«Пимен умер — почему я живой?!» Воспоминания пяти игумений о преподобном Гаврииле (Ургебадзе)

Просмотрено: 75 Отзывы: 0

«Пимен умер — почему я живой?!» Воспоминания пяти игумений о преподобном Гаврииле (Ургебадзе)

Сегодня, 2 ноября, в день памяти преподобного Гавриила (Ургебадзе), мы публикуем воспоминания о святом пяти игумений грузинских монастырей, которые проходили «школу старца Гавриила».

«Он в каждом человеке видел образ Божий»

Игуменья Кетеван (Копалиани):

— Преподобный Гавриил отличался особой благодатью. Он в каждом человеке видел образ Божий и никого не выделял. Всегда сочувствовал слабым и был удивительно кротким, считал себя последним грешником и нас призывал к смирению. Он часто наставлял: «Пред Богом все грехи как камушки, в мире нет такого греха, который превосходил бы милосердие Господа».

Всегда сочувствовал слабым, считал себя последним грешником и призывал к смирению

Однажды, когда я была инокиней, отец Гавриил закрыл двери трапезной, задержав там монахинь, а мне велел принести таз и помыть всем руки. Исполнив благословение, я подошла к нему, держа в руках таз с грязной водой. Старец посмотрел на меня испытующе и предложил выпить эту воду. Я растерянно спросила: «Всю?» — «Да, до дна!» — ответил он по-русски. Времени на раздумье не оставалось, пришлось выпить. Он обнял меня, благословил и сказал: «Ты пригодишься как игуменья».

Не было и минуты, когда бы отец Гавриил не думал о Боге. Он всегда наставлял читать молитву со страхом и благоговением. Иногда и передразнивал: «Тра-та-та-та, ра-та-та-та: молишься, ругаешься или газету читаешь?! Как пулемет Чапаева! Подумай, Кому молишься, с Кем беседуешь. Господь незримо с нами всегда».

Преподобный Гавриил (Ургебадзе)

Преподобный Гавриил (Ургебадзе)

Батюшка не принимал людской похвалы. В таких случаях переходил он на юродство, заставляя замолкать. А если кто к нему смиренно приходил за советом, он наставлял с библейской мудростью. Если человек нуждался в укреплении веры, отец Гавриил начинал рассказывать о происходивших с ним чудесах.

Однажды мы посетили церковь, построенную самим батюшкой. Он рассказал нам:

«Протекала крыша, и я горевал, что же станет с этими иконами? Требовалось несколько кубометров строительного материала для ремонта, а средств — никаких. Я переживал сильно и молил Бога о помощи. Неожиданно ко мне явился незнакомый человек, который оказался инженером. Он посмотрел на иконы и потом сказал удивленно: ‟Странно, я очень спешил, но какая-то сила заставила меня прийти сюда. Знаете, о чем меня сейчас просит икона? Пожертвуй несколько кубометров древесины старцу”».

Старец показал ему икону Спасителя, перед которой сам молил Бога о помощи. Обрадовавшись, мирянин обещал пожертвовать все необходимое и сдержал слово.

Однажды в монастырь Самтавро приехал Его Святейшество Илия II. В это время из своей башни вышел отец Гавриил с диадемой на голове. После взаимного благословения Патриарх спросил: «Отец Гавриил, ваша диадема золотая?» — «Нет, ваше Святейшество, если бы она была золотой, мне бы уже отрезали голову», — шутя ответил старец.

«Интеллигенция приехала, скорей вари суп»

Игуменья Мариам (Микеладзе):

— Я впервые увидела его в Сионском соборе. Не успев еще войти в храм, он начал кричать. В то время я считала себя глубоко верующей. Обо всем у меня было свое мнение, поэтому и его я принимала за душевнобольного и пребывающего в прелести.

Однако утвердиться в таком приговоре мне мешали его глаза, полные любви и печали. Они противоречили его наружному гневу.

Следующая встреча с отцом Гавриилом произошла уже в Самтавро. И здесь я увидела тот же контраст между его глазами и поведением. В то время я почти решилась встать на путь монашества, а мое представление о монашестве ограничивалось знанием житий нескольких святых. Это был период, когда отец Гавриил уже стал подвижником в Самтавро. Самое главное, что он сделал для меня, — разрушил мое книжное представление о монашестве, якобы создающем особый духовный комфорт, который меня и прельщал. Бывало, уединюсь, мысленно обращаюсь к Богу — вдруг, откуда ни возьмись, раздается его крикливый голос: «Интеллигенция приехала, скорей вари суп». Это меня очень раздражало.

Главное, что он сделал для меня, — разрушил мое книжное представление о монашестве

Мой отец был против моего пребывания в монастыре, он приходил убеждать меня почти каждый день. Однажды меня в очередной раз позвали, сообщив, что отец ждет меня в церкви. Я пришла — и что же вижу? Старец Гавриил стоит в артистически выразительной позе, а мой отец — перед ним на коленях. Потом старец попросил моего отца пригласить его в ресторан. Они прошли мимо, но на меня вообще не обратили внимания. Потом выяснилось, что в ресторане отец Гавриил пел, и этим пением пленил сердце моего отца навсегда. Так они стали друзьями, a я перестала волноваться.

К сожалению, мы не смогли его понять, оценить — мы не были готовы к такому чуду. Он был одним из действительно великих подвижников, посвятивший Господу Богу единственную, Им же дарованную жизнь.

«Его тайное общение с невидимыми силами порой страшило меня»

Игуменья Теодора (Махвиладзе):

— Мы наблюдали за его необычным поведением. Как-то отправились мы вместе в Троицкий собор. У входа он стал просить милостыню. Все полученные деньги он отдавал мне. Среди паствы были и мои знакомые. По их удивленным лицам я поняла, насколько странно я выглядела, но рядом с отцом Гавриилом меня уже ничего не волновало. Я часто видела старца очень серьезным — это бывало в основном в Тбилиси, в церквушке, построенной им же, где он находился в затворе во время поста и никого не впускал. Но мы и там не давали ему покоя, приходили к нему, и он принимал всех без исключения в своей забитой иконами келлии. Почему-то здесь отец Гавриил всегда был задумчив и замкнут. Он уходил в себя, никогда не шутил и не юродствовал, а обсуждал с нами серьезные духовные вопросы. «Я осознал свою немощь», — повторял он часто, и в этих словах содержался глубокий смысл. Я чувствовала, что он исходил из подвижнического опыта. Рядом с ним я теряла чувство времени и не могла понять, часами или минутами длилась наша беседа.

Каждого униженного и оскорбленного старец не оставлял без утешения, каковы бы ни были их моральные качества, убеждения и национальность

Шло время, и я все больше понимала, что слова и поступки старца, какими бы странными они ни казались, были отражением его глубокой веры и жертвенной любви к Богу и ближнему. Всю свою жизнь он посвятил исполнению этих двух заповедей. Каждого униженного и оскорбленного, приходящего к нему, старец не оставлял без утешения, каковы бы ни были их моральные качества, убеждения и национальность. Его гнев не вызывал отчаяния, он пробуждал от хладнокровия и равнодушия. Ночью из его келлии часто раздавался голос: то он кричал, то он ссорился с кем-то, то вел диалог, — однако мы знали, что он там один. Его тайное ночное общение с невидимыми силами порой страшило меня. Лично я никогда не сомневалась в том, что у отца Гавриила было свое, особое мироощущение.

«Пойдем, я должен их успокоить»

Игуменья Елизавета (Зедгенидзе):

— В один из субботних дней он сказал: «Пошли брать Джварский монастырь!»[1]. Я уже привыкла к его юродству. Он благословил меня купить водку, спрятал ее под мантией и с серьезным видом направился в монастырь. Неожиданно повернулся ко мне, открыл бутылку, пригубил и предложил мне. Я выпила глоток, мне показалось, что это была вода. Он предлагал пригубить водку всем встречным и с довольным видом сказал: «Смотри, никто не осудил меня, все они удостоятся Царствия Небесного». Я надеялась, что представление этим закончилось, но увы! Отец Гавриил посмотрел на меня серьезно и сказал: «Садись, протяни руку и проси милостыню».

В же тот час пожертвовали нам хлеб и пищу, он пригласил всех присутствующих на трапезу, сам же не прикоснулся к еде. Эту необычную трапезу он закончил словами: «Уничижающий себя да возвысится».

Когда в Грузии почти ежедневно бурлили митинги, он вдруг сказал: «Пойдем, я должен их успокоить». Он пробрался через толпу женщин, произнес проповедь — и после его слов все отрицательные эмоции были сняты.

«Вся жизнь старца Гавриила представляла собой евангельскую проповедь»

Игуменья Параскева (Пачуашвили):

— У старца Гавриила были свои, так сказать, любимые выражения. К примеру, во время беседы он часто говорил: «Именем Христа...». Он так выразительно и четко произносил имя Христа, что чувствовалось его беззаветная любовь ко Господу. Когда он кого-то смирял, обязательно добавлял следующую фразу: «Каковы мы?!»

Как-то раз мы были во дворе монастыря Самтавро, и старец Гавриил попросил одну сестру принести ему свечу. Эта сестра отличалась медлительностью — настолько, что мы прозвали ее «Неличка». «Нели» в переводе на русский означает «медленный». Так, она ушла и пропала. В конце концов, когда она появилась, старец Гавриил взял у нее свечу и шутя сказал ей: «Была бы ты священником, как быстро бы ты причастила...». После кончины Патриарха Московского и всея Руси Пимена в монастырь Самтавро пришли гости из России — священник и две монахини. Старец Гавриил сердечно познакомился с ними, а когда узнал о кончине Патриарха, упал на колени, плача, и со всей силы стал биться лбом об пол.

— Пимен умер, почему я живой?! — причитал высоким голосом батюшка.

Тогда мы думали, что он актёрствовал, но сейчас понимаем, что это были его искренние переживания и слова, исходящие из его любящего сердца.

При жизни батюшку мы осуждали. Осуждали и словом, и в сердцах наших того, кто был избранником Божиим

Он часто говорил: «Аще увидите ближнего во грехе, не осуждайте его...». Батюшка часто предупреждал, что осуждение — большой грех, и ни в коем случае нельзя никого осуждать. И сейчас, в наши дни, старец Гавриил всей своей жизнью учит нас и проповедует нам о том, почему нельзя никого осуждать. При жизни батюшку мы осуждали. Осуждали и словом, и в сердцах наших того, кто был избранником Божиим, великим святым. Ведь вся жизнь старца Гавриила представляла собой евангельскую проповедь. Проповедь как словом, так и по большей части и делом. И всё-таки, помимо многих других добродетелей, можно сказать, что в первую очередь старец Гавриил своей жизнью научил нас этому: не судите!

Обращение к читателям портала «Православие.ru»

Дорогие братья и сестры!

Прежде всего, хотелось бы выразить благодарность всем вам за поддержку в нашей общей работе — создании фильма о великом святом нашего времени — преподобном Гаврииле.

По благословению Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II мы с 2019 года работаем над новым фильмом о нашем любимом святом Гаврииле (Ургебадзе) под названием «Мама Габриели».

Ко всем вам обращаемся с просьбой внести посильную лепту в продолжение съемок фильма.

  • Карта Сбербанка: 4276 6900 1646 4429
  • Получатель: Давид Кобаевич Чикадзе
  • Paypal: diademas@yahoo.com

При переводе средств просьба указать свои имена во Святом Крещении, а также имена усопших сродников. За всех жертвователей будет служиться молебен у мощей преподобного Гавриила (Ургебадзе) в монастыре Самтавро, все имена будут помянуты у чудотворной иконы преподобного Гавриила и преподобного Серафима Саровского.

Указать имена вы можете как в комментариях к переводу, так и в письме по адресу: diademas@yahoo.com

***

[1] Монастырь Джвари (Креста), конец VI в., — одна из самых знаменитых и почитаемых достопримечательностей Грузии. Воздвигнут на горе, над Мцхета, при слиянии рек Куры и Арагви.

Источник: https://pravoslavie.ru/149214.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на декабрь 2022 года

Введение во храм Пресвятой Богородицы, День Николая Чудотворца 一 вот лишь несколько дат православного календаря, которые выпадают на конец года. О них и других...

Выбор редакции

Путь к Рождеству

Интерактивный календарь ожидания Рождества для детей и взрослых / А. А. Сапрыкина ; художник Е. А. Цымбаревич. – Москва : Вольный Странник,...