ТОЧКИ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ

Просмотрено: 58 Отзывы: 0

ТОЧКИ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ

Девушка, молоденькая. Пришла договариваться об отпевании ударом умершего отца. Она в недоумении: он умер всего только один день назад, и она еще не осознает тяжесть утраты. Отца она любила, во всяком случае так мне о нем рассказывает. Говорит, что и отец в ней души не чаял. Бедная девочка. Она пришла в храм, рассказывает мне о потере самого ей дорогого человека, а я уставился взглядом на ее грудь и не могу от нее оторваться. Пытаюсь, мне неудобно, но ничего не могу с собой поделать. Потому что во всю ее грудь, ощерясь всеми тридцатью двумя зубами, на меня уставился и разглядывает пустыми глазницами огромный человеческий череп. Отличный трафарет. Белый на черном фоне, исполнен мастерски. Каждый зуб на своем месте, прямо-таки пособие для стоматолога. Меня так и тянет их все пересчитать и составить зубную формулу. Неприкрытое торжество смерти. Спрашиваю девушку: – Ты специально так оделась? Она меня не понимает. Она не обращает внимание на то, что там у нее на груди. В глазах у нее недоумение. – Это у тебя такая траурная майка? По папе? Снова она меня не поняла, и я не стал продолжать эту тему. Уходя из храма, она поворачивается ко мне спиной. И вот это уже не череп, а преогромная кобра в боевой стойке с раздувшимся капюшоном. Покачиваясь в такт шагов молоденькой девочки, она гипнотизирует меня своими маленькими злыми глазками, готовая в любое мгновение покинуть футболку и впиться мне в горло. Уверен, девочка так же, как она не видит череп у себя на груди, не замечает и эту змею, свившую гнездо у нее между лопаток. Бедный ребенок. Она еще не понимает того, что с ней произошло. Еще вчера она была беззаботна и весела. Она имела свой дом и папу, который любил ее больше всего на свете. Пройдет всего несколько дней, и она обнаружит, что отца больше нет и что больше нет привычного ей дома. Смерть, о которой она прежде не задумывалась, обозначит себя в ее жизни как непреодолимая проблема. Однажды она захочет надеть на себя эту расхожую удобную футболку, возьмет ее и увидит то, чего не видела раньше. И тогда поймет заданный ей мною вопрос. Она еще не понимает, что в дом пришла смерть и что больше нет этого привычного ей дома Существует такое устойчивое выражение: «После смерти хозяина дом опустел». Когда-то я воспринимал эту фразу просто как словесную банальщину, привычную уху конфигурацию слов. Бывают ситуации, которые требуют от нас внутреннего сопереживания, душевной рефлексии. Когда нужно что-то сказать, а слова не находятся. Тогда в ход идут заранее припасенные словесные клише. Летом 2016 года в Гродно мы хоронили моего папу. В назначенное время крепкие молодые люди вынесли из квартиры гроб с телом покойного и поставили его на площадку перед входом в подъезд. К тому времени практически все, кто знал его еще по той, прежней нашей жизни, уже отправились в мир иной. Попрощаться подошли всего несколько старушек. Все стояли, смотрели на усопшего и молчали. От группы похоронщиков отделился один, видимо распорядитель, одетый, как и остальные, в белую рубашку и черные брюки. Распорядитель, сделав скорбное лицо, хорошо поставленным голосом начал: «Дорогие друзья, сегодня мы с грустью прощаемся с нашим дорогим…» – он поискал глазами табличку с именем усопшего, но не увидел, поскольку крест был повернут другой стороной. Тогда он обратился к кому-то из своих помощников: «Имя мне подскажите». Ему сказали. Распорядитель продолжил: «Да, с нашим дорогим… – он замолчал, потому что снова забыл имя покойника, но переспрашивать больше не стал, махнул рукой и сказал: – короче, вы его знаете. Это был во всех отношениях человек достойный…». Он и дальше бы говорил, но я подошел, коснулся его плеча и попросил: «Пожалуйста, не надо. Давайте просто помолчим». Так что из привычной банальщины вполне себе можно