Жена да боится мужа своего. Часть 2. Про культ мужа как секрет счастливого брака

Просмотрено: 170 Отзывы: 0

Жена да боится мужа своего. Часть 2. Про культ мужа как секрет счастливого брака

В первой части большого и трудного разговора о послушании жены мужу я говорила об идейных основах женской «мужебоязни», о том, как воспитание детей и вообще устройство христианской семьи связано с этой непростой заповедью. А здесь – просто небольшие зарисовки, мои личные мысли на эту тему. Записала это все отнюдь не потому, что претендую на какую бы то ни было образцовость: я сама вот уже двадцать лет только учусь доброму делу послушания… Пишу потому, что об этом меня просят живые люди, и еще просто потому, что я хотела бы, пока сама жива, оставить что-то на эту тему для своих детей. Надеюсь, хоть что-то из этого хоть кому-то пригодится.

Послушание, кротость, смирение – добродетели

Мне кажется странным, когда сами христиане восстают против идеи «послушной, смиренной и кроткой жены». Понятно, что восстают против образа мужа-тирана-абьюзера, который унижает свою безгласную жену. Но ведь все эти тиранические картинки не имеют никакого отношения к христианству вообще, к христианскому браку – в частности, к повиновению жены – в еще одной частности.

Все эти тиранические картинки не имеют никакого отношения к христианству вообще, к христианскому браку – в частности

Послушание – это добродетель для всех христиан: и для мужчин, и для женщин, и для монахов, и для мирян, и для царей, и для священников – для всех. Это первая ступень лествицы добродетелей, основание духовной жизни. И замужние женщины, и женатые мужчины, и люди обоих полов самых разных занятостей ‒ преподаватели вузов, руководители предприятий, регионов, министерств, – каждый день мы просим словами Златоуста в вечерних молитвах: «Господи, дай мне смирения, целомудрия и послушания». Научиться послушанию, кротости и смирению в христианстве – задача и подвиг, а не то самое, с чем хорошо бы начать бороться. Научиться послушанию – и для замужней женщины, и для ректора университета, и для митрополита – задача и благо. Просто всегда вопрос: кто кого должен слушать, и когда, и как… Непростой вопрос, требующий огромной мудрости и великой духовной и душевной силы. Но это вопрос второй, который имеет смысл решать после того, как мы примем идею послушания, кротости, смирения как задачу и ценность вообще.

Послушание жены – залог послушания детей

К сожалению, не стопроцентно гарантировано, и все же – послушание жены мужу всерьез способствует послушанию детей родителям, создает условия для спокойного и удобного воспитания детей в семье. Когда жена с уважением относится к своему мужу, когда его слова для нее явно – ценность, тогда в семье создается особенная атмосфера иерархии. В этой среде оказывается само собой разумеющимся – слышать и слушать не только самого себя, но и других людей. В этой среде само собой возникает уважение, именно уважение вообще. И самое редкое, трудноуловимое – почтение к сану. Принимается идея: не все и не всегда заведомо должны следовать за мной, но и я должен за кем-то следовать… потому, что вообще есть люди выше меня, которым я – не равен.

Здесь связка двух моделей: 1) муж – выше жены, жена уважает в муже, в частности, именно этот его сан, высокий статус; 2) родители – выше детей, дети уважают в родителях, в частности, именно их сан, их высший по отношению к ним статус. Это не про то, что кто-то умнее, правее и лучше – это именно ступеньки иерархии. Когда жена не уважает мужа – идея иерархии не возникает в детских головах вообще, она не записывается на подкорку, не впитывается из атмосферы дома. В семье, где жена не признает мужа своей главой, и при этом родители требуют от детей послушания, последним оказывается трудна и даже противна эта идея – что кто-то кого-то с какого-то перепугу обязан слушаться и почитать. Короче, почти рецепт: хочешь, чтобы твои дети были тебе послушными, – будь сама послушной женой своему мужу.

Повиноваться мужу – не значит потерять самодостаточность

Послушание детей родителям, послушание жены мужу – это разные виды послушания, разного основания и разной направленности. И тем не менее вообще послушание в миру, без особых специфических ситуаций – это никогда не означает «безынициативность», безгласность и вообще все вот это рабское. Подчеркнуто не раз Златоустом, как я показала в предыдущей статье: послушание жены мужу – это не безвольное подчинение раба, это уважительное повиновение свободных людей уровня самых высоких, самых статусных начальников. По Златоусту – повиновение военачальника царю.

Послушание жены мужу – это не безвольное подчинение раба, это уважительное повиновение свободных людей

Подчиненный царю военачальник сам управляет войсками, сам разрабатывает стратегию, тактику ведения боевых действий, принимает и мелкие, и глобальные решения, а вовсе не бегает за царем, не завязывая шнурков без специального одобрения государя. Как именно у них выстроятся отношения, как распределятся обязанности и схемы принятия решений – все зависит от них самих. Возможна ситуация, когда царь (муж) активно вместе с военачальником (женой) участвует в принятии решений, они вообще воюют бок о бок. А возможна ситуация, когда царь (муж) практически сам военачальник, а тот, кто занимает должность военачальника (жена), – всего лишь рядом с царем заседает и не особо проявляет инициативу, не хочет брать на себя ответственность за какие-то решения. А возможна и другая ситуация – когда царь (муж) практически все предоставил военачальнику (жене), на все решения военачальника не глядя накладывает положительные резолюции, по нежеланию заниматься всем этим, или по доверию к военачальнику, или просто понимая, что у военачальника способности есть, а у него, у царя, нужных способностей нет. Здесь все зависит уже от конкретной ситуации, от конкретных мужа и жены, от их отношений, характеров, привычек, желаний! Но повиновение военачальника-жены царю-мужу остается таким: в любой модели решения военачальника, в первую очередь глобальные, принципиальные, – с «благословения» царя. Или царь сам решает, или просто вникнет, или просто, не вникая, кивнет – даже формальный царский кивок, просто его печать на документе в иерархической модели уважается и всеми подчеркивается, всегда есть эта оглядка военачальника-жены – на царя-мужа.

Когда слушаешь мужа – не теряешь личность. Даже монах, свою волю отсекающий (а послушание жены мужу не настолько жесткое, как монашеское), личность свою не теряет. Вспомните сейчас примеры тех монахов, которых вы сами считаете «истинными», святых и ныне живущих, патриархов, митрополитов, иеромонахов. В моей книге о жизни замечательных семей все семьи – подчеркнуто иерархические, везде муж – заявленный глава семьи[1]. Тех, кто не знаком с героями, отсылаю к своей книге, а кто знаком – значит, знает явно: жены в этих семьях были самодостаточными людьми. А великие святые царицы, княгини? Множество таких благочестивых замужних женщин, чтущих своих мужей и как мужей, и как правителей княжеств и государств, активно проявляли инициативу, были настоящими и порой весьма боевыми соправительницами своих мужей, а вовсе не картинными-интерьерными дамами, и уж тем более не безвольными и безгласными собачками при мужьях.

В семьях, где жены однозначно признают мужа своей главой, первые запросто бывают востребованными специалистами в своей области

Вообще, я не раз живьем наблюдала: в здоровых иерархических отношениях, в том случае, если не только жена, но и муж стремится «исполнить свой долг», создаются как раз очень комфортные условия именно для того, чтобы личность каждого, в том числе личность жены, раскрывалась, а вовсе не терялась. В семьях, где жены однозначно признают мужа своей главой, жены запросто бывают востребованными специалистами в своей области, такие жены успешно руководят бизнесом, состоялись как художницы, стали признанными писателями, журналистами, учеными. В реальных ситуациях послушание жены не препятствовало «раскрытию ее личности», никуда никого не загоняло, но наоборот – заботливое руководство мужа как раз помогло таким замужним женщинам находить свое призвание в жизни, раскрывать таланты, служить Богу, людям, семье и быть просто счастливой женщиной.

И между прочим, и в истории, и в житиях святых, и в современной реальности послушные мужу жены бывают воздушно-женственными, тихими-цветочными, а бывают активно боевыми женщинами: и в семье, и в «служении» – именно образ военачальника лучше всего таким подходит. Все мы, женщины, разные, с разным характером. И внутри семейной иерархии остаемся сами собой, только получаем возможность стать лучшей собой.

Иерархия в семье – это про согласие

Когда говорят про иерархию, неспроста волнуются о потере личности. Нас сейчас и правда больше всего волнует, кажется, это самое Я. Но разговор о семейной иерархии – это не про меня, это – про нас. Это разговор об особенной общности, о соединенности людей. Иерархия – это согласованность ролей в команде, это вообще, собственно, – согласованность, согласие. Это не про вокальное исполнение, это про хор. Это про работу не отдельного органа, но про весь организм, про слаженную работу всех органов. Аналогия корректная, лежит на поверхности, ведь семья ‒ малая Церковь, а, собственно, Церковь – это как раз Единое Тело, в котором каждый человек – член этого Тела, и у каждого члена есть свои особенные функции, у каждого – свои дары, но все служат на благо общего, все согласованно действуют в одном Теле. Каждая «семейная» заповедь, каждая роль в христианской семье – и мужа, и жены, и родителей, и детей – говорит о семье как о команде, о семье как об общности, а не о единицах, живущих под одной крышей.

Повиноваться мужу – позволить ему быть главой семьи

Признать мужа главой – это разрешить ему быть главой, помочь ему стать главой. Это значит ему самому показать, внедрить, быстро или потихоньку, в его сознание идею: ты обо мне заботишься, ты о своих детях заботишься. Это – твоя обязанность, это – твоя роль, мы все этого от тебя ждем. А не так, что все на мне одной висит, я тут всех тащу, и детей, и тебя в придачу, ты за это мной восхищайся, мне сострадай, но помалкивай и не лезь мне под ноги.

Признать мужа главой – это позволить ему принимать решения. Хоть какие-нибудь, хотя бы иногда. Признавать его решения, уважать его решения. Это не значит – своей головы не иметь, не значит – самой мужу не советовать, тем более когда он у тебя совета сам просит, не значит – самой ничего не решать. Это все – про согласованность вообще (согласовывать свои решения с мужем) и про признание статусности решений мужа в частности (тот самый «царский» кивок на решение военачальника, печать на документе, подготовленном военачальником, взятое у мужа благословение на любое значимое дело). И вообще – спрашивать у мужа совета почаще. А еще – именно у него спрашивать совета, когда не знаешь, как поступить. Когда сомнения или тупик – положиться на решение мужа как на волю Божию, именно так. Все это вместе, такое простое, такое почти в любых отношениях осуществимое, создает в доме потихоньку атмосферу, в которой возникает сами собой такие явления, как уважение и почтение. И все это не гарантировано, однако эффективно помогает самому мужу стать таким редким в наше время созданием, как «ответственный и заботливый отец семейства».

Признать мужа главой – это доверять своему мужу, верить ему, поддерживать его идеи, решения, начинания

Признать мужа главой – это доверять своему мужу, верить ему, поддерживать его идеи, решения, начинания. Это, конечно же, не значит – молча принимать, не глядя, все подряд. Но все же в целом – доверять, чтобы он чувствовал, точно знал: ты ему доверяешь. Как в известном психологическом командном тесте – падать спиной на его руки, закрывая глаза и в уверенности, что он тебя поддержит. Как и в любой другой команде, в браке эти отношения выстраиваются не всегда сразу. Тут обоим сторонам порой приходится серьезно работать, чтобы муж осознал, что жена доверяет ему саму себя, свою жизнь и своих детей, и чтобы жена научилась доверять все это своему мужу. Это доверие само по себе тоже не гарантировано, но эффективно помогает мужчине стать по-настоящему заботливым, внимательным и мужем, и отцом.

Признать мужа главой – это не сражаться с ним, не доказывать ему всем своим помышлением и поведением, что я самая умная и самая правая, а если я не права – смотри пункт первый. Вообще – не доказывать, не противопоставлять себя мужу, не воевать с ним. Кажется, за идеей «повиновения жены мужу», в частности, стоит вот это простое: не надо с ним бороться за первое место, пусть он стоит на первом месте, даже если по количеству того самого боевого духа, энергии и организаторским способностям жена явно впереди мужа, и даже если самого мужа вполне устраивает даже третье или пятое место. Снова про царя: если не любит / не хочет / не может он править – все равно честно, не в шутку всегда поворачиваться к нему за его кивком, подписью, благословением.

Бояться мужа – не грубить ему, не унижать его

Трудно, просто невероятно бывает трудно – почтительно отнестись к своему мужу, особенно после многих непочтительных лет совместной жизни. И не дерзаю вообразить, будто у меня есть готовый ответ, как можно к такому почтению прийти, не переломав при этом ни саму себя, ни свой брак. Мне кажется, такие вещи легче всего принимаются в самом начале совместной жизни, скорее даже до ее начала. Но все же, если совсем не понятно, что это за почтение, на что оно похоже, можно проделать вот такой мысленный эксперимент. Представим любого человека, мифического, когда-то жившего или сейчас живущего, которого мы правда уважаем. Святого, князя, епископа, священника, писателя – кого угодно. Вот такое уважение должно быть у жены к мужу, плюс, конечно, с дружески-равным и романтично-любовным отношением, но с таким вот элементом уважительного чуть-чуть восхищения. Здесь неуместна грубость. Она вообще, конечно, не хороша в человеческих отношениях, неуместна для христианских отношений, но вот здесь специально задача: не грубить своему мужу. Не позволять себе унижать его, не позволять, не терпеть, когда его унижают другие при тебе. Не дружить с такими людьми, которые унижают твоего мужа. Холодно и минимально общаться с родственниками, даже с родными родителями, если они позволяют себе, особенно при тебе, унижать твоего мужа. Владыка Алексий (Фролов) говорил мне:

«Если ты сидишь за столом, пусть даже с родителями, и они начинают говорить про твоего мужа плохое, злое, – выходи из-за стола».

Послушание жены – не про мужа, а про жену

Как я говорила в прошлой статье, чаще всего тема послушания жены (по эффекту, описанному Каннеманом) в реальности подменяется другой темой – того самого насилия в семье: вроде бы завели разговор о послушании жены, но разговор оказывается вообще не про христианство и даже не про брак, а про жестокого, тупого, агрессивного мужика-солдафона, которому «православие» или «традиционность» выдает разрешение на избиение супруги. Это – грубая и неуместная подмена. Повторюсь: послушание жены – это вообще не про отношение мужа к жене, это про отношение жены к мужу.

Послушание жены – это вообще не про отношение мужа к жене, это про отношение жены к мужу

Призыв к жене о послушании – обращение к «сварливой бабе» из сказки «О рыбаке и рыбке». Призыв – не издеваться над своим мужем ни психологически, ни физически; призыв, актуальный для всех известных человечеству культур. Литературные, исторические и биографические источники с древнейших времен, с Сократа и античной литературы и до исконных русских народных сказок, всю дорогу различных вариантов бытования вполне «патриархального общества» приводили массу примеров самого настоящего тиранства и даже физического насилия жен-самодурок над их кроткими мужьями. Ни в коем случае не переходим из крайности «мужики все агрессоры» в крайность «да что вы, это бабы все агрессоры»! Просто обращаю внимание: призыв о послушании жены во все времена вполне был актуален.

Призыв о послушании жены – обращение к женщине, которая приходит к священнику на исповедь… Да, такую историю, будто одну и ту же, мне лично рассказывали несколько очень уважаемых и опытных пастырей, говорят – это обычное дело. Приходит женщина ‒ платок на лоб, юбка в пол, четки до колен, и, обращая сияющие глаза на батюшку, говорит что-то вроде этого:

‒ Отче, я готова к абсолютному послушанию, я буду делать все, что вы мне скажете.

‒ Матушка, да ведь у вас муж есть, вот его вам и надо слушать.

И тут же послушницу перекашивает… Батюшка – он в полумраке храма, борода окладистая, у него подрясник, он духоносный, его прямо хочется слушать. А муж… этот в растянутой майке который? Который крышкой унитаза гремит? Который утреннее молитвенное правило в сокращенном виде читает?! Я одолжение ему делаю, что вообще это ничтожество терплю в своей квартире! Да что б я хоть в чем-то с ним согласилась?! Обойдется.

Послушная жена, наставница своего мужа

Все мы разные, ситуации у нас в жизни бескрайне разные. И все же – вот реальный рассказ верующей, «воцерковленной» женщины. Говорит: муж у меня дурной, бездуховный, очень тяжко мне с ним, думаю развестись, чтобы не мешал жить по-настоящему православной жизнью. Выясняется – муж не атеист, крещеный, но в храм не ходит. При этом детей не просто любит – и сам гуляет, и спать укладывает, и уроки с детьми делает, и сами дети его безумно любят; мало того, этот неверующий муж так нежно любит свою жену, что безропотно терпит все ее «религиозные прихоти», по воскресеньям на машине отвозит жену и детей в храм, сидит в машине всю службу и потом всех домой везет. Так вот, заповедь послушания жены мужу – про то, что негоже вот этой конкретной христианской жене превозноситься над своим бездуховным мужем своей высокой духовностью, негоже презирать его. Она призвана и такого мужа уважать – не как своего духовного наставника, но, собственно, как мужа.

Святая Нонна была образцовой послушной женой, но это ничуть не помешало ей стать руководительницей своего супруга в духовной жизни

Интересно при этом, что послушание жены мужу не только не означает безгласности жены, но внутри послушания запросто укладывается ситуация, где жена – самая настоящая наставница своего мужа. Не раз приводила в пример историю святой семьи, вырастившей трех святых детей, в том числе великого вселенского учителя и святителя Григория Богослова. Святитель Григорий сам описывает отношения между своими родителями, рассказывает, как его юная мать Нонна обратила к Богу его отца, Григория-старшего. В описанной ситуации девушка, «издревле и от предков боголюбивая и христолюбивая», оказалась замужем за неверующим человеком. Подробно эта история – здесь. Сейчас вот на что обратим внимание: то, что Нонна была образцовой послушной женой, ничуть не помешало ей стать руководительницей своего супруга в духовной жизни. Роль подчиненной и начальницы в этом случае органично вписалась в согласные отношения между супругами, которые их сын называл совершенными:

«Жена, данная Богом моему родителю, была для него не только сотрудницей, что еще не очень удивительно, но предводительницей. Она сама и словом, и делом направляла его ко всему превосходному. И хотя почитала для себя первым долгом, по закону супружества, покоряться мужу во всем другом; однако же не устыдилась быть его наставницей в благочестии. Конечно, достойна она в этом удивления; но еще достоудивительнее покорствующий ей добровольно».

Готовность к послушанию мужу – лакмусовая бумажка для девушки

Когда я была молода, для меня, максималистски бескомпромиссной девушки, было незыблемым принципом: брак – это один раз и на всю жизнь, и брак – это особое служение Богу, в котором, в частности, жена должна слушаться своего мужа. И при этом я видела множество, именно множество примеров того, как в православных семьях отношения были не просто плохими, они были страшными; на моих глазах венчанные браки многодетных родителей с грохотом распадались. И я видела почти во всех этих страшных отношениях общий элемент: пыталась ли женщина слушаться мужа, ломая саму себя, или даже не ставила себе задачу слушаться – но это послушание было в таких, разрушающихся браках, будто противоестественным. И я видела: здесь либо изначально, либо на данный момент – жена не уважала и даже презирала своего мужа. И мне самой, девочке со стороны, было смертельно жалко таких людей, и особенно женщин… Как же это невыносимо тяжело – просто жить рядом с мужем, которого настолько не уважаешь? Как же это тревожно жить – когда не можешь положиться на родного мужа? И насколько это извращенно выходит – когда все же пытаешься слушать того, кого считаешь ничтожеством?..

Когда я влюблялась в какого-нибудь или когда кто-то сам начинал за мной ухаживать, я заставляла саму себя задать себе вопрос: готова ли я идти за этим человеком, а не вести его за собой? Готова ли быть ему послушной всю свою следующую жизнь? Готова ли я, весьма самоуверенная (или очень уверенная в себе, это как посмотреть) девушка, позволить этому конкретному молодому человеку поручить руководство над самой собой? И всегда, кроме одного-единственного случая, меня коробила даже мысль об этом: да чтобы этот?! Да чтобы надо мной?!!! Каждый очередной раз удивлялась количеству моей гордыни, в этом случае проявляющемуся: ну где же мое смирение-то?! Но понимала: с таким моим сопротивлением никакого брака, тем более христианского, не получится.

Если сейчас, на старте, ты уже не готова слушать этого человека, как сможешь слушать в ближайшие десятки лет?

И сейчас уверена, и дочкам своим говорю: не такая эта тема, чтобы здесь в смирение и кротость играть, не надо в этом пытаться себя смирять. Впереди еще многие годы и поводы для смирения: даже выйти замуж за человека, которого ты безусловно уважаешь, – означает 20‒40‒60 лет работы над собой, над отношениями! А если сейчас, на старте, ты уже не готова слушать этого человека, как сможешь слушать в ближайшие десятки лет? Как будешь строить с ним город-государство, когда его царем считать не готова? Как будешь строить малую Церковь, когда не считаешь его достойным семейного священства? Как поручишь ему решать вопросы воспитания своих детей, двоих-пятерых-семерых, от него рожденных, если саму себя не готова ему поручать? На одних его карих глазах и обаянии не выедешь. Или собираешься, если этот не подойдет, развестись и искать более подходящего?.. На данный момент я не только вблизи видела, но и работала с разными семейными ситуациями, и еще больше уверена в верности такого подхода: выходить замуж – за того, кого настолько крепко любишь, настолько в его безграничной любви уверена и настолько безмерно уважаешь, что… даже замуж можно выйти.

Культ мужа

Послушание – оно разное не только в разных отношения, в разных парах, у людей с разным характером и судьбой. Послушание сильно разное просто на разных этапах отношений. В первые дни-месяцы брака оно может быть одно, в первые 10 лет – другое, во вторые 10 лет – снова и снова все меняется. Рождаются первые малыши, потом они вырастают – и столько всего нового! Здоровье, образование, занятости, работы, отношения с друзьями, даже характер – все у обоих меняется за многие годы.

Но в послушании жены есть – может быть – такой элемент, который можно сравнить с началом отношений, с периодом влюбленности. Когда бывает то самое восхищение любимым, не готовность «смиренно слушаться», а почти страстное желание – слушать его, идти за ним. Если он сказал что-то ‒ «О, как это здорово, это же просто гениально – его слово, его мнение, его идея»! Такое отношение бывает и у мужчины, и может у него сохраняться на многие годы и десятилетия супружеской жизни – желание услышать любимую женщину, сделать так, как она хочет, как ей будет просто-напросто приятно. Именно такое отношение я видела все в тех же своих историях о жизни замечательных семей, особенно – в восхищенном отношении Алексея Степановича Хомякова к его супруге Екатерине Михайловне… Но сейчас мы говорим именно про отношение жены к мужу: в таком послушании влюбленной женщины жажда – поймать желание мужа. Это не «измена самой себе», но стремление думать так, как думает муж, смотреть на ту или иную ситуацию так, как смотрит муж. Если это все называть «потерей личности», то любая яркая влюбленность равна потери личности. А может, и правда это потеря, она же – нахождение? Два становятся одним? Один без другого – половина?

Когда оба супруга любят друг друга, правда любят, тут вообще сложности – не тиранические, на насильственные, не в выяснениях, кто кому что должен по заповедям, они вообще совсем другие. Здесь, например, сложность – решить, где провести отпуск. Жена хочет узнать, куда хочет поехать муж, она хочет, чтобы ему было хорошо… а муж хочет узнать, куда хочет поехать жена – чтобы ей было хорошо. И тут почти детективная проблема: каждый не хочет выдать свои желания, чтобы не перебить желания другого. Но при этом, конечно, и в таких влюбленных отношениях бывает, когда сам муж или сама жена не угодить другому хотят, а сами для себя чего-то хотят – и открыто заявляют супругу о своих желаниях, и знают, что найдут поддержку у любимого…

Писательница, которую трудно заподозрить в потере личности и в том, что она безгласная раба патриархального уклада, Олеся Николаева, супруга протоиерея Владимира Вигилянского, в одном из рассказов так вспоминала семейную поездку по Керкире:

«Мой муж разложил на коленях карту и подсказывает мне на каждой развилке путь, а я рулю… Вот так, как и должно быть: муж указывает дорогу, а я послушно веду машину. Недавно мне сказала одна милая женщина, довольно поздно, хотя и очень счастливо вышедшая замуж:

‒ У нас так хорошо в семье, потому что ты открыла мне один секрет, и я следую твоему совету.

‒ Какой-какой секрет? – заинтересовалась я. – Я даже и не помню, что именно я тебе говорила.

‒ Ты сказала, когда я выходила замуж, что самый главный секрет счастливого брака в том, чтобы в доме был культ мужа. Ну вот, я этому совету неукоснительно следую, и у нас все так хорошо!»[2]

***

Правда ли все это так легко и просто? Нет, конечно, точно знаю – все это сильно не просто. Нелегко «найти мужа». Нелегко даже любимого и уважаемого мужа научиться слушать, неспроста это нелегкое дело названо добродетелью. И в реальности еще как бывают в браке те самые антихристианские, насильственные отношения, извращающие законы и божеские, и человеческие; отношения, которые не позволяют строить семью, но разрушают, как метко говорил Златоуст, не просто дом этих людей, но целую вселенную. И конечно же, существуют ситуации, когда никак нельзя слушать мужа – когда он призывает к прямому нарушению заповедей, принуждает, например, к аборту. Да и вообще в нашей больной жизни много зла, оно в мире и было, и есть, и будет до самого второго пришествия Христова. Строить малую Церковь, рай на земле – всегда непросто.

Послушание может стать залогом того самого простого человеческого счастья, которое переполнит ваш дом

Но главное ведь – знать, что это вообще возможно. Главное – видеть те основания, которые Сам Бог предложил нам для строительства наших семей. Главное – верить Христу, верить, что учение Его Церкви – не благостная сказка для наивных романтичных девочек и мальчиков, это – реальность, возможная, с помощью Божией, в наших, обычных, человеческих семьях. И все это может стать и общим путем-дорогой в Небесное Царство, и вообще – оказаться тем самым простым человеческим счастьем, которое переполнит наш дом, внутри которого будем каждый день засыпать и просыпаться мы и наши дети… Если Бог даст.

***

[1] Сапрыкина Анна. Жизнь замечательных семей: шесть реальных историй. М., 2022.

[2] Николаева Олеся. Корфу // Николаева Олеся. Небесный Огонь и другие рассказы. М., 2013. С.409.

Источник:  https://pravoslavie.ru/150639.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на апрель 2024 года

В середине весны верующие начинают готовиться к одному из главных событий для христиан — Воскресению Христову, которое мы привыкли также называть Пасхой....

Выбор редакции

Пяток 4-й седмицы Великого Поста 2024. О крестном знамении

Всякий раз, как ограждаешь себя крестным знамением, преисполнись великим дерзновением и всего себя предоставь в благоугодную жертву Богу.Святитель Иоанн...