Сила кротости: как стать кротким, но не позволять собой манипулировать

Просмотрено: 116 Отзывы: 0

Сила кротости: как стать кротким, но не позволять собой манипулировать

Кротость – это не просто внешнее спокойствие, не безразличие. Кротость вообще – никак не пассивное состояние. Напротив, это активное проявление внутренней любви, о которой Христос говорит: «Возлюби ближнего, как самого себя». Для чего эту внутреннюю любовь надо иметь в себе.

«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю», – слышим мы на каждой литургии во время пения Заповедей блаженства. Но для современного общества кротость – одно из самых непонятных качеств. Зато если обратиться к Библии, мы увидим, что о кротости говорят и Ветхий, и Новый Заветы. Кротким назван не только Христос, но и, например, Моисей – человек отнюдь не мягкий.

Так что такое кротость как добродетель? Как не перепутать кротость со слабостью? Разбираемся вместе со священником Василием Куценко и психологом Александром Ткаченко.

Что такое кротость?

– До кротости нужно духовно дорасти, – говорит священник Василий Куценко. – В греческом тексте там, где в русском «кротость», мы видим слово πρᾷος, у которого много значений. Глобально передать смысл этого слова можно как «беззлобный». Получается, кротость – это беззлобие. У преподобного Антония Великого есть слова: «Кто незлобив – тот совершенен и богоподобен».

Эту же мысль подтверждают другие святые отцы: «Всякая добродетель хороша, но в особенности – незлобие и кротость. Она выказывает в нас людей, она отличает от зверей, она делает равными ангелам», – говорит Иоанн Лествичник. «Душа негневливая делается храмом Святаго Духа», – отмечает Иоанн Златоуст. Наконец, «кротость есть дочь плача и внучка смирения», – формулирует святитель Николай Сербский.

Психолог Александр Ткаченко так объясняет близость кротости к смирению.

– Кротости без смирения не бывает. Я бы сказал, смирение – это внутреннее расположение человека, а кротость – проявление смирения вовне. В основе этих понятий общие смыслы.

Родственные кротости слова – «укротить», «укоротить», то есть ограничить что-то.

А смирению родственно не только слово «мир», как часто думают, но еще и слово «мѣра», так как в древнерусском языке «смирение» тоже писалось через «ять».  В этом нетрудно убедиться и по контексту святоотеческих писаний. Вот, например: «Глубина смирения <…> должна быть измеряема мерой грехов, то есть по мере грехов, какие наделал человек, да будет у него и смирение с сокрушением» (св. Симеон Новый Богослов).

То есть смирение – понимание своей меры, когда ты видишь и принимаешь себя таким, каков ты есть, и с достоинствами, и с недостатками, а кротость – способность себя укрощать, ограничивать. Например, свой гнев.

Что мешает нам быть кроткими?

Коллаж. Кротость

– Для современного человека кротость – очень сложная тема, – отмечает священник Василий Куценко. – Что значит быть кротким, беззлобным? Многие согласятся, что злиться – плохо, особенно если человек вспыхивает по любому поводу или даже без него. Нужно учиться себя контролировать. Но если меня обижают, поступают несправедливо – я же должен дать отпор, постоять за себя, защитить свое пространство и интересы.

Состояние, когда ты готов принять несправедливость как волю Божию, принять с миром – это высоты духа. И просто так этого человеку не объяснишь. Нужно, чтобы человек готов был принять Евангелие и Христа не просто умом, но и сердцем.

Явная противоположность кротости – неконтролируемый гнев, скрытые раздражительность, обидчивость.

Психолог Александр Ткаченко называет одной из частых причин гневливости психологические травмы. Эффективным средством в борьбе с ними, считает специалист, может быть психотерапия.