составить целую речь, вложить ее в уста дежурного тамады, главное – произнести ее в подходящей ситуации и с соответствующей интонацией. Например, на свадьбе: «Дай Бог вам всего!» Или на похоронах: «Нам будет тебя не хватать». Провожая человека на пенсию: «Не надо списывать себя со счетов. Коллективу еще понадобится ваш бесценный опыт». Повторюсь, главное – не перепутать интонацию. Это принципиально. Через месяц после похорон отца мне позвонила сестра и сказала: – Ты знаешь, у меня такое ощущение, что дом опустел. Ушел отец – и вместе с ним из дома ушел дух. Мама отказывается переезжать ко мне, продолжает оставаться в старой квартире, а я все равно чувствую, что дом опустел. Спустя два года мама тоже умерла. Я приезжал на похороны, оставаясь ночевать один в пустой квартире. Дом, полный вещей, а хозяев нет. И ничего из этих вещей мне не нужно. Я забрал фотографии, ворох юбилейных медалей, что-то из книг, мои письма родителям, собранные кучкой и перевязанные веревочкой. Пожалуй, и все. Мама не носила украшений, поэтому мне даже нечего было после нее привезти на память своим внучкам. Квартиру стали готовить к продаже. Сестра раздала родительские вещи, главное – удалось пристроить библиотеку. У нас в доме были хорошие книги. Прошло чуть более полугода после маминой кончины, и снится мне сон. Будто я приехал навестить родителей. А приехал очень рано, на улице чуть ли не пять часов утра. Поднимаюсь на второй этаж, открываю дверь, а папа меня уже встречает. И без всяких предварительных приветствий начинает вручать мне узлы с упакованными в них вещами. «Надо спешить. Бери, бери, сынок, и уходи. Всё, дома больше нет». Отец выпроваживает меня и закрывает дверь перед самым моим носом. С узлами в руках я остаюсь стоять на лестничной площадке. На следующий день мне позвонила сестра и сказала, что вчера оформили договор купли-продажи на родительскую квартиру. Потом я еще приезжал в Гродно к сестре, но ни разу не съездил хотя бы просто со стороны посмотреть на некогда бывший наш дом. Почувствовал, что мне это не нужно. Я не тоскую по камням. Зато на кладбище бывал чуть ли не каждый день. Перед вечерней службой мне позвонил один мой знакомый. Вместе с женой они приехали в отпуск к нам в поселок навестить его родителей. Позвонил и, явно волнуясь, попросил о встрече. Он приехал в храм и рассказал о приключившейся с ним истории, поразившей его до глубины души. Пятнадцать лет назад их семью постигло несчастье. Летним днем бабушка – она жила у нас в поселке – вышла из дому по своим делам. Человек пожилой, но на здоровье она не жаловалась. По дороге бабушка попала под дождь и спряталась под навесом рядом со входом в подъезд. Ливень закончился. Она вышла из-под укрытия и отправилась дальше. Вдруг, почувствовав себя плохо, человек теряет сознание и падает прямо в лужу. При этом ее видят случайные прохожие, к ней подбегают и пытаются помочь, но смерть наступила мгновенно. Первой в морг приехала двадцатилетняя внучка. Она опознала бабушку, и там же ей отдали бабушкины вещи, среди которых были две серебряные сережки. Обыкновенные сережки в форме листочков, украшенных незатейливым узором. Бабушке эти сережки очень нравились и были ей, что говорится, к лицу. Внучке они тоже нравились, и бабушка шутила, что завещает ей эти сережки после своей смерти. И вот два серебряных листочка лежат у нее на ладони. По сути теперь это единственное, что материально продолжает связывать ее с бабушкой. Конечно, остаются фотографии, но с этими сережками дорогой сердцу человек не расставался никогда, а сейчас она ушла в вечность. Два серебряных листочка лежат на ладони – единственное, что материально еще связывает ее с бабушкой В то же время сережки в ее руке напоминают девушке о смерти и будут напоминать о ней всегда. Она сама еще совсем молода, и ей не время задумываться о таких грустных вещах. Девушка боится смерти. В ее сердце две мысли, два чувства: любовь к бабушке и страх смерти. Два этих чувства боролись в ней все время и продолжали бороться до последней минуты. Страх победил. Во время похорон, уже когда закапывали гроб, она достала сережки из пакетика и каждую по отдельности бросила в могилу. С того дня минуло уже пятнадцать лет. Это много. Если что и осталось от бабушки с того времени, когда они с внучкой дружили и любили друг дружку беззаветно, так это бабушкина могилка. Больше ничего и не осталось. Тогда девушка и вспомнила о тех сережках, что когда-то, поддавшись минутной слабости, закопала в могиле. Вспоминала она о них всякий раз, приходя проведать бабушку на кладбище, а этой весной рассказала о своих чувствах брату, приехавшему с семьей погостить на родине. Брат и его жена выбрали время и пошли на кладбище приводить в порядок после зимы могилки родных, готовясь к светлому Христову Воскресению. С того времени, как бабушка упокоилась, оба – и брат, и сестра – пришли к вере. Сперва сестра, а два года назад уже и брат вместе с женой. Отпуск у них заканчивался. В воскресенье им уезжать, а в пятницу они надумали идти убираться. Бабушкино место в низинке. Могилка проваливалась, пришлось несколько раз привозить и досыпать песок. Дважды меняли памятник, сперва клали, потом убирали плитку. Короче, работы велись постоянно. В этот раз брат с женой, как обычно, убрав прошлогоднюю траву, добрались до грунта и принялись вырывать корешки. В этот момент женщина и увидела среди сухих корней что-то маленькое и блестящее, похожее на металлическую пуговицу или запонку. – Ой, посмотри, что я нашла, – обратилась она к мужу, – похоже, сережка. Он взял из рук жены протянутую ему серебряную сережку, маленькую, похожую на листик березы с простеньким цветочным узором на нем. – Бабушкина, – выдохнул брат. – Ты бы знала, сколько здесь всего было переделано. Клали плитку, убирали плитку, привозили песок, увозили песок. Заливали фундамент под памятник, потом его ломали и устанавливали другой. А в результате вот эта крошечная серебряная капелька лежит на самом верху и ждет, когда мы придем и ее найдем. Жаль, что только одна. Но сестра обрадуется даже ей одной. «Бабушкина сережка! – выдохнул он. – Лежит на могилке и ждет, когда мы найдем ее» Воодушевленные находкой, мечтая найти вторую сережку, они продолжили убираться. Прошло всего несколько минут, и уже мужчина, перебирая рукой взрыхленную землю, нащупал твердый комочек глины, раздавил его пальцами – и вот у него на ладони вторая бабушкина сережка. Не рассказывая сестре о находке и желая сделать ей сюрприз, брат принес обе сережки домой, до блеска начистил их зубным порошком и набрал мой номер телефона. – Завтра мы служим Литургию. Приноси их в храм. Освятим, тогда ты и подаришь их своей сестре, – сказал я. Так мы и поступили. А через два дня я позвонил ему уже в Мурманск: – Интересно, как сестра отреагировала на твой подарок? – Конечно, сам факт находки ее потряс. А потом она спросила: «Что с ними делать? Носить их я все равно не смогу». Я сказал: «Тогда положи их рядом с иконами. Увидишь сережки, вспомнишь бабушку и помолишься о ней». Она предложила: «Хорошо. Но давай их разделим: одну сережку я оставлю себе, а другую ты заберешь с собой. И у каждого из нас будет возможность прикоснуться к вещице, которую любил носить дорогой нам обоим человек. Сережки связывают нас с нашей бабушкой. А ее любовь соединяет и нас с тобой».

Священник Александр Дьяченко



Добавить отзыв

Введите код, указанный на картинке
Отзывы

Церковный календарь

Афиша

Православный церковный календарь на август 2021 года

Августовский церковный календарь богат праздниками. Во второй половине месяца православный календарь предполагает двухнедельный строгий пост. Он...

Выбор редакции

В России может появится День отца

Инициатива поступила от уполномоченного при президенте по правам ребенка Анны Кузнецовой. Предложение поддержали в министерстве. Выступала с этой инициативой и...