Как один многодетный православный отец тест ДНК делал

Просмотрено: 138 Отзывы: 0

Как один многодетный православный отец тест ДНК делал

 

С чем только не сталкивалась я за восемнадцать лет моей церковной жизни. Какие только истории не происходили у меня на глазах… Смешные, трагические, удивительные… Чего только не отчебучивали «эти православные»… Но ТАКОЕ я вижу впервые.

Не то чтобы прямо умереть не встать. Бывало и вообще неподвластное человеческому разуму. Однако такого водевиля не было еще ни разу. И, зная героев, для меня это правда «умереть не встать».

С согласия всех участников, включая обалдевшего батюшку, рассказываю, что там у них произошло. Только имена изменю – на всякий случай… Люди же вокруг разные.

***

Короче говоря, у одной моей знакомой «престарелой» семьи недавно случился второй медовый месяц. Престарелыми они сами себя называют. Так что – за что купила, за то и продаю.

Но они и правда не юнцы. Елене (пусть будет в этом рассказе моей тезкой) – пятьдесят один. Мужу Алексею – пятьдесят три. И семеро детей. Шесть девочек и один мальчик. Четырнадцатилетний Иван. Гордость и любовь отца!

Старшая дочь замужем уже, свой сын имеется. Младшей – три с лишним года. Поздний ребенок, родила Лена ее в сорок восемь. «Последыш», как они любят говорить по старой доброй русской традиции.

Они вообще очень традиционные и православные. Сплошной семейный патриархат и типикон. Он – с бородой, она – в платке и юбке в пол. Он – глава семьи, она – помощница.

Каждый угол в квартире – красный, увешанный с потолка до пола иконами. Включая пятый, который время от времени ищут домочадцы, когда отец решает заняться среди них проповедью правильного уклада христианской жизни.

Но последнее не часто и не смертельно – больше на словах. А так это прекрасная, воцерковленная, верующая семья. И все у них всегда было как положено.

Венчание, двое в плоть едину, «брак честен и ложе непорочно», правило утренее-вечернее ежедневное, посты-праздники, службы регулярные, исповедь-причастие… И все это по зову сердца, а не обязаловка или ролевые игры какие. Вера в Бога, конечно же. Семь детей – это вам не шутка, тут без веры никак. Ну, или без денег больших. Последнего, правда, у них не было, но и не бедствовали.

Он работал, она домом и отпрысками занималась. И обоим это очень нравилось. И мне нравилось…

Я люблю у них бывать. Там уютно и тепло. И сама Лена – женщина уютная. Пирожками пахнет. И она, и квартира. Вкусные они, пирожки эти, пальчики оближешь. Она вообще готовит так, как будто каждую минуту ждет гостей. На подоконниках – в больших количествах цветочки в горшках. Когда мать семейства успевает их окучивать – для меня загадка. Дети ухоженные, девочки – с косичками, мальчик – даже чистый и не двоечник. А еще Лена шьет… И я как человек, у которого руки растут оттуда, откуда должны расти ноги (причем обе эти руки – левые), не устаю ей восхищаться.

Чада у них, естественно, воспитываются в сугубо православном духе. Воскресная школа… Никакого Нового года! Сплошное Рождество, Пасха и дни ангелов. И даже гаджеты под определенным ограничением. Больше – книги, рукоделие и хорошее семейное кино.

Мать любима, отец уважаем и обожаем, дети почтительны и счастливы… В общем, идеал православной семьи, как он есть… Даже скучно. Никаких романтических и других, леденящих кровь, потрясений.

***

Но однажды в их жизнь вошел сериал «Женский доктор». Это несколько лет назад было. По крайней мере, Лена уверена, что с него все и началось.

Каюсь, это я виновата. Я посоветовала. Потому что в свое время прочно на него подсела. Не то чтобы смотрела я его постоянно, но во время беременностей увлекалась. И Лене он тоже понравился. Думаю, женщины нас не осудят. Да и мужчины, впрочем, тоже. Особенно в свете всего нижерассказанного.

Посмотрела она, насколько я помню, три сезона. Особенно ей нравился доктор Земцов. Своим трепетным отношением к пациенткам. Многодетным и возрастным.

– Вот бы мне такой попался, – делилась она со мной. – А то как не приду в женскую консультацию, сразу: «Что??? Опять??? Куда вам еще???».

Из-за этой консультации Елена даже не хотела становиться на учет в последнюю свою беременность…

В общем, стыдно ей было.

– Седина в голове, брыли до плеч – а туда же, – сокрушалась она.

И даже хотела дома рожать, подальше от многодетного позора. Но благо Алексей настоял обратиться к врачам, несмотря на свою традиционность. Справедливо рассудив, что в таком возрасте и с таким количеством беременностей лучше перестраховаться. К счастью, их участковая гинеколог, склонная к абортам, к тому времени ушла на заслуженный отдых, и на ее место определили женщину передовых взглядов.

Когда Елена в свой первый прием у нее начала смущенно оправдываться, что вообще не знает, как так получилось (ну да, в седьмую беременность никто еще не знает, каким образом она получается), врач стукнула кулаком по столу:

– О чем вы говорите! Вы молодая, красивая женщина!

Самой ей тоже было под полтинник, она недавно вышла замуж за мужчину лет на двенадцать младше, всячески следила за собой и уверяла пациенток, себя и молодого мужа, что настоящий расцвет и супружеская близость начинаются у женщин после пятидесяти. А до этого – лишь игрушки и детский лепет…

И все прошло хорошо. И Ленина последняя беременность, и роды… И личная жизнь гинеколога, дай ей Бог здоровья.

***

Но вернусь к сериалу…

Алексей ее увлечением сначала был недоволен. Не по-православному матери семейства всякую лабуду смотреть. Лучше бы больше молилась, детьми занималась и пирожки пекла. Или «Притчи» смотрела, в крайнем случае.

Но она своим просмотрам предавалась так, что это никому не мешало. Пока муж и старшие были в школе, младшие в саду или спали в люльке. А она готовила, гладила, убирала и взирала на планшет. Как и я, собственно, делаю.

И муж смирился. А однажды вечером, когда все легли спать, к неописуемой радости Лены предложил посмотреть вместе. Нужно же быть в курсе жизни и увлечений жены. Глава он или нет, в конце-то концов!

И проникся! Хотя старался, конечно, это не показывать. Чай, не святых отцов транслируют. Тоже мне – искусство! Но все же о чадородии. Какая-никакая, но польза. Начал посматривать время от времени с Леной за компанию. Теплые семейные вечера.

Особенно его впечатлила какая-то серия, где говорилось о тесте ДНК. Вроде бы родила женщина не какого-то истинного арийца, как ее муж, а смуглого младенца, да еще на несколько недель раньше, чем поженились. «Ариец», не будь дураком, заподозрил подвох, как передовой и продвинутый, сделал этот ДНК и обличил обманщицу. Ну и дальше – любовь, кровь, страсти в клочья и примирение с прощением. Все – по закону жанра.

– Вот же ж изменщица, блудница безбожная! – возмущался Алексей, комментируя происходящее на экране. – Как только земля таких носит! А он – слюнтяй! Гнать таких жен надобно!

И нервно ходил по комнате.

– Милый, это всего лишь кино, – успокаивала мужа Елена.

– Ну да, – недоверчиво бубнил он…

Посмотрели и забыли…

***

Шло время… Как раз появилась на свет младшая. Не до сериалов стало. Все же возраст. Сильно уставала с ней Елена. Лечь бы поспать лишнюю минуту.

Подросла – в ясли определили. Стало легче. Да и старшие помогали, конечно. Вздохнула наконец… Крылья чахлые свои немного расправила. Но неожиданно грянул тот роковой день!

Тут нужно заметить, что пока Елена крылья расправляла, Алексей, всегда до этого цветущий (а он правда мужчина видный), наоборот чахнуть начал. Подвисал, задумывался, что ему совсем не шло.

Спрашивала жена, в чем дело, муж только отнекивался. Но когда практически увял, все и прояснилось.

Вошел он на кухню поздно вечером, когда дети спали, а Лена посуду мыла, сел с каменным лицом и похоронно умолк.

– Что-то случилось? – заволновалась она. – На работе проблемы?

– Случилось, но не на работе!

– С папой твоим что-то? Он же болеет… Но ты не переживай… Положим в больницу… Вылечим!

– Папе хуже! Но это не проблема…

– Что тогда? Да не молчи ты!..

– Елена! У меня к Вам серьезный разговор! – многозначительно начал Алексей, почему-то обратившись к жене на «Вы». – Это касается нашего с Вами будущего!

«Сам болеет! – Похолодело внутри у Лены. – Рак! Четвертая стадия! Знал, но скрывал! Помирает!..»

– Ничего, и тебя вылечим! – выдавила она сквозь навернувшиеся слезы.

И начала судорожно капать корвалол в стакан. Пятьдесят капель, семьдесят, девяносто…

– Скажите, Елена… Только смотрите мне в глаза… Вы мне изменяете?

Корвалол предательски застрял где-то на полпути к желудку. И удивленно пополз обратно на выход.

– Только смотри мне в глаза! – повторил муж.

Изо всех сил сглатывая, она и так смотрела выпученными глазами на мужа и пыталась вернуть лекарство в первоначальном направлении.

– Н-н-е-е-т! – проглотила Лена наконец.

Чего-чего, а такого поворота она точно не ожидала. Такого поворота и я не ожидала, зная их обоих.

– Хорошо! Поставим вопрос по-другому! Ты мне когда-нибудь изменяла?

Корвалол в пузырьке закончился, пришлось отвечать на сухую.

– Нет, конечно! Когда??? С кем??? С чего ты взял???

– Я долго думал, и у меня все сошлось! Я хочу сделать тест ДНК! Узнать – мой ли сын Ваня. И почему все – девочки, а он – мальчик?!

***

«Женский доктор!» – пронеслось в голове у Елены. – Прав был муж, нечего всякую лабуду смотреть».

И чуть не рассмеялась. Муж ее – не тот человек, который после одного просмотра фильма кинется жену подозревать и ДНК делать. На ментального инвалида он не похож. Он, скорее, из тех, на кого вся надежда, что не все мужики… В общем, адекват.

– Лешенька, ну и шутки у тебя, – улыбнулась Лена. – Ты сериалов пересмотрел?

– Сериалы тоже не с неба берутся – из реальной жизни! Почему сын не похож на других наших дочек и на меня, а? – допытывался мужчина, безжалостно стирая улыбку с ее лица. – И мой ли он? У нас же все девчонки обычно…

«Нет, не шутит…»

Лена лишь развела руками. Но мальчишка действительно у них несколько отличается от девчонок. Сильно, я бы даже сказала. Остальные все чернявенькие, как оба родителя, и как под копирку похожи на отца. А этот – русый и с голубыми глазами. И непонятно в кого.

– Помнишь, ты ездила на встречу одноклассников?! – победоносно изрек муж. – И там был твой бывший.

– Помню…

Это было пятнадцать лет назад…

– Посчитал, старый пень, – подумала Елена.

«Бывший» – это Ленина школьная любовь. Вася, с которым она сидела за одной партой и целовалась на выпускном. Потом не виделась вообще до того упомянутого вечера. После – тоже. И о том поцелуе она имела дурость рассказать Алексею перед их свадьбой. Наивно полагая, что это ее долг. Муж должен знать о жене все! Ну вот он неожиданно и выудил это знание из закромов угасающей памяти…

– Почему Ваня – русый, как тот?

Вася тот, на свою беду, правда был русым. О чем Алексей знал из школьных альбомов жены.

– Можно подумать, Вася один русый, – защищалась Елена.

И с запозданием поняла, что вот этого точно говорить не стоило.

– Тогда кто его отец, если не Василий? – еще больше окаменел Алексей.

И в глазах у него отобразилось все мужское русое население планеты в качестве отцов его младшего сына…

«Лучше бы тормознули только на Василии», – в отчаянии подумала Лена и собрала в кучу остатки самообладания:

– Ты!

– Я тебе не верю!

***

– Господи! Что происходит?! – судорожно пыталась пробиться сознанием Елена сквозь дурман корвалола.

На самом деле, если уж по правде, ее в тот момент терзали очень противоречивые чувства.

С одной стороны, она действительно православная женщина, которая не знала никого, кроме мужа, была оскорблена такими вероломными обвинениями.

Но в душе у нее подрагивало предательское ликование. И это была другая сторона. Дело в том, что давно и окончательно Лена списала себя с альковных счетов. В отличие от той передовой врача-гинеколога – помните?

Наша героиня искренне считала, а главное – чувствовала, что в ее возрасте и с таким количеством детей об амурах пора забыть. Наличие в этом анамнезе церковной жизни вообще делает невозможным даже намек на какой-нибудь адюльтер… Как женщина привлечь она может лишь похоронного агента. Удивительно, что муж ей верен – с ее сединой и центнером веса. Но у православных свои причуды…

А тут поди ж ты. Ревность! Которой у них в семье отродясь не бывало – не до того… «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» Кто бы мог подумать… Муж что, все эти годы жил с мыслью, что Ваня – не его?! Бедный! Жил и молчал?!

В тот миг она сама взглянула и на Алексея, и на себя совсем другими глазами. Как тогда – в молодости. И где-то внутри у нее запорхали забытые бабочки, давно превратившиеся в гусениц…

Елена даже зажмурилась, и вихрь этого романтического маразма уносил ее все дальше от ее вечных подгузников, фартуков, кастрюль, борщей, пирожков, глажки, уборки и даже цветов… Всего того, что все эти годы составляло ее жизнь. А оказалось – вон оно как… Вот ты какая, романтика…

***

– Я буду делать тест ДНК на отцовство, – повторил как отрезал Алексей. – Чтобы узнать правду.

Морок расселся…

– Какую правду?

– Чей сын Ванька! Я все сказал!

И вышел с кухни…

…Следующую часть ночи Елена изучала фотографии своих предков и предков Алексея, чтобы увидеть, на кого из них все же похож Ванечка. Объяснения, почему он уродился мальчиком, у нее не было. Но хотела показать мужу: вот, смотри, в твоего деда! Или в дядьку! Но таковых не было. Даже намеков на какую-то похожесть. Загадки генетики…

– Может, нам его просто подменили в роддоме? – осенило Елену.

Дурной сериал, ворвавшийся в их жизнь, засасывал и ее.

– Леша! Леша! Вставай! – начала она трясти спавшего мужа.

Странно, что он вообще заснул. Но мужчинам это свойственно. В любой непонятной ситуации – спать.

– Нам подменили сына! – продолжала она трясти.

– Не увиливай! Я все про тебя понял! – ответил муж голосом, как из ведра. – Столько лет обмана… Спать иди!

Но Лене не спалось… И холодело все внутри. Она-то знала, что никогда не изменяла мужу. А как ей не быть уверенной? Не амнезия же у нее. Стоп! Может, ее опоили и соблазнили? Но нет… У нее и времени на это не было… Да и не пьет она. Как же она раньше не догадалась!

– Другой! Русый! Не похожий! – роились мысли. – Подменили, как пить дать! Что же делать, что же делать… Надо найти родного ребенка! Ему, наверное, плохо. Его обижают! Все эти годы обижают! Он один! С чужими людьми! А как все объяснить Ванечке и другим детям?.. Точно! Что они близнецы и одного украли… А… Это уже было в каком-то индийском кино… Или у Малахова… И они, наверное, все же разные… А если те родители, у которых их родной сын, захотят забрать Ваньку? Он же их по крови… Нет! Мать не та, что родила, а та, что вырастила! Нельзя отдавать! Родной! Любимый! Ваню надо спрятать! И того найти, забрать и тоже спрятать! ДНК! Все прояснит ДНК! Но что прояснять – подменили!

В голове у Лены все сошлось не хуже, чем у мужа, и она провалилась в тревожный сон… И снились ей многочисленные близнецы разных цветов и рас. И Алексей в виде венецианского мавра Отелло, который пил за любовь с Васей и доктором Земцовым дешевую водку, запивая ее корвалолом.

***

Очнулась она от истошного Ваниного вопля:

– Папа! Что ты делаешь?! Мне же больно!!!

– Бьет! Думает, что не родной! – перепугалась Елена. – Зло срывает!

– Не трогай ребенка! Он ни в чем не виноват!!! – ворвалась она в комнату.

Но Алексей и не думал бить. Пока парень спал беспробудным подростковым сном и не ждал от мироздания никакого подвоха, отец коварно подкрался, чтобы вырвать у него несколько волосинок для теста ДНК. Прочитал, что так оно делается. Но не рассчитал, и теперь у него в руке красовался русый клок.

– Я хотел по голове погладить, – нашелся Алексей. – За обручальное кольцо зацепилось. Прости, мой мальчик…

И посмотрел на него так, как будто навсегда прощался со своей заветной мечтой о сыне…

Парень опять заснул. Детский сон крепок.

…Вы думаете, Алексей сделал этот злосчастный тест, убедился, что сын его, и все успокоилось? Я тоже думала, что сюжет банально сойдет на нет. Но не тут-то было…

Отнес он волосы в какую-то лабораторию и начал ждать. Там вроде недолго – не больше недели.

Но Елена за это время, прочно укоренившись в мысли, что сын подменен, помчалась в тот старый подмосковный роддом, где четырнадцать лет назад появился на свет Ванька. Они тогда там жили. И если дома у них разворачивался шекспировский «Отелло», то там грянул гоголевский «Ревизор».

Дело в том, что в те дни медицинское учреждение как раз трясли проверки после жалобы какой-то свежей роженицы. И весь персонал был на чеку не на шутку.

– Я хочу узнать, возможно ли здесь подменить детей, – взяла Елена с места в карьер, обратившись к какой-то санитарке прямо в приемном.

Она как раз мыла по двадцатому разу пол, чтобы возможным комиссиям было не к чему придраться.

«К нам приехал ревизор! – наверное, подумала бабушка. – Копает!»

– Нет, что вы… Это совершенно невозможно. – Вон Анечка – она все фиксирует.

– А четырнадцать лет назад?

– Нет, ну что вы… Я вот сейчас вам заведующую позову… Аллоу! Настасья Петровна! К вам из… Вы откуда, женщина?

– Из Москвы!

– К вам из столичного Минздрава!

Через несколько минут стильная заведующая уже беседовала с Еленой. Нет, до взяток борзыми щенками, как в упомянутом произведении, конечно, не дошло. Быстро все выяснилось. Но завроддомом оказалась женщиной сердобольной, чего только не повидавшей на своем роддомовском веку. И с чувством юмора. Отнеслась с пониманием, посоветовала дождаться результатов теста и не волноваться:

– Подумаешь – русый. В жизни всякое бывает. У нас вон у таджиков родился рыжий. Папа тоже сначала возмущался. Чуть жену не убил. Акушера зарезать хотел. Аллаха приплел. Потом оказалось – кто-то из предков такой… Вы подождите, все будет хорошо.

И Елена начала ждать… Но переживала, конечно же. И молилась. И даже батюшке старенькому своему открыла их леденящую кровь ситуацию. Плакала.

Тот молча слушал, часто моргал, покашливал и то ли улыбался, то ли судороги его били, теребил свою и так поредевшую за жизнь бородку. Потом лишь произнес:

– Да, силен лукавый… Вот это вас покрутило!

***

И на этом тоже все не закончилось! Позвонили из лаборатории:

– Нужен новый материал. Этот не качественный.

– Точно подменили! – похолодела Елена. – Перепроверяют, чтобы без сомнений!

– Не мой! – окаменел в очередной раз Алексей. – Но хотят убедиться.

– Вот это вас покрутило! – опять повторил батюшка, когда они оба прибежали к нему с криками: «Все пропало!» – Я, конечно, многое повидал, но такое…

…Ну ладно, не буду тянуть. Пересдали. Те первые волосы правда по каким-то причинам не подошли. Ванька, естественно, оказался их сыном. Ну русым, ну мальчиком – ну а что делать? Как говорится, се ля ви.

Пока ждали, Лена так и строила планы, где спрятать Ваньку от его родных родителей и как выкрасть их того ребенка. А муж готовил прощальную речь:

– Коварная! Я верил Вам!

Нет, не так:

– Детей я не брошу! Но между нами все кончено!

Нет:

– Я вас любил, любовь еще, быть может…

Нет, слишком пафосно и не по-православному!

Молча уйти… В монастырь. Нет! В монастырь – изменщицу и стать гордым отцом-одиночкой.

…Короче говоря, через неделю Алексей слезно просил у Елены прощения:

– Вот я старый дурак! Что себе придумал! Прости ты меня! Даже не знаю, как такое и в голову пришло. И тебя измучил, и себя. И батюшку насмешил. О Боге я вообще молчу!

На самом деле, как такое пришло Алексею в голову, вполне объяснимо. «Женского доктора» он тогда правда посмотрел и забыл. Пусть и на время. Он и помыслить не мог, что «жена моя, мать моих детей» способна даже посмотреть налево. Она и не способна.

Зато на многое способна Николавна. Это старушка такая, храмовая их свечница. Персонаж, каких мало. Или много в наших церквях, я точно не знаю.

***

В общем, Николавна всегда была в курсе всего, чего даже отродясь и не бывало. И зорко следила за моралью и нравственностью на подворье, и чтобы «никто не сблуднул». Выбрала себе такую миссию.

– А что это твоя с каким-то мужиком в обнимку? – говорила она какому-нибудь «обманутому» мужу.

– Так это брат ее…

– Ааа… Ну, слава Богу, – разочарованно крестилась Николавна.

Ну и так далее. Пока не добралась до Алексея.

– А что это твоя перед Петровичем хвостом крутит?

– Николавна, это ж Петрович. Чем перед ним можно крутить? – отшутился он. – Ему и в ответ крутануть давно нечем.

Петрович – это их церковный сторож. Хромой, беззубый и при этом улыбчивый дед лет восьмидесяти. Вдовец. Который, хотя и относится к женскому полу с большим трепетом, но как-то больше по-отечески. По голове погладить, о семейных проблемах послушать, утешить, чайком угостить. Ну, приобнять. Как в анекдоте: «Девочки, чем могу…» Вот и все. А что еще? Девятый десяток мужику вообще-то. А Николавну он никогда не любил. Называл «старой кикиморой».

– Ну да, ну да… А Ванька-то как не в тебя…

– В смысле?!

– Ну ты посмотри… Все черные, а он – русый. И ты девок все делаешь, а он – парень. Как бы не было чего…

– Да ладно, Николавна, глупостей не говори…

Но злокозненный червяк сомнения уже медленно полз по направлению к Алексею…

Один раз намекнула Николавна, второй… Потом память услужливо подсунула мужчине ту встречу выпускников с Васей во главе. Затем сунула под нос забытую серию из «Женского доктора»… Потом увидел, как Ленка Петровичу улыбается. Пусть он как мужчина давно уже и неликвид, но кто знает…

Вот и закрутило мужика, как батюшка сказал. Сошлось все как наяву.

Начал подозревать, мучиться. Мужчины, они ж ранимые, это не мы, бабы толстокожие… До этого Ленку свою воспринимал как данность. Любимую, но данность. Которая не денется никуда. А куда ей деться-то? А тут прямо страсти в клочья… Сам себе удивлялся. Другими глазами взглянул, как и Елена, когда ее вихрь маразма уносил.

Ну а дальше вы знаете…

***

…Елена пару дней походила с чувством оскорбленного достоинства, а потом сжалилась. Обнялись, расцеловались. На исповедь-причастие сходили на радость так и не пришедшему в себя батюшке. Николавне торжествующе сунули под нос тест ДНК.

– Ну, слава Богу, – разочаровалась бабуля в очередной раз.

Ну и начали жить-поживать. Но не так, как раньше. Второй медовый месяц начался, говорю же…

Заново друг друга открыли, пусть и таким дурацким способом.

– Ну, надо же жену удивлять, – время от времени оправдывается Алексей.

И влюбленные круги вокруг нее наворачивает. Прямо как тогда – на заре их женихания.

– Мы с тобой, Ленка, еще ого-го! Есть еще порох в пороховницах.

Лена даже побаивается, как бы опять не забеременеть на старости-то лет… Чего не бывает… Кстати, моя знакомая как раз в пятьдесят один и родила как-то… Только первенца.

Даже реснички подкрашивать Лена начала. Что с ней отродясь не бывало. Расцвела поздним цветом женщина. Но это часто бывает. Такая наша песня лебединая. Как будто природа пытается наверстать упущенное перед вечной осенью. Может, не так и не права была та гинеколог? Кто бы мог подумать, что, чтобы женщина себя женщиной почувствовала, ей такие потрясения нужны. Неисповедимы пути Господни!

Но все у них в рамках приличия. Православные же люди, целомудренные.

А так как оба они – с чувством юмора, вот и разрешили мне это все рассказать. И даже у ошалевшего батюшки благословение взяли.

– Рассказывайте, – разрешил он. – А то думают люди, что у нас в храмах тоска смертная и домострой сплошной. И скучнее православных людей нет. Но наши православные – на многое способны! «Сим победиши!»

Источник: https://pravoslavie.ru/146669.html



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Церковные праздники в июне 2022 года

Вознесение Господне, Родительская суббота, а также одно из главных христианских торжеств — Троица. Предлагаем узнать об этих и других церковных...

Выбор редакции

1 июля стартует XVIII Международный конкурс детского творчества «Красота Божьего мира»

1 июля 2022 года стартует XVIII Международный конкурс детского творчества «Красота Божьего мира», посвященный 600-летию со дня обретения мощей...