"Это же абсурд! Как можно влюбиться в инопланетянина!" — необычная история любви священника и его супруги

Просмотрено: 391 Отзывы: 0

"Это же абсурд! Как можно влюбиться в инопланетянина!" — необычная история любви священника и его супруги

Матушка Лия, супруга иерея Александра Парамонова

Петербург, майские праздники, 2009 год. Мы с тремя подругами решили поехать по святым местам. Все незамужние, поэтому сразу согласились: сначала в Муром, к святым Петру и Февронии. Уже сидели в вагоне с двумя подружками, как позвонила третья и сказала, что сейчас не может к нам присоединиться. Что ж, пришлось ехать втроем. Эта поездка оказалась судьбоносной для всех нас, но об этом чуть позже.

Прошло около двух месяцев. Неожиданно пишет знакомый и приглашает на конференцию в Александро-Невскую лавру со словами: «Приезжает делегация православных иностранцев, нам нужна верующая молодежь, которая говорит по-английски, чтобы поддержать беседу. Можешь прийти?» Я, всю жизнь проучившись в специализированной английской школе в Санкт-Петербурге, мучилась вопросом: «Зачем это делаю?» Знала бы я, когда часами зубрила неправильные глаголы, как повернется жизнь… зубрила бы еще усерднее!


Первое свидание в Санкт-Петербурге, 2009

И вот, вместо того чтобы после работы пойти гулять по прекрасному городу, я иду в зал Александро-Невской лавры — а там никого нет. Только такие же гости, как и я. Я трижды порывалась уйти, но мой знакомый умолял остаться. Только я снова собиралась выйти из зала — вваливается компания шумных американцев.

Конференция прошла безумно скучно: нам так и не дали пообщаться с иностранными гостями. Помню только один забавный момент, на время разрядивший обстановку. Когда каждый из участников представлялся, встал молодой человек необычной внешности и сказал: «Здравствуйте. Я русский, но никто в это не верит».

Он оказался делегатом из Австралии. Кстати, тогда же я заметила, как он подошел к священнику, видимо, своему духовнику, приобнял его за плечи и спросил: «Не нужно ли, батюшка, вам чего-то принести?» Настолько добрый родственный жест, которого я никогда не видела в России по отношению к священнослужителю и который поразил меня до глубины души. Это был Саша.


Первая поездка Лии в Австралию, 2010

Мы с подругой вышли из Лавры, стоим на светофоре. Я оборачиваюсь и вижу рассмешившего меня молодого человека. Хоть сейчас пообщаемся, раз на конференции не получилось! Спрашиваю его: «А что вам успели показать в Петербурге?» Он мне рассказал, что не был нигде, кроме Лавры и пары соборов. «Что, ты не видел разводные мосты? Не поднимался на колокольню Иссакиевского собора? Не гулял по ночному Петербургу? И после этого уезжаешь отсюда? Да это невозможно!»

Неожиданно слышу: «Знаешь, после конференции у меня есть еще неделя до вылета в Австралию. Как раз думаю, где эту неделю провести. Давай я снова приеду в Петербург, и ты мне покажешь город, если сможешь». Я согласилась, но всерьез его слова не восприняла. Он взял у меня мой номер и… пропал. Да я и не думала о нем: в моих глазах он был человеком-инопланетянином с Луны — настолько же далеким и нереальным.


В австралийских православных храмах можно разглядеть кенгуру в орнаменте

Через месяц я получаю сообщение с незнакомого номера: «Привет. Я в Петербурге. Можешь город показать?» Надо же, объявился! Но раз я обещала, значит, должна, а то расскажет у себя, что в Питере православные слово не держат. И я, собрав последние силы после долго рабочего дня, поехала показывать ему город.

Мы гуляли всю ночь. Я вложила всю любовь к городу в эту импровизированную экскурсию. Утром проводила его до метро, и он уехал. Я и не смотрела тогда на него как на потенциального парня, потому что это же абсурд! Как можно влюбиться в инопланетянина?


Обручение в Санкт-Петербурге

Но наше общение продолжилось — через тысячи километров. В махровом 2009 году у меня на ноутбуке не было камеры, поэтому, хоть мы и общались по скайпу, видеть меня Саша не мог. И первым подарком, который он сделал мне, была переносная веб-камера, пришедшая мне по почте из Австралии.

Каждый день мы проводили перед мониторами много времени — иногда по несколько часов. Временная разница у нас немаленькая — 7 часов, поэтому, когда я приходила с работы вечером, у них было уже раннее утро. Он из раза в раз просыпался около четырех утра, чтобы пообщаться со мной. Как сейчас помню это милое изображение на экране: сонный Саша в шарфе и шапке (это была зима, дома у них было холодно) приветствует меня с другого конца земного шара. Самое главное — никакой романтики, нам просто было очень интересно друг с другом.


