Авария и радость: остросюжетная история из жизни

Просмотрено: 64 Отзывы: 0

Авария и радость: остросюжетная история из жизни

Радость приходит неожиданным образом. Подчас тогда и там, где ты ее не ожидаешь

Радость приходит неожиданным образом. Подчас тогда и там, где ты ее не ожидаешь. Вот, допустим, одна женщина, Алла, рассказывала, как она пережила несказанную радость после того, как тонула. Вроде бы обычный водоем. Без запредельных глубин. Но там, где безмятежно купались несколько человек, стал тонуть подросток. Его бросился спасать мужчина. Подросток же в состоянии шока вцепился в спасавшего так, что мужчина сам уже нуждался в помощи. Тогда-то к ним кинулась Алла. Мужчина едва высвободился, тут-то подросток, не очень понимая происходящее, переключился на нее. И вот она уже под водой, не имея надежды на спасение. Мысль о смерти пронзила сознание, она уже почти сдалась, уже захлебывалась – и вдруг почувствовала сильный толчок и очутилась на поверхности воды. Оказывается, мужчина, сумевший высвободиться, поднырнул и вытолкнул их обоих из-под воды. Так они все и спаслись.

Когда ты прикоснулся к смерти и вдруг каким-то чудом этой смерти избежал, жизнь открывается пред тобой с совершенно новой стороны

Но самое главное – это то, что было потом, когда она пришла в себя и новыми глазами посмотрела на мир. Как говорит Алла:

«У меня проснулась такая любовь ко всему живому!!! Мир как будто обновился. Я не рассчитывала его уже увидеть. И теперь он стал для меня таким дорогим и ценным. Я как-то сразу полюбила всех и всё. Я была рада даже мухам, комарам, которые меня кусают, всем неприятностям. Вообще всему. Они были все прекрасны, они жили, прыгали, летали. Они были на этой земле со мной. Я их видела, слышала. А могла уже и не увидеть. Это как у слепого открываются глаза, и он первый раз видит этот мир».

И эти слова ее, это прозрение я готов всецело подтвердить. Когда ты прикоснулся к смерти и вдруг каким-то чудом этой смерти избежал, то жизнь пред тобой открывается с совершенно новой, неизведанной ранее стороны. И это новое восприятие сопровождается удивительной радостью жизни, перед которой блекнут все невзгоды.

Вот какая история приключилась со мной.

***

Наметили мы с женой ехать в Москву, предстояло везти дочку к врачу на консультацию. Накануне в церковном календаре отмечалась память рождества преподобного Сергия Радонежского (3/16 мая). Только вот помнят этот день далеко не везде. Для нас же преподобный Сергий очень дорог, мы и живем недалеко от обители святого.

Увы, день прилагал труды к трудам. И лишь поздно вечером поднялись мы на молебен. В ночном полумраке, при тихом свете лампады, восходила молитва к игумену земли Русской. А после молитвы умиротворенно погрузились в сон. Только вот для меня ночь сопровождалась каким-то странным чувством. Обычно и снов-то никаких нет, да и не стоит придавать им какого-либо значения. Но тут вдруг приснилось, что я умер, расстался с телом. В душе запечатлелось неприятно-страшное ощущение какого-то реального соприкосновения со смертью, душу пронзило острое осознание: «Ты ведь к переходу-то еще не готов». Утром я отметил для себя нечто необычное, но придавать значения тому не стал.

Всё было рассчитано заранее. Во сколько встать, во сколько выезжать, чтобы успеть загодя. Посмотрел в навигатор. Что? Три с половиной часа! Красные линии на экране навигатора беспощадно заполнили маршрут. Можем не успеть! И вот эта-то спешка всё сломала.

Кабы прочитали мы утреннее правило, где в молитвенных воздыханиях ко Господу сказано: «Избави мя от всякия мирския злыя вещи, и диавольского поспешения», то, может, и не стали бы спешить, а доверились Божию водительству. Но какой там. Наспех собравшись и пулей вылетев из дома, погрузились в автомобиль и рванули вперед.

Тем временем небо над нами хмурилось. Словно крутые склоны гор, надвигались суровые тучи, грозя разразиться ливнем. Величественные и строгие, они поражали взор, вселяя в душу ощущение чего-то превышающего тебя, превозмогающего, нисколько тебе не подвластного.

Дождь мог существенно осложнить дорогу. А надо сказать, что больница, в которую мы ехали, была нам крайне важна. Мы очень долго пытались в нее попасть. До этого – месяцы поисков нужного лечения, всевозможные обследования, походы по специалистам, неясность диагноза. И вот наконец-то удалось договориться – мы ехали с дочкой в хороший институт с прекрасными врачами. И когда уже пройден такой длительный предварительный путь, мы могли не успеть, как не успевает на поезд незадачливый пассажир, по своему же неразумию не рассчитавший свое время.

«Ну что же, – подумал я, мельком взглянув на часы и пристегивая ремень безопасности, – ситуация не очень веселая, но пока некритичная, сейчас промчимся по Ярославскому шоссе до поворота на платную трассу, там преодолеем основное расстояние, нырнем в Москву и постараемся успеть». Однако путь внутри самой Москвы грозил непредсказуемыми пробками. И потому спешка возобладала в душе.

Вот трасса, огибающая Сергиев Посад. Вот Ярославское шоссе. Вон за окном автомобиля такие родные нам радонежские леса, освященные молитвами преподобного Сергия, его святых родителей, а затем и его святых учеников. «Вси святии земли Радонежския, молите Бога о нас!» Так мы обычно молились, проезжая эти места. Но на этот раз душа словно не чувствовала красоты Божия мира. Диссонанс с гармонией мироздания выразился в переживании: «успеем – не успеем?». Подобное переживание скрывает в себе заведомо фальшивую мысль, ибо ответом такому переживанию служит известная мудрость: «Не так, как ты хочешь, а как Бог даст». И только тот, кто доверился Богу, обретает покой.

Дождь скоро пошел, но, казалось, не очень сильный. Он то начинался, то переставал, как будто сверху нас окропляли небесным кропилом. Так устроено Богом. «Ибо снегу Он говорит: будь на земле; равно мелкий дождь и большой дождь в Его власти» (Иов. 37: 6). Чтобы поднимались всходы и родились плоды, нужен дождь, даже если это кому-то не очень удобно.

Вот мы свернули на ЦКАД. Впереди простиралась волнистая лента дороги. Автомобильных заторов на платной трассе, кажется, в помине не было. Взору открылись неописуемые красоты просторов. Березовые рощи, хвойные леса… Казалось, море зелени, переливаясь волнами, вдыхает жизнь в беспокойную душу. Холмы и речки готовы были очаровать своей сказочной красотой. Но мы спешили. Спешащий человек не способен созерцать красивое.

Небо продолжало хмуриться. Хмурилась и моя душа. Молитва не шла

Небо продолжало хмуриться. Хмурилась и моя душа. Молитва не шла – едва подымаясь, словно обессиленная птица, она возвращалась туда, откуда только что пыталась взлететь. Слабым туманом стелется слабая молитва по земле, нисколько не возвышаясь над обыденностью.

Как сейчас помню, в какой-то момент появилась странная, весьма неприятная мысль: «Вот понесет автомобиль на эту бетонную ограду посреди дороги, и хлопнемся мы о нее со всего размаха». И тут же второй помысел: «Мысли материализуются». «Что за глупости такие?» – посек я эти мысли третьей мыслью и воздохнул от сердца: «Господи, убереги».

Наконец мы свернули на трассу М-11 «Нева», ту, что ведет к Москве. Что ж, теперь до столицы рукой подать. Дождик мерно хлестал, потихонечку умолкая. Я посмотрел на жену и дочку – они мирно спали. Ну что ж, нам осталось совсем чуточку, проедем вон тот изгиб дороги, затем малость по прямой – и там достигнем Москвы. Там, конечно, в пробочках придется постоять, но по времени мы уже успеваем. Всё складывается вон как хорошо. Приедем, отведем дочку к врачу, всё с ней решится, и спокойно поедем домой…

Но что это? Я не поверил своим глазам: мысли действительно стали материализовываться – автомобиль понесло. Поначалу корпус автомобиля как-то качнуло, и я заметил, что колеса едут вовсе не так, как я держал руль. Попытка выправить движение лишь усилила крен. Более того, автомобиль стало мотать из стороны в сторону с заносом в бока, как будто ехали мы не по асфальту, а по гладкому льду. При этом нас, несущихся на огромной скорости, словно магнитом притягивало к бетонному ограждению слева.

В каком-то смысле наш автомобиль уподобился космическому кораблю, потерявшему управление. Он просто несся на огромной скорости вперед на каменные глыбы-астероиды. И исправить траекторию полета пилот-астронавт был не в состоянии.

В детстве, в отрадную зимнюю пору вы конечно катались на санках с горы. И потому вы можете представить, как мчитесь неудержимо вниз. Захватывает дух, а санки несет неукротимо. И вот представьте, как ваши санки по какой-то не очень понятной ездоку причине вдруг начинают сворачивать с главного курса в сторону. Вы видите приближающуюся снежную глыбу и с замиранием сердца ждете, как вас буквально кинет на нее. Примерно то же самое происходило с нами, за тем лишь исключением, что глыба была не снежная, а бетонная.

«Господи помилуй! Господи помилуй!» – начала молиться жена. И эта молитва одного-единственного человека начала что-то менять

От мотаний корпуса автомобиля проснулись жена и дочка. Испугу их предела не было. «Валера! Валера!» – тихо заголосила жена. «Папа! Папа!» – ей вторила дочка, она даже схватила меня за плечо, пытаясь найти защиту. «Сейчас, подождите», – только успел я вымолвить, пытаясь как-то успокоить их, тем временем пробуя сгладить стремительность наших заносов. «Господи помилуй! Господи помилуй!» – начала молиться жена. И эта молитва одного-единственного человека, как бы накладываясь на общий драматичный фон происходящего, начала что-то менять. Менять поначалу внутри нас, а чуть погодя и вовне.

Но наш «космический корабль» неумолимо летел на «астероиды». Я видел это как в замедленной съемке – до бетонного ограждения оставалось десять метров, пять, полтора…

***

В детстве я очень любил читать Экзюпери. Встреча с «Маленьким принцем» буквально очаровала меня, и время от времени я возвращался и перечитывал это чудное произведение, наполненное искренними рассуждениями автора. К слову, мальчик с далекой планеты общался с пилотом, когда тот потерпел аварию и вынужденно остановился в пустыне Сахаре.

Прошло много лет, и к своему удивлению я узнал, что сам Экзюпери, бесконечно любивший небо и обращавшийся к небу не только в своих произведениях, но и в самой профессии, терпел авиакатастрофы несколько раз. Первый раз в возрасте 23 лет. Отделавшись черепно-мозговой травмой, он был комиссован и вынужденно расстался с военной авиацией. Зато начал писать.

Его мечта о небе не порушилась – он летал на гражданских самолетах. А в 32-летнем возрасте стал летчиком-испытателем и вскоре едва спасся, выпрыгнув из кабины перевернувшегося гидроплана. Через три года Экзюпери разбился на своем самолете в той самой пустыне Сахаре. В непроглядной ночи на скорости 200 км/ч его самолет врезался в пологий склон плоскогорья. Но Антуан, как и его механик, выжили. На четвертый день их, оставшихся без капли воды, спас проходивший мимо бедуин. А через несколько лет еще авария в Гватемале, причинившая серьезные травмы как Экзюпери, так и его механику.

И вот представьте себе, каждый раз Господь сохранял его жизнь. И каждый раз Экзюпери поднимался и шел вперед. В годы Второй мировой войны служил летчиком-разведчиком. Предшествовавшие травмы обернулись тем, что он с трудом надевал на себя летный комбинезон. Но за штурвалом самолета он преображался, покоряя воздушные высоты и черпая вдохновение для своего творчества. Тогда-то он и написал своего «Маленького принца», который превзошел все его прочие произведения. А в 1944 году отправился в очередной разведывательный полет, из которого уже не вернулся.

Что людей пугает больше всего? Неизвестность! Но неизвестность, помноженная на маловерие, производит просто ужасающее действие

Что людей пугает больше всего? Неизвестность! Но неизвестность, помноженная на наше маловерие, производит просто ужасающее действие. Это случается, когда мы забываем, что рядом с нами Господь. Он проведет там, где невозможно пройти, спасет, когда ситуация кажется безысходной. Пусть ты не можешь на что-либо повлиять сам, но ты ведь можешь обратиться к Богу.

Итак, до бетонного ограждения оставалось десять метров, пять, полтора… «Господи, помилуй! Господи помилуй», – продолжала молиться жена. С этой-то краткой молитвой мы и соприкоснулись с бетоном. К моему удивлению, удар оказался не такой сильный. Автомобиль как будто на мгновение замер. Ударившись левой передней частью капота и крылом, автомобиль не перевернулся, как я опасался, но отскочил. Машину повело неудержимо вправо, а затем, словно действием мощнейшего магнита, вновь притянуло к бетону, ударило второй и третий раз. И наконец, описав изогнутую дугу, наш автомобиль мягко уткнулся в ограждение справа и заглох. Все были целы, живы и здоровы.

Я вышел наружу. С чувством провинившегося подростка оглянулся по сторонам. Не досадил ли еще кому? Но никого рядом не было. Бетонное ограждение посреди дороги хранило полное безмолвие. И даже тоненькая металлическая ограда справа от нас не пострадала.

Прошло секунд сорок, подъехал эвакуатор, водитель невозмутимо расставил перед нашим автомобилем оранжевые фишки и спокойно сказал: «Пожалуйста, не ходите по дороге. Сейчас я вас вывезу». Как оказалось, он ехал за нами и видел происходящее. «Нет, подождите, – ответил я, – нам надо оформить ДТП».

Но всё это было, конечно, очень и очень вторично.

***

Та радость жизни, которая родилась после всего случившегося, – она неописуема. Как новое рождение. Как преображение души. Отверзлись очи, и ты увидел мир совсем иным. А может быть, увидел его именно таким, каким он призван быть. Красивым, добрым, жизнерадостным.

Небо освобождалось от туч и радостно улыбалось – показалось солнышко. И в наших душах пробуждалось что-то новое. Проблемы, переживания и спешка растворились словно миражи. И в каждом человеке в этот день – в сотрудниках ГИБДД, деловито оформлявших протокол, в учтивом водителе эвакуатора, да в каждом встречном мы видели что-то непередаваемо светлое.

Что значит наша суета, тревоги, человеческий расчет, страх не успеть и всё тому подобное? То пена морской волны, которая нахлынет и исчезнет, и в этом жизни нет. Рождается спешка не из нехватки времени, а из самообмана. Ведь если Богу угодно, то и при малом времени успеешь сделать многое. Когда же потеряешь рассудительность, то и многое время растратишь зазря.

Покажется парадоксальным, но мы успели к врачу. Мы вообще везде успели, потому что на этот раз перестали спешить

Покажется парадоксальным, но мы успели к врачу. Мы вообще везде успели, потому что на этот раз перестали спешить. Доверились Богу, и Господь устроил всё так, как мы и представить себе не могли.

«Я Господь, Бог твой; держу тебя за правую руку твою, говорю тебе: “не бойся, Я помогаю тебе”» (Ис. 41: 13).

Так обращается к нам наш Небесный Отец. Он ведет нас, надо только вверить себя в Его руки.

«Яко Ты просветиши светильник мой, Господи: Боже мой, просветиши тму мою» (Пс. 17: 29).

Вот живет человек, торопится, сердится на самых близких, выплескивает негатив, но повернется жизнь иной стороной, и вдруг он прозревает, насколько всё, о чем он переживал, было обманчиво. Всю жизнь рядом с ним ходило счастье его, а он и не заметил. И чистая любовь, добро и радость, которые он мог дарить самым родным и близким, всю жизнь заслонялись надуманными проблемами. Счастье, как чистый родник в чистом лесу, рождается в чистом сердце, то есть в душе, свободной от злых и суетливых помыслов.

Жизнь людей – удивительная штука. В ней много всего пересекается. Враг подбрасывает нам искушения. Наше сердце – поле борьбы. Иногда побеждает доброе, а иногда, увы, что-то другое. Но и при всех наших борениях, победах и поражениях над всеми нами остается Божие водительство. Небесный Отец ведет Своих чад, даже когда они пытаются вырваться, думая, что знают сами, как им лучше устроить свою судьбу.

«От лица Твоего судьба моя изыдет, очи мои да видита правоты» (Пс. 16: 2).

Источник: https://pravoslavie.ru/147704.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Церковный календарь на октябрь 2022 года

В октябре немало церковных праздников. День памяти Иоанна Богослова, Покров Пресвятой Богородицы, Луков день. В статье мы собрали информацию о них и о других...

Выбор редакции

Когда ремонт в радость! Истории добровольцев службы помощи «Милосердие»

Благотворительная программа службы помощи «Милосердие» «Ремонту быть» собирает средства на ремонт жилья для людей, оказавшихся в...