«Для того мы и существуем на этом свете, чтобы делать как можно больше добра». Воспоминания монахинь о преподобном Гаврииле (Ургебадзе)

Просмотрено: 133 Отзывы: 0

«Для того мы и существуем на этом свете, чтобы делать как можно больше добра». Воспоминания монахинь о преподобном Гаврииле (Ургебадзе)

Второго ноября отошел ко Господу преподобный Гавриил (Ургебадзе). Священным Синодом Грузинской Православной Церкви 22 декабря 2012 года преподобный Гавриил был причислен к лику святых. Спустя 2 года после канонизации преподобного Гавриила, его прославили и в Русской Православной Церкви. В этот день предлагаем вниманию читателей воспоминания монахинь, которые лично были знакомы со старцем Гавриилом.

Преподобный Гавриил (Ургебадзе)

Преподобный Гавриил (Ургебадзе)

«Здесь живет прозорливый старец»

Монахиня Фекла (Ониани):

— В 1994-м году приехала я в монастырь Самтавро. Там подвизалась моя подруга. Она подвела меня к башне и тихо сказала: «Здесь живет прозорливый старец». Я подумала, что он, наверное, в прелести.

Через несколько дней монахиня Параскева привела меня к старцу (в это время он не выходил из келлии из-за перелома ноги). Я очень волновалась. Увидев его, поняла сразу, что он знает все обо мне и мне нечего объяснять. Некоторое время все сидели молча. Тишину нарушила монахиня Параскева, спросив, останусь ли я в монастыре. Старец строго велел мне подойти и стать на колени. Я повиновалась, взглянула ему в лицо — и застыла от потрясения: от старца исходило сияние. Он спросил: «Хочешь быть монахиней?» Я с трудом ответила: «Нет».

Я никогда всерьез не задумывалась о монашестве, хотя мне и нравилась монашеская жизнь. Отец Гавриил с горечью покачал головой и сказал: «Земля наполовину стала адом, весь мир горит...». Эти слова навсегда запали в память. Монахиня Параскева повторила свой вопрос. Старец Гавриил долго смотрел на меня и через некоторое время произнес: «Не всегда человеку нужно заранее знать, что с ним случится».

Сейчас я понимаю смысл этих слов. Если бы он тогда сказал мне остаться, я, будучи абсолютно не готовой к монашеству, наверное, на следующий же день убежала бы из монастыря. Он дал мне возможность самой принять решение и самой нести ответственность за сделанный выбор.

Как-то во время ночной молитвы меня одолевали помыслы: «Неужели ты хочешь так прожить всю свою жизнь: вставать в полночь, до утра молиться и потом, не покладая рук трудиться целый день? Ты же молодая и губишь себя, совсем потеряла разум?»

Возвращаясь в келлию после молитвы, я увидела отца Гавриила. Он, рыдая, повторял: «Такая молодая, такая красивая... В полночь вставать, молиться... Так собираешься прожить всю свою жизнь?» Слова старца потрясли меня — ведь он в точности повторил мои помыслы! Только спустя несколько лет я оценила помощь и поддержку отца Гавриила. С тех пор подобные помыслы меня больше не беспокоили.

Однажды после утренней молитвы меня стал одолевать сон, и я направлялась в свою келлию. По дороге встретила старца, который с сияющим лицом спросил: «На послушание бежишь? Ну-ну, беги, беги!» После этих слов желание спать исчезло мгновенно, и я с такой ревностью приступила к послушанию, что целый день не чувствовала усталости.

Отец Гавриил старался избегать человеческой похвалы. Он своими словами, как горящими лампадами, зажигал веру в сердцах заблудших и маловерных, но потом совершал поступки, умаляющие его в глазах других людей.

Старец всегда радовался, когда мы трудились. Однажды он с такой любовью смотрел на нас, что я остановилась, залюбовавшись им. Он поспешно стал махать руками и что-то бормотать, стараясь уничижить себя.

Как-то в монастыре оказался фотограф, который хотел сделать групповой снимок. Старец сидел на маленьком стульчике, а рядом с ним был свободный стул. Я стояла сзади, думая, какое счастье сфотографироваться рядом со старцем. Отец Гавриил повернулся ко мне, указав на свободный стул, и сказал: «Сядь сюда». В тот миг счастливее меня не было человека на свете.

Однажды старцу стало плохо, его рвало кровью. Мы испугались и вызвали врача. Одна монахиня измерила ему давление, оно оказалось очень низким. Я держала его руку, считала пульс и с глубокой верой повторяла: «Отец Гавриил, все будет хорошо, все пройдет!» Он посмотрел на меня так, будто ему и вправду стало легче. Когда приехал врач, отец Гавриил сказал, что чувствует себя хорошо и во врачебной помощи не нуждается.

«Увидишь ближнего в беде, помоги, утешь, помолись о нем от всего сердца, и Господь непременно услышит твою просьбу»

Он всегда учил: «Увидишь ближнего в беде, помоги, утешь, помолись о нем от всего сердца, и Господь непременно услышит твою просьбу. Для того мы и существуем на этом свете, чтобы делать как можно больше добра». Этими словами старец укреплял во мне веру.

Мне нужно было отлучиться по монастырским делам, и я была уверена, что справлюсь быстро. Когда подошла за благословением к старцу, он сказал: «Да благословит тебя Господь своею благодатью». Я поняла: старец разгадал мою горделивую уверенность и напомнил мне, что человек предполагает, а Господь располагает.

В один из дней я привела к старцу свою тетю. В этот день он был очень слаб, но он никогда не отказывался принять посетителя. Приоткрыв с трудом глаза, он благословил ее.

Он сильно скорбел, когда кто-то уходил из монастыря. «С уходом одной монахини монастырь теряет половину благодати», — говорил он.

Прошло время, отца Гавриила нет с нами. Я очень переживала его утрату, сожалела, что ничему не научилась, не ценила старца при жизни должным образом. Но, увидев однажды в его келлии икону, которую я подарила батюшке, я почувствовала утешение и ощутила, что, хотя старца нет с нами телом, душой он никогда не покинет нас.

Нам, обычным смертным, трудно понять, как можно возлюбить Бога так, чтобы увидеть Его образ и подобие в каждом человеке, молиться о спасении того, кто не только не любит тебя, но и издевается над тобой. А старец Гавриил умел любить всех. Благодарю Бога, даровавшего нам такого дивного старца, отца Гавриила, который помог мне стать на тяжелый, но благодатный монашеский путь.

«Вы не поняли моей любви!»

Монахиня Екатерина (Эбралидзе):

— Однажды отец Гавриил позвал меня и благословил написать икону Спасителя. Я отказалась, так как мои знания в иконописи были весьма скудными, но он продолжал настаивать: «Не противься, сестра, сейчас все тебе принесу, и делай то, что скажу». Тон его был столь строгим, что спорить было бесполезно.

Я начала писать икону. Все получалось так быстро, что я никак понять не могла, что происходило. Лик Спасителя показался мне несколько строгим, я сказала об этом старцу. «Ты не волнуйся, икона именно такая, какая мне нужна», — успокоил старец. Возрадовалась душа моя и возблагодарила я Господа моего за то, что позволил мне выразить мою любовь через икону.

По благословению Католикоса-Патриарха Илии II, митрополит Даниил отправился вместе с монахинями монастыря Святой Нины для оказания помощи церкви в Сванетии. Мы вернулись через год. Отец Гавриил возражал против моего повторного отъезда, но в это время к нам в монастырь из Сванетии приехал отец Георгий. Долго продолжалась их беседа со старцем на разные темы, после чего отец Гавриил сказал ему: «Полюбил я тебя, наставник». А меня благословил: «А ты знаешь, кто этот священник? Если бы не болела нога, я и сам бы пошел ему помогать, я беру на себя все твои слабости и благословляю: езжай!»

Старец так усердно молился, что благодать Божия снизошла на Сванетию.

Моя мать, схимонахиня Иоанна, пришла из мира в монастырь после больших испытаний. У нее на ноге была саркома. Дважды подвергалась операции. Врачи потеряли надежду. А мы, родные, уповали лишь на Бога. Хотя отец Гавриил лучше нас ведал о положении моей матери, все же спросил:

— А как твоя мать?

— Смерти не боится, спокойно ждет встречи с ней.

Он закричал:

— Не думаешь ли ты, что ей это сочтется за мученичество? Ты будешь ответственна за нее как дочь. Благословляю сегодня же отправиться к Святейшему и узнать волю Божию.

Патриарх благословил операцию, и консилиум врачей принял решение срочно ампутировать ногу. Схимонахиня Иоанна по Божией милости и молитвами отца Гавриила встретила 2014 год в полном здравии. Она скончалась более чем через год.

Однажды отец Гавриил сидел в монастырском дворе на скамье. В монастырь вошла довольно красивая женщина в брюках, ярко накрашенная, внезапно села ему на колени и, целуя его, стала приговаривать:

— Отец Гавриил, какой ты красивый, как ты мне нравишься, я еще приду к тебе...

Все происходившее казалось настолько невероятным, что мы от растерянности не знали, что делать. Отец Гавриил выглядел окаменевшим, молча смотрел в небо, слушал спокойно ее лепет и потом произнес: «Приходи, Маквала, приходи». Услышав свое имя, женщина спрыгнула, посмотрела на нас удивленно, попятилась и выскочила на улицу.

Мы ждали Маквалу на следующий день. Она действительно пришла, но это уже была женщина, ничего общего не имевшая с той, которая приходила накануне. Она была в черной длинной юбке, с покрытой головой, без косметики, вся в слезах. Она приблизилась к келлии отца Гавриила и начала причитать:

— Отец Гавриил, знаю, что не откроешь мне дверь, знаю, что никогда не увижу тебя, прости мое вчерашнее бесстыдство. Чувствую твою силу, ты воскресил меня из мертвых и возвратил к жизни. Спасибо, спасибо тебе за все.

Это зрелище заставило нас прослезиться. Всем стало ясно, что старец сотворил чудо, исцелив заблудшую женщину

Это трогательное зрелище заставило нас всех прослезиться. Всем стало ясно, что старец сотворил чудо, исцелив заблудшую женщину. Но вот что важно. Перед вторым приходом Маквалы отец Гавриил внезапно встал и ушел в свою келлию. Он предвидел ее приход. А после первой встречи он ушел к себе в келлию и никого не принимал. Коленопреклоненно молился он, проливая слезы перед иконой Божией Матери.

Отец Гавриил не терпел похвал, поэтому, сделав доброе дело, он мгновенно начинал юродствовать. Мы были свидетелями исцеления бесноватого, но отец Гавриил, пытаясь скрыть от нас свой дар, притворился, якобы его одолел лукавый. Но отец Гавриил был таким сильным молитвенником и исполнителем заповедей Божиих, что лукавый не смог бы его одолеть. Он унижался перед нами, представлялся немощным. Тогда мы всё воспринимали так, как он этого хотел. Только спустя годы Господь просветил наш разум, и мы стали убеждаться в его мудрости. К сожалению, тогда мы часто его недопонимали. И он упрекал нас: «Вы не поняли моей любви!»

Преподобный отче Гаврииле, моли Бога о нас!

Источник: https://pravoslavie.ru/157090.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на май 2024 года

В 2024 году в православном календаре на май приходится одно из самых значимых событий для христиан - Светлое Христово Воскресение. Этому празднику предшествует...

Выбор редакции

Епископ Горнокарловацкий Герасим: Мы не имеем права умалчивать о страданиях Украинской Православной Церкви

Открытое письмо поддержки многострадальным собратьям-архипастырям и боголюбивому верному народу Украинской Православной Церкви направил епископ...