«Будешь оперировать — перекрести стол». Священник спас пациента, когда оперблок закрыли из-за ковида

Просмотрено: 395 Отзывы: 0

«Будешь оперировать — перекрести стол». Священник спас пациента, когда оперблок закрыли из-за ковида
Дачник из деревни под Тверской областью сломал ногу — в нескольких местах, да еще и со смещением. Жена едва довезла его до Конаково, такой сильной была боль. Но из-за эпидемии в местном стационаре закрыли операционный блок, анестезиолога не было. Дорогу до Твери — 90 километров — пациент мог не перенести. Поэтому из храма позвали иерея Виктора Никитенко. Священник более 30 лет работает травматологом и провел операцию блестяще — под местным наркозом.

Об этой истории жена пациента, Наталья Воронина, написала в соцсетях. Она рассказала в Facebook, что из-за травмы стопу ее мужа вывернуло, он буквально позеленел от боли. На счастье, у нее под рукой оказалось обезболивающее — приходилось ставить уколы собаке. Соседи погрузили пострадавшего в машину, довезли до ближайшего населенного пункта. Там едва дождались скорую, чтобы добраться через переправу в Конаково. «Все скорые на коронавирусе задействованы», — писала она. 

В поликлинике в Конаково операционный блок не работал, анестезиолога не было. Медики рекомендовали отправить пациента в Тверь, но это угрожало его жизни и здоровью, вспоминает иерей Виктор Никитенко. Больной бы не перенес дорогу в 90 километров. Он и так страдал от сильной боли. Если объяснить простыми словами, то его кости вышли из своих мест, что привело к деформации голеностопа. Ситуацию осложнил перелом.

— Подобная травма — довольно редкая. Обычно в таких случаях мы используем общий наркоз, однако свои коррективы внесла реорганизация больницы и всей медицины в связи с коронавирусом, — объясняет врач-травматолог. — Ожидать возможности провести наркоз или везти пациента в Тверь было бы опасно. Пришлось оперировать на месте, чтобы не терять драгоценное время. В итоге удалось в условиях поликлиники провести непростую операцию под местной анестезией.  

— Почти в полевых условиях? 

— Не совсем. Полевые условия — это полевые.  В моем распоряжении была оборудованная перевязочная поликлиники, — заключает священник. 

Врачу удалось вправить вывих, совместить кости и наложить гипс. У пациента, который не спал сутки, было сильное мышечное напряжение — это мешало, но все прошло успешно. 

Иерей Виктор Никитенко проработал травматологом 34 года. Большая часть его медицинской практики прошла в Конаковской центральной районной больнице. Здесь он на протяжении 14 лет возглавлял травматологическое отделение, пока не стал священником. 

«У пациентов — кровь и шок, а врачу надо выбрать, кому помочь»

Виктор Никитенко увлекся медициной еще в школе. Хотя врачей среди его близких не было. 

— Я был тогда молодым, наивным, к математике не тянуло, как и к физике, технике. А вот медицина меня заинтересовала, — рассказывает он. — В голове была красивая юношеская картинка: помогать ближним, делать добро. Это хорошие мысли, этим Господь и воспользовался. 

Юноша поступил в Калининский медицинский государственный институт. Когда окончил вуз, вернулся в родной город Конаково. Он прошел интернатуру по хирургии, но работать ему предложили травматологом. 

— В те годы травматология в нашем городе только развивалась. У нас создавался отличный коллектив, в котором я и воспитывался, — вспоминает Виктор Александрович. Он упоминает, что в те годы еще не был крещен, не знал ничего ни о Боге, ни о вере.

Коллеги советовали Виктору Никитенко поступить в клиническую ординатуру. И он поступил в Харьковский институт усовершенствования врачей и работал там два года — оперировал, учился. Он совершенствовался всю жизнь. 

— Работая в санитарной авиации, освоил основы нейрохирургии, поскольку там тоже был недостаток кадров в летнее время. Приходилось летать, оперировал в любых условиях, — рассказывает священник. — Приобрел полезный опыт, вернулся в родную больницу, где и проработал всю остальную жизнь, 34 года, 14 из которых был заведующим отделением. 

Виктор Никитенко до рукоположения

Но в медицинской практике самым трудным оказалось общение с людьми. К врачу они попадают в тот момент, когда им очень тяжело, объясняет Виктор Никитенко. Сложно не только с пациентами, но и с их родственниками. 

Бывает так, что привезут в приемное отделение три-четыре каталки с пострадавшими в ДТП, например. У них открытые переломы, кровь, боль, шок, а тут еще и родственники появляются, — говорит он. — Это и так очень напряженная ситуация для врача, нужно быстро принять правильное решение. Где-то не хватает анестезиологов и медиков разного профиля, поэтому нередко приходится выбирать, кому оказать помощь в первую очередь, кто в ней сильнее нуждается. А родственников не всегда устраивает ваше решение. Пожалуй, это и есть самое трудное в работе хирурга. Близких, конечно, тоже можно понять, у них горе, страх, они не видят ничего и никого, кому также плохо.  

Врач-травматолог отмечает, что в наше время изменилось отношение к профессии медика. В том числе из-за публикаций в СМИ. 

— Когда я только начинал работать, над врачебной ошибкой проводили тщательное расследование. Медики несли ответственность, как и сейчас. Только в наше время бывает так, что журналисты ради хайпа раздувают врачебные ошибки до масштаба сенсации. Конечно, если врач ошибся, нужно разобраться и наказать. Но вопрос, всегда ли нужно это выносить на суд тех, кто не знает всех обстоятельств данного случая? 

Духовник сказал: «Увольняйся. Понадобится помощь — вернешься»

Виктор Никитенко крестился еще в те годы, когда проходил ординатуру. Но знаний о вере у него почти не было. Все изменило знакомство с иеромонахом из Ниловой пустыни.

Старший сын Виктора Александровича записался в хоровую школу мальчиков в Конаково. Ее директором был протоиерей Вадим Махновский, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла в поселке Карачарово. Врач-травматолог часто ездил вместе со школой — в составе делегации нужен был медик. 

В 1993-м хор поехал в Нилову пустынь, которая тогда еще была в руинах. Днем ребята убирали там мусор, вечером священник играл с ними в футбол. Виктор Александрович вспоминает, что мало тогда знал о вере, но уже начинал задумываться — читал книги. 

— Подошел я к одному иеромонаху на исповедь, хоть тогда еще как-то особо и не понимал, что это такое. Разговорились. Он сразу увидел мою неграмотность в плане веры, расспросил и по-отечески дал совет: «Когда будешь оперировать, перекрести операционный стол во имя Отца и Сына и Святого Духа». Это была такая неожиданная помощь!  

— Совет помог? 

— Да. У меня, как у человека, не обращавшегося к Богу, бывали свои затруднения. Так, во время операции нередко я ощущал на себе давление шефа. Знаете, когда над тобой стоит авторитет, это немного мешает. Ты нервничаешь, суетишься. Когда я впервые скромненько, незаметно перекрестил операционное поле, то во время операции я почувствовал огромную благодатную помощь. Мне уже никто не мешал, а операция прошла более чем успешно. Так я начал делать перед каждой операцией, а еще стал посещать храм. 

Иерей Виктор Никитенко вспоминает, что именно в то время он пришел к Богу. «У каждого свой путь, в чем-то похож на другие, чем-то отличается, но он всегда обязательно связан с чудесными явлениями в жизни, с которыми встречается каждый человек», — объясняет он. И считает, что уверенность на операциях ему придала благодать Божья. 

— Бог нас всех любит, и когда люди к Нему обращаются, то Он дает каждому то, что ему необходимо.

Порой человек может и не знать, что ему нужно. Ведь один Господь знает, что нам полезно в данную секунду. Полезно для вечной жизни.

Тогда я этого не знал, но благодать Божью почувствовал и стал этим успешно пользоваться, — говорит он.

Семь лет назад отец Вадим предложил врачу-травматологу окончить семинарию. Так как Виктору Никитенко учиться всегда нравилось, он согласился. Хотя тогда не готовился стать священником. 

— Я учился заочно в Калужской семинарии, при этом оставался заведующим в отделении. Ездил на сессии, слушал лекции, проходил подготовку, сдавал экзамены. Это было очень интересно, — рассказывает отец Виктор. 

Через какое-то время протоиерей Вадим Махновский предложил Виктору Александровичу стать дьяконом в храме святых апостолов Петра и Павла в поселке Карачарово. И врач понимал, что настоятелю прихода нужна помощь — он ведь совмещал служение с работой директора школы, в которой училось 800 мальчиков. Поэтому согласился, оставив работу заведующего отделением в Конаковской ЦРБ.

Протоиерей Вадим Махновский, диакон Виктор Никитенко. Храм Петра и Павла в Карачарово, 2013 год

— Мне пришлось искать замену себе как заведующему, но я остался рядовым врачом в отделении. Это продолжалось пять лет. Я служил дьяконом и одновременно работал врачом-травматологом в стационаре, оперировал, дежурил, — вспоминает он. — И вот два года назад от отца Вадима поступило новое предложение — стать священником. Я понимал, что нужно выполнять волю Божью, а не свою. Уволился из больницы не по личному хотению, а спросил совета у своего духовника. Он тогда мне сказал: «Увольняйся. Но если понадобится твоя врачебная помощь, вернешься».  

Иерей Виктор Никитенко говорит, что после увольнения на сердце у него было спокойно. «Знаете, всегда легко себя ощущать, если ты выполняешь не свою волю, а волю Господа. Порой трудно бывает найти себя, понять, разобраться, но было бы желание», — заключает он.

Отец Виктор был последним, кого рукоположил во священника митрополит Тверской и Каширский Виктор. Это произошло 12 июля 2018 года, в праздник святых апостолов Петра и Павла. А священнический сорокоуст он служил уже при новом митрополите Савве. «Господь сподобил послужить при двух владыках. Очень благодарен за это», — говорит священник.  

Как не выгореть? Стать христианином 

Недавно иерей Виктор Никитенко вернулся в Конаковскую районную больницу, как и говорил его духовник. Из-за болезни одного из коллег в клинике не хватало врачей. Прежде чем дать согласие, священнику нужно было получить благословение митрополита. И владыка его дал. 

— На службе бывает так же тяжело, как и в операционной. Как мне говорил мой заведующий, если какое дело выполнять честно, то всегда трудно, — рассуждает священник. — Везде есть свои сложности, особенности. Если человек отдает всего себя и добросовестно подходит к делу, то легко не будет. 

Возможно, вы удивитесь, но служба в операционной и служба в алтаре похожи и внутренне и даже внешне. Внутренне - ответственностью за свои действия перед Богом и людьми. 

Врачам приходится нелегко, ведь пациент нередко находится на грани жизни и смерти. Медики сталкиваются с людскими бедами ежедневно, рассказывает отец Виктор. При этом нельзя поддаваться эмоциям, врач должен оставаться хладнокровным, чтобы принимать решения. Иногда это трудно. 

— Когда ты, скажем, находишься сутки на дежурстве, а за это время ты принял 5–10 тяжелых больных и человек 20–30 амбулаторных, это очень тяжело. И физически, и морально. Еще записать все надо, с родственниками поговорить. Но когда видишь результат своего труда, становится очень радостно. Когда благодать Божья тебя поддерживает, появляются силы. Сейчас доктора работают в инфекционном госпитале у нас, так за них молюсь, переживаю, — говорит он. 

Порой врачи сталкиваются с выгоранием. Но отец Виктор с ним не знаком, потому что он священник. 

Отец Виктор на богослужении

— Я как-то поделился с отцом Вадимом о том, что мой старший сын хочет быть анестезиологом-реаниматологом. Я ему говорю: «Понимаете, это такая работа непростая! Потому что возникает выгорание. Либо надо ее лет через 10–15 менять». А он засмеялся и добавил: «Или стать христианином», — говорит иерей Виктор Никитенко.

Источник: https://www.pravmir.ru/budesh-operirovat-perekresti-stol-svyashhennik-spas-paczienta-kogda-operblok-zakryli-iz-za-kovida/



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Календарь церковных праздников на сентябрь 2020 года

В сентябре отмечается 78 православных церковных праздников. Церковный календарь информирует о христианских праздниках, посвященных знаменательным событиям из жизни Иисуса Христа и его матери Богородицы Девы Марии, постах и днях памяти различных святых.

Смотреть

Выбор редакции

Приключения во время Чеченской войны. Рассказ отца Олега Стеняева

Во время второй Чеченской войны – это было в 1998–2000-м годах – мы, по благословению священноначалия, на территории Чеченской республики проводили благотворительные и миссионерские программы. Собирали в храмах Москвы детские...