«Нам стоит поучиться у раненых искренней молитве»

Просмотрено: 217 Отзывы: 0

«Нам стоит поучиться у раненых искренней молитве»

Священник Андрей Калугин из Надыма (Ямало-Ненецкий АО) трижды ездил с миссией в госпитали Донецкой и Луганской республик. Госпитальные священники там очень нужны. О своем служении отец Андрей рассказал «Милосердию.ru».

С выкрашенных в голубой цвет больничных стен краска отлетает кусками, зияют наскоро замазанные проплешины: в здании давно не было ремонта. На придвинутой к стене койке лежит мужчина. Пациент в тяжелом состоянии, его недавно доставили с передовой. На тумбочке у постели икона, над головой висит стяг с изображением Спаса Нерукотворного. Над раненым склонился священник.

«Я просто сидел в реанимации и молился об этом человеке. Когда он пришел в себя и увидел, кто находится рядом, его первыми словами были: «Батюшка, можно мне исповедоваться?», – рассказывает иерей Андрей Калугин. С мая 2023 года он ездит в длительные командировки зону специальной военной операции, чтобы исповедовать и причащать военных, которые проходят лечение в местных госпиталях.

В обычной жизни священник служит в Надыме, всего в 100 километрах от Полярного круга. В будни – на приходе в храме во имя святителя Николая Мирликийского, по выходным – в национальных поселках, в тундре, в стойбищах у ненцев, куда добирается то на вертолете, то на вездеходе. На СВО отец Андрей окормляет 16 госпиталей, некоторые из которых находятся всего в нескольких километрах от линии фронта.

Мы записали рассказ батюшки от первого лица.

«Будет трудно, будет много искушений»

Коллаж. Священническое окормление в госпиталях

«Осенью 2022 года я посещал военные полигоны, на которых проходили подготовку мобилизованные. Мы много общались, вместе молились и разговаривали, и уже тогда я пообещал ребятам, что постараюсь навестить их на СВО.

Через полгода так и случилось: в апреле-мае священники получили возможность поехать в госпитали ЛНР и ДНР, чтобы поддерживать раненых. Я доброволец, на это служение вызвался сам.

До этого в зону специальной военной операции отправлялись в основном батюшки, которые возили гуманитарные грузы или окормляли военных по линии Министерства обороны. Миссия служения госпитальных священников была реализована впервые.

Думаю, в зону военных действий может поехать не всякий священник, только подготовленный – хорошо бы, например, тот, у кого есть опыт больничного и, желательно, тюремного служения, медицинские знания. У меня все это было – в нашей епархии я 10 лет окормлял колонии, шучу, что за это время сам как будто срок отсидел. Перед поездкой дополнительно прошел курс тактической медицины, эти знания потом не раз пригодились..

Но главное, я думаю, сильное личное желание – без него там делать просто нечего. И, конечно, нужно быть готовым эмоционально. Потому что будет трудно и будет много искушений.

«Под окном палаты работали минометы»

Во время первой пробной поездки в апреле-мае 2023 года я успел побывать с другими священниками в госпиталях в Донецке, Марьинке, Макеевке и пообщаться с военными в их расположениях, повидать ребят, которым я это пообещал. Но основное служение было все-таки в госпиталях – там мы навещали раненых мобилизованных, контрактников и тех, кто служит в ЧВК.

В Марьинку нас долго не могли доставить, но потом, с Божьей помощью, все разрешилось. В этом районе шли бои, и даже прямо под окном палаты, в которой я беседовал с ранеными, работали минометы. Каково это? Знаете, в здании мы все-таки были защищены, там есть стены и возможность укрыться. А представляете, как причащать людей в окопе? Как раз в первую поездку этот опыт у меня был – я совершал таинство на линии соприкосновения, и в пяти метрах работал танк.

Там всему быстро учишься. В том числе не вздрагивать от взрывов, чтобы не уронить ненароком Чашу. Вот почему для священников, которые едут в зону СВО, так важен опыт – человек должен не бояться выстрелов и знать, как действовать во внештатных ситуациях. У меня в карманах бронежилета всегда полный набор необходимого: тактические ножницы, турникет (кровоостанавливающий жгут – Ред). Были случаи, когда прямо при мне привозили раненых ребят, и были нужны руки, самая простая помощь, я включался. Священник должен быть ко всему готов.

«Погибших бойцов поминаем по позывным – имена не всегда известны»

Коллаж. Священническое окормление в госпиталях

Две последующие поездки – осенью прошлого и зимой нынешнего года я служил в госпиталях ЛНР. Там сейчас 90% раненых – это бывшие заключенные. Мой опыт служения в колониях здесь очень пригодился. Для меня не секрет их тюремные заморочки, жаргон, и эти люди легко идут со мной на контакт, мы всегда обнимаемся. Мобилизованные и контрактники в этом смысле построже, посдержаннее.

Служение в госпиталях сильно отличается от больничного служения, к которому мы привыкли. В больницах священники чаще сталкиваются с вопросом «Батюшка, за что мне это?». Раненые таких вопросов не задают. Зато могут быть другие, и порой очень провокационные. Часто они не касаются веры, люди просто говорят о том, что их волнует – о боеприпасах, выплатах, о погибших товарищах. Если раненые попали в госпиталь с тех участков фронта, где проходили наиболее ожесточенные бои, обстановка поначалу может быть очень напряженной. Они задают тяжелые вопросы.

Мне помогает начать разговор с самых простых тем: узнать, откуда эти люди родом, расспросить их о семье, о товарищах. И даже епитрахиль помогает – она особенная, сшитая из ткани камуфляжной расцветки с алой окантовкой. По ней ребята сразу понимают, что я свой. Думаю, что канонам это не противоречит, ведь цвет у епитрахили вполне традиционный, зеленый, пусть и с некоторыми нюансами

Первая встреча – это знакомство, и только ко второй встрече можно переходить к обсуждению духовных вопросов, а на третью встречу – проводить таинство. Вот почему я навещаю раненых в госпитале не меньше трех-четырех раз, чтобы успеть обсудить все важные темы и чтобы сблизиться. Я исповедую, причащаю, соборую, совершаю Таинство Крещения. И обязательно служу панихиды – бойцы просят поминать своих погибших товарищей. Часто в записках, которые они подают, только позывные – имен могут просто не знать.

«Это места опасные, линия фронта проходит в пяти километрах»

Коллаж. Священническое окормление в госпиталях

В первую поездку в ДНР мое служение проходило в основном в трех госпиталях. В ЛНР их вначале было четыре, а сейчас – уже 17 госпиталей.

Мы думаем, что госпиталь – это стационарная больница, но на войне госпиталь может быть и палаткой в поле, куда привозят больных. Это может быть любое защищенное здание или подвал в прифронтовых населенных пунктах. Никто точно не скажет, где они располагаются, их нет на картах. Лишь общаясь с медиками и военными, можно узнать, что в том или ином городе, поселке есть раненые, которые ждут священника.

Есть госпиталя эвакуационные, там ребят держат буквально два-три дня, привозят прямо с поля. Это места опасные, там линия фронта проходит в 5 км, а иногда и ближе, и просто так туда священников не посылают, только по согласованию с Синодальным отделом по взаимодействию с вооруженными силами. Мне довелось бывать и там.

Моя третья поездка выпала на Новый год, Рождество и Крещение. К праздникам специально готовился, собирал подарки и гостинцы, и ребята, я знаю, меня очень ждали.

На Рождество удалось послужить молебен в четырех местах, праздник прошел в молитвах и дружеских разговорах. Ночью служить нельзя, поскольку действует комендантский час, поэтому с утра и до вечера 7 января я был в разъездах: поздравлял раненых и бойцов, угощал мандаринами. В этот день мы не говорили о войне – каждый вспоминал о доме, о детстве, о том, как с семьей отмечали праздники.

«Превращаюсь в зверя. Что мне делать?»

Разговоры с ранеными – очень простые, но очень глубокие. В бою может быть чувство озлобленности, мне один боец сказал: «Я превращаюсь в зверя. Что мне делать?». Я отвечаю одно: молиться и просить помощи у Бога – всегда нужно оставаться людьми. Они говорят о грехе, о своих сомнениях, а главное – о будущем. О том, что будет, когда война закончится.

Многих раненых я просил поделиться их опытом молитвы. Знаете, нам всем стоит поучиться у них тому, как искренне стоит молиться. Это молитва от сердца, и Господь помогает. Мне ребята такие чудеса рассказывали: как Божья Матерь их защитила, Николай Угодник помог, когда они шли по минным полям, или в 20 метрах от огневой позиции противника, и все удивлялись – как выжили? По своему опыту я знаю, что там молитва переходит в русло настоящего диалога с Богом. Просишь о самом простом: чтобы были силы и здоровье, чтобы снаряд не прилетел. Просишь: «Господи, дай мне сил найти нужные слова». Война учит людей по-другому общаться с Богом. И такой опыт нам, священникам, очень нужен.

Синодальный отдел по социальному служению и благотворительности приглашает священников в госпитали Донбасса для духовного окормления раненых военнослужащих

Смена служения от 14 дней и больше.
Синодальный отдел по социальному служению и благотворительности предоставляет:
– страхование жизни и здоровья
– транспорт из Москвы до места назначения и обратно
– питание
– размещение
– кураторство 24/7
Для того, чтобы принять участие в миссии, необходимо
– благословение правящего архиерея
– характеристика (для оформления командировочных и страховки)
– сертификат о прохождении курса тактической медицины или курса оказания первой помощи (желательно).
О вашем желании и готовности просим сообщать руководителю направления протоиерею Сергию Кляеву по тел.: +79172022169 или тел. направления помощи раненым +79689343788 (Марина).

Коллажи Татьяны СОКОЛОВОЙ

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/nam-stoit-pouchitsya-u-ranenyh-iskrennej-molitve/



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный календарь на июль 2024 года

В июле в церковном календаре нет ни одного праздника, посвящённого жизни Христа. Но это не значит, что для православных этот месяц менее значим, чем другие. В...

Выбор редакции

Святая Великая княжна Ольга Николаевна Романова (1895–1918)

3/16 ноября 1895 года у Императора Николая II и его супруги Александры Федоровны родилась дочь – Великая княжна Ольга Николаевна. Венценосные родители...