«Проповедь музыкой – не самый ли сильный из всех видов проповеди?» (+ВИДЕО)

Просмотрено: 75 Отзывы: 0

28 мая в КЦ «Покровские ворота» состоялась презентация книги Вячеслава Чворо «Вера великих композиторов», вышедшей в издательстве «Вольный странник». История мировой классической музыки тесно переплетена с христианством. Об этом свидетельствуют биографии многих выдающихся композиторов – надо лишь чуть более пристально взглянуть на их жизнь и творчество. Именно это и сделал автор книги, рассмотрев истории жизни девятнадцати выдающихся зарубежных и отечественных композиторов. Издание рассчитано на широкий круг читателей, интересующихся музыкой, историей и вопросами духовной жизни.

В ходе презентации зрители смогли не только пообщаться с создателями книги, но и послушать живую музыку в исполнении лауреатов международных конкурсов, которая сопровождалась комментариями доцента РАМ им. Гнесиных Татьяны Кухтиной.

Красота – одно из имен Божиих

Жан-Франсуа Тири, руководитель КЦ «Покровские ворота»:

– Добрый вечер всем, кто сейчас находится в зале культурного центра «Покровские ворота», а также тем, кто смотрит нашу трансляцию на ютубе.

Наша сегодняшняя презентация будет посвящена книге «Вера великих композиторов», которая вышла в издательстве «Вольный странник». Когда я увидел, что появилась такая книга, я подумал, что стоит поговорить о том, что есть вера, что есть творчество. Но я не представлял себе презентацию такой книги без самой музыки. Поэтому у нашего вечера будет две части. В первой части будет звучать музыка композиторов, о которых говорится в книге, а во второй части мы поговорим непосредственно с автором, Вячеславом Чворо. Он еще в пути, между самолетами. Прекрасно, что он согласился быть сегодня с нами, и вторая часть будет посвящена непосредственно книге.

Проведение первой части мероприятия мы доверили нашей Татьяне Тимофеевне Кухтиной, доценту Российской академии музыки имени Гнесиных. Она ведет у нас встречи под названием «Камерные ассамблеи», на которые приглашает студентов, чтобы дать им возможность выступить перед публикой или перед камерой. Меня всегда поражало в Татьяне Тимофеевне, как она старается раскрыть содержание музыки: донести до слушателей, почему те или иные композиторы так сочинили эту музыку. Я думаю, нет более прекрасного человека, чем Татьяна, чтобы помочь нам в этой первой части. Поэтому, Татьяна, я предаю вам микрофон. Вы будете вести первую часть. Мы увидимся во второй части, когда уже будем беседовать с автором.

Татьяня Тимофеевна Кухтина, доцент РАМ им. Гнесиных:

– Дорогие друзья, я благодарю за приглашение Жана-Франсуа и постараюсь оправдать его доверие. Для начала мне бы хотелось затронуть общие проблемы творчества и музыкального творчества, в частности, потому что нет, наверное, такого музыканта, композитора, художника или поэта, который бы не задумывался о природе своего творчества. Конечно, мы все прекрасно понимаем, что после пришествия Христова вся европейская культура проросла корнями в христианство, впитала в себя, может быть не всегда заметно, какие-то христианские мотивы. Даже те композиторы, которые не написали ни одного сочинения на церковную тему и не были церковными композиторами, все равно говорят о красоте.

Замечательный французский богослов Оливье Клеман в книге «Отблески света» (с подзаголовком «Апология красоты») говорит, что Красота – это одно из имен Божиих.

Оливье Клеман пишет:

«В действиях художника, в действиях всякого человека, отрывающегося от сомнамбулизма повседневности, присутствует поиск, прорыв, вопрошание или, говоря проще и одним резюмирующим все словом, – пробуждение. Древние аскеты говорили, что самым великим грехом является забвение – состояние непрозрачности, нечувствительности, обремененности делами, оскудения сердца. Человек становится неспособным остановиться на мгновение в тишине, удивиться высокому, ужаснуться, взглянув в пропасть, дрожать от страха или от ликования. Неспособным полюбить, восхититься, взбунтоваться. Неспособным принять творение и людей. В этом состоянии он глух к сокровенному, однако постоянно взывающему к нам голосу Бога.

Здесь нас способно пробудить искусство. Оно погружает нас в самую гущу бытия, оно делает из нас людей, а не машины. Оно превращает нашу радость в лучезарную, а наши раны – в кровоточащие. Оно открывает нас тревоге и очарованию».

Николай Метнер

Николай Метнер

Композиторы, которые имеют дело с такой невербальной и неуловимой материей, как музыка, конечно же слышат этот голос Бога, чувствуют эту Красоту, пытаются передать ее языком звуков. Музыка – это язык. О ней сложно говорить, и об этом свидетельствуют сами композиторы. Так, Николай Метнер, произведения которого сегодня тоже прозвучат, в своей книге «Муза и мода» говорит:

«О музыке говорить недоступно. Она сама говорит и заговаривает именно тогда, когда слова бессильно умокают. Она помогает человеку точнее передать то, что он созерцает. Она сама говорит, она имеет свой язык».

Музыка – это служение

Композиторы, которые высказывались о предназначении музыки, всегда говорили о своем творчестве как о служении. Об этом говорит Бах, Гендель, Гайдн, Бетховен и многие другие. Вот, например, слова Николая Метнера:

«Настоящее творчество, как печать духа, проявляется тогда, когда у художника нет мысли о творчестве, а только о служении. Великие мастера прошлого служили, и потому их произведения заслужили печать творческого духа. Подлинная индивидуальность, как печать души, проявляется тогда, когда художник меньше всего думает о себе. Художник никогда не говорит о чем-нибудь “вообще”. Например, вообще о красоте, вообще о любви… Он созерцает всегда красоту каждого данного явления и говорит как бы только о нем... – взор художника, сосредоточенный в глубину явления и, раскрывая красоту лишь данного образа, на самом деле через призму его проникает и до явления красоты или любви “вообще”, ибо в глубине глубин все разнообразие явлений сливается в единство».

Мне кажется, это чрезвычайно глубокие мысли. Вообще, Метнер в каком-то месте своей книги говорит о том, что композитор как бы слышит некую тему и, когда он подчиняется тому, что слышит, тогда остается верен себе и своему дару.

А вот примечательное высказывание Гайдна:

«Как только я подумаю о Боге, мое сердце преисполняется такой радостью, что ноты бегут у меня словно с веретена. Так как Бог дал мне веселое сердце, то Он простит меня, что я служу Ему в веселии».

Еще необходимо сказать о том, что многие действительно великие композиторы никогда не приписывали себе каких-то особенных заслуг. Наоборот, наряду с мыслью о том, что творчество – это служение, они говорили, что их талант – это некий дар. (Вспомним евангельскую притчу о талантах!) Тема ответственности художника тоже ярко звучит в высказываниях великих мастеров и проявляется в их творчестве. Этим объясняется выбор многих текстов вокальных и хоровых произведений, сюжетов опер или программных сочинений. Какой разительный контраст с явлениями сегодняшней художественной жизни!

Цель музыки – делать людей лучше

Георг Фридрих Гендель

Георг Фридрих Гендель

Мы начнем наш концерт с сочинения одного из величайших композиторов эпохи барокко – Генделя. Но прежде несколько слов необходимо сказать о неких важных параметрах барочной музыки, потому что за прошедшие с тех пор 300 или 350 лет произошла чрезвычайная девальвация и слова, и звука, и смысла. Музыка стала фоном, зачастую шумовым, на который никто не обращает внимания. И о том, что любое художественное произведение отражает качественное состояние души автора, как и о том, что автор отвечает за свое «детище», вообще редко кто думает. Это, к сожалению, печать нашей эпохи. А композиторы барокко чрезвычайно ответственно относились ко всему, что выходит из-под пера, предполагая прямое и сильное воздействие музыки на слушателя. Была разработана целая теория аффектов, которую использовали все композиторы того времени (о ней нет возможности говорить сейчас, хотя это очень интересно).

Гендель был удивительным мастером и великим тружеником – помимо своего огромного таланта. Он имел чрезвычайный успех, невероятную мировую славу и – как и все композиторы той эпохи – ощущал сакральность бытия. Его оратория «Мессия» до сих пор – одно из наиболее часто исполняемых сочинений эпохи барокко. Ему принадлежат такие примечательные слова:

«Мне было бы досадно, если бы я доставлял людям только удовольствие. Моя цель – делать их лучше».

На самом деле, и в своих операх, сюжеты которых весьма красноречивы, и в своей непрограммной музыке он всегда утверждает какие-то высшие идеалы и говорит о прекрасном.

Сейчас прозвучит соната Генделя для флейты и клавира в исполнении Анны Яшиной (флейта) и Елизаветы Борисовой (фортепиано).

(Звучит музыка.)

Проповедь музыкой

Нашу программу продолжат два романса Николая Карловича Метнера. Необходимо сказать о нем два слова, потому что он не входит в перечень тех композиторов – «героев» книги, которой посвящена сегодняшняя встреча. Николай Карлович очень дружил с Сергеем Васильевичем Рахманиновым. Ему Рахманинов говорил: «Вы – первый русский композитор». Это признание звучит для нас удивительно, потому что музыка Метнера долгое время была в забвении и только сейчас возвращается к нам в полном объеме. «Мою музыку когда-нибудь забудут, музыку Метнера не забудут никогда» – писал Сергей Васильевич.

Говоря о Метнере, не могу не вспомнить слова композитора Валериана Богданова-Березовского из письма, адресованного великой русской пианистке Марии Вениаминовне Юдиной: «Проповедь музыкой – не самый ли сильный из всех видов проповеди?»

Мне представляется, что музыка Метнера часто является совершенно лишенной какого-то словесного выражения проповедью. Но сейчас прозвучат как раз связанные со словом сочинения. Талантливые молодые музыканты Никита и Елизавета Борисовы по моей просьбе выбрали для сегодняшнего концерта два романса Метнера «Телега жизни» на стихи Пушкина и «Наш век» на стихи Тютчева.

(Звучит музыка.)

Мы продолжим концерт еще одним произведением эпохи барокко. Программа специально построена не по хронологическому принципу, поскольку информационная насыщенность барочной музыки такова, что она требует напряженного восприятия, и иногда можно устать, слушая ее подряд. Процитирую несколько очень интересных для нас высказываний теоретиков и композиторов барочной эпохи о музыке. Понятно, что музыка была самой разной, не только «высокой», исполняемой в ходе богослужения. И Бах, и Гендель, и другие композиторы того времени оставили множество прекрасных светских сочинений, так сказать, и для обучения, и для развлечения, но главные ориентиры музыкантов были преимущественно другими.

В музыкальном словаре Вальтера 1708 года мы находим такие слова:

«Музыка – это математическая наука, посредством которой составляется и наносится на бумагу приятная и чистая слаженность звуков, которая после этого может быть спета и сыграна, дабы ею в первую очередь подвигнуть людей к усердному благоговению перед Богом и затем, чтобы доставить наслаждение и удовлетворение слуху и душе».

Вот такое интересное высказывание.

А вот что пишет довольно заметный композитор и теоретик барочной эпохи Иоганн Маттезон:

«Музыка – это наука и искусство с умом подбирать подходящие и приятные звучания, правильно сочетать их друг с другом и красиво исполнять, дабы через благозвучие приумножились слава Божия и всяческие добродетели».

Напомню, что в барочную эпоху была разработана целая система аффектов: композиторами применялись музыкально-риторические фигуры, с помощью которых создавались некие «эмблемы» страдания, плача, ненависти, радости и так далее, конечно же в расчёте на то, что слушатель сможет их адекватно расшифровать и испытать соответствующий аффект. Музыка действительно воспринималась как наука, и мастерство композитора часто заключалось в умелом конструировании музыки из имеющихся элементов.

Говоря о Бахе, можно утверждать, что это, наверное, единственный из всех композиторов, чье творчество христоцентрично. Его музыка как, может быть, никакая другая одухотворяет слушателя и, рискну сказать, тождественна молитве. О Бахе можно говорить бесконечно, что – увы – невозможно сейчас. В его колоссальном наследии есть самые разные по масштабам и содержанию сочинения, но все они недосягаемо возвышаются над музыкой современников Баха, как, на мой взгляд, и над всей предшествующей и последующей музыкой. Такого другого композитора в истории музыки я просто не знаю.

А сейчас предлагаю Вам послушать сонату Баха для скрипки соло. Такая музыка по традиции могла исполняться и в церковной, и в светской обстановке.

Сонату соль минор исполнит Андрей Мирзоян (скрипка).

(Звучит музыка.)

«Тема музыкального сочинения не изобретается, а обретается»

Продолжу цитировать книгу Метнера, потому что его мысли очень связаны с тем, о чем говорит Бетховен, сочинение которого продолжит программу сегодняшнего концерта.

Вот, что пишет Метнер:

«Самый первичный, основной, верховный “смысл” музыки – тема, которая является зерном формы, главным содержанием ее, и развитие темы, представляющее собой как бы раскрытие зерна...

Тема есть прежде всего наитие... Она обретается, а не изобретается. Наитие темы является приказом. Исполнение этого приказа и является главной задачей художника. И только в исполнении этой задачи принимают уже участие все силы самого художника. Исполнение это тем художественнее, и произведение тем вдохновеннее, чем более художник остался верен теме, явившейся ему по наитию. Все действие (то есть работа) его оправдывается непрерывным созерцанием темы.

Простота вдохновенной темы представляет собой неразгаданную тайну. Всякая попытка разгадать тайну ее простоты бесплодна. Каждая вдохновенная тема неповторима. Анализ неповторимости бесцелен и бессмыслен».

Очень глубокие слова, важные тем более, что сказаны они композитором.

Людвиг ван Бетховен

Людвиг ван Бетховен

А вот, что пишет по этому поводу Бетховен в своем письме к Людвигу Шлессеру:

«Вы спросите меня, откуда я беру идеи? Этого я бы не взялся сказать с определенностью. Они приходят незваными, опосредованно или прямо, так что я мог бы хватать их руками; на вольной природе, в лесу, на прогулке, в тишине ночи, рано утром, вдохновленные настроениями, которые у поэта облекаются словами, а у меня – звуками; они звучат, бушуют, мчатся вперед, пока наконец не встанут передо мной в виде нот».

Надо сказать, что Бетховен совершенно определенно высказывался о своем творчестве как о служении «святому» и «божественному» искусству в осознании ограниченности своих сил. Интересна реакция Бетховена на похвалы в связи с исполнением одного из сочинений:

«Меня по этому поводу восхваляли, превозносили и так далее. Чего стоит, однако, все это по сравнению с Величайшим Композитором наверху – наверху – наверху; высочайшим по праву, ибо здесь, внизу, достигается лишь смехотворное подобие».

Он часто пишет, что практически невозможно облечь в звуки то, что он слышит внутри себя, и что ему удается запечатлеть лишь отзвук недосягаемого идеала.

И еще (что хотелось бы особенно отметить) Бетховен неоднократно подчеркивал значение моральной высоты, не ханжеской добродетельности художника, которой, по свидетельству современников, сам он всегда оставался верен.

«Я не знаю иных признаков превосходства, кроме доброты», – говорил он.

«Ни один из моих друзей не должен нуждаться, пока у меня есть на кусок хлеба, если кошелёк мой пуст, я не в силах помочь тотчас же, ну что ж, мне стоит только сесть за стол и взяться за работу, и довольно скоро я помогу ему выбраться из беды».

В письмах и эскизных тетрадях Бетховен никогда не пользовался немецким словом «Gott» (Бог), а писал «Gottheit» (Божество). Забавно, что он мог подписаться: «Ваш во Христе и Аполлоне». Такое античное восприятие божественности музыки ему было присуще. С другой стороны, мы можем найти среди его высказываний и такое: «... в лесу каждое дерево говорит мне – свят, свят!». Думаю, не случайно, на одном из самых известных портретов Бетховен изображен с партитурой «Торжественной мессы» – сочинения, которому он придавал особенное значение, преисполненного гимническим звучанием, прославляющим Бога.

Сейчас вы услышите фрагмент фортепианной сонаты Бетховена. Она передает слушателю тот классический идеал устойчивости, света и торжества красоты, который при всем разнообразии звучания бетховенской музыки редко ее покидал.

Первую часть сонаты до мажор «Аврора» исполнит Елизавета Борисова.

(Звучит музыка.)

«У самого незначительного из творений есть небесные корни»

В заключение нашего концерта прозвучат сочинения Сергея Васильевича Рахманинова, который является для всех, кто знает о его жизни, образцом христианина. Он помогал (это широко известно) бесчисленному количеству людей, в том числе Николаю Карловичу Метнеру, крестным отцом которого был. Расскажу только об одном показательном случае из жизни Метнера, которого обманул импресарио, укравший после американских гастролей весь гонорар Метнера. Сергей Васильевич, узнавший об этом от жены Метнера Анны Михайловны, сказал: «Не беспокойтесь, я вам пришлю эту сумму». А на слова Анны Михайловны, ответившей, что им никогда не расплатиться с таким долгом, возразил: «Вам не о чем беспокоиться, только прошу Вас сделать так, чтобы об этом не узнал Николай».

В одной из книг о Рахманинове собраны разные свидетельства об отношении композитора к Православию. Кто-то говорит, что Рахманинов никогда не принадлежал к Православию. Другой – что не замечал в Сергее Васильевиче проявлений религиозности, никогда не слыхал, чтобы он ходил в церковь, но, однако, прощаясь с детьми, «Рахманинов трогательно крестил их своей большой, красивой рукой».

Сергей Рахманинов

Сергей Рахманинов

Есть еще одно интересное свидетельство. Пишет Чарли Чаплин:

«Перед самой войной я как-то обедал у Горовица. Там были его жена, дочь Тосканини, Рахманинов и Барбиролли. Рахманинов выглядел необычно. В его внешности было что-то монашеское и в то же время эстетское.

Кто-то перевел разговор на религию, и я признался, что я неверующий. Рахманинов быстро вмешался:

– А как может существовать искусство без религии?

На какое-то мгновение я смешался.

– Я думаю, что мы говорим о разных вещах, – сказал я. – Я представляю себе религию как веру в некую догму, а искусство, по-моему, основано больше на чувстве, чем на вере.

– Так же, как и религия, – ответил Рахманинов».

Наш концерт завершится авторской транскрипцией романса «Сирень» для фортепиано в исполнении Елизаветы Борисовой и романсами «Оне отвечали» на стихи Гете в переводе Мея и «Весенние воды» на стихи Тютчева в исполнении Никиты и Елизаветы Борисовых. (Звучит музыка.)

Завершить наш небольшой концерт я бы хотела цитатой из книги Оливье Клемана «Отблески света»:

«У самого незначительного из творений есть небесные корни, Бог говорит с нами во всякой вещи, во всякой вещи звенит Его слово, логос Логоса, у которого есть свой способ участия в свете, так что каждое создание по-своему выражает, самим своим существованием, божественную красоту».

Как и музыка.

Ж.-Ф. Тири:

– Спасибо большое, Татьяна Тимофеевна. Это было прекрасное введение к нашему разговору. Я хочу пригласить Вячеслава сесть рядом со мной. Мне одно жалко: те люди, которые смотрят нашу встречу на ютубе, не могут слышать настоящее звучание музыки, потому что, я уверен, звук передается не так хорошо. Зато нам здесь было просто прекрасно слышно! Я очень благодарен всем артистам, которые помогли нам войти в тему нашей презентации, предвкусить эту красоту. И, может быть, можно сказать, что мы сегодня стали чуть-чуть добрее. Мы хотим передать от издательства «Вольный странник» цветы для наших артистов. Давайте пригласим их сюда! (Выходят артисты.) Спасибо большое!

«Музыка способна объединять многих людей»

– Вячеслав Чворо сейчас с нами. Прекрасно, что ваша книга вдохновила нас на такой вечер. Я очень благодарен, что вы нашли время приехать к нам, поговорить о вашей книге. Вы только что прилетели, это называется «с корабля на бал». И вы сразу же улетаете. Сначала мне бы хотелось немножко с вами познакомиться. Вы – летающий человек, как я понимаю. Мне интересно, чем вы занимаетесь и насколько это перекликается с книгой, которую мы сегодня обсуждаем.

Вячеслав Чворо, автор книги «Вера великих композиторов»:

– Спасибо большое за вопрос. Спасибо, уважаемые друзья, что пришли сегодня. Рад вас видеть. Надеюсь, вы согласитесь: сам факт, что мы собрались здесь и послушали эту прекрасную музыку, уже говорит сам за себя. Это уже стоило того.

Что я могу сказать по поводу себя? Сам я из Кемеровской области, из небольшого города возле Кемерово, который называется Березовский. По образованию я журналист, всю основную часть жизни работал журналистом. В последнее время интересы сместились в сторону финансовой аналитики. Это не имеет отношения к теме нашей сегодняшней встречи. Касательно музыки – я сам немного играю. Вопросы творческого роста, вопросы истории, мировой культуры всегда меня интересовали. Можно сказать, поэтому я и выбрал такую тему.

– Тогда расскажите, что вас подтолкнуло к написанию этой книги, к собранию этих биографий?

– Это была определенная тема. Мы с издательством согласовали эту тему, и я начал работать. Само написание заняло у меня около года. Это стоило того, это было интересно, это открыло многое мне лично. Я надеюсь, что перед читателями откроет тоже.

– Здесь собраны биографии композиторов из Европы, России, Германии, Австрии. Есть из Польши, из Англии. Как вы думаете, музыка вне национальности, вне принадлежности к определенной стране? Каким-то образом она может объединить народы сегодня?

– Ответить на ваш вопрос можно, обратившись к биографии английского композитора Джона Тавенера, нашего современника, который только недавно ушел от нас. Это композитор наших дней, заинтересовавшийся русской культурой после случайного прихода в церковь в Лондоне. Он погрузился в эту традицию, и она стала его стезей. С одной стороны, такой яркий национальный стиль, как русская духовная музыка, и в то же время – композитор мирового уровня, который далек от православной традиции… Он нашел себя в этом, и это помогло ему ответить на многие вопросы. Конечно, музыка способна объединять многих людей.

– Название книги – «Вера великих композиторов». Это же очень сложно – проследить связь между верой человека и его музыкой. Потому что вера – это действительно что-то личное. Как вы проследили эту связь?

– Когда я начинал писать и думал, как будет выглядеть будущая книга, я сразу понял, что художественный стиль, которого многие придерживались, описывая жизнь композиторов, не для меня. Кто я такой, чтобы предполагать, как оно было на самом деле? Единственное, на что я опирался, – это какие-то документы, этапы биографии, свидетельства очевидцев. То, что так или иначе задокументировано. Произведения – это тоже сокровищница, к которой я чуть-чуть прикоснулся. Если после прочтения книги кто-то захочет их послушать, я буду считать, что те усилия, которые я приложил, были не зря.

Если есть талант, то он обязательно прорастет

– Я хотел бы передать слово редактору этой книги. И потом, может быть, у вас будут вопросы.

Ольга Темнова, редактор книги:

– Вячеслав, очень рада вас видеть. Рада познакомиться лично. Вы сейчас сказали, что если кто-то послушает музыку после прочтения книги, то цель достигнута. Я принадлежу к числу тех, кто точно послушал. Не все, но очень многое. Было очень здорово работать над этой книгой и сотрудничать с вами. У меня было такое двухнедельное погружение в Генделя, потом погружение в Баха и так далее. Это было очень здорово. У меня уже дети привыкли, садясь в машину, спрашивать: «Мам, что сегодня слушаем?»

Вы сказали – доступность. Прибегает мой средний ребенок и говорит: «Мама, доклад, доклад! Гендель! Срочно! Где жил? Что написал?» – Я говорю: «Вот, пожалуйста, здесь даже выделены основные вехи жизни». И, прочитав, он потом задал какие-то вопросы. Что самое интересное: он не просто для школьного доклада что-то отметил, но, очень надеемся, что-то запало внутрь. Так что книга – очень полезная.

Еще хотела сказать, что, наверное, большинство из нас – родители. Мне близка детская тема, поэтому я поделюсь мыслью, которая меня посетила. Мы, наверное, думаем, что для того, чтобы ребенок стал музыкантом, нужны специальные условия, и пытаемся их создать. У каждого фантазия на этот счет работает очень хорошо. Но почитаешь биографии великих музыкантов и понимаешь, что не просто специальные условия, а отсутствие вообще каких-либо условий для того, чтобы писать музыку, не помешало, например, Генделю стать композитором. Учитывая, что у него отец и предки были юристами и сам он отучился на юридическом. Но, несмотря ни на что, росточек, который был в нем, вырос. Поэтому нам, родителям, не надо переживать, если нет условий. Если есть талант, то он обязательно прорастет.

Что еще было интересно в этой книге: то, что перед читателями раскрывается душа каждого композитора. Вячеслав приводит отрывки из писем, мысли великих. И ты понимаешь, что, с одной стороны, они жили как мы. Ничего особенного и великого в их жизни не то чтобы не происходило… Происходило, конечно, но реакция была очень часто простой и человеческой. Я даже хочу сказать не это. Ты смотришь на дату, когда тот же Моцарт написал то или иное письмо, и понимаешь, насколько он тогда был еще юн и одновременно – мудр. Этим книга тоже ценна и интересна. Душа композитора раскрывается в его словах, не только в нотах. Так что еще раз благодарю за сотрудничество.

В. Чворо:

– Взаимно, очень приятно было работать.

Что такое духовная музыка?

Ж.-Ф. Тири:

– Цель книги уже достигнута. Вы сегодня послушали музыку благодаря тому, что нас собрал автор. Редактор сказал о том же. Ваша книга была полезна для всей семьи. Может быть, у кого-то есть вопросы, реплики?

Из зала:

– Мне хотелось узнать, каковы критерии христианской музыки? То, что я сейчас услышала, мне показалось обычной классической музыкой. Чем отличается классическая музыка от христианской? Не совсем понятно.

В. Чворо:

– То, что мы слушали, – это достаточно условные параллели. Давайте не забывать про то, что эти люди, начиная с Бетховена и кончая Рахманиновым, были истинные христиане. Если говорить, что такое христианская музыка, то в первую очередь – это музыка вокальная: оратории, пассионы и другие специфические жанры, где раскрывается смысл через текст. Но в то же время это далеко не только вокальная музыка, но и инструментальная. Сонаты того же Моцарта изначально были задуманы для исполнения в храмах, на определенных мероприятиях. Да, они не совсем подходят для того, чтобы их играть в церкви сегодня. Но, опять же, как уже говорили, та же скрипичная соната могла исполняться в церкви во время перерывов между проповедями.

– То есть в самой классической музыке есть что-то, что относит ее к духовной музыке?

О. Темнова:

– Мне кажется, что здесь невозможно дать четкого ответа. У нас есть классическая литература. Она ведь тоже классическая в первую очередь и во вторую – духовная. В том смысле, что она воспитывает душу. Как сказала Татьяна Тимофеевна, слушая музыку, мы становимся лучше. Та музыка, про которую написано в книге, – как раз такая.

Великие музыканты и великие люди

– Я хотела, во-первых, поблагодарить за книгу. У меня две реплики. Первая реплика касается того, что раньше, когда жили герои этой книги, музыка была глубоко интегрирована в жизнь. Во всяком случае, в жизнь просвещенной части общества. И христианство, которым жило в основном общество, было неразделимо с музыкой.

Мы сейчас стараемся, водим детей в музыкальные школы, пытаемся поднять их на какой-то уровень. В этом смысле книга очень ценная, потому что ее читают и дети-старшеклассники, которые учатся в музыкальной школе, и сами учителя. И это опять интегрирует музыку в нашу жизнь. Когда читаешь о людях, ты с ними проживаешь их жизнь. И это ценно!

Хотела спросить: не планировали ли вы включить в книгу биографию Бориса Чайковского? Только когда случилась перестройка, стало известно, что через все безбожные годы он пронес веру в Бога. Будучи педагогом и востребованным композитором (он писал в том числе для кино), в свою музыку он закладывал базовые христианские идеалы.

В. Чворо:

– Спасибо за такое упоминание. Честно говоря, не планировал включать, потому что по большому счету не встречался с биографией этого композитора. Тот советский период замечательно покрывает Свиридов. Его жизнь тоже во многом показательна. Поэтому мы ограничились его биографией.

– У меня небольшой вопрос касательно названия книги: «вера» и «великих». Что значит великие? Это уровень популярности этих композиторов на текущий момент времени? Или есть другие критерии определения?

– На этот вопрос можно порассуждать, конечно. Классика – уже по умолчанию великая, раз она прошла горнило времен, сохранилась до наших дней и пользуется популярностью. Это уже показатель уровня. Не обязательно величия, но уровня. Кроме того, многие герои этой книги (если не все) – действительно великие люди. Великие по тому, сколько они прошли в этой жизни, насколько они были добры к окружающим. Сегодня говорили про Рахманинова, который помогал очень многим людям, в том числе перечислял деньги во время Великой Отечественной войны, будучи в эмиграции, на победу Советского Союза.

Или, например, Римский-Корсаков, который достаточно большую часть своей жизни безвозмездно посвящал тому, что дорабатывал произведения своих почивших друзей, тех, кто просто не мог это сделать. Он безвозмездно помогал им в композиторском деле. Список можно продолжать. С одной стороны, они великие музыканты, с другой стороны – великие люди.

Ж.-Ф. Тири:

– У вас есть какие-то другие издательские планы?

– Пока нет. Идеи есть, но до планов пока рановато.

– Вы еще журналист. Что вы пишете как журналист?

– Сейчас больше работаю как журналист-аналитик в финансовой сфере.

– Вы верующий человек?

– Я крещеный человек. Может, и не настолько глубоко верующий, но в той или иной степени – да.

Чворо Вячеслав. Вера великих композиторов. Вольный Странник, 2022

Чворо Вячеслав. Вера великих композиторов. Вольный Странник, 2022

– Вера композиторов каким-то образом влияет на их творчество. Работа над церковной или нецерковной музыкой приближает их к Богу. А ваша вера каким-то боком влияет на вашу журналистскую деятельность?

– Так или иначе все влияет друг на друга. Здесь вопрос в степени глубины. Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Да, наверное, влияет. Я просто многое не понимаю, еще не способен объективно оценивать.

Ж.-Ф. Тири:

– Жизнь – это путь. Такой путь прошли и те композиторы, они тоже с чего-то начинали… Желаем вам творческих успехов, а также чтобы вера преображала вашу жизнь и жизнь каждого из нас.

Мы напоминаем, что сегодня мы говорили о книге «Вера великих композиторов», которая вышла в издательстве «Вольный странник». Вячеслав Чворо – автор этой книги. Можно только пожелать нам всем слушать побольше хорошей музыки. Спасибо большое, что пришли сегодня вечером! До новых встреч!

Источник: https://pravoslavie.ru/146827.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Церковный календарь на август 2022 года

Календарь церковных праздников в августе богат на события. Православные верующие держат Успенский пост, отмечают три Спаса, День памяти Серафима Саровского и...

Выбор редакции

Список биометрических персональных данных должен быть закрытым, считают в Церкви

Необходимо создать закрытый список биометрических персональных данных и усилить ответственность за утечку этой информации для того, чтобы защитить сведения, в...