«Батюшка, разблагословите!» Приключения священника и его духовного чада

Просмотрено: 273 Отзывы: 0

«Батюшка, разблагословите!» Приключения священника и его духовного чада

Фото: photographer.ru Фото: photographer.ru

– Когда тебя Витек из Симферополя в Алушту повезёт, ты его порасспрашивай, – советовал мне мой друг отец Евгений. – И про монаха, и про вербу, и про то, как курить бросал... Он тебе много разных историй расскажет...

«Поживем ещё...»

Нам с Машей, у которой синдром Дауна, опять дали бесплатные путёвки в Крым. В этот раз я взяла с собой третью дочь – Дуню. А отец Евгений, который на «новых территориях» живет и служит, взялся дистанционно организовать наш трансфер. Походатайствовал перед своим духовным чадом Виктором, чтобы тот нас на вокзале встретил и прямиком в санаторий доставил. Человек этот как раз в Симферополе находился.

Это было очень кстати... Потому что через день Витя собирался к отцу Евгению ехать. А у меня с собой были лекарства для одной его прихожанки. Да и сам батюшка, смущаясь, попросил передать для него из российской столицы «цветочек аленький» – бальзам для бороды... Я, наверное, деревня неезженая, потому что о таком даже не слышала, хотя у меня муж бородатый.

Меня эта его просьба, если честно, очень утешила.

– Раз человек, который под обстрелами, бальзам для бороды просит, а не сборник редких покаянных да заупокойных молитв, к примеру, – рассуждала я по-нашему, по-женски, – значит, поживем ещё...

На самом деле, я очень за них переживаю... А батюшка мне потом серьезно так сказал:

– Иногда хочется простых, маленьких человеческих радостей...

Так что я этот бальзам для бороды как зеницу ока берегла, пока везла.

Другое дело, что я все эти гостинцы благополучно Виктору забыла отдать. Хотя мы по пути, в перерывах между историями, раз пять проговорили, что главное – не забыть... И пришлось ему на следующий день рано утром старшего сына ко мне в Алушту из Симферополя отправлять...

«Туда можно, обратно – никак!»

– Я уже давно заметил, что наш отец Евгений просто так ничего не говорит, – начал Виктор. – Это через него нам оттуда информацию передают.

И он даже отпустил руль и многозначительно показал пальцем в небо.

Нет, батюшка из себя старца не строит. Это я свидетельствую. Но и я не раз видела, что Господь по его простой и «детской» вере многое ему даёт. А через него – и другим. Да и он сам во всем, даже малом, присутствие Божие ищет. И это в нем, наверное, главное. А ещё – любовь к людям.

– Вот, например. Попросил меня как-то отец Евгений его знакомого монаха из наших мест в Крым отвезти, – рассказывал Виктор. – Ему туда срочно надо было попасть. Надо – так надо. Я как раз через два дня тоже в Симферополь ехал по делам. «Благословите, батюшка». – «Бог благословит! Чтобы все у вас получилось». И перекрестил меня так основательно. Чтобы точно получилось.

Но за день до выезда у Виктора все «переигралось». Какие-то производственные проблемы. И пришлось ему поездку в Крым на пару суток отложить.

– Разблагословите меня, батюшка завтра вашего монаха везти, – звонит он отцу Евгению.

Шутит, вроде как.

– Что за «разблагословите» такое? – засмеялся тот. – Нет такого действия в нашей вере. Туда можно, обратно – никак. Я сейчас монаху позвоню, может, он позже с тобой поедет.

Но монаху позже ну никак нельзя было. Сказал, что у него «запасной аэродром есть». И пусть никто не волнуется.

Ну, и ладно. И занялся каждый, ни о чем не волнуясь, своим делом...

Но у Виктора неожиданно обратно все переигралось. Вскочил он в машину и помчался в Крым. В изначально запланированный и батюшкой «благословенный» день.

– Я еще ехал и переживал, что монаха мы вот так случайно «обманули», – вспоминал он. – Но хорошо, хоть «запасной аэродром» у него был. Полпути почти уже проехал, смотрю – человек в подряснике вдоль трассы идёт. Ну, я и подумал, что хоть этого куда-нибудь довезу, доброе дело сделаю. К тому же оказалось, и ему в Крым. Час едем, второй. И тут, слово за слово, я понимаю, что это тот самый монах, которого меня батюшка благословил туда доставить. Его «запасной аэродром» тоже накосячил, как потом выяснилось. Часть дороги он пешком прошёл, часть – на попутках. И вот, за 250 км от наших мест я на него и наткнулся... «А я тот самый человек, кто вас не повёз, – говорю. – Простите!» А он – даже не удивился. Перекрестился только, да: «Слава Богу!» Одно слово – монах.

Виктор тут же позвонил отцу Евгению:

– Батюшка, вы только не смейтесь. Угадайте, кого везу?

– Монаха.

– А вы откуда знаете?

– А я и не знаю. Просто я ж тебе сказал: «Бог благословит! Чтобы все получилось!» Вот все и получилось. А ты: «Разблагословите». Туда можно, обратно – никак.

И посмеялись все втроём.

«Не застряниете! Бог благословит!»

А вот ещё история на эту тему. Только тут уже самого отца Евгения благословили.

Как-то поехали они с Виктором в Курско-Коренную пустынь. В те времена мотаться туда-обратно через границу проблем не составляло. По крайней мере таких, как сейчас.

Помолились они там дня три-четыре, последнюю ночь переночевали и хотели рано утром обратно возвращаться – ещё до литургии. Чтобы на таможне в пробке не стоять. Дома были важные дела.

Но один из местных игуменов пригласил отца Евгения с Виктором на монастырский обед.

– Спаси Господи, спаси Господи! Мы бы рады, – начал отнекиваться батюшка. – Но нам домой надо. Задержимся – на границе застрянем.

– Не застрянете! Бог благословит! – «отрезал» игумен.

И основательно перекрестил отца Евгения. Как когда-то сам батюшка Виктора – в истории с монахом.

– Ну, если на обед надо оставаться, то и литургию послужим, – решили священник с Виктором.

И пошли они в храм...

Тогда, к слову, день памяти святителя Иоанна Шанхайского был, которого батюшка очень почитает.

– Да не волнуйся ты так, – сказал в очередной раз отцу Евгению тот игумен. – Успеешь доехать. Господу молись, святителю Иоанну. Ты как будто не священник.

И опять благословил. А батюшка хоть и хороший священник, я знаю, но тоже человек. Переживал. У него, правда, важные дела были.

Закончилась служба, отобедали, как велено. И отправились в обратный путь. Батюшка рулил, Виктор вслух акафист святому Иоанну Шанхайскому читал. Так до границы и доехали.

А на таможне очереди километровые!

– Как же так, как же так, – запричитал отец Евгений. – Эх, игумен-игумен...

Ну, и стали они уныло тулиться в конец очереди.

– Вы что тут все перегородили?! – накинулся на них пограничник. – Проезжаем-проезжаем!

– Так куда ж проезжать?

– Туда и проезжайте!

Проехали.

И оказались в итоге батюшка с Виктором первыми в очереди. И быстро все прошли

По пути на них другие пограничники и таможенники поругались да поотправляли кто куда. А кто-то – вообще в «обсценном» направлении. И оказались в итоге батюшка с Виктором первыми в очереди. И быстро все прошли.

– Эх, Господи! Прости ты меня, маловерного! – со слезами на глазах сказал отец Евгений.

И за тех, кто их «посылал», особо помолился.

«Ну, точно батюшка помолился»

Кстати, в Курской-Коренной пустыни и история с курением случилась. Я ее частично ещё раньше от отца Евгения знала.

Дымил Витёк много лет как паровоз. Уже и проблемы со здоровьем начались, но уверен он был, что бросить не сможет уже никогда.

– Что человеку невозможно, возможно Богу, – говорил ему отец Евгений. – Помолись, и все получится. И я помолюсь!

– А я, зная, что он просто так не болтает, даже переживать стал, – признавался мне Виктор: «Вы, батюшка, лучше не молитесь, – просил. – А то у меня легкие откажут, и, правда, ‟все получится”». А он: «Ой, ну ты дурной».

А тогда приехали они в пустынь.

– Я в монастыре до этого никогда не был, – рассказывал Виктор. – Вошёл за ворота – обалдел. Новый мир. Благодать – не передать словами. Мы потом, когда обратно уже ехали, я окно машины открыл и мат услышал. Так меня как кувалдой по голове. А раньше – нормально.

– Он хоть меня и просил не молиться, но я молился, – с улыбкой вспоминал отец Евгений. – И Виктор сам молился, наверное. Суть в том, что 3 дня прошло, чувствую, не пахнет от него. «Бросил?» – спрашиваю. – «Да я как-то даже забыл про сигареты», – отвечает. Там такое место, что все плохое, правда, как будто само уходит.

«Бросил?» – спрашиваю. – «Да я как-то даже забыл про сигареты», – отвечает

Но ещё через день – запашок.

– Покурил что ли? – спросил батюшка.

– Даже не знаю. И курил, и нет.

– Это как?

В общем, не выдержал Витя:

– Покурю в самый последний раз. Потом – точно все.

Вышел из монастыря. А там рядом – рынок и ярмарка. Затерялся в народе, достал сигарету из пачки, затянулся.

– И тут меня чуть не вырвало, – рассказывал Виктор и батюшке, и мне, в машине уже, – Кашляю – аж кишки выплевываю. И кажется мне, что вонь такая от сигареты, как будто кто-то в нее вместо табака кизяков напихал. И трещит еще.

Nota bene для рафинированных горожан: кизяк – это высушенный навоз.

– «Ладно, – подумал я. – бракованная». Достал вторую – тот же эффект. Опять чуть не вывернуло. И стреляет как петарда: «Дышь-дыщь-дыдыщ»! Люди на меня косятся, улыбаются. Дурак великовозрастный. Курить не умеет – а туда же. Плюнул я, выбросил пачку и пошел в монастырь. Ну, точно батюшка помолился.

После этого Витя год не курил. К сожалению, потом не сдержался. И бросал уже на Афоне. Но это отдельная история.

«На Меня уповайте и ничего не бойтесь!»

Ну, и напоследок рассказал мне Виктор ещё одну историю. Про вербу.

Вербную эту веточку в 2020-м году Виктор с женой принесли на Вход Господень в Иерусалим в храм к отцу Евгению. Как водится – освящать.

Освятили и дома даже в воду не поставили. А воткнули ее в горшок с живым цветком. Она там благополучно и завяла. Стала в итоге простой сухой палкой. А на сжигание отнести то руки не доходили, то забывали. Так и торчала эта палка в горшке.

В прошлом году аккурат под Вербное воскресение пошла жена Виктора цветок в горшке полить, рядом с которым эта ветка была. Да как закричит мужу:

– Сюда-сюда беги!

Абсолютно сухая палка «котики» дала – вербные почки

Примчался. Абсолютно сухая палка «котики» дала – вербные почки.

Они ее на Вход Господень прямо в горшке в храм к отцу Евгению и принесли освящать. Ещё раз.

Услышав эту историю, я батюшке позвонила за подтверждением.

– Да, так все и было, – сказал он мне. – А главное, что за два месяца до этого как раз известные события начались. Конечно, мы все переживали, боялись, люди же. Что будет, как будет? И будет ли вообще? А тут – такое чудо! Сухая палка жизнь дала. И на Вербное как раз – в свой день. Ну, мы с Виктором и решили, что это нам утешение такое от Господа. Как будто бы говорит Он: «Смотрите, Мне все возможно! На Меня уповайте и ничего не бойтесь». Он же милостив, во всем Себя нам явить хочет, в любой мелочи. Хоть мы и недостойны.

... На самом деле, это ещё не все истории, которые мне Виктор по пути из Симферополя в Алушту рассказал. Но остальные – в следующий раз.

Источник: https://pravoslavie.ru/153373.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на апрель 2024 года

В середине весны верующие начинают готовиться к одному из главных событий для христиан — Воскресению Христову, которое мы привыкли также называть Пасхой....

Выбор редакции

Среда 6-й седмицы Великого Поста 2024. О незлобии

Кто незлобив, тот совершен и богоподобен. Преподобный Антоний Великий Бичевание Христа. Венеция. XIII в. Какое жалкое состояние – платить...