Почему застарелые травмы мешают быть кротким

– У психологов есть в обиходе такая формула: травма – это ресурс минус событие, – объясняет Александр Ткаченко. – Условно говоря, полный ресурс – это 100%. Если событие по нагрузке на психику, скажем, 110% и ты уходишь в минус, это уже травма. Если же событие меньше 100%, значит, психика справилась, переработала события и травмы не было.
Вызывать травму могут и какие-то страшные вещи – например, физическое или сексуальное насилие, а могут относительно «обыденные» – игнорирование родителями в воспитательных целях, какая-то вопиющая несправедливость. Там, где ресурса психики на их переработку не хватило, остается незажившая рана, и человек живет с ней, испытывая боль каждый раз, когда происходит нечто подобное.
Если, например, взять травму несправедливости, то в любой ситуации, где человек видит несправедливость, у него эта травма актуализируется, и внутренняя боль толкает его в споры (в том числе в интернете), возмущение, какие-то конфликты – порой до слез, до драки.
Человек, с одной стороны, ощущает, что им движет «справедливость», с другой – что-то дополнительное, очень болезненное, нездоровое. Он ничего не может с этим поделать, его просто «кидает на амбразуру». Если он не кинется, потом загрызет себя виной.
А причина простая – когда-то в прошлом он вынужден был промолчать, когда творилась несправедливость, и теперь пытается выйти из старой истории победителем. Но пока травма не проработана, этот процесс не осознан. Раз за разом вместо восстановления справедливости человек просто устраивает очередной скандал и потом начинает винить себя за то, что его устроил. Он, быть может, и хотел бы быть кротким. Но у него не получается, он не владеет своим гневом, который идет из старой травмы.
Можно сравнить это с травмой физической. Например, ребенку в детстве сломали ногу, она неправильно срослась. И сколько бы потом он ни прикладывал усилий для того, чтобы ходить и бегать ровно – так же, как все остальные дети, – увы, у него ничего не получится. Он все равно будет хромать.
То же самое происходит и с психологической травмой: желание быть кротким есть, но оно все время «хромает на сломанную ногу».
И ответственность такого вспыльчивого человека будет не в том, чтобы тратить массу энергии на безуспешные попытки подавления своего гнева. А в том, чтобы осознать это как проблему и обратиться за помощью к профильным специалистам.
Человека могут травмировать не только его собственные грехи, но и грехи других людей. Если вам разбили лицо, сломали руку или ногу – это физическая травма, в которой вы можете быть абсолютно не виноваты. То же самое может произойти с психикой.

Что такое здоровый гнев

Под гневом часто подразумевают состояние аффекта, неконтролируемой агрессии, отмечает Александр Ткаченко. Сразу представляется разъяренный пьяный мужик с дубиной, который бежит по деревне и кричит: «Эгегей, сейчас всех покрошу!» А между тем любая страсть – искажение какого-то нормального, полезного в основе свойства.

И здоровый гнев тоже присущ нашей природе, вложен в нее Господом. Только проявляет он себя совсем не так, как мы привыкли об этом думать. Природный здоровый гнев выражается в том, что позволяет человеку спокойно, даже с улыбкой, но – твердо и уверенно сказать «нет» там, где это необходимо.  

С точки зрения психологии гнев – это энергия, позволяющая нам защищать свои границы, сила, которая придает уверенность в том, что мы делаем. С этой уверенностью можно спокойно идти на врага, защищать ближнего и себя, если сочтем это нужным. Гнев – основа мужественности, решимости. И без этой силы быть кротким невозможно.

В святоотеческом наследии мы находим подтверждение этой мысли. Блаженный Феофилакт Болгарский пишет: «Кроткие же – это не те, которые совершенно не гневаются, ибо таковые лишены разума, а те, которые имеют гнев, но воздерживаются, гневаясь тогда, когда нужно».

В аскетической литературе есть рекомендации о том, как свой гнев направлять на грех, к которому помыслы человека подбивают, давая ему первоначальное направление. Ведь именно энергия гнева, или раздражительная сила человека, как называли ее святые отцы, помогает сопротивляться.

А вот полное отсутствие гнева, по слову Блаженного Феофилакта, является признаком неразумия. Сегодня таких людей, безропотно позволяющих делать с собой и с другими все что угодно, называют «терпилами». Но совсем не так видели кротость святые отцы. Вот что говорит Иоанн Златоуст:

«…кроток тот, кто может переносить нанесенные ему самому оскорбления, но защищает несправедливо обижаемых и сильно восстает против обижающих; напротив, кто не таков, тот беспечен, сонлив, нисколько не лучше мертвого, а не кроток, не скромен.

Не обращать внимания на обижаемых, не соболезновать несправедливо страждущим, не гневаться на обижающих – это не добродетель, а порок, не кротость, а беспечность».

С психологической точки зрения стать кротким невозможно, не научившись вначале управлять своим гневом, а значит, признать его в себе.

Дело в том, что гнев может быть подавлен у ребенка еще в детстве, когда любое его проявление рассматривается эмоционально незрелыми родителями как безусловное зло. И вместо того, чтобы учить ребенка правильно обращаться со своими чувствами, они просто наказывают его за любое проявление недовольства.

Так, человек привыкает к единственному способу обращения со своим гневом – к его подавлению. Но ведь подавленное чувство никуда не девается. Оно продолжает искать себе выход. И в конце концов находит его, зачастую в самой неподходящей ситуации.  

Отвергая свой гнев, человек теряет с ним контакт, а значит – не может его контролировать. Такой отвергнутый гнев ведет себя словно беспризорник, выброшенный на улицу: становится неуправляемым и даже опасным. А в психотерапии мы с помощью определенных методов помогаем человеку вернуть себе эту природную силу гнева. И когда это происходит, ситуация радикально меняется: уже не бесконтрольный гнев владеет человеком, а сам человек владеет своим гневом, решая, где его применить, а где – сдержать. Это и есть психологическая основа кротости.    

Там, где человек обретает устойчивый контакт с этой внутренней силой гнева, он начинает чувствовать себя уверенным и может проявлять эту силу или укрощать ее, исходя из ситуации.

Такие примеры есть в Ветхом Завете. Так, в Ветхом Завете кротчайшим из всех людей на Земле назван пророк Моисей (Чис. 12:3). А ведь он отнюдь не был беспомощным и слабым. Это был человек мужественный, способный на очень жесткие решения.

Примечательно, что слово «кротчайший» встречается в Библии единственный раз. На первый взгляд, такая характеристика не вяжется с образом пророка, в гневе разбившего скрижали Завета у горы Синай, вождя, с мечом в руках ведущего израильские полки на неприятеля.

Действительно, когда речь заходила о славе Божией, Моисей всегда являл себя ревностным служителем Господним, не знающим страха и усталости. Но когда дело касалось его самого, он предпочитал бесславие. Так Моисей повел себя, когда израильтяне роптали на него и даже когда Аарон и Мариам, его брат и сестра, пытались оспорить его главенство.

Кротость – это сказать: «Не как я хочу, Господи, но как Ты!»

Коллаж. Кротость

– Кротость – это добровольное состояние: я мог бы дать отпор, отомстить, но не буду. Не потому, что боюсь или не могу, – подчеркивает отец Василий Куценко. – А потому, что Христос так не поступил бы.

Кротость – никак не пассивное состояние. Напротив, это активное проявление внутренней любви, о которой Христос говорит: «Возлюби ближнего, как самого себя». Для чего эту внутреннюю любовь надо иметь в себе.

– Думаю, каждый из нас может учиться кротости, когда будет умерять свой гнев, прощать обидчика. Скажет – не как я хочу, Господи, но как Ты, – говорит отец Василий Куценко. – Ведь всем нам вредит прежде всего собственное своеволие, желание сделать так, как мы хотим, а не как Бог велит, что довольно просто порой понять по данным Богом заповедям.

У кротости есть и «тихие» проявления. Например, кроткими можно считать людей, которые терпеливо и беззлобно переносят тяжелые болезни, ведь в таком состоянии очень легко обидеться на весь мир и на Бога, убежден отец Василий.

– По слову святителя Николая Сербского, «кротость проявляется прежде всего в отсутствии стремления занять «первые ряды». И не из «скромности». Это происходит от абсолютного упования на волю Божию. Кроткий знает, что Творец ставит людей туда, куда Он хочет, и готов покоряться воле Божией как в первых рядах, так и в последних. Для него неважно, куда его Господь поставит. Для него главное – исполнять волю Божию, где бы он ни был».

Кротость проявляется и в довольствовании тем, что имеешь. В том, чтобы не завидовать, не желать чужого, не осуждать и не обижаться. В том, чтобы не вредить другим для достижения чего-то.

Христос говорил о Себе: «Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29). Значит, кроткие уподобляются Христу. В Заповедях блаженства Он также обещал, что кроткие будут наследовать землю. Конечно, речь не идет о благоустроенном земельном участке: Иисус Христос обещает кротким землю, где живут и не умирают, – «землю живых» (Пс. 26:13), вечную жизнь с Богом.

Все мы вместе в Церкви, Теле Христовом, можем стать богоподобными, то есть похожими на Христа. И дело не в темпераменте, а в желании поступить так или иначе, заключает священник.

И если нам кажется, что кротость – добродетель, к которой практически невозможно приблизиться, прислушаемся к словам подвижника Иоанна Лествичника:

«Мы одолеваем львов и укрощаем их нрав, и ты сомневаешься в том, можешь ли звероподобный помысл изменить в кроткий? Тогда как льву свойственна дикость по природе, кротость же противоестественна, тебе, напротив, по природе свойственна кротость и неестественна дикость… Твоя душа имеет и разум, и страх Божий, и множество пособий со всех сторон… Возможно тебе, если хочешь, быть кротким и тихим».

Коллажи Татьяны СОКОЛОВОЙ с использованием гравюр: Иов и его друзья, автор неизвестен, 1873; Каин и Авель – Ян Ливенс; Давид и Саул – Библия Ричарда Гилмора.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/sila-krotosti-kak-stat-krotkim-no-ne-pozvolyat-soboj-manipulirovat/



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на май 2024 года

В 2024 году в православном календаре на май приходится одно из самых значимых событий для христиан - Светлое Христово Воскресение. Этому празднику предшествует...

Выбор редакции