В день венчания, уже в Австралии

В какой-то момент я узнаю радостную новость: наша знакомая из Курска выходит замуж за молодого человека из Австралии. В этот момент у меня произошел разрыв шаблона: а может, инопланетянин не так нереален, как казалось?

Саша не раз звал меня в Австралию посмотреть страну. Я долго отказывалась, аргументируя это тем, что уже запланировала важную поездку: «Как приеду со Святой Земли, так и решу». По возвращении оттуда я открываю почтовый ящик, и на меня вываливается конверт, в котором — официальное приглашение в Австралию. Я в ступоре, поэтому иду к своему на тот момент духовнику, отцу Григорию Антипенко.

Я-то знаю: он батюшка довольно строгий, если дело касается парней, поэтому уже представила его точный ответ. Рассказываю ему все как есть: и про приглашение, и про то, что почти его не знаю, да я его два раза в жизни видела! А он так просто благословляет: «Ты знаешь, Лия, поезжай». Честно говоря, я даже немножко расстроилась, что придется ехать, а значит, выходить из зоны комфорта.

Новый 2010 год я встретила в Австралии. Он прикладывал все усилия, чтобы показать мне страну. К тому моменту я уже много где побывала в мире, но эта поездка стала самой яркой. Мы почти постоянно гуляли, все время куда-то ехали, смотрели, говорили — и так на протяжении двух недель. Когда я села в самолет, чтобы лететь домой, то проспала в кресле около пятнадцати часов. Улетела я оттуда уже его девушкой.


Пасха - она и в Австралии Пасха

В Питере я сразу рассказала обо всем папе. Мне было 19, когда мама умерла от рака желудка, поэтому самым близким человеком, которому я могла довериться, стал отец. Он отреагировал подозрительно спокойно. У него всегда была аэрофобия, поэтому он подумал: «Австрия… Не так далеко. Если вдруг что, я и на машине доеду». Прошло немало времени, прежде чем Саша приехал в Петербург знакомиться с ним. Когда ошибка вскрылась, у папы началась паника. Его не радовали мои отношения с парнем из такой далекой страны. Но мой дедушка тогда сказал важные для меня слова: «Слушай, а он хороший парень. Ты молодец». Эта фраза помогла мне отбросить последние сомнения.

Я до сих пор не знаю, как Саша это провернул, но официального предложения он мне никогда не делал. Поняла это, только когда мы уже пошли выбирать обручальные кольца. Хотя я не могла бы представить себе, как Саша встает на одно колено. Этого и не предполагалось — самое главное уже давно было сказано.

Венчались мы в Австралии 21 января. В тот же вечер мне позвонила одна из подруг, с которой мы ездили к Петру и Февронии, и рассказала, что сегодня она стала женой. На той свадьбе наша третья подруга познакомилась со своим будущим мужем, а поженились они на следующий год — 21 января. Эти чудесные совпадения мы обнаружили только потом, спустя много лет, но уверены до сих пор: все произошло по молитвам наших любимых муромских святых.

Иерей Александр Парамонов, настоятель храма в честь св. блж. Ксении Петербургской, г. Голд Кост, Австралия

Мои предки эмигрировали в Австралию после революции 1917 года. Вера в семье сохранилась во многом благодаря моей маме — очень набожной женщине. Она же помогла и мне определиться с выбором жизненного пути: не закончив университет, я рванул в Америку, чтобы поступить в Свято-Троицкую семинарию в Нью-Йорке. После окончания учебы вернулся в Австралию, где мне предложили работать регентом в одном из южных штатов. Несмотря на то, что все в моей семье русские, холод я совсем не переношу. Можно сказать, я тропический русский. В семинарское время невольно задумывался над монашеским путем, но довольно быстро понял: монах из меня выйдет так себе.

Однажды мой духовник, отец Гавриил Макаров, предложил поехать в Россию на международный съезд «Содружество православной молодежи». Курский молодежный центр собирал людей из США, Австралии, Германии, Белоруссии и других стран. Большой группой мы путешествовали по святым местам России — так я оказался в Санкт-Петербурге. На конференции я заметил красивую девушку и хотел с ней познакомиться, но после официальной встречи все сразу разошлись. Я решил пойти за ней. Буквально «поймал» на светофоре, но она заговорила первая.

Мы болтали о городе. Энергичная, легкая в общении, верующая. Я сразу заметил, как она красива. Условились с ней, что, если вернусь в Питер, она организует мне экскурсию. С моей стороны это было не только туристическое любопытство — мне хотелось познакомиться с Лией получше. И вот нашелся отличный повод. Я со своей группой вернулся в Курск, но, как только международный форум кончился, взял, как и договорился с Лией, билет и прилетел в Петербург. Она поразительно много знала о своем городе, и это меня впечатлило.

Я не мог задерживаться в России надолго. Но уже тогда точно понял: надо развивать наши отношения на расстоянии. Примерно через полгода пригласил ее в Австралию. Мне хотелось показать свою родину, познакомить ее с моей большой семьей, которая разбросана вдоль всего восточного побережья. Это было прекрасное время, но она должна была улетать обратно. Потом я прилетал к ней в Петербург: мы много катались на велосипедах, Лия постоянно была в поиске интересных мероприятий, выставок, и меня тянула за собой. Я восхищался ее энергией и любознательностью, кипящей в ней жизнью.

Время, когда мы находились на расстоянии, для меня расставило все по местам. Когда мы были не вместе, словно недоставало чего-то важного. Тогда мне стало понятно, что я чувствую, — это была любовь.

Я решил, что сделаю ей предложение в следующий раз, когда приеду в Санкт-Петербург. Так и получилось. Ничего помпезного не было: просто спросил у нее во время разговора, хочет ли она стать моей женой. Я хотел, чтобы она переехала ко мне в Австралию, хотя прекрасно понимал: для нее это будет нелегко. У Лии в Петербурге работа, она была аспиранткой на экономическом факультете — да вся жизнь там. Она согласилась не сразу — но все же согласилась!

Пока я был в Питере, мне сообщили, что у мамы рак желудка — та же болезнь, что была и у мамы Лии. Мы подали кучу документов на оформление визы невесты, но посольство долго тянуло с ответом. Со свадьбой надо было торопиться, чтобы мама успела на ней побывать. Запланировали на январь и теперь просто ждали визу. Мы узнали, что раньше на Руси часть обручения совершалась отдельно от таинства венчания и могла проводиться даже за несколько месяцев до него. Так как все родственники Лии не могли прилететь на свадьбу в Австралию, мы решили обручиться в Санкт-Петербурге.


Отец Александр с австралийскими аборигенами

Несмотря на русский зимний мороз, все прошло замечательно. На обручении собрался весь приход, который знал Лию, все ее друзья и родственники. Друзья Лии по воскресной школе подарили торт, на котором красовался медведь с русским флагом и кенгуру с австралийским — настоящий шедевр!

Кстати, посоветовал устроить венчание зимой владыка Иларион (Капрал), Первоиерарх Русской Православной Церкви Зарубежом, у которого я одно время был келейником. Он же и предложил тогда нас венчать. Но за несколько дней до приезда Лии в Австралию умерла моя мама. Лия в растерянности звонила и не знала, что ей делать, но я попросил ее ни в коем случае не сдавать билеты и прилететь на похороны.


С детьми Анастасией, Ксенией и Соломоном в храме

Мы не понимали, что делать со свадьбой: все забронировано, приглашения разосланы. И тут митрополит Иларион, который был на похоронах, сказал нам: «Мама хотела этой свадьбы. Она ее ждала. Она вас благословила. Почему же вы будете откладывать?» «Значит, не будем», — решили мы.

На ее погребение съехалось около десяти священников с разных приходов Австралии. Вместе с владыкой совершили отпевание, и многие из них остались на венчание.

Венчание было очень необычным. Мой духовник преподнес нам удивительный подарок: он предложил отслужить венчальную литургию. Это длительная древняя служба, в которую «вписано» венчание. Владыка Иларион помог все организовать. У нас получилась очень «духовная» свадьба, без светских увеселений с танцами и алкоголем. Но при этом все прошло замечательно, а если слезы и появлялись, то только от радости.

После свадьбы и венчания мы приехали в Брисбен, где я нес тогда послушание. А что самое интересное и удивительное: Лия так хорошо выучила местные достопримечательности, что сама стала моим тур-гидом по Брисбену! Сейчас у нас трое детей, за спиной почти десять лет брака, а я каждый день не перестаю открывать в ней что-то новое и влюбляться — заново.

Источник: https://foma.ru/jeto-zhe-absurd-kak-mozhno-vljubitsja-v-inoplanetjanina-neobychnaja-istorija-ljubvi-svjashhennika-i-ego-suprugi.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный церковный календарь на июль 2021 года

Июль 2021 года для православных верующих ознаменуется несколькими важными праздниками. Какими? Читайте в нашем материале перечень церковных праздников в июле...

Выбор редакции

День Крещения Руси на Кубани отметят колокольным звоном

28 июля 2021 года, в день памяти святого благоверного князя Владимира, а также памятной даты Дня Крещения Руси, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла...