: ведь школа дает образование систематическое, не «примитивно-детское», а с отсылкой к «научному». На эту тему много писал профессор, протоиерей Глеб Каледа, в частности, в своей книге «Домашняя Церковь»: ребенок должен быть подготовлен «духовно» к школьному обучению. При этом отец Глеб обращает внимание, что «гармония» между христианским и так называемым «светским» образованием может быть заложена «только семейным воспитанием».

Так, о сотворении мира ребенок должен узнать до того, как на уроках окружающего мира и биологии начнут говорить о происхождении мира и человека. И узнать о творении мира ребенок должен не из примитивных детских пересказов, но из Библии, хотя бы из Закона Божия того же Слободского, Катехизиса. А в первые годы обучения в средней школе хорошо знакомить ребенка с разными мнениями христианских ученых, например, с трудом доктора геолого-минералогических наук, академика РАН, священника Сергия Кривовичева «Православие и естественные науки: учебник бакалавра теологии» (да, такого рода книги, научно-популярные, не можно, а прямо важно читать именно в школе). Если мы растим детей в младенческом, «сладком» Православии, странно потом удивляться, что, вырастая, они начинают скептически относиться к вере родителей: ведь порой дети, входя во взрослую жизнь, просто незнакомы с Православием, в котором их вроде бы растили. Зато такие дети бывают отлично знакомы с целой палитрой нехристианских мировоззрений...

Подростки

С 12–14 лет ребенок выходит во взрослую жизнь, вступает в пору юности. Все дети разные, взросление девочек и мальчиков также отличается, и все же граница взросления проходит примерно здесь. И если до этого времени важно было приспосабливать учение о вере к пониманию детей, не «сюсюкать», но все же разжевывать, то теперь пора потихоньку предлагать детям «взрослые» разговоры и книги о вере и духовной жизни.

И потому, что ребенок 13–14 лет уже не малыш: это взрослый человек, даже если нам кажется, что он недавно родился.

Духовная жизнь 12–15-летнего человека – это уже духовная жизнь взрослого человека, со всеми искушениями и угрозами взрослой жизни

И потому, что духовная жизнь 12–15-летнего человека – это уже духовная жизнь взрослого человека, со всеми искушениями и угрозами взрослой жизни. Настоящая духовная война.

  • Одно из сильнейших и при этом распространенных искушений подростков – тщеславие. В наше время эта тема тесно связана с соцсетями, «лайками», «просмотрами». Может показаться, что тщеславие – это не так уж и страшно. Но ведь это настоящая страсть, которая даже вне христианского контекста приводит к разрушению личности человека, в том числе к депрессиям и суицидам.
  • Именно в юности возникает и может стать ведущей страсть блуда. Зажмуриться и представить, что наши дети могут столкнуться с этой темой только после 18 лет, – невозможно. Многие родители мне рассказывают, что дети в 5–6 классе «приносят» из школы, из «Интернетов», просто от друзей идею о том, что рукоблудие – это не просто нормально, но даже полезно для здоровья, то есть прямо «благо». Уже в 7–9 классе встает вопрос о сохранении девства, особенно у девочек. Подросток-христианин в этом плане оказывается – и должен оказаться – настоящим «борцом для Христа», по выражению Златоуста.

Одна из основных задач родителей – учить детей, именно детей, а не взрослых людей, целомудрию

  • Конечно же, человека необходимо готовить к подобной аскезе, и, конечно же, человеку на этом пути необходима серьезная поддержка, и, в частности, – поддержка словом, учением Церкви. Согласно учению святителя Иоанна Златоуста, это одна из основных задач родителей – учить детей, именно детей, а не взрослых людей, целомудрию .
  • Именно в подростковом возрасте люди часто начинают интересоваться «духовностью», мистическими идеями, экстремальными пара-религиозными учениями: душа ищет чего-то большего, чем «просто» жить, есть, спать и ходить в школу. На примере дореволюционных биографий можно увидеть, что именно гимназисты и студенты активно сочувствовали терроризму, коммунизму, марксизму, в наше время в первую очередь именно подростки увлекаются национализмом и фашизмом, сатанизмом, попадают в тоталитарные секты. Именно подростки особенно подвержены экстремистской политической и социальной пропаганде. И вот что интересно: многие родители-христиане всерьёз считают, что детям лет в 14 рано читать даже «популярных» церковных авторов, таких как преподобный Паисий Святогорец, святитель Николай Сербский, Митрополит Антоний Сурожский, тем более рано знакомиться с трудами Златоуста, Иоанна Дамаскина, Григория Нисского. А дети это «пусто место» занимают совсем не просмотром мультиков Сутеева или чтением повестей Пантелеева.
  • И без этого всего страшного в подростковом возрасте человек, конечно же, совершает множество мелких грехов, которые «как у всех». Но ведь из этой мелочи прямо сейчас, именно в юности, складывается характер, из этих мелочей именно в юности вырастают настоящие страсти.

Еще и еще раз повторю: конечно, все мы разные, и дети наши – тоже все разные, и пути у всех у нас очень разные. И все же нам, родителям, очень важно понимать: ребенок ко времени вступления в юность уже должен быть достаточно подготовлен к «духовной борьбе», и направить эту подготовку в нужно русло – задача родителей. Когда чаду 15 лет, его не «пора начинать знакомить с основами веры» – он к этому времени уже должен быть знаком с этими основами, к этому возрасту он уже должен начать сам вести свою духовную жизнь, к этому возрасту его уже пора отпустить, а не начинать руководить им.

Родительские трудности

Главная трудность родителей, конечно, в том, что не все в наших руках. Совсем не все. Так, очень и очень многое зависит от выбора, воли самого ребенка. Но это условие не отменяет нашей задачи воспитывать наших детей, учить их вере. Здесь – как с сеятелем: наше дело – сеять и молиться, чтобы семя не заглушили тернии, чтобы не налетели птицы, чтобы семя принесло добрый плод.

Смежная трудность – перед лицом всех этих опасностей самим не страшиться, и, конечно, не заражать этими страхами детей. Все эти «угрозы юности» – реальность, но все через это проходят, и очень многие – вполне успешно. И вообще, чего нам бояться, если с нами Сам Бог? Будем делать свое дело, но будем полагаться на Бога, Он Сам заинтересован в решении наших трудностей, Он обязательно поможет.

Трудность еще и в том, чтобы не перегнуть, пройти по царскому, среднему пути, между тем самым страхом ада и надеждой на Царство Небесное. Чтобы не пустить все на самотек, но и ни в коем случае не заражать детей своей страстью уныния. И не «задолбать» детей «духовными наставлениями» – но учиться понимать своих детей, видеть, когда они готовы слышать – и когда не готовы, когда – начать говорить, а когда – остановиться. Находить время и место для этих разговоров о подлинно важном. И говорить с детьми на эти темы – бережно, тактично.

Трудность в том, чтобы воспитывать детей вовремя, когда они маленькие. А когда вырастают – постепенно отпустить их

И еще трудность, конечно, в том, чтобы воспитывать детей, руководить ими – вовремя, когда они маленькие. А когда вырастают – постепенно отпустить их. Если мы смогли их научить, направить по пути спасения, когда они были маленькими – так, значит, дело сделано, ребенок уже пошел по этому пути, не по нашему, а по собственному. А если не смогли, когда он был маленьким – ну, неужели ждем, что когда он вырос – все получится, теперь он наконец нас услышит?..

Еще особенная трудность – не подходить к воспитанию детей с мерками «покаяния падшего человека». Это трудность в первую очередь для родителей, которые сами пришли к вере после падения, через покаяние. Святитель Феофан Затворник в своей книге «Путь ко спасению» как раз показывает разные пути, «прямой» и «после падения». Если ребенок до вступления в пору юности «присягнул на верность Христу», избежал падений юности – он идет по одному пути, а вот если он пал – обычно это блуд, а также увлечение нехристианскими учениями – он, если захочет, тоже идет к Богу, но уже по второму варианту, по пути покаяния. И нередко родители, которые сами пришли в Церковь по второму пути, пытаются вести и своих детей по этому самому пути. В этой модели и появляется та самая попытка не столько учить детей вере, не столько показывать особенности духовной жизни, но «виноватить» их, свести духовную жизнь к чему-то вроде самобичевания.

Что делать?

Конечно, я не могу знать, что делать, ведь универсальных ответов и рецептов в таких вопросах не существует. Единственное, что могу предложить (кроме как «читайте святых отцов»), – некоторые варианты решений.

1 вариант. Ребенок «верит верой родителей». Он ходит в храм, участвует в таинствах, читает книжки, которые ему дает читать мама, слушает папины наставления о вере, но еще духовно не пробудился. Обычная ситуация – так, все по тому же святителю Феофану Затворнику, ребенок вполне может принести «присягу на верность Христу» лет в 15, а значит, до этого возраста он будет «верующим по инерции». В такой ситуации важно создавать и беречь в семье ту самую «атмосферу» христианской жизни, чтобы вся семья жила верой, была бы Малой Церковью.

Важно создавать и беречь в семье «атмосферу» христианской жизни, чтобы вся семья жила верой, была бы Малой Церковью

Чтобы этот пока «незрелый» ребенок просто «варился» в этой среде, дышал этим воздухом. Важно предлагать ребенку и несемейную среду – искать сообщества, в которых вера будет ценностью, дорожить общением с верующими друзьями семьи. А также важно и в такой ситуации учить ребенка вере, вовремя и всерьез. Во-первых, предлагать ребенку читать Священное Писание (как это можно устроить – писала тут). Библия – это не просто сюжеты, не просто мудрые поучения: так Сам Бог говорит с человеком, когда мы слышим Слово Божие – слышим Самого Бога, «с нами беседующего и прошениям и нуждам нашим отвечающего», как хорошо и много писал об этом святитель Тихон Задонский. Само по себе чтение Писания способно пробуждать душу и дух человека, и это – не про детские пересказы Библии, у них по определению нет этой способности. Во-вторых, предлагать детям духовную литературу, а не «сладко-младенческие» книжки. Такая литература, особенно написанная святыми авторами, также может иметь этот пробуждающий эффект (конечно, предлагаем доступную и по подаче интересную конкретному ребенку – тут, во-первых, подходит чтение для «новоначальных», а во-вторых – просто используем метод перебора). Но даже если сейчас эффекта не будет – посеянное семя взойдет, когда придет время. Если ничего не сеять – и всходить будет нечему. Также, если мы вовремя учим ребенка вере, то это оказывается базой, фильтром, через которую будет проходить вся «внешняя» информация, все идеи, мировоззренческие концепции, с которыми ребенок столкнётся в жизни.

2 вариант. Ребенок уже присягнул на верность Христу. В каком бы возрасте это ни произошло, в любом случае важно поддержать человека. И если он поверил Богу, когда ему было всего лет 7–10, – конечно, важно предложить ему варианты узнавания об учении Церкви. В общем, по сути, все то же самое, что мы предлагали ребенку из первого варианта, просто эффект и отклик будет другим.

3 вариант. Ребенок «отмежевался» от веры. Раз мы говорим именно о ребенке, с большой вероятностью это не столько уход от Церкви (трудно уйти оттуда, куда и не приходил), сколько уход от «всего, что связано с родителями». Если так, если отношения с ребенком разрушены, или просто жизнь в нашей семье слишком жесткая и холодная, – тут в первую очередь необходимо восстановлением отношений заниматься. Но бывает, что ребенок не противопоставил себя семье, но объявил, что «не определился» с верой, вроде бы «в целом не против», однако от жизни в Церкви прямо отказался. Снова и снова подчеркну: ребенок, воспитанный в вере, далеко не всегда проходит через отрицание Церкви, это не обычное явление в духовной жизни ребенка – здесь снова отсылаю к текстам святителя Феофана Затворника, к житиям святых семей, к опыту воспитания детей «просто» в христианских семьях, – об этом опыте я сама подробно рассказывала в своей книге «Жизнь замечательных семей: шесть реальных историй». И все же вариант «отхода от Церкви» – среди вероятных. В этом случае, если есть добрый контакт с родителями, если ребенок отошел от Церкви, но не отошел от семьи, – есть большой шанс, что тактичные советы родителей будут услышаны детьми. В такой ситуации тем более важно сохранять свою семью, самих себя – в верности Богу: раз уж ребенок вроде вне Церкви, все же пусть останется хотя бы в «атмосфере» Церкви.

Важно сохранять свою семью в верности Богу: раз уж ребенок вне Церкви, пусть останется хотя бы в «атмосфере» Церкви

И в такой ситуации тоже важно продолжать учить ребенка вере, а когда подрастет, не столько учить, сколько показывать – где и как он может что-то узнать о вере. Хотя бы для того, чтобы узнать, от чего именно он собрался отказываться. Хотя бы для того, чтобы он получил то базовое христианское образование, без которого любой человек, даже атеист, не может считаться человеком культурным и образованным. И так есть шанс, что Святое Писание и творения святых отцов разбудят заблудившегося ребенка, по крайней мере – может, «зацепят», и вот так семя начнет незаметно прорастать.

Но тут важно подчеркнуть: состояние своих родных детей мы, родители, не всегда можем оценить корректно. Так, нам может казаться, что ребенок живет верой только формально, по инерции, – но в реальности этот ребенок может быть по-настоящему верным Богу человеком. Просто мы этого не видим – или потому, что нет доброго контакта с ребенком, или потому, что неизбежные шероховатости детского характера застилают глаза, или, как в патериках, – мы видим грех, но не видим покаяния, и да, даже родители могут не видеть покаяния своих родных детей, прозорливость у нас – не опция по умолчанию. И вот здесь, под конец, все же назову два решения, максимально гарантирующих добрый результат родительских попыток воспитывать детей в вере:

Хранить добрые, теплые, принимающие отношения с каждым ребенком

  • Любить своих детей и, по слову апостола, не раздражать их. Хранить добрые, теплые, принимающие отношения с каждым ребенком. Эти добрые отношения помогут нашим детям вообще слышать наши слова о чем бы то ни было. Научат наших детей со своими проблемами, вопросами любого рода обращаться именно к родителям, а не чужим людям, сверстникам и слепому Интернету – если наши дети будут уверены, что мы всегда их услышим, поймем и не осудим, даже если не похвалим. Если же наш ребенок в духовном смысле в какой-то момент уйдет на сторону – ему будет куда вернуться: если блудный сын знает, что дом вообще есть, и отец его ждет, – он вернется. Но если дом разрушен раздорами, если есть уверенность, что отец-судья в любом случае вынесет приговор – вернуться, собственно, некуда.

Просить Бога, чтобы Он Сам воспитал и научил наших детей, потому что Он – их настоящий Отец и Учитель

  • Молиться. Просто молиться Богу, чтобы Он вразумил нас, чтобы помог нам своими воспитательными попытками хотя бы не вредить нашим детям. Просить Бога, чтобы Он Сам воспитал и научил наших детей, потому что Он – их настоящий Отец и Учитель, и Он-то как раз может все, в отличие от нас. Тут «работает», конечно, не просто обращение к Богу, но сочетание молитвы и нашей заботы о воспитании детей. Об этом вот так говорил святитель Иоанн Златоуст:

«Будем особенно предусмотрительны в отношении к детям, домашним и к себе самим; когда же начнем приводить в порядок и себя и их, то станем молить Бога, чтобы Он помог нам в трудах наших. И Он поможет, когда увидит, что мы об этом стараемся, к этому прилагаем свои заботы; если же мы ничем не заняты, то и Он не подаст нам Своей помощи.

Ведь не тогда Бог дарует нам помощь, когда мы спим, но когда и сами мы трудимся. Помощник помогает не праздному, а тому, кто и сам работает. Впрочем, благой Бог силен Сам Собою совершить дело, чтобы все мы сподобились наследовать обетованные блага, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому с Отцом и Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков».

(Продолжение следует.)

Источник: https://pravoslavie.ru/158579.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православные праздники в феврале: Церковный календарь – 2024

В последний зимний месяц православные отметят Сретение Господне — праздник, который входит в список 12 самых значимых (двунадесятых) праздников в году,...

Выбор редакции

В День защитника Отечества Святейший Патриарх Кирилл возложил венок к могиле Неизвестного солдата у стен Московского Кремля

23 февраля 2024 года, в День защитника Отечества, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возложил венок к могиле Неизвестного солдата